Евангелие от Лукавого

Евангелие от Лукавого

I

Нарвались! Он сперва и не заметил ничего - щурился близоруко, стараясь разглядеть что-нибудь в темноте проулка, и слыша - ближе и ближе - долетавшие голоса, - он даже не сразу почувствовал, как Андрюха Волочаев вцепился накрепко в рукав его курки: - Назад, назад, - выдохнул он, поворачиваясь обратно - к белевшим шитой строчкой фонарям на набережной. - Да что? что? - не понимал Лёха, и все они - пятеро пацанов остановились, выжидая, - подобрав в кулаки похолодевшие пальцы. Навстречу им показались всего трое. Один, ёжась в тонкой ветровочке, перекатил во рту "бычок" и осклабился: - Ребята, б..., вы откуда? И занесло же вас, а!.. Серёга Завьялов - трепло и заводила - что-то ответил ему - тихо, с невольно просквозившей хрипотцой, но мог бы и не отвечать - драка всё равно была неминуема. Их "Китай" считался в городе "мажорским" районом: давно, лет с десять тому назад, приехали строители-югославы и протянули на болотистой пустоши ряд невиданно красивых многоэтажек; ордера в них доставались по крутому блату, за взятки, и тех, кому повезло, весь неустроенный - барачный местами городок - прозывал "деньгарями". Здесь, на "Горке", среди старых рабочих дворов, нечего было и думать отделаться по-хорошему. Лёху прохватывало боязливым ознобом, он повторял себе, чтобы успокоиться: "С ними-то - что? С ними мы разойдёмся", - но за теми троими - вытащившими уже из карманов руки - подходили ещё и ещё, целая стая человек в пятнадцать. Первым ударили Ковалёва. Как штыком - ткнули палкой "под дых", накинулись скопом, не давая опомниться. Лёха вырвал у малорослого - с длинной челкой на лоб - пацана стальной прут и пробежал до черной, выщербленной стены дома. - Этого! этого! - полоснуло вдогонку, и в те мгновения, пока они стояли, пружинясь, забирая поглубже в нос сопли, метавшийся Лёхин взгляд запечатлел Пашку Сохина, которого носили по кругу кулаками, не давая упасть, Серёгу с его узким ножом-заточкой и навзничь лежавшего скулившего на земле Андрюху. "А ведь убьют нас!" - отчаянно испугался он, и испуг этот подтолкнул его на совсем уже глупость: он с маху хлестанул кого-то прутом (кто-то ахнул и застонал), замахнулся снова и ринулся от стенки вперёд - только бы пробиться сквозь них. От него отскочили - и тут же нависли со спины на шею, потом всё замелькало, рассыпалось лоскутами, и ночь, глубокая холодная ночь, сменилась кромешною тьмой...

Другие книги автора Автор неизвестен

Большая Игра профессора Дамблдора (сокращённо «БИ») — это теория, созданная авторами anna_y и cathereine и выложенная ими в Интернете (в частности в ЖЖ, Livejornal.com) в 2005, 2006 и 2007 годы. Самым главным (и на тот момент сенсационным) выводом этой теории было утверждение того, что профессор Дамблдор ведёт какую-то сложную, расчитанную на много лет вперёд игру, целью которой является победа над Волан-де-Мортом. И главный козырь этой игры — Гарри Поттер, для правильного воспитания которого Дамблдор идёт на всякие ухищрения.

Теория изобилует интересными анализами как психологических портретов отдельных персонажей, так и многих сцен, написана живым языком с немалой долей юмора. Задолго до появления седьмой книги Анна и Катерина высказали утверждение, что Северус Снегг искренне предан Альбусу Дамблдору. С учетом взрослых произведений Джоан Роулинг теория БИ очень вероятна.

Карты мира Ведьмака с сайта sapkowski.su

Каратэ

В В Е Д Е Н И Е

----------------

ЧТО ТАКОЕ КАРАТЭ

Что такое КАРАТЭ ? КАРАТЭ-ДО ( КАРА-пустая , ТЭ-рука , ДО-путь ) - это искусство ведения рукопашного боя , осно ванное преимущественно на ударах руками и ногами . Зародившееся на древнем Востоке и прошедшее путь до настоящего времени , оно является эффективнейшей самозащитой без при менения какого-либо вида оружия.

Удивительно, что исследование приемов КАРАТЭ , созданных нашими предками и усовершенствованных в длительном изучении и применении, показывают, что эти приемы соответствуют современным научным принципам. Однако дальнейшее усовершенствование всегда возможно.

Издание Древнерусской Инглiистической церкви

ПравославныхъСтароверовъ-Инглинговъ.

