Это называется так

У поэта, прозаика, эссеиста и художника Линор Горалик— новый сборник. В него включены написанные в разные годы и ранее никогда не публиковавшиеся полностью циклы микрорассказов «Короче» и «Говорит:», повести «Валерий» и «Вроде того», а также пьеса «Свидетель из Фрязино».

Тексты Линор всегда балансируют на грани поэзии и прозы, в них — острота мига «сейчас» и его место в контексте мировой истории. Речь, повадки и поступки персонажей — «улики» дикости и ужаса мира, окружающего героев, но этот же мир обаятелен и интересен своей инакостью, почти инопланетностью, он абсолютно узнаваем — и совершенно непредсказуем.

Отрывок из произведения:

Прислали за ним на третий этаж сутулого чирьеватого мальчика, племянника продавщицы. Он в это время ничем особым не был занят, как раз сел поесть, — ну, положил прямо на ступеньку бутерброд и яблоко, которым закусывал этот бутерброд; побежал. Вход в гастроном, — так Кирилл гордо называл свое хозяйство, а всего там три полки и холодильник, — уводил почти под землю, мальчик шмыгнул понизу, а он присел и на длинных ногах осторожно вошел. Очень тихо было в гастрономе, мальчик сразу побежал в подсобку за кассой, он следом вошел: там на шатком стуле с мягким бордовым сиденьем стояла Астрин, не шевелясь стояла, как он ее научил. Мальчика он остановил рукой: не входи, а сам переступил порог, палец строго приложил к губам и медленно, стараясь не шуршать штанами, сел на корточки. Крошечная Астрин с ее огромным птичьим носом и хрупкими пальцами, добела сжимающими веселенькую синюю ткань форменого фартука, вдруг показалась ему престарелой школьницей.

Другие книги автора Линор Горалик

Эта книга была написана много лет назад под влиянием короткого текста Линор Горалик про Ахиллеса и Черепаху. Без текста Линор этой книги не было бы, поэтому у нее два автора, достаточно одиноких, чтобы не услышать друг друга, чтобы не быть услышанными никогда.

В мире, где главный враг творчества – политкорректность, а чужие эмоции – ходовой товар, где важнейшим из искусств является порнография, а художественная гимнастика ушла в подполье, где тело взрослого человека при желании модифицируется хоть в маленького ребенка, хоть в большого крота, в мире образца 2060 года, жестоком и безумном не менее и не более, чем мир сегодняшний, наступает закат золотого века. Деятели индустрии, навсегда уничтожившей кино, проживают свою, казалось бы, экстравагантную повседневность – и она, как любая повседневность, оборачивается адом. Творчество обесценивается, человеческая жизнь хрупка, и невозможно отмахнуться от ужаса бытия.

Линор Горалик с конца 90-х выступает в интернете как поэт и журналист. Малая проза Горалик публикуется в периодике с 2001 года. Этот сборник избранного наиболее полно отражает творчество автора на сегодняшний день.

С первых дней своего существования Барби стала восприниматься как социокультурный феномен. В ее игрушечном мире нашли отражение такие проблемы реального общества, как эмансипация, семейные отношения, сексуальные нормы, карьера, политкорректность и многие другие. В ходе жарких споров сторонники и противники куклы, сами того не замечая, создали целую мифологию Барби.

В книге исследуется не только история самой куклы, но и особенности ее восприятия обществом. Линор Горалик показывает, как за сорок с лишним лет Барби стала по сути зеркалом западной цивилизации. Столь полное и обстоятельное исследование феномена Барби выходит на русском языке впервые.

