Эротические рассказы Рунета. Том 1

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Отрывок из произведения:

Обхватив голову руками, она не отрывала глаз от толстенной книги и слегка раскачивалась, разводя и вновь соединяя ноги, - как обычно делают при интенсивной зубрежке. Иногда девушка распахивала бедра настолько широко, что виднелись трусики из белой полупрозрачной ткани. И мое воображение постепенно разыгралось так, что яйца готовы были вот-вот взорваться, "Эх, - невольно подумалось, - попалась бы она мне в каком-нибудь другом месте, а не в читальном зале этой занюханной библиотеки..."

Другие книги автора Автор неизвестен -- Эротика и секс

Бpат и сестpа

Hаши pодители и не заметили, как мы с сестpой достигли возpаста, в котоpом начинает тянyть к пpотивоположномy полy. Мы часто игpали вместе в pазличные игpы: "В доктоpа", "В фотогpафа Плейбоя" и дpyгие. Моей любимой была именно фотогpафиpовать, к томy же y меня была камеpа и это делало игpy более пpиближенной к pеальной жизни.

Был обычный день. Отец отпpавился на pыбалкy, мать была на pаботе. Петти и я yже были взpослыми, и нас оставили дома одних. Мы игpали в каpты и я пpедложил паpи. Если она пpоигpает, то мы поигpаем в фотогpафа, она бyдет моей моделью. Если же пpоигpаю я, то тогда мне пpидется заняться yбоpкой в ее комнате. Фактически Петти согласилась с моим пpедложением, и я не мог пpоигpать, ибо ей тоже нpавилась быть моделью. Игpа была хоpошей, и закончилась очень быстpо. Как и ожидалось, я победил.

В представленном глубокоуважаемой публике сборнике глубоко раскрыта тема половой ебли.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

Нет книг нравственных или безнравственных.

Книги или хорошо написаны, или плохо. Вот и все.

― Оскар Уайльд

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. Один ухожор чего стоит. И последнее: несколько рассказов я пометил спереди звездочкой (*). Это не лучшие рассказы, просто они меня приятно порадовали.

Ни один испорченный ум никогда не понял ни одного слова правильно, благочестивые речи не идут ему на пользу. Здравому же уму не повредят и рассуждения малопристойные. Так грязь не может замарать ни красы солнечных лучей, ни величия Неба.

― Джованни Бокаччо, Декамерон (Послесловие автора)

Перевод: М. Жирвинский

О нас с мамой

Не помню точно, когда я начал думать о ней, наверное, лет в двенадцать. Первые фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда доступны. На них можно было смотреть, их можно было даже потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность была. Конечно, она не ходила там, в ажурных чулках с поясом, не носила мини и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло. Именно тогда я стал извращенцем. Я понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был pебенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью. Она сидела в теплой вязаной кофте читала книгу, я же видел ее голой с pазмазанной по губам помадой в очках залитых спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я pос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал подсматривать. Надо заметить, что, несмотря на довольно таки благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было крайне сложно. Мама всегда просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться. Единственной возможностью оставалась ванная комната. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я "хороших" мальчиков, отверстий в стенах в ней не было, поэтому я просто-напросто pасширил напильником щель под дверью, так чтобы увеличился угол обзора. То, что я испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, вытиралась после душа, описать словами невозможно. Это было что-то. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь. До сих пор, а с того времени прошло десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает аккуратно вытирать промежность. Я pассчитывал увидеть ну может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской мордочки было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище, задница да еще с мокрой красной дырой, белые груди, и все это - моя неприступная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна. В общем, годам к четырнадцати я испытывал сильнейшее половое влечение к собственной матери, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подругам, матерям моих одноклассников, учителям. В голове сформировалась некая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в кровати, я думал о них, тасовал как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то вместе. Одна из наиболее сильных фантазий тех лет - банальная баня (на самом деле даже ни pазу в жизни не был), где я "мылся" со всеми своими персонажами. Оргазм происходил в тот момент, когда мама подводила меня к стоящим pаком учительницам, pаздвигала одной из них отвислые половинки, вставляла мой член и, стоя на коленях, смотрела на мою pаботу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя порнографией. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) не было и в помине. Все, что я мог тогда достать - это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих приятелей, но все pавно это было здорово. Я, например, брал фото матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую кассету, по-моему называлась она alt and gammal студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал Инет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Эзоп

...маленький шалун...

...он привязал ее руки за головой вверху, смотрел как ее аппетитная грудь взволнованно вздымалась и колыхалась, раздвинул широко ее ноги и привязал их. Она покраснела и закрыв глаза отвернула голову, но не удержавшись стала смотреть как он разглядывает ее и с вожделением стала ожидать, что он будет делать. Он достал из шкафа скатерть и приподняв ее тело подложил её снизу. Принеся тазик с теплой водой и бритву, он очень аккуратно и неторопясь стал брить её. Эти легкие прикосновения его рук, холод стали - сводили ее с ума, но она боялась шевельнуться и с трудом сдерживала свое тело и свою плоть. Закончив он аккуратно смыл все, улыбнувшись, он развел пальцами левой руки ее губки помыл ей сначала влагалище, а потом анус. Промокнув ее тело он сложил все и унес. Вернувшись из кухни он притащил бутылочку шампанского, налив его в бокал, он приподнял ей голову и аккуратно напоил ее.

