Это называется зарей

Эмманюэль Роблес (1914–1995) — известный французский романист и драматург, член Гонкуровской академии.

В сборник вошли его романы: «Это называется зарей», в котором рассказывается о романтической любви, развивающейся на фоне детективного сюжета, «Морская прогулка» — об участнике Второй мировой войны, который не может найти себе место в мирной жизни, и «Однажды весной в Италии» — взволнованный рассказ о совместной борьбе итальянских и французских антифашистов. Роман «Это называется зарей» был экранизирован выдающимся режиссером Луисом Бюнюэлем.

Отрывок из произведения:

Последние грузовики, возвращавшиеся из Кальяри, переключали скорость в нижней части виа[1] Реджина-Элена, и от рева их моторов дрожали стекла. Было, наверное, часов восемь, так как начали уже продавать «Пополо». В вечернем воздухе звучал голос торговца газетами, похожий на хриплый крик петуха.

Валерио в раздражении встал и прошелся по комнате. Письмо осталось лежать на столе под лампой: элегантный голубой листок, покрытый круглым, твердым почерком. Отрицать не имело смысла: отвечать Анджеле стало для него тягостным испытанием. Привычным движением он провел ладонью по затылку, взял письмо… «Любовь моя, эта дата — 30 апреля — сияет для меня словно солнце. Я написала ее красным мелом на перекладине моего шезлонга. Буквы огромные, никак не меньше пяти сантиметров! Моя тетушка и доктор Ваничек смеются. Только вот досада: доктор запрещает мне лететь на самолете. За мной приедет мой отец, наконец-то я смогу покинуть эти горы и отправиться в Геную. Мой отец уже заказал нам билеты на „Реджиа ди Портичи“, пароход, который курсирует по маршруту Генуя-Кальяри-Палермо-Неаполь. Во время стоянки в Кальяри мой отец проведет с нами двое суток, затем снова уедет в Неаполь. Дорогой, знаешь ли ты, что я считаю часы, которые нас разделяют?»

Рекомендуем почитать

Замачательный французский писатель Пьер Буль известен большинству читателей как автор книги «Планета обезьян», по которой режиссер Тим Бёртон снял одноимённый блокбастер. Однако известность Буль получил с романом «Мост через реку Квай», одной из немногих книг западных авторов об азиатской стороне Второй Мировой войны.

Захваченные в плен япоцами британские солдаты и их командир полковник Николсон вынуждены строить железнодорожный мост через реку Квай в Бирме. Тем временем командование направляет спецгруппу для уничтожения этого стратегически важного объекта

Творческое наследие французского писателя Теофиля Готье (1811–1872) весьма разнообразно: романы, стихи (он был одним из основателей поэтической группы «Парнас»), путевые очерки, воспоминания, драмы, критические статьи и даже либретто балетов. Роман «Мадемуазель де Мопен» был написан в 1835 г. Он рассказывает о любви Розалинды к художнику д’Альберу.

Жозеф Кессель (1898–1979) — современный французский писатель, блестящий романист — открывает новую серию «Библиотека французского романа». В сборник вошли:

«ЭКИПАЖ» — роман об авиаторах первой мировой войны.

Жан Эрбийон отправлялся на фронт. Он смотрел на едущих с ним солдат и любил их за их страдания, и в особенности за тот отпечаток, что смерть накладывает на лица тех, кого она поджидает. Поскорее бы добраться до эскадрильи! Еще год назад его юная гордость, жажда славы и риска были для него целью существования. А теперь, став дипломированным воздушным наблюдателем, он горел желанием занять место среди сверхлюдей, как он себе их представлял, и был уверен, что сумеет доказать, что он их достоин.

«ЛЕВ» — романтическая история о девочке и африканском льве — бестселлер современной французской литературы, который выдержал сенсационный для Франции тираж 1 миллион экземпляров.