«Холодная вода Венисаны» — история о тайнах, нарушенном равновесии и сильной, умной Агате, которая никогда не дает страхам победить себя. Венисана — странное государство. Здесь каждый играет свою правильную, выверенную роль: верит, что к воде подходить нельзя, сторонится необычных книг, предпочитает молчать и помнит о майских преступниках. Но крохотная случайность меняет привычный мир Агаты, и вот она уже падает, падает в опасную воду, но вместо гибели там ее ждет возможность узнать правду…

Агата просыпается первой, но никому ничего не говорит: в прошлый раз она вскочила и побежала к родителям, и теперь жалеет об этом. Ей и страшно, и странно: как будто вот сейчас произойдет что-то огромное, это ощущение Агата знает, оно в губах и животе. Прошлый раз ее разбудило постукивание «лего» в большой пластмассовой коробке, как будто очень много очень маленьких зверей колотят в какую-то далекую дверь, уговаривают их впустить. На этот раз Агата просыпается не от звука, а сразу от ощущения в губах и животе. Она знает, что должна сделать умная девятилетняя девочка, когда начинается землетрясение, но делает совсем иначе: быстро сбрасывает одеяло, как можно шире раскидывает руки и начинает смотреть на свой ночник со слонами, но не пристально, а так: как будто ночник и очень далеко, и очень близко сразу. От этого глазам делается немножко больно, но Агата терпит секунду, две, три — и вдруг происходит чудо: от того, что качается и дом, и ночник, который папа сделал для Агаты, когда она была еще совсем маленькой и боялась темноты, и кровать, от того, что сплетеный папой «ловец снов» мерно позванивает колокольчиками у Агаты над головой, словно бы начинает качаться и сама Агата. Ей кажется, что она лежит не на кровати, а на синей-синей, очень густой воде, в которой нельзя утонуть; Агата напрягает глаза еще немножко — и делает так, что за окнами будто бы не ночь, а тоже волшебная, темно-синяя густая вода, и она, Агата, лежит внутри этой воды, качается на дне огромного хрупкого воздушного пузыря, и в дверь ее дома-пузыря стучат очень маленькие звери, просят впустить их. Агата представляет себе крошеных живых слонов, жирафов, и лис, и котов, и аадварков (Агата знает, кто такие аадварки), и представляет себе, как она впускает их в свой волшебный дом-шар, открывает дверь, — и тут дверь действительно открывается, за ней вспыхивает свет. Агата резко моргает и с досадой чувствует, что больше никуда на плывет, а просто лежит на кровати: ночник горит и качается, нарисованные на нем серо-голубые слоны тревожно бродят по стенам, папа стоит в дверях и говорит, чтобы Агата просыпалась скорее, это опять землетрясение.

Поэт, прозаик, сказочник и культуролог Линор Горалик во всех своих книгах продолжает искать «новое странное слово». В повести «Валерий» сталкиваются обыденность современной городской жизни и принципиальная инаковость взгляда главного героя. Он – и взрослый, и ребенок – живет обычной жизнью, но видит в ней никому больше не заметные смыслы и механизмы. Рыбки в аквариуме, черти в аду, русалки в море, дети на лечебной физкультуре, мясник в лавке, Бог в небесах и милиционер в погонах – все становятся участниками единой мистерии, общего гиньоля.

Игра устроена вот как: Агата зажмуривает глаза, приседает и быстро прижимается лбом к батарее. Батарея горячая, Агата терпит, сколько может, но не слишком долго, а то иначе получается не игра, а испытание. Потом Агата быстро выпрямляется, встает на цыпочки и нагретым лбом изо всех сил прижимается к ледяному зимнему окну. От неожиданного ощущения у Агаты звенит в ушах, она не понимает, нравится ей эта игра или не нравится, но повторяет ее снова и снова, потому что ей очень скучно.

Популярные книги в жанре Современная проза

«Bo всей валенсіанской равнине отъ Кульера до Сагунто не было деревни или города, где бы его не знали.

Какъ только раздавались на улице звуки его гобоя, мальчишки прибегали во весь опоръ, кумушки звали другъ друга съ жестами удовольствія, а мужчины покидали трактиръ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Перевод: Татьяна Герценштейн

Комната 207а

Лариса — девочка очень правильная и считающая, что все должны жить по Завету Божьему.

Комната 210

Султан — почти добрейшей души человек.

Пахом — человек довольно скрытный, малообщительный, не имеющий абсолютно никаких привязанностей и наклонностей.

Комната 211

Наиль — большой прикольщик, маленький татарин.

Герои этих рассказов и повестей, при всем несходстве сюжетов, связаны общими музыкальными темами. Чем дальше, тем отчетливее. Джем-сешн? Духовой оркестр на ярмарочной площади? Не так уж важно. Главное – праздник.