Книга представляет собой собрание эротических рассказов найденных на просторах Рунета и посвящена тесным взаимоотношениям мужчин и женщин во всевозможных их комбинациях и количествах. Книга не рекомендуется неуравновешенным людям и детям до восемнадцати. Но читать они ее по-видимому будут. Поэтому, свирепо вращая глазами, ПРЕДУПРЕЖДАЮ: не пытайтесь повторить все прочитанное! Почти все приведенные здесь рассказы являются плодом завидной фантазии их авторов. Не пытайтесь также изучать по этой книге русский язык. Последствия могут быть плачевными. Почти во всех рассказах сохранена авторская орфография, которая подчас весьма далека от общепринятых правил. И последнее, на случай если кого-нибудь ввела в заблуждение обложка: тема половой любви ежиков в сборнике не раскрыта. Уж не обессудьте.

P.S.

По поводу картинок. Я тоже люблю книжки с картинками, но добавлять их пока лень. К тому же картинки как ни крути - суррогат, отучающий нас от ничем не замутненного полета фантазии. Тем не менее, в каком-нибудь светлом будущем (если конечно не наступит конец света) может быть сделаю версии с иллюстрациями.

Желание матери

- Что это вы тут делаете? - воскликнула Сьюзан, заходя в спальню своего сына.

Расстройство и негодование сексуальное и не только преследовали ее все утро. Фрэнк, ее муж уже почти 20 лет, занимался с ней любовью этим утром и, как обычно в последние несколько лет, оставил ее неудовлетворенной. И теперь ее сын Тимми и его друг Бобби, которым по 15 лет, яростно стараются скрыть свое занятие. Они в одним джинсах, их рубашки и ботинки на полу рядом с кроватью. Сьюзан подошла к кровати, скрестила руки на своей небольшой груди и пристально посмотрела на сына. Он покраснел и съежился под ее взглядом.

Популярные книги в жанре Порно

Что может быть общего у Венеции Брэддок, избалованной дочки миллионера из Бостона, с загадочным Джоном Хазаром, человеком совсем не ее круга? Она хотела заставить его продать золотоносный участок, но он всегда играл по своим правилам. По этим же правилам предстояло отныне играть и Венеции, захваченной ураганом неведомых ей раньше страстей…

Снова и снова готовит судьба непокорной Кэролайн Морроу встречу с таинственным Саймоном Блэром – единственным мужчиной, способным заставить её, гордую и независимую дочь разорившегося аристократа, почувствовать себя просто женщиной – желанной и любимой…

Снова и снова бежит Кэролайн из объятий Саймона и борется с неодолимой страстью, борется, ещё не понимая, что её возлюбленный терпеливо ждёт новой встречи – встречи, которая уже не завершится расставанием…

История одного парня по имени Дар, волею судьбы оказавшегося в самом центре водоворота событий, которые начались за тысячи лет до его рождения. Как реагировать, если тебе вдруг сообщают, что ты перестаешь быть человеком, и на тебя охотится уйма народа? Если лучший друг оказался вдруг…древним оборотнем, способным принимать любой облик. Если древний вампир сначала чуть не схарчил тебя, а потом отдал себя в добровольное рабство? Сотни «если», а ты маленький и наивный подросток с нестабильной психикой (у кого бы она была стабильной после такого?), а большие и взрослые дяди тянут к тебе свои руки.…Ха! И не только. В общем — эротично ироничное фентези, местами переходящее в триллер. Да, забыла предупредить — в этой истории все не так, как кажется на первый взгляд.

ВНИМАНИЕ! СЛЕШ! ЯОЙ! ГОМОЭРОТКА!

Данный текст содержит весьма жесткие, откровенные сцены сексуального характера.

Суровым мужикам, детям до 18-ти, гомофобам, моралистам, психически нестабильным людям, страдающим фобиями и маниями, автор строго НЕ РЕКОМЕНДУЕТ продолжать чтение. Возражения, помои и истерики не принимаются.

Остальным — ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!!!

В Шотландии всем управляют мужчины — а женщинам надлежит быть женами и матерями. Однако прекрасную Роксану Форрестер, графиню Килмарнок, подобное положение не устраивает. Она в равной степени успешно отвергает и выгодных женихов, и просто поклонников, желающих завоевать ее расположение. Но кто же полюбит саму Роксану, а не ее богатство? Неужели Робби Карр, граф Гринло? Он сам в смертельной опасности, так может ли страсть к женщине, давшей ему приют, стать смыслом его жизни? Готов ли он совершать безрассудства и рисковать собой во имя возлюбленной?

Виктор Телегин

Тяжела ты, фригидности ноша. Запрещенные стихи.

Так беспомощно грудь холодела

Так беспомощно грудь холодела

И соски твои были мягки.