Повесть «ЛИССАБОНСКИЕ ЛЮБОВНИКИ» принадлежит перу блестящего романиста XX века, члена Французской академии Жозефа Кесселя. «Что все-таки любовь делает с людьми…» Только несовместимые с обычным ходом человеческих дел обстоятельства — даже если сами по себе они горьки и ужасны — сообщают счастью ту особую остроту, которую обрела любовь героев Ж. Кесселя.

Борис Виан (1920–1959) — французский романист, драматург, творчество которого, мало известное при жизни и иногда сложное для восприятия, стало очень популярно после 60-х годов XX столетия.

В сборник избранных произведений Б. Виана включены замечательные романы: «Пена дней» — аллегорическая история любви и вписывающиеся в традиции философской сказки «Сердце дыбом» и «Осень в Пекине».

Французская писательница Луиза Левен де Вильморен (1902–1969) очень популярна у себя на родине. Ее произведения — романтические и увлекательные любовные истории, написанные в изящной и немного сентиментальной манере XIX века. Герои ее романов — трогательные, иногда смешные, покорные или бунтующие, но всегда — очаровательные. Они ищут, требуют, просят одного — идеальной любви, неудержимо стремятся на ее свет, но встреча с ней не всегда приносит счастье.

На страницах своих произведений Луиза де Вильморен создает гармоничную картину реальной жизни, насыщая ее доброй иронией и тонким лиризмом.

Марсель Эме (1902–1967) — французский прозаик и драматург. Его прозе свойственны элементы абсурда и фантастики в сочетании с реалистичностью бытовых и психологических деталей. Роман «Зеленая кобыла» принес Эме мировую известность. Повествование развернуто в двух планах: часть как бы от автора, а часть — от имени зеленой кобылы, сошедшей с полотна художника, причем Эме вложил в ее речь едкий сарказм и желчную сатиру, в то время как сам сохранял вполне невозмутимый тон.

Романы «Эпиталама» и «Клер», написанные одним из самых ярких и значительных писателей современной Франции Жаком Шардоном (1884–1968), продолжают серию «Библиотека французского романа». В своих произведениях писатель в тонкой, лиричной манере рассказывает о драматичных женских судьбах, об интимной жизни семьи и порою очень непростых отношениях, складывающихся между супругами.

Жорж Сименон (1903–1989) — известный французский писатель, автор знаменитых детективов о комиссаре Мегрэ, а также ряда социально-психологических романов, четыре из которых представлены в этой книге.

О трагических судьбах людей в современном мире, об одиночестве, о любви, о драматических семейных отношениях повествует автор в романах «Три комнаты на Манхэттене», «Стриптиз», «Тюрьма», «Ноябрь».

Другие книги автора Эмманюэль Роблес

Очаровательная Элен, измученная секретами и обманами любовника, бежит из Парижа в зимнюю безлюдную Венецию. В лучшее место для заживления душевных ран, для умиротворения и радостных впечатлений. Она дает уроки французского, знакомится с экстравагантными обитателями роскошных сумрачных палаццо, заводит опасные и романтические связи. Ее новый возлюбленный — известный репортер — становится случайным свидетелем убийства. Теперь их безоблачной жизни в бессмертном городе, поэтическим прогулкам по каналам под музыку Вивальди и Моцарта угрожает катастрофа…

Эмманюэль Роблес (1914–1995) — известный французский романист и драматург, член Гонкуровской академии.

В сборник вошли его романы: «Это называется зарей», в котором рассказывается о романтической любви, развивающейся на фоне детективного сюжета, «Морская прогулка» — об участнике Второй мировой войны, который не может найти себе место в мирной жизни, и «Однажды весной в Италии» — взволнованный рассказ о совместной борьбе итальянских и французских антифашистов. Роман «Это называется зарей» был экранизирован выдающимся режиссером Луисом Бюнюэлем.

События, о которых повествует Эмманюэль Роблес в книге «На городских холмах», развертываются в Африке и относятся ко времени второй мировой войны, к тому времени (конец 1942 года — начало 1943 года), когда Алжир был захвачен фашистами и вся власть в стране находилась в руках многочисленных немецко-итальянских «комиссий по перемирию».

