Эти двое

Первая попытка Е. Филенко написать «фантастическую мелодраму».

Он и она. Он — на потерпевшем аварию корабле, без надежды на спасение. Она — дома на Земле... и ждет. Ждет, когда ждать уже нет смысла. Может ли их любовь стать тем фалом, что, протянувшись через сотни миллионов километров, снова соединит их? Ответ автора однозначен.

Отрывок из произведения:

Пирогову приснился сон. И все бы ладно, только сон был цветной. От неожиданности Пирогов тут же проснулся и сел, ошалело крутя головой и стараясь припомнить, что же такое ему только что привиделось. Но в памяти застряли какие-то невнятные образы. Лица. На Земле он, разумеется, видел сны каждую ночь, и все они были черно-белые. Одно время Пирогов даже гордился этим обстоятельством, выделявшим его среди всех прочих смертных. Потом ему сказали, что это свидетельствует лишь о недостатке воображения, и Пирогов перестал гордиться своими снами.

Рекомендуем почитать

Мудрый вождь небольшого племени, устал от обилия и жадности старых племенных богов. Он решил выбрать нового бога, но выбор так труден, тем более, что оба кандидата очень странные и рассказывают такие необычные вещи...

Планета Роллит сотрясается от природных катаклизмов, цивилизация планеты стоит на грани гибели. На дальних орбитах планеты, выжидают свой час галактические стервятники — корабли империи Моммр… Не блещущий талантом сотрудник НИИ Колобов (Солнечная система, планета Земля) страдает посталкогольным тремором и прочими радостями похмельного синдрома… Имеется ли причинно-следственная связь между столь разными по масштабам неприятностями?

Другие книги автора Евгений Иванович Филенко

Учителя пообещали Кратову сделать из него настоящего звездохода. Они сдержали свое слово, пропустив Константина через мясорубку Ада. И цену себе он узнал уже в первом рейсе… став при этом совсем иным!

Уэркаф. Пылающая планета. С некоей периодичностью разрушительные волны огня прокатываются по ее поверхности, превращая в прах все живое. Но тем не менее жизнь на планете есть. И, что еще более невероятно, на ней есть разум. Совсем уж не логичным выглядит то, что в условиях этого локального апокалипсиса, на Уэркафе появилась и развилась цивилизация гуманоидного типа.

Естественно, земные ксенологи не могли пройти мимо этого феномена. Контакт был установлен, но чем больше земляне узнавали об Уэркафе, тем больше загадок вставало перед ними.

Константин Кратов оказался в исследовательском отряде совершенно случайно, однако именно ему было суждено с головой погрузиться в клубок тайн и загадок, который таила древняя цивилизация огненной планеты.

В роман вошли два бывших ранее отдельными произведения: «Гребень волны» и «Гнездо феникса» (= Отряд амазонок).

Далекое будущее… На космической станции, принадлежащей галактической расе эхайнов, произошла катастрофа. Случившийся поблизости патрульный корабль землян подобрал спасательную капсулу, в которой оказался младенец-эхайн. Было установлено, что генетически эхайны относятся к неандертальцам. Командир патруля Елена Климова узнает, что ее находкой заинтересовался земной Департамент оборонных проектов. Женщина отваживается на нетривиальный шаг. Она уходит в отставку, меняет имя и усыновляет младенца. Теперь его зовут Северин Морозов. Но Департамент не оставил надежды заполучить в свои лаборатории инопланетянина, который почти ничем не отличается от своих сверстников…

Константин Кратов, юный выпускник училища Звездной Разведки, и не предполагал, что в первом же самостоятельном рейсе будет вовлечен в события вселенских масштабов. На его корабль во время внепространственного перехода нападает некое невообразимое существо. Был ли целью нападения тайно перевозимый рациоген – прибор, многократно усиливающий интеллектуальную деятельность, или имело место стечение обстоятельств? Так или иначе, отныне Кратов становится носителем фрагмента «длинного сообщения», расшифровать которое пока не представляется возможным. Вдобавок он выступает своеобразным указателем на только еще предстоящее опасное развитие событий. К тому же, его карьера Звездного Разведчика пресекается самым жестким образом – на планете Псамма, после вынужденного огневого контакта с чужим разумом. Приняв ответственность за инцидент на себя, Кратов отправляется в добровольное изгнание.

Он — галактический консул.

Тайная миссия ведет его сквозь опасности и приключения, от звезды к звезде, от планеты к планете…

К планете, где, в результате чудовищной ошибки, животные обрели разум, но сохранили звериную жестокость…

К планете, оказавшейся в центре запутанного политического конфликта одновременно «открывших» ее рас…

К планетам, где обитают гуманоиды и негуманоиды и где правят чуждые человеку законы…

К планетам, которые надо спасать, пока еще не поздно…

Название - условное, хотя оно меня вполне устраивает, соответствует духу книги и, скорее всего, сохранится. По жанру это нечто вроде анабасиса (sapienti sat), а композиция близка к «Эпицентру». В данный момент я занят тем, что сражаюсь с попытками книги разделиться, подобно амёбе, пополам. Написано около половины, а отрывок помещаю, чтобы отчитаться о проделанной работе и сообщить, что я еще не умер.