АсгардъИрийский (Омскъ), Лето 7508 от С.М.

От Асгардского (Омского) Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Одобрено Советом

Старейшин Древнерусской Инглiистической церкви Православных Старовaров-Инглингов.

Лета 7508 (106777) месяца Айлетъ 2 дня.

Из жизни кошек

Про кота, который жевал полиэтиленовые пакеты:

- А вот из каких побуждений это животное полиэтилен ест - вот это вопрос. Очень долго гадали, чего же котику в организме не хватает, потом решили, что, видимо, мозгов...

-----------------------------------------------------------------------------Про кота на выставке:

... Те же пpоблемы и у меня с Тайсоном, на выставке его било-колотило так, что я была увеpена - он не даст себя посмотpеть. Дважды пытался забpаться мне под одежду, один pаз удpал и забился в чужую коpзину.

Развитие памяти

С О Д Е Р Ж А Н И Е:

К ЖЕЛАЮЩИМ СОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ..............................4

ВВЕДЕНИЕ.1.Что такое образная память?......................5

2.Что дает нам образная память?...................6

МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ..........................................8

РАЗДЕЛ I. РАЗВИТИЕ ЗРИТЕЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ................9

РАЗДЕЛ II. РАЗВИТИЕ ТАКТИЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ...............19

РАЗДЕЛ III.РАЗВИТИЕ СЛУХОВОГО ВООБРАЖЕНИЯ.................23

В книге бережно сохранены все сюжетные коллизии популярного телесериала, рассказывающего о непростой, но яркой судьбе мексиканской девушки Марии.

Динамичное повествование и цветные иллюстрации способствуют воссозданию зримых образов героев, полюбившихся читателю во время просмотра фильма.

Занимательная география

География - одна из древнейших наук человечества. Вот уже почти 5000 лет занимается она описанием стран, морей и океанов.

Большинство из вас, безусловно, помнит ученого-географа Жака Паганеля - одного из героев популярного романа Жюля Верна "Дети капитана Гранта". Еще более ста лет назад он выражал глубокую озабоченность будущим географии, тем, что на Земле вскоре уже нечего будет открывать. И, действительно, не утратила ли ныне древняя наука о Земле своего былого предназначения, не исчерпала ли своих возможностей, не превратилась ли в "извозчичью науку", которая была так неугодна мадам Простаковой из фонвизинского "Недоросля"? Нет! Ошибочная эта мысль, друзья! Только на первый взгляд может показаться, что география уже выполнила свою великую историческую миссию и не имеет перспектив развития, что она потеряла присущую ей когда-то романтику поисков и открытий. В действительности же развитие науки также бесконечно, как и бесконечны возможности познания природы.

Популярные книги в жанре Современная проза

А.Белаш

И С П О В Е Д Ь

Входи-входи, сынок. Я тебя слышу. Ты садись. Угостить тебя нечем, уж прости бабку старую - внучка ушла, а я незрячая, хожу ощупью.

Что это щелкнуло? магнитофон? ну, пускай.. ему что смех, что слезы - все едино.

Вот взгляни - надо мной фотография висит, двое молодых снято. Это я и Ванюша. Ваню моего звали - Царевич, хотя по правде-то он был крестьянский сын. Он здешний был, а я из уезда в село приехала работать. Тут мы с ним встретились, тут и слюбились - не разлей вода.

Владислав Битковский

"Сказки"

Гендальф.

В чащобе, среди кустов медленно гас Портал... Перд ним стоял заплаканый Старик... Теперь без имени... Он стоял в предрассветных сумерках, одетый лишь в, когда-то Белый, а теперь окровавленный и оборванный плащ. Держа в руках две половинки жезла...

Изгнали... За ЧТО?!! Он же так любил Средиземье, смешных хоббитов, гордых эльфов, людей... Да, наверное за людей... Старик стоял и плакал, незамечая ничего вокруг...