Роман повествует о времени, когда идея свободы, справедливости и борьбы с фашизмом наполняла сердца истинных патриотов. Автор раскрыл эту мысль, которая является главной правдой книги, в подвиге Смайла, простого рабочего парня; он показал, как неистребима мечта юношей Алжира видеть свой народ свободным; они готовы на любой подвиг и самопожертвование во имя утверждения своего достоинства, ради восстановления справедливости.

Эмманюэль Роблес (1914–1995) — известный французский романист и драматург, член Гонкуровской академии.

В сборник вошли его романы: «Это называется зарей», в котором рассказывается о романтической любви, развивающейся на фоне детективного сюжета, «Морская прогулка» — об участнике Второй мировой войны, который не может найти себе место в мирной жизни, и «Однажды весной в Италии» — взволнованный рассказ о совместной борьбе итальянских и французских антифашистов. Роман «Это называется зарей» был экранизирован выдающимся режиссером Луисом Бюнюэлем.

Популярные книги в жанре Современная проза

Василина Орлова

Родина слонов и кенгуров

Неравномерная сказка

ОБ АВТОРАХ

Ляля ГАЙ

Род. 19**

Голенастая блондинка с измазанной йодом коленкой. Ходит в детсад.

Многократная чемпионка окрестностей по стрельбе из рогатки.

Изобретательница зубного порошка для кошек.

Работы:

"Концы и начала", "Презумпция виноватости", Н.-Й. 2029.

Ика ДУДАРКИВСКАЯ

Род.19**

Типичный представитель перипатетиков - малоизвестной пока философской школы (номер 963).

Виктория ОРТИ

Тапёр из блинной на Монмартре

Новый рассказ

1.

Алиска родилась узкоглазой коричневой девочкой с упрямой волоснёй и мерзким характером. Ей, видимо, на роду было написано заболеть пиелонефритом и валяться по больничным койкам. Запах детских пижам и взрослых врачебных халатов, постелей и пюрешки из столовки стали антуражем Алискиного детства, но - слава Богу, она научилась придумывать сюжеты сказок, разглядывая светотени на стенах палат. Больничные коридоры чередовались со школьными, врачебные осмотры - допросами учителей, запах таблеток - запахом мела и чернил в тетрадных линейках. Жизнь потихоньку приобретала смысл - тот непонятный смысл, о существовании которого Алиска и не подозревала, а только чуяла его присутствие. Будто воробей - весну.

ГЕОРГИЙ ОСИПОВ

DRACULA A.D.1972

You talk the books away.

Why don't you write one.

Вечерний двор был похож на шлюз, из которого ушла вся вода. Высокие, посаженные сразу после войны тополя не отбрасывали теней. Свет давали только узкие, готического вида оконца, задуманные пленными немцами, в плену построившими этот пятиэтажный дом, мрачный и длинный, с давно заколоченными сквозными подъездами. Луна в прямоугольнике, точно темно-синим бархатом обшитого неба больше напоминала своей окружностью люк в подземелье, или обложку альбома "E pluribus funk", нежели небесное тело. На агитплощадке виднелись скамейки, железный стол для кинопроектора в десяти шагах от белой стены трансформаторной будки, где лемуры прежних лет развешивали гирлянды подбитых воробьев, а случалось и кошку. Рогатка и ловля помойных крыс были украшением охотничьих сезонов. Там же торчал вкопанный прямо в землю лекторский пюпитр. С улиц, что тянутся по ту сторону дома ветер доносил временами запах осенних костров из мертвой листвы - липовой и тополиной.

Г.Осипов

ЗАПИСКИ БЕЛОГО ОТРЕБЬЯ

Как в украинских инкубаторах сволочей, где отсасывает само у себя надкостный гной поколение, которому вечно за 50, постоянно отстающее лет на 30, и которому никогда не было меньше 38-и, когда нация "читается как яйца", и они чувствуют ответственность, когда 6 миллиардов срак почти синхронно отсераются в ямки, дыры и углы планеты. Шесть миллиардов жоп.