Евгений Филенко.

«Огромная бронированная черепаха неспешно всползла на острый гребень завьюженного холма и застыла в зыбком равновесии. Вдоль ее боков, разукрашенных в приметные с земли и небес ядовито-зеленые цвета, в струях взбудораженного воздуха плясали снежинки. Кратов протянул руку в бронированной перчатке и неловко попытался ухватить их трудно гнущимися пальцами. Поднес к лицу - снежинки были чужими, объемными, больше похожими на крохотных морских ежей.

Пангалактическое сообщество переживает очередной кризис понимания. На сей раз оно столкнулось с агрессивной, не идущей ни на какие контакты цивилизацией, психологически, кажется, совершенно чуждой всем тем нормам, на основе которых создавалось Братство. Дикари, всего несколько столетий тому назад вышедшие в космос, уничтожают орбитальные станции и грузовые корабли, стерилизуют поверхность обитаемых планет, занимаются террором на оживленных трассах… А главное и самое удивительное — никак не мотивируют свои поступки. Война как «продолжение политики иными средствами» здесь явно ни при чем, в результате своих действий агрессоры ничего не выигрывают, а напротив, многое теряют: союзников, партнеров, уважение со стороны других рас… Это кровопролитие ради кровопролития, бессмысленное и необъяснимое. Галактическое Братство, и в первую очередь — Земная конфедерация, ставшая главной мишенью, оказывается перед сложным выбором: либо жесткими силовыми методами подавить противника, попутно уничтожив при этом множество мирных граждан, либо продолжить попытки разобраться в логике его действий, тем самым потакая террористам. Да, Братство способно одним движением раздавить зарвавшихся новичков, но это значит сделать гигантский шаг назад, от дружбы и взаимного доверия цивилизаций Братства к праву сильного. Естественно, Константин Кратов, один из ведущих галактических дипломатов, не может остаться в стороне от этого конфликта.

Продолжение романа «Вектор атаки». Константину Кратову удалось найти асимметричный ответ эхайнским спецслужбам. В метрополию Черной Руки Эхайнора отправляется разведывательная миссия, состоящая из нескольких эхайнов-ренегатов и психотерапевта Дези Вифстранд, которая обладает паранормальными способностями к переовплощению. Ценой большой крови удается выведать место, где укрыты заложники. Спасательная операция переходит в активную фазу: на орбите планеты Троктарк союзники человечества и эхайнские штурмовики вступают в бой за космическую базу с заложниками.

Евгений Иванович Филенко родился в Перми в 1954 году. Окончил Пермский университет. Работает программистом.

Первый рассказ был напечатан в журнале «Юный техник» в 1964 году.

Рассказы и повести Е. Филенко опубликованы в журналах «Изобретатель и рационализатор», «Вокруг света», «Уральский следопыт», «Спутник», «Студенческий меридиан», «Даугава», в сборниках фантастики и приключений «Поиск-81» (Пермь), «Поиск-86» (Свердловск), «Поиск-87» (Пермь).

«Сага о Тимофееве» — первая книга молодого автора.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Как говорит сам автор, идея этого рассказа пришла к нему в машине, когда он слушал прогноз погоды: что, если эти меняющие друг друга цифры были бы не градусами, а годами?Добро пожаловать в мир, где поворачивая ручку кондиционера, ты меняешь не температуру в комнате, а год, в котором ты живёшь…© leonka

Василий Акимович проснулся, как от толчка. На пульте перед ним лукаво подмаргивал красный глазок. В наушниках стоял комариный писк сигнала бедствия, который, собственно говоря, и вывел его из состояния лёгкого забытья.

Василий Акимович мигом стряхнул дремоту и по видеофону доложил начальнику спасательной станции о полученных сигналах.

Северное полушарие Марса отличается, как известно, крайне неустойчивым, капризным климатом. Среди лета вдруг может пойти сухой град величиной с кулак или ливень, в минуту образующий бурные потоки, которые все смывают на своём пути. А о страшных песчаных бурях, снискавших дурную славу по всей Солнечной системе, и говорить нечего. В последние годы здесь велись большие инженерные работы. На побережье строился современный океанский порт, возводился новый космодром с антигравитационным поясом, закладывались многоэтажные ангары для орнитоптеров – основного вида транспорта на Марсе. Несмотря на то, что основная масса работ выполнялась кибернетическими роботами, людей на стройках также было немало. Ибо гигантские комплексы сооружений, целиком и полностью возводимые роботами без помощи людей, оставались пока что, к сожалению, достоянием фантастов.

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Света Баржин зажигать не стал. Отработанным движением повесив плащ на вешалку, он прошел в комнату и сел в кресло.