Дмитрий Болотов

Прелести  Кнута

Тихие кумранцы

Птицы

Редкий голос

Другая музыка

Один американец

Сильная женщина

На следующий день

Круг

Картинка №9

Настоящий безумец

Сволочь-Чуднова

Кумран, Кумран

Прелести Кнута

Веселые друзья

Хвост в сапогах

Два дерева

Книга Гаршина

Бегунок

Сапожки

Варежки

Чики-чики

Нина Божидарова

Бал Нищих

Он не был по настоящему беден, но хотел им быть. Хотелось быть кем-то. Или хотя бы чем-то. Чем-то определенным. Он мечтал о стабильности. Стабильности, например, постоянного адреса, о счете за электричество, приходящим раз в месяц, с которым он мог бы записаться в библиотеке французского культурного центра. Там у них так принято - счет создает человека. Без счета можно пойти только в бассейн. На самом деле это тоже не мало. В своем родном городе он не мог пойти в бассейн потому что раздевалки были общие для всех мужчин. А он стыдился. Стыдился своего белья. И своего тела. Это не очень его отчаивало, потому что, думал он, у кого белье годно для показа в раздевалке басейна, у того дела не чистые. Либо изменяет жене. У него жены не было, а если бы она была, он никогда бы не изменял ей. А была одна, Сильветта, которая почти готова была стать его женой, но выбрала другого, по-настоящему бедного. Потому что тот не имел машину, а в машине радио. Все это сразу же исключало его из числа настоящих бедных, это прогнало и Сильветту, которая искала стабильности и ясности определенного положения.

Игорь Булкаты

Самтредиа

маленькая повесть

Булкаты Игорь Михайлович родился в 1960 году в Тбилиси, окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Печатался в журналах "Литературная Грузия", "Литературная учеба", "Дружба народов". Живет в Москве. В "Новом мире" публикуется впервые.

Любительские кинокадры, снятые с высоты четырехэтажного дома, - это все, что связывает меня с ним. Нынче, спустя много лет, когда уже нет отца, а время сматывает свою бобину, я хватаю конец пленки, вставляю в лентопротяжный механизм старенького проектора и, закрепив на принимающей кассете, запускаю фильм, где все еще молоды и источают любовь. Иногда он снится мне, большой и неуклюжий, похожий на буйвола, развалившегося посреди дороги и греющегося на солнце. Глина присохла к бокам, слепни вьются над ним, от него тащит за двадцать шагов, но это его не волнует, - он спокойно и тщательно пережевывает жвачку, обмахиваясь тугим хвостом да поводя мордой с огромными блестящими глазами, окаймленными пятисантиметровыми ресницами. Я ушел из моего города детства, но, простите за банальность, сердце мое осталось там. Часто повторяю, что ненавижу его, поскольку он предал меня с отцом, но это неправда, ибо по-прежнему просыпаюсь ночами в слезах. И тогда не важно, что сосед по лестничной площадке, учитель черчения Котэ Хучуа, пожилой холостяк с крашенными хной волосами, смущающий вечерами сопливых мальчишек рассказами о своих любовных похождениях, Тэко Чуаху, как мы переиначивали его имя, заявил мне однажды, дескать, осетины - гости в Грузии и пора бы мне зарубить это на носу. Не важно, что на митингах звиадисты в длинных чухах с чужого плеча требовали, чтобы мы с отцом, седым как лунь сердечником, высказали наконец-то перед народом свое отношение к осетинам. Мне не хочется вспоминать, как толстый мент Леван Никурадзе, недавно получивший лейтенантские погоны, ворвался со товарищи в кабинет к отцу и заявил, брызжа слюной, что ежели тот станет артачиться, то они доберутся до его младшей дочери. Отец прогнал их как шавок, затем позвонил моей сестре в больницу, где та работала, и велел исчезнуть на несколько дней из города. А Гия Стуруа, отличный вратарь нашей дворовой команды "Рогатка", что плакал, если его не ставили в ворота, - рыжий Гия окликнул меня как-то на ступеньках Дома культуры: "Игора, ты не в счет, никто тебя и пальцем не тронет. Я же помню, какие ты забивал голы". Но и это не важно, не стоит переживаний. Как и реплика аккумуляторщика Резо, брошенная им во время застолья, когда произносились пламенные тосты за великую и униженную Грузию, а я молчал, ибо любое мое слово было бы истолковано превратно, - он повернулся ко мне, держа в руке полный стакан, и сказал: "Послушай, если ты не поедешь в Цхинвал и не убедишь своих осетинцев убраться с нашей земли, то ты пидарас!" Я плеснул ему в морду содержимое моего стакана. Смешно, но Резо возмутился тем, что я вылил вино, коего и так недоставало. Господи, прости нам наши грехи! Я не держу ни на кого зла, но порой не могу сладить с собой, и тогда вместе с воем хлещет горлом застоявшаяся в груди боль. Отец помер от тоски и безысходности, потому что и земля наша обетованная не приняла его как должно, и мне пришлось выносить гроб из чужой каморки, а рядом не было никого ни из друзей, ни из тех, кто до недавнего времени считался завсегдатаем нашего дома. Но мне плевать и на это, потому что ночь и вроде как под покровом темноты не видать человеческих слабостей, и я позволяю себе ненадолго вернуться в город моего детства, совсем ненадолго, ровно настолько, чтобы успеть спрыснуть растрескавшуюся, подобно старому футбольному мячу, торбу души из фонтанчика, где гипсовый мальчик заливается смехом и аист щекочет его крылом...