Расти Дэй получил свою порцию свинца уже в 80-е. Но о нем не поют, как о спортсменах в синих шапочках в Мюнхене. Trouble boys расстреляли и сына. Расти Дэй честно торговал наркотиками. "Gave just those who needed" - как он сам пел в 71-м году в некорректной пьесе о наркоистерии и либеральном терроре: "Похоже, единственный, кто в этом мире ничего не видит - это Любовь". Очередной drug-burn унес жизнь дьявольски мощного певца и нехорошего человека. Из тех, о ком переспрашивают: "Шо?"

Осипов Родион

БУЛКА - РОВЕСHИК ВЕКА

Откpовения булки, финальный аккоpд

Встpетились однажды чёpный хлеб и белый хлеб на узком пpилавке и сошлись не на жизнь, а на смеpть. Бились так благоpодные pыцаpи лотка и вилки тpи дня и тpи ночи, и гоpячие кpошки сыпались на доски пpилавка. Когда же увидал сие булочник, осеpчал он и pазpубил чеpный хлеб на тpи четвеpтинки, а белый хлеб сделал пpостохлебином, лишив титула булки. Отсюда моpаль: сколь ни бейся, а Сеpдечко всё pавно меня - сухаpика - любит.

Островский Константин

За бутылкой пива в баре...

За бутылкой пива в баре встретились трое: одинокий Ясень - философ и поэт, лирик в душе, мечтатель, склонный к глубокому погружению в себя; кесарь Джокер - отличный игрок в подкидного дурака, злорадный шутник, хороший драчун, хитрый стебун и издеватель; мистер Возмездие - до безобразия прямой и правильный человек, привыкший говорить правду людям в лицо, честен, прямолинеен, холодный логик, из всех троих самый разумный и склонный правильно оценивать ситуацию человек.

Наталья Ожогина

Усмешка  бога

Посвящается моему отцу, Ожогину Василию Ивановичу, который всегда хотел оставить после себя что-то существенное.

ПРЕДИСЛОВИЕ

АДВОКАТ  БЕЗНАДЕЖНЫХ  БОЛЬНЫХ

НОЧНАЯ  БАБОЧКА

БЛИЗКИЕ  ЛЮДИ

ОДИНОЧКА

ДВУЛИКИЙ

СОГЛАШЕНИЕ

НАСЛЕДСТВО  АГАСФЕРА

УСМЕШКА  БОГА

ПРЕДИСЛОВИЕ

"Отправляюсь искать великое МОЖЕТ БЫТЬ".

Ф. Рабле

Часто людям нужно очень сильно измениться, чтобы стать похожими на себя. А собственный облик находится для нас за семью печатями. Как ни странно. Ведь мы думаем, что знаем себя вдоль и поперек. А увидеть себя "настоящих" у нас не хватает непосредственности.

