Это

Yolka

это, скоpее, только господам психологам интеpесно будет

" 14 декабpя.

...Господи, я не могу без нее, ты же видишь! Hет, конечно, ты все пpавильно видишь, - что, pазумеется, могу. Да, конечно, мне ведь не 25 лет, как было тогда, когда из-за легкой влюбленности я поддался эмоциям и - в итоге - сгоpел. Точнее, чуть не сгоpел. Заживо. Hо духовно - постpадал, хотя, как я тепеpь понимаю,- пpодвинулся. Я сейчас уже понимаю, что кидая меня от одной любви к дpугой, ты готовил меня к настоящей любви, полной, глубокой, истинной. И действительно, эмоций нет. Есть одна жгучая потpебность - постоянно быть с ней вместе и видеть, и слушать ее. Есть, пpавда, вpеменами легкое чувство тpевоги - а вдpуг она меня не любит? Пусть бы она меня тоже любила также, как я ее. И если она меня любит, - а мне кажется, что это так - то пpошу тебя, Господи, отдай ее мне. Господи, я помню, как отдали Мастеpа Маpгаpите! Пpавда, ты их после забpал. Hо если тебе виднее - то забеpи и нас к Себе. Hо только сначала отдай ее мне - здесь."

Популярные книги в жанре Современная проза

 Глушков укрывался в длинном пустующем складе. У деревянного строения отсутствовали обе торцовые стены, и сырой ветер океана насквозь продувал его, как огромную трубу.

 К исходу вторых суток Глушков стал думать, что мог бы легко убить себя, и он несколько раз примерял смерть к своему утомленному съеженному естеству, поднося холодный ствол автомата к сухому горячему рту, или ко лбу, или упирая его в грудь, вдавливая стальное жерлышко глубоко в свалявшиеся ворсинки шинельки. И при этих репетициях он не чувствовал ни страха, ни омерзения, которые могли бы отрезвить его, он будто опьянел от близости и простоты смерти — стоило легко надавить пальцем на чуть загнутую железку, чтобы вступить в некие двери, или точнее не в двери, а в темный неровный провал в каменной стене, в пещеру, которая смутно маячила в его воображении. И если что–то удерживало его, то лишь призрачная щемящая надежда на что–нибудь фантастичное, способное выхватить его из ямы отчаяния, куда он свалился.

На деревянном с золотом троне восседал старец. Старец, не старец Один. Можно было бы сказать — Бог, но он сам ссылался на своего Бога.

Можно было бы сказать — Колдун, но, по чести сказать, — язык не повернется. Никому и никогда от него не то, чтобы плохо, неприятно не было.

Ум его был огромен и велик, и представлял собою несметное воинство. Но даже воинство это склонялось пред силою, именуемою любовью…

Пещера, в которой восседал на деревянном троне Один, напомнила писателю Элевсинские театры. Те самые места массовых посвящений, что некогда получили название Мистерий.

Автор серьезно убежден, что описываемые здесь события развернулись бы несколько иначе, если бы в один июньский день капитан полярного корабля «Полюс» не записал в состав своей команды этого сомнительного боцмана.

Но оплошность была допущена: боцман попал на «Полюс». Значение этого промаха капитан понял очень скоро. Сколько раз, готовясь к отплытию в неизведанную область льдов, он мрачно рассматривал громадную карту и с поздним сожалением качал головой.

Петр Грынич, Великий Шу, наклонился к ней, неоновом свете реклам по его прекрасному лицу проскользнула тень безумия... Карты, любовь, криминальная интрига, которая держит читателя в напряжении до последней страницы, — все это есть в повести «Великий Шу». И все же в ней речь идет о чем-то ином, о чем- то неизмеримо большем. Снятый режиссером Сильвестром Хенчийским одноименный фильм сд елал повесть у себя на родине бестселлером.

Бистро было безымянным и располагалось недалеко от Театра оперетты. Узенькое помещение, стойка у входной двери, три-четыре миниатюрных столика, в дальнем углу крошечная кухонька. За последним столиком сидели двое.

— Ты знаешь, я человек рафинированный, — говорил седовласый, тряхнув густой волнистой гривой. — Меня изрядно покоробили слова ректора о том, что в командировку в Лондон поедут те, кто максимально достойно проявил себя в прошлом году в научном плане. Это Кондаков-то Герман?! Он же через ВАК еле-еле проскочил со своей никудышной докторской. Взятка — и крупная! — премного способствовала остепенению очередной бездарности. Сейчас правит бал господин великий доллар. К слову — нам уже третий месяц не выплачивают зарплату. Хотя она у меня, профессора, доктора филологии, гуманитария, в три раза ниже, чем у секретаря-референта в СП и в пять раз — чем у телохранителя президента банка.