Признанный мастер интеллектуальной прозы на этот раз выступает в хорошо забытом прежнем облике лирика и тонкого психолога, умеющего разглядеть в будничной жизни захватывающие драмы. Маленький мальчик обожает того, кто над ним издевается. Романтический влюбленный убегает от возлюбленной через балкон. Милая молодая дама убивает кошку электрическим током. Наполеон Бонапарт становится почетным членом мальчишеской шайки… С героями книги трудно расстаться и еще труднее их забыть.

Две сестры, две пожилые женщины, разговаривают о своей матери в годовщину ее смерти. Она умерла, упав в ванной с лестницы — на девятом десятке лет собиралась красить потолок! Должны ли были родственники чувствовать за собой вину, ведь у покойной был деспотичный характер?..

Путешествуя по Америке, Мари и Юнна приехали в Финикс, штат Аризона. В гостинице, где им случилось остановиться, они подружились с веселой горничной Верити, а благодаря ей — познакомились еще с массой разного народа. Зачем им ехать куда-то дальше, недоумевает новая приятельница…

Юнна и Мари собираются смотреть кино: это вестерн из числа «ранней классики». Но Юнна знает, что Мари недолюбливает подобные фильмы и заранее начинает речь в его защиту. Возникает дискуссия, в результате которой Юнна будет смотреть фильм в одиночестве…

Том — брат Мари — часто навещал сестру и ее подругу на их острове. Однажды он привез Мари письмо от старого приятеля, который хотел бы пожить пару дней на необитаемом острове…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Медосбор» — последняя книга одного из лучших рассказчиков современности Сергея Константиновича Никитина.

Ее составляют рассказы и повести, тщательно отобранные автором, — то, что оказалось наиболее близко и дорого ему. Это и произведения, прошедшие проверку временем, и были, написанные недавно.

Точный и емкий язык, высокая писательская и человеческая культура автора, естественность и искренность, светлое мировосприятие художника — вот что отличает и эту книгу С. К. Никитина.

Многочисленные описания богов в древней мифологии изобилует описанием их деяний, привычек и пристрастий, которые могут сказать о многом, если посмотреть на мифы как на описание реальных событий. Из мифов удается выявить особенности биохимии организмов богов — представителей развитой инопланетной цивилизации. Как оказывается, их организм довольно сильно отличается от нашего. И причины этого в том, что на родной планете богов условия, которые отличаются от условий на Земле. Данные современных космогонических теорий позволяют восстановить особенности родной планеты богов, по сравнению с которой наша Земля действительно оказывается местом, которое боги, низвергнутые с небес, вполне могли посчитать «адом».

Статья не претендует на истинность. Фанатикам от науки и религии (в том числе, теософии) читать статью НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ. Поберегите нервы и себе, и другим.

Название рабочее.

Вместо аннотации небольшой копипаст из ЗКГ:

"Големы были созданы людьми. Они развивались… Существует множество разновидностей… И у них есть план.")))

Задумана такая себе машинная цивилизация в магическом мире Горта. Получится ли? Не знаю… Будем посмотреть)

Время действия произведения происходит до событий первых двух частей Артефактора Горта. С ними эта, третья часть, связана ГГ, известным как Хранитель, по сути попаданцем в артефакт)

Не обещаю, что в этой части появятся другие ГГ, известные по первой и второй части АГ.

Альфа-версия.

Можно читать отдельно, но лучше после первых двух частей АГ.

Общий текст плюс обновление от 30.08.2012

ЖЕКА

ГЕНКА

ЛЕХА

ЖЕКА. …в окно не высовывайтесь! Даже не смотрите — сразу засекут. Они по окнам шарят. Тут только пара домов в округе, а дальше — парк. Туда нельзя. В подъезд зря не сунутся. На растяжку можно нарваться. А если хоть тень заметят, «зажигалками» забросают. Сам высунешься, как миленький. Тут тебя и добьют.

Вы не смотрите, что штаны поддерживаю. Я ремень-то там оставил (Машет рукой в сторону окна).