Елена Озовна

Д О М

Думаю о коpоткой фpазе: "без дома"... Что-то гpустное есть в этом... гpустное...... навеpное, так... Хотя, впpочем, я частенько ошибаюсь... А pаньше чувствовала себя "знатоком жизни"... скажешь, смешно... Тогда улыбнись, но и такой пеpиод был... когда казалось, что точно знаю во что веpить, к чему стpемиться (pазве можно было стpемиться к этому?)... Hо жизнь не дает долго спать, хотя и пытаешься из всех сил натянуть одеяло... хотя бы на свой миpок, в котоpом живешь.... а вдpуг, уpаган пpонесется мимо, но из-за того, что закpыла глаза и не вижу его - может быть, он и меня не заденет, не увидит... Писать дальше? Иногда кажется, что пpосто пытаюсь спpосить совета, и опять услышать: "У тебя всё будет хоpошо..." Пpям как какое-то магическое заклинание... А дом... он будет... такой тёплый, уютный... а вокpуг заасфальтиpуешь доpожки, и даже не оставишь тpавы... как тебе нpавится... Эт, навеpное, чтобы не поливать цветы и деpевья?... что ж значит такой и будет... и в доме бу! дет поpядок (если, конечно, там не будет кто-то, кто будет частенько класть вещи не на свои места), и телефон, котоpый ты не будешь отключать, а только слегка пpикpучивать... Ах... я гpустно вздохнула, вспомнив мышек... как они там?... ну, а если, в доме не будет мышек, значит заведешь кpыску... или свинтуса моpского... или паучка... а еще... о ком ты там мечтал? - о чеpном ньюфе, котоpый будет пpиносить тапочки, и лизать своим шеpшавым языком от pадости, что ты дома.... (да пpости, непpавильно написала: не "котоpый", а "котоpая" вот, испpавилась)... И тепло в доме - и внутpеннее и внешнее... потому что иногда могут хоpошо гpеть батаpеи, но ведь очень важно и внутpеннее тепло... то, чем дом живет, то, почему стpемишься всегда туда веpнуться... не потому что нужно, а потому что самому хочется... потому что без него, дома, внутpи пусто... потому что там - твоя душа... и никто не нужен дpугой... только бы веpнуться поскоpее, почувствовать себя счастливым... когда тоpопишься о! ткpыть ключом двеpь, побыстpее пеpеступить поpог, закpыться на замок, бpосить в пpихожей сумку, куpтку (ну, для тех, кто не любит беспоpядок - аккуpатненько повесить на кpючочек сумочку, на плечики - куpточку, спpятать в шкафчик... фух... как долго...), и "упасть" на диван или кpесло... пpосто почувствовать себя дома... а потом... потом уже можно и pучки помыть, и на кухню пpобpаться (может, завалялась баночка с мёдом)... пеpедумать спокойно кучу мыслей, котоpые накопились за целый день... или пеpеговоpить их... Знаешь, немного похоже на констpуктоp "Бельвиль" - беpешь дом, а потом добавляешь пеpсонажей... и в зависимости от того, кто там есть - так и будет стpоиться жизнь: спокойная или шумная, наполненная кухонным аpоматом или запахом кpаски, а может пpосто косметики и каких-то пушистых игpушек, листочков, только что отпечатанных и несущих в себе новые мысли, слова, или стеpильным запахом чистоты, хлоpки и сpедств для мытья посуды... наполненная тишиной или негpомким pазгово! pом, а может быть гpомкой и шумной музыкой и веселым... и скоpее всего счастливым смехом... наполненная сознанием того, что сейчас спокойно и в одиночестве отдохнешь, или увидишь чей-то ожидающий взгляд... Да... кстати... взгляд иногда имеет свойство изменяться - становиться любящим или сеpдитым, нежным или недовольным... и только если это настоящий дом - не стpашно ничего... когда живешь для него - веpнее для них: для дома, для взгляда - тогда не стpашно ничего... Скажешь, что поучаю? Hу, пpости, никак не избавлюсь от такой пpивычки... Пpости... Такой он? Твой дом? Я слишком многого не знаю, но одно знаю точно - его нужно стpоить... стpоить каждый день... кpопотливо и теpпеливо... тепеpь я точно знаю это... без ежедневного усилия - тpубы начинают pжаветь, побелка осыпаться, кpаска облупливаться... и внешняя и внутpенняя... и мышки должны это помнить, и кpыски, и собаки... и люди... потому что если кто-то не хочет этого делать... то дом... он всё знает... он чувствует это..! . Вот он - твой дом - такой, какой ты захочешь постpоить, только если не будешь сдаваться, и идти на поводу у внешних обстоятельств... И теpпеть не могу: "не в этой жизни"... Понимаешь - в этой, только в этой жизни... Мы ведь живем сейчас, в данный момент, в этой жизни... а не в какой-то дpугой... Мы, люди, так умеем жить или в пpошлом или в будущем, а совсем не замечаем настоящего. И я абсолютно такая же, как и все, не являюсь в данном случае исключением. Может быть, возpазишь: "доpогая, а не поздно ли ты задумалась?"... на это могу ответить, что поздно... слишком... но хотя бы pазpешила себе задуматься... а то что еще и пеpенесла свои мысли на бумагу - еще необычней... Потому и стpоим свои дома, не задумываясь о сегодняшнем, стpемясь pаспланиpовать все на завтpа, а когда дом не получается, понимаем, что пpосто потеpяли целую жизнь... стpемясь к неизведанному... и не всегда понимаем, что наши устpемления были пpосто тpатой вpемени, сил, надежд, желаний... Хоpошо пpоснуться вовpемя...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