Сергей Чернов

"Миниатюры" или "Агония эго"

"Капли дождя"

Я ехал в троллейбусе и смотрел на окно. По стеклу стекали мутные капли дождя, оставляя за собой еле заметные водянистые следы. Через некоторое время я обнаружил закономерности в их движении. Капля падала на стекло и начинала медленно сползать, по пути сливаясь с другими каплями, ускоряясь вследствие увеличения собственной массы и, наконец, исчезала где-то снизу. Hекоторые капли повторяли путь своих предшественников, скатываясь по еще теплым, едва обозначенным следам, иногда отклоняясь, но неизбежно возвращаясь на намеченную колею. Это путь, это Дао, это аттрактор. Hесмотря на сильный дождь, на стекле еще остались небольшие сухие участки. Hикто не прокатился по ним, в своем безнадежном танце. Hо даже если бы какая-нибудь безумная капля и проедет по сухому участку, то она найдет на нем ту же приятную гладкость стекла, правда незатронутую и девственную. Hайдет и присоединит к всеобщей мокроте, сделает частью известного каплям мира.

Герои новой книги молодого прозаика Н. Русу, автора трех книг на молдавском языке — наши современники: рабочие, служащие, студенты. Автора особо волнуют морально-этические проблемы молодежи, нравственное становление героев. Теплым лиризмом окрашена повесть о любви «Лия».

Роман «Безумие Дэниела О'Холигена» впервые знакомит русскоязычную аудиторию с творчеством австралийского писателя Питера Уэйра. Гротеск на грани абсурда увлекает читателя в особый, одновременно завораживающий и отталкивающий, мир.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ЕВГЕHИЙ ОHЕГИH

(роман в стихах)

Hа свете братцы все говно,

Все мы порою что оно,

Пока бокал пенистый пьем,

Пока красавиц мы ебем,

Ебут самих нас в жопу годы Таков увы закон природы. Рабы страстей, рабы порока, Стремимся мы по воле рока,

Туда, где выпить иль ебнуть, И по возможности все даром, Стремимся сделать это с жаром, И поскорее улизнуть.

Hо время между тем летит, И ни хуя нам не простит, То боль в спине, в груди отдышка, То геморрой, то где-то шишка,

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Фатальная Любовь

Седьмое Откровение

(By Alex Sokolov)

"Малдер, я знаю, ты меня слышишь..."

агент Скалли, эпизод 701,"extinction".

После того, как Малдер исчез из больницы, агент Фоули поднимает на ноги всех штатных сотрудников ФБР, надеясь отыскать пропавшего и не подозревая о том, что его похищение инициировано её боссом, Курильщиком. Он возвращает Малдера к жизни, применяя артефакт и метод, созданный Кричгау - в результате чего тот избавляется от аутизма и "может" принять правду, уготованную ему серым кардиналом погибшего теневого правительства. Но доктор Барнс, накопив последние силы, восстановленные им на побережье Слоновой Кости (Западная Африка), прибывает в Штаты, дабы уничтожить последнее, как он считает, звено "внеземной" связи - Фокса Малдера. Он находит его секундами раньше, чем коллеги - и приводит в исполнение свой дьявольский план, движимый одним стремлением - убить...

Шотландская сказка

ФЕЯ И КОТЕЛ

Островок Сандрей, один из Внешних Гебридских островов, расположен к югу от острова Барры, и его омывает безбрежный Атлантический океан. Вокруг островка кипят волны с белыми гребешками, а на берегу всегда дует соленый резкий ветер. Над островком, пронзительно крича, проносятся морские птицы: чайки с жалобными голосами и устрицееды, что, выпятив грудь и распластав крылья белым крестом, летают с криком: "Би-глик! Би-глик! Би-глик!" (Осторожней! Осторожней! Осторожней!)

Felista

- 1

Спиридон Мартыныч Кторов Был директором конторы Главзаготснабсбытзерно Стал он им не так давно. Не высокий, средних лет, Крупный лоб, красив брюнет. Вечно выбрит и отглажен, А в плечах - косая сажень. Кабинет его рабочий Был обставлен ладно очень: Стулья, стол давольно скромный, Книжный шкаф, диван огромный. В коже дверь, на ней запоры, На окне глухие шторы. Письменный прибор дородный И сифон с водой холодной. А в приёмной - секретарша, Лет семнадцать или старше... Месяц - два они старались И с почётом увольнялись. День от силы проходил, Новый ангел приходил. Было так и в этот раз, О котором мой рассказ...