 Ты трусы и колготы надела

А перчатку стянула с руки.

 И пошла по прошпекту, беснуясь

 Пошлой ревностью старой пизды.

А вокруг - и ебясь, и целуясь.

 Расцветали младые сады.

Тяжела ты, фригидности ноша!

Когда все хорошо, человек воспринимает происходящее как данность. Когда все плохо, он начинает искать ответы.

Очень часто ответы лежат за границами происходящего. И достаток может быть в тягость и знания приносят только боль.

Попробуйте вовремя осознать - какой Демон управляет Вашей судьбой. Цель издания: собрать средства на доработку и публикацию в печатном виде произведения в масштабе первоначальной задумки. Стоит оно того или нет, Вы голосуете покупкой.

Эдриан Готлиб — победитель по жизни и успешный разработчик видеоигр, у которого есть всё, о чём может мечтать мужчина, включая комфортную поездку до Денвера на свадьбу своей сестры. Но он оказывается в состоянии полной перезагрузки, когда застревает в метель посреди заснеженного кемпинга в Юте. Праздничные планы? Эпический провал.  До тех пор, пока Ноа Уолтерс не предлагает ему ночлег и нежеланную экскурсию по местности. Ничего в ультраконсервативном геоархеологе не должно привлекать Эдриана, но как только он узнаёт о скрытой любви Ноа к видео-играм, связь этих двоих выходит на новый уровень. Вскоре вспыхивает тихая, но неоспоримая химия.  Однако что-то идёт не так. Пока мили накапливаются, а время бежит, Ноа сталкивается с самым сложным выбором в своей жизни. Тем временем, Эдриан должен решить, готов ли он перейти на следующий уровень. Стоит ли бороться за статус их отношений, или игра закончится ещё до того, как начнётся? 

ВНИМАНИЕ!

 Текст предназначен только для предварительного и ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала кроме предварительного ознакомления

запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга

способствует профессиональному росту читателей.

В участке меня с утра пораньше огорошили. Я должен был немедленно явиться к лейтенанту.

Когда это происходит, следует ожидать одного из двух: либо служебного нагоняя и последующих за этим неприятностей, либо очень сложного и запутанного задания, которое в конечном счете — тоже неприятности. А неприятностей, и вообще приключений никто не хочет, ни один нормальный человек. Тем более в жаркое майское утро, когда ночная прохлада уже спала, и день обещает быть, как обычно, исключительно жарким. От нашей флоридской жары почти ничего не спасает — ни кондиционеры, ни вентиляторы, ни даже холодный чай со льдом, хотя, казалось бы, — это признанное радикальное средство. В летний сезон у нас тут хорошо только многочисленным отдыхающим. Им то что — они спокойно сидят под тентами и лениво глядят на набегающие волны. Им все приносят либо туда — под тенты, либо прямо в лимузины с японскими кондиционерами. Можно весь день просидеть в тени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Продолжение романа В. Бирюка "Зверь лютый". Наш попаданец подрос. Только вот с прогрессорством снова не очень. Ну, если разве в сексе. Нет, на этот раз не его, а он. Подрос же. Просто помните, что это – альтернативная история. Не сколько об истории, сколько о человеке в ней. Детям – не давать. Слишком много здесь вбито. Из опыта личного и “попаданского”. Местами крутовато сварено. И не все - разжёвано. Предупреждение: Тексты цикла «Зверь лютый» - ПОТЕНЦИАЛЬНО ОПАСНЫ. Автор НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ за изменения психо-физических реакций читателей, произошедшие во время и/или в результате прочтения этих текстов.

Ну, что же, наш попаданец ещё подрос. Да и социальный статус несколько изменил. И то верно - много ли напрогрессишь будучи... ну, ясно кем. Только вот с прогрессорством у попаданца опять не очень. Кроме, разумеется секса. Хорошо ещё, что народные суеверия в руках самодура и прогрессиста -- великая вещь.

На дальней заре своей жизни, семнадцати лет, стояла Груша в поле, ранней весной. Пели жаворонки, было тихо и серо - апрель, под пряслом бледно зеленела крапива. Груша слабо вздохнула и пошла тропинкой от деревни к большаку. И когда она до него дошла, издали, от лесочка лёдовского зазвенели колокольчики.

Сквозь светлую мглу утреннюю трудно было сразу разобрать, кто едет, но, видимо - тарантас, тройка; вероятно, из усадьбы господской кто.

Самый остросюжетный роман Артура Кестлера. «Черная жемчужина» его творческого наследия. Необычный литературный опыт в жанре «альтернативной истории». Что, если бы советские войска не остановились на Эльбе? Что, если бы над Францией нависла угроза новой оккупации? Очередные коллаборационисты уже готовят проскрипционные списки.

Молодая американка пытается призвать на помощь Франции остальные державы «свободного мира».

Но страны-союзники по-прежнему готовы удовлетворять растущие аппетиты Советского Союза, - а «веселому Парижу», похоже, нет дела до того, что дни его веселья уже сочтены.