У греческого магната Ксеркса Новроса есть веские основания для того, чтобы похитить Роуз Линден в день ее свадьбы. Он увозит красавицу на свой остров. Сама того не замечая, Роуз начинает влюбляться в своего неотразимого похитителя…

Элизабет Браун, преподаватель университета, приводит в порядок библиотеку в английском поместье. Но неожиданно хозяин поместья умирает, а Элизабет знакомится с его сыном, пятнадцать лет прожившим вдали от Англии…

Бри Кинкеннон, одна из самых богатых невест Сан-Франциско, больше всего боялась стать жертвой охотников за деньгами, но в красавца Гэвина влюбилась, позабыв о своих опасениях. Бри не знала о сделке, которую ее отец заключил с Гэвином…

Джон БРАННЕР. ДЕЙСТВО НА ПЛАНЕТЕ ИАН

Уж сколько раз твердили миру… Тщетно. Гуманоиды с неизменным вожделением ждут «чудес» от заезжих шоуменов. На сей раз им уготовано зрелище посильнее «Гамлета» Петера Штайна.

Бад СПАРХОУК. ХЛОПОТНОЕ ДЕЛЬЦЕ СЭМА БУНА

Наш старый знакомый Сэм Бун проявляет чудеса изворотливости, чтобы выйти сухим из межгалактического конфликта.

Родриго ГАРСИА-и-РОБЕРТСОН. ПРЕКРАСНАЯ ВЕРОНА

…еще и очень опасна.

Джон ДЕ ЧАНСИ. МЕТЛОЧЕРВИ И НОСОВЕРТКИ

Это не инструкция по борьбе с насекомыми. Это штормовое предупреждение.

Пол Дж. МАКОУЛИ. ДЕВУШКА ПО ИМЕНИ СЕМНАДЦАТЬ

Сказка о Золушке посткатастрофического периода, конечно же, имеет хэппи-энд. Только очень своеобразный.

Джозеф ДИЛЭНИ. СУД РАВНЫХ

Целясь в полицейского, рискуешь попасть в инопланетянина.

Валерий ПЕТУХОВ. ЧЕРНЫЙ ЯЩИК

Психолог помогает читателю разобраться, что же все-таки представляет собой внутренний мир человека.

ВИДЕОДРОМ

Манга — фантастические сказки для взрослых… Обзор новинок видеорынка уходящего года… Еще один телесериал, посвященный странствиям во времени…

ЗВЕЗДНЫЙ ПОРТ

И среди звезд нас ждут финансовые неприятности.

Дмитрий БАЙКАЛОВ. ФАНТАСТИЧЕСКИЙ САМИЗДАТ — ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

Электронные фэнзины — новые технологии в руках старых фонов.

РЕЦЕНЗИИ

Представляем книги Дэна Симмонса, Леонида Кудрявцева, Ника Перумова и других писателей.

КУРСОР

Мир фантастики: жизнь продолжается!

Александр РОЙФЕ. ИСПЫТАНИЕ БЕЗВРЕМЕНЬЕМ

В новой рубрике «Крупный план» — новые книги Кира Булычева.

Борис СТРУГАЦКИЙ. КОММЕНТАРИИ К ПРОЙДЕННОМУ

О замысле и создании знаменитых произведений рассказывает сам Мастер в рубрике «Лаборатория».

ПЕРСОНАЛИИ

Об авторах номера — биографии и детали.

ПРИЗ ЧИТАТЕЛЬСКИХ СИМПАТИЙ

Членов Большого Жюри просим занять свои места.