Закурил. Дым показался каким-то сладковатым, неприятным, — и то сказать, третья пачка за сегодня…

В квартире стояла тишина. Особая, электрическая: вот утробно заворчал на кухне холодильник, чуть слышно стрекотал в прихожей счетчик — современный эквивалент сверчка; замурлыкал свою песенку кондиционер… Было в этой тишине что-то чужое, тоскливое.

В шесть часов вечера двери Института мозга распахивались, и из них выходили поодиночке, группами и, наконец, непрерывным потоком выливались сотрудники… Минут через десять — пятнадцать поток постепенно иссякал. И в здании, на территории института и прилегающих к нему улицах наступала тишина. Изредка ее нарушали шаги случайных прохожих или какой-нибудь парочки.

Так было и в этот день. Однако в половине седьмого привычный порядок нарушился: к дверям института с разных сторон подошли двое. Первому было лет тридцать пять — тридцать шесть. Лицо его казалось треугольным: очень широкий и высокий лоб, над которым фонтаном взрывались и опадали в разные стороны длинные прямые волосы; совершенно плоские, выбритые до блеска щеки почти сходились у миниатюрного подбородка; рот же, напротив, был настолько велик, что, казалось, стоит его открыть, и подбородок неминуемо должен отвалиться; только прямой нос с широко выгнутыми крыльями вносил в это лицо какое-то подобие пропорциональности. Второму на вид было никак не меньше шестидесяти. Лицо его чем-то напоминало морду благовоспитанного боксера: почти квадратное, с крупными чертами и небольшими умными глазами, оно казалось грустным даже тогда, когда человек улыбался. Вся его фигура была под стать лицу, массивная и тяжелая. И поэтому подстриженные коротким бобриком волосы никак не вписывались в общий тон — здесь приличествовала бы львиная грива.

Научно-исследовательский корабль «Меркурий» вошел в систему Эпсилон Эридана.

— Координаты 423–688–321, — доложил штурман.

— Выключить автоматическое управление. Посадка на планете номер семь, — отдал распоряжение капитан Ларр.

Зелено-голубой диск на щите видеографа все увеличивался, пока наконец не заполнил весь экран.

Двигатели «Меркурия» взревели, корпус его начал мелко вибрировать, затем все стихло. Перегрузка, вызванная ускорением, ослабла; люди с облегчением почувствовали, что снова могут двигаться нормально.

Конец XXI века.Мир, переживший глобальную ядерную катастрофу, превратился в горстку тоталитарных анклавов.

И худшим из этих анклавов стала страна, некогда гордо именовавшая себя «оплотом демократии».

Именно здесь крупный научно-исследовательский институт давно уже превращен в чудовищную тюрьму «Лабиринт», где над тысячами политзаключенных проводились нечеловечески жестокие эксперименты по выведению «идеальных солдат»…

После этих экспериментов выжили единицы, которые называют себя «лаборокрысами». Но живут «лаборокрысы» недолго - ведь их нервная система изменена с помощью нанотехнологий, а последствия подобных экспериментов смертельно опасны.

Зачем это нужно?

Во имя чего гибнут в муках все новые люди?

«Лаборокрыс» Кендрик Галлмон, вполне справедливо считающий себя покойником, пытается провести собственное расследование… В конце концов - а чего ему бояться? Ведь двум смертям не бывать!

Иван-младший научный сотрудник сектора изучения волшебств Кощеевых, разбирал архивы. Все он уже разобрал, только никак не мог найти конца самой древней сказки, в которой рассказывалось, почему царь Кощей бессмертным стал. Пришлось ему поэтому в прошлое отправиться-в царство Кощеево, прознать, как Кощей бессмертным стал, а вернувшись-сказку дописать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Как только повсеместно официально разрешили богатеть, Валерий Десяткин решил открыть свое дело. Надо заметить, что он уже давно, со времен золотого детства, мечтал о чем-то подобном.»

 Москвичи в шоке. Город захлестнула серия загадочных убийств. Тела погибших страшно изуродованы, но ценности не тронуты. Журналист Осипов, взявшийся раскрыть тайну последнего преступления, теряется в догадках. Кто это? Маньяк? Может быть. А вдруг за всем стоит вмешательство сверхъестественных сил? Ведь сохранились смутные сведения о людях-оборотнях, способных превращаться в медведей-убийц. И будто никому не под силу справиться с ними, кроме особых Охотников из древнего рода...

Свободное продолжение лукьяненковского "Не время для Дракона". Ученическая вещь.

Карась – киллер экстра-класса и с легкостью выполняет самые трудные заказы. Но устранить миллионера Шевцова оказалось гораздо сложнее, чем он думал. Главной помехой на пути киллера стал начальник службы безопасности «объекта» Вадим Петляков. У него дьявольская интуиция и огромный опыт; опасность, грозящую шефу, он чует за версту и всегда идет на шаг впереди. Столь сильного противника у Карася еще не было. Но и заказ отвергнуть невозможно – от столь выгодных предложений не отказываются, да и опасно это – идти на попятную. Что же делать? И Карась решает сделать резкий и неожиданный ход…