Евгениальность

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

научного руководителя этнографической экспедиции № 386 «Запустевшая Русь» с приложениями № 1, № 2

(Оригинал — Брюссель, копия — Мумбаи, Шанхай)

В рамках годового отчета имею сообщить следующее.

Полувековую деятельность евразийских филиалов Глобального НИИ прикладной евгеники можно признать удовлетворительной. Территория, подлежащая мониторингу, в данный момент окончательно заселена кочевыми племенами и подвижными группами собирателей, охотников и рыболовов.

Другие книги автора Сергей Михайлович Шведов

Книга «Ещё Рано Объявлять Тревогу» Сергея Михайловича Шведова не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Встречающиеся истории, аргументы и факты достаточно убедительны, а рассуждения вынуждают задуматься и увлекают. Возникает желание посмотреть на себя, сопоставить себя с описываемыми событиями и ситуациями, охватить себя другим охватом — во всю даль и ширь души. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. Казалось бы, столь частые отвлеченные сцены, можно было бы исключить из текста, однако без них, остроумные замечания не были бы столь уместными и сатирическими. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Не смотря на изумительную и своеобразную композицию, развязка потрясающе проста и гениальна, с проблесками исключительной поэтической силы. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются. «Ещё Рано Объявлять Тревогу» Сергея Михайловича Шведова можно читать неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

Когда удалось вызволить из завала занемевшие ноги, он понял, что заново родился — гангрены удалось избежать. Генерал трижды перекрестился и прошептал: "Господи Иисусе Христе, милостив буди мне, грешному". Нет омертвевших тканей. Он сможет ходить, как только заживут ушибы и ссадины. Адской боли в костях при попытке стать на ноги или взять что-либо в руки не было. Обошлось и без переломов. Остальное заживёт как на собаке. В ушах всё ещё звенело, но пальцы перестали трястись. И икры больше не сводила судорога…

Дед опустил ружьё — негоже стрелять, не видя добычи.

— Выходи, кто там прячется в кустах!

Снова затрещали сухие ветки. Дед взвёл курки на ружье, но стрелять не довелось. Чужак поднял руки и улыбнулся:

— Доброго здоровья, дед!

— Сам будь здрав! Скольких за собой привёл?

— Надеюсь, никого.

— Как сюда попал?

— Шёл, понимаешь, шёл себе и…

— Шёл, ну и иди себе дальше.

— Негоже так со странником. Гость в дом — бог в дом.

Келарь вломился прямо вот так с грязными сапожищами в чистенькую келейку отца игумена:

— Пал Вавилон!

— Чего орешь–то? Как это пал?

Отец игумен совершал дотрапезно свои сто земных коленопреклонений перед святыми ликами, чем очень гордился, — семьдесят пять лет как никак у него за плечами, а не берестяной короб.

— Пал, пал Вавилон, великая блудница! — загремел ключами на поясе келарь, по–медвежьи переминаясь с ноги на ногу. — Древлеправославным некого больше бояться.

— Пане пулковнику, дозвольте обратиться! — щёлкнул каблуками подхорунжий. — Расшифровка последних разведданных, прошу пана.

Он бросил на стол стопку распечаток.

Полковник Иван Алексеевич Ройтшванц недовольно поморщился. Он не любил выскочек из сверхсрочников, женатых на генеральских племянницах.

— Мне надо срочно ехать в штаб округа. Коротко, обрисуй в двух словах, что там стряслось.

— Заблудился разведывательный беспилотник бельгийцев в секторе NZ27. Снял на 72-й параллели обширные поселения из москальских изб.

Это был куб — просто белый куб идеальной формы. Ни одного архитектурного украшения на фасаде. Даже в окнах здания были вставлены стекла молочного цвета. Стена смотрелась с улицы сплошной белой панелью.

Я с недоумением еще раз взглянул на визитною карточку. Нет, все правильно — адрес совпадает. Просто мне трудно представить, что столь респектабельный господин, вчера настойчиво упросивший меня заглянуть к нему в офис в рабочее время, согласится обитать в каком–то пакгаузе или транспортном терминале, чем представлялось мне это здание.

— Покажите — где? Не вижу.

— Да вот же как на ладони, экселенц!

— Дайте увеличение… Ага. Теперь вижу.

Очень трудно визуализировать материальные миры. Любой транслятор искажает изображение порой до полного несовпадения с реальным объектом. На этот раз картина звёздного неба получилась достаточно чёткой и выверенной, с реальной проекцией четырёхмерного пространства для многомерного восприятия эфирных сущностей, собравшихся перед незримым для остальных существ экраном.

Это была прежде явочная квартира КГБ. Уютная, чистенькая кладовка или же потайной кабинетик для завхоза, где можно было бы отдохнуть и расслабиться вне неусыпного начальственного ока в компании с приятной и всё познавшей докторшей уютного возраста или небрыкливой девчонкой–санитаркой. Такие рекреационные помещения устраивает себе мелкое начальство почти в каждом учреждении или на предприятия. У крупного руководства имеется официальная комната отдыха с кожаным диваном сразу же за властным кабинетом. Но это стерильное помещение больше напоминало секретную лабораторию, куда даже уборщиц направляют после оформления специального допуска номер один после проверки на лояльность их родственников до третьего колена. Большой письменный стол был уставлен компьютерной техникой. Врач, как и положено по инструкции, отвернулся, пока мнимый больной прятал в сейф секретные бумаги.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Ох, не уверен, что всё у меня в этом произведении написалось как хотелось. Как не мягко пытался обойти национальный вопрос, а всё равно как-то слишком жёстко получилось. Да и некоторые ситуации пожалуй были чрез меру экспрессивны. Вечно меня не в ту степь тянет.