Автор рискнул определить жанр отданной на суд читателя книги древним словом действо.

В этом действе — жизнь многих, на чьи плечи лёг груз истории совершенно определенного времени.

Пробу разобраться в типических судьбах, без деления их на плохие и хорошие, и обнаружит читатель «Моли», действа, среди участников которого были:

1 — Автор,

2 — Собеседник Автора,

3 — Леонид Николаевич Решков,

Вы держите в руках своеобразный путеводитель по болевым точкам современной женщины. Каждая глава посвящена отдельной проблеме. Как полюбить свое тело и увидеть его красоту? Как отстоять свои личные границы без вреда отношениям с окружающими? Зачем притворяться кем-то другим, если можно быть собой и получать удовольствие от жизни? Книга не решит в одно мгновение все ваши проблемы, но позволит под другим углом взглянуть на них. Не нужно быть идеальной, чтобы быть счастливой.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Прекрасная незнакомка на пороге дома… Приятный сюрприз? Возможно. Вот только в глазах ее тайны, за спиной тьма, а тень ее – сама смерть.

Ловец душ знает, что после смерти жизнь только начинается. Но переходить на ту сторону грани не спешит. Однако с появлением новой помощницы его то и дело пытаются убить. Она строптива, опасна и, кажется, не слишком-то высокого о нем мнения. Уволить ее? Ни за что. Ведь рядом с ней он по-настоящему жив.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

X-erotoman

Это было жарким летом...

С тех пор как случилось со мной это приключение прошло уже лет 6-7, но до сих пор при воспоминании о нём меня бросает в жар.. Как бы я хотел повторить все это или хотя бы что-либо подобное, но ни до, ни после не случалось со мной ничего, что могло-бы сравнится с этим, хотя и было этих приключений ( надеюсь ещё будут) немало.

Я работал в Москве на одну нефтяную компанию по контракту, выполняя довольно деликатную работу, о которой нет смысла распостранятся. Дела шли неплохо и неожиданно для меня вся работа по контракту была сделана за 2 месяца, вместо ожидаемых 3-х. На родину возвращатся не очень хотелось - были кое-какие планы попытатся осесть в Москве, поэтому я с радостью согласился на предложение шефа пожить с его семьей на подмосковной даче, которую он снял на лето. Никаких особых обязанностей у меня не было - кое-какая работа по хозяйству, отвезти-привезти из города, в основном просто присутствовать в качестве мужчины как гаранта безопасности.

Эврика-87

"Эврика!" - торжествующе воскликнул когдато Архимед, поведав миру о своем открытии.

Конечно, можно по-разному выражать эмоции в подобных случаях, но несомненно одно: в последнее время оснований для такого возгласа было немало. Ведь каждый день приносит нам новые научные гипотезы, открытия и решения. Никогда прежде наука так глубоко не проникала в тайны природы, не знала такого широкого фронта исследований: космические корабли штурмуют Вселенную, фантастически развивается кибернетика; биология и физика приближают возможность управлять жизненными процессами.

Eе последняя Барби

Пятилетней Нине не нравилось в детском саду. Воспитательницы все время вязали шапочки и зевали, а зимой не выводили детей на прогулку. Мальчишки в группе собирали игрушки из "киндерсюрпризов" и все время толкались, а девочки приносили из дома Барби и обсуждали их наряды.

Только у Нины не было Барби. С ней жила бабушка, а мама с папой работали в Соединенных Штатах и раз в полгода приезжали к дочке. Они считали, что Барби это сугубо американская игрушка и только американские дети умеют правильно с ней играть, а русским детям нужны чебурашки, волки и айболиты (откуда им было знать, что за время их отсутствия с московских прилавков исчезли красивые веселы мурзилки и появились однообразные китайские котятки и щенята).

Capitan

Ела

***

Когда темно, хоть глаз выколи, и по пятам за тобой крадется обыкновенный кот, становится немного жутко. Если же кот, вопреки древней мудрости, утверждающей что ночью все кошки серы, к тому же еще и черный, становится просто жутко. Hаконец, жутко в квадрате становится в тот момент, когда кот начинает с тобой разговаривать.

Васька Прохоров, естественно, читал Булгакова, и знал, что никогда не следует разговаривать с незнакомцами. Hо - относилось ли это к незнакомым котам?