   Надеюсь многие понимают, что на самом деле никаких войн с Китаем не предвидится, да ещё в столь ближнем (уже прошлом).

   По сути это всё просто сказка с парой мыслей, о которых всё же стоит задуматься. Только задуматься стоит в довольно мирном русле.

Елена Некрасова — автор пяти книг прозы, финалист премии «Русский Букер» (роман «Щукинск и города»), художник, режиссер-документалист.

Тихую и размеренную жизнь русской деревни нарушает приезд двух братьев маленького роста. Необычный вид чужаков настораживает местных. Но еще больше они удивились бы, узнав, что в телах «лилипутов» скрываются аты — представители древней цивилизации, обладающие сверхъестественными способностями. Аты — наблюдатели, им запрещено вмешиваться в жизнь людей. И правильно: не сдержавшись, герои инициируют события, которые уже не в силах контролировать…

Чувствуете смятение в душе? Желаете познать бога, но не верите ни одной религии? Тогда добро пожаловать в агентство «Веруй»! Там лучшие специалисты, за умеренную плату, разработают личную, эксклюзивную религию с учётом всех ваших пожеланий!

Рассказ написан для конкурса «РБЖ Азимут», тема — «Верую, ибо абсурдно. Религия будущего». Рассказ занял 10-е место. Позже был озвучен в проекте «ПослеSLовие».

…Как все соотечественники, за новостями герой рассказа следил, чтобы не пропустить очередного запрета, принятого Верховным Собранием. Запреты издавались с потрясающей регулярностью, причем частота увеличивалась логарифмически. Что же нужно делать, чтобы горнолыжником проскочить по жизни через узкие воротики, остающиеся от вездесущих, плодящихся, как тараканы, табу?

«— Прям как в басне: „в товарищах согласья нет“. От того и все наши беды — от несогласных!..Пора от этой беды избавляться радикально. И вот каким образом. Я, государь император, высочайшим указом повелеваю убрать из языка слог „не“! Вашего одобрения не спрашиваю, потому как иначе опять бардак начнется. Так, чисто, рассказал вам, чтоб вы в курсе были. Все свободны».

Две странным образом взаимосвязанные истории становления коммунистического и капиталистического общества во всём мире сквозь размышления, сомнения, ошибки и любовь.

Я бью в бубен, пою звуки, звуки превращаются в слова, слова – в песню, песня – в судьбу…

Рассказ вошел в антологию «Последняя песня Земли».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

фантастическая быль

1

И надо же было так проколоться моему православному прадеду с чересчур говорящей фамилией Энгельгардт, чтобы венчаться в православном храме с православной же Верой Михайловной Энгель! Все бы ничего, но через двадцать лет хозяевами на нашу землю пришли немецко-фашистские оккупанты. И первым делом повсюду расклеили листовки, мол, обыватели с хоть ничтожной каплей немецкой крови имеют (хвала новому порядку!) право получать от немецких властей спецпаек — бутылку постного масла, килограмм муки, три вида круп, кило сахару и что-то еще из мыла и прочих примитивных моющих средств типа кальцинированной соды и еще что-то вроде кулечка леденцов в месяц.

Арташес Симонянц, следователь по особо важным делам министерства глобальной безопасности, в тот знаменательный вечер вдрызг напился… по приказу руководства. И пил целую неделю без просыпа, пока однажды утром шеф не крякнул удовлетворенно:

— Ну вот, теперь твоя физиономия приблизилась к облику бомжа категории «бич» — бывший интеллигентный человек.

Арташес глянул на босса мутным взглядом похмельного страдальца. Генерал открыл бар, замаскированный под библиотеку с классической литературой, старательно нацедил капитану полстаканчика.

Для вас в моей исповеди ничего не разбери-поймешь, но умоляю запомнить все слово в слово. И передать потом мои слова первому же остолопу из большого города, какого только встретите. Мои руки не слушаются, я не могу составить послания потомкам на бумаге, которой к тому же у меня нет. И даже если бы у меня сохранился диктофон с несдохшими батарейками, я все равно не смог бы переключать кнопки — гангрена съела пальцы. Поэтому слушайте внимательно и запоминайте, чтобы пересказать другим…

Небо тебе поможет — это история жизни вне сцены, одной очень впечатлительной девочки, которая мечтает умереть в столетнем возрасте в своей постели. И за это она борется, как дьявол: она прячет ножи под свой матрас, она прогуливается с очаровательным дамским пистолетом, тренируется с тесаком, обрубая зеленые побеги. Она действительно в депрессии, но происходят странные вещи… Её приятель считает, что всё нормально, кроме неё.