Эрминия

Эрминия
Автор:
Перевод: Елена Юрьевна Леонова
Жанр: Исторические приключения
Год: 1994
ISBN: 5-263-00785-7

Произведения, пошедшие в сборник «Блэк. Эрминия. Корсиканские братья», продолжают серию «XIX век в романах Александра Дюма». Они могут служить образном романтической литературы, отстаивающей высокие сильные чувства, твердые моральные принципы и яркое горение любви.

В небольшой повести «Эрминия» Александр Дюма создал романтический образ непокорной, гордой и сильной девушки.

Отрывок из произведения:

Сентябрьским утром 185… года по одной из пустынных улиц Сен-Жерменского предместья, будто созданных для уединенных раздумий и трудов, шел молодой человек, поглядывая на двери домов в поисках привычной таблички, на которой по обыкновению значится следующее:

СДАЕТСЯ НЕБОЛЬШАЯ КВАРТИРАДЛЯ ХОЛОСТОГО МУЖЧИНЫОПЛАТА ЗА ТРИ МЕСЯЦАОбращаца к консержу

Последняя строка нередко бывает писана рукой привратника, оттого в ней встречаются особенности, изобличающие в этом достойном человеке, всегда преисполненном гордости за свою образованность, странную манеру пользоваться языком.

Другие книги автора Александр Дюма

Сюжет «Графа Монте-Кристо» был почерпнут Александром Дюма из архивов парижской полиции. Подлинная жизнь Франсуа Пико под пером блестящего мастера историко-приключенческого жанра превратилась в захватывающую историю об Эдмоне Дантесе, узнике замка Иф. Совершив дерзкий побег, он возвращается в родной город, чтобы свершить правосудие – отомстить тем, кто разрушил его жизнь.

Толстый роман, не отпускающий до последней страницы, «Граф Монте-Кристо» – классика, которую действительно перечитывают.

Главный герой романа «Три мушкетера» д’Артаньян - лицо историческое. Основным источником для написания Дюма романа «Три мушкетера» послужила книга Сандро «Мемуары господина д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетеров, содержащие множество частных и секретных вещей, которые произошли в царствование Людовика Великолепного». Эта книга вышла в 1701 году, примерно через тридцать лет после смерти д’Артаньяна.

Однако в романе Дюма «Три мушкетера» много литературного домысла.

Перевод книги сделан тт. Вальдман В. С. (часть I - главы I - XXI), Лившиц Д. Г. (чисть I - главы XXII-XXX и часть II - главы I -ХIII) и Ксаниной К. А. (часть II - главы XIV-XXXVI).

Сюжет «Графа Монте-Кристо» был почерпнут Александром Дюма из архивов парижской полиции. Подлинная жизнь Франсуа Пико под пером блестящего мастера историко-приключенческого жанра превратилась в захватывающую историю об Эдмоне Дантесе, узнике замка Иф. Совершив дерзкий побег, он возвращается в родной город, чтобы свершить правосудие – отомстить тем, кто разрушил его жизнь.

Толстый роман, не отпускающий до последней страницы, «Граф Монте-Кристо» – классика, которую действительно перечитывают.

«Асканио» – один из самых увлекательных романов Александра Дюма-отца, автора таких шедевров, как «Три мушкетера» и «Граф Монте-Кристо».

Материал для романа «Асканио» Дюма почерпнул из автобиографической книги прославленного скульптора и ювелира эпохи Возрождения Бенвенуто Челлини. Поставить на карту не только собственное благополучие, но и саму жизнь ради счастья молодых влюбленных – своего ученика Асканио и прекрасной Коломбы – такой поступок в духе великого художника и благородного человека. Резцом, кистью, а если надо, и кинжалом он доказывает свое право быть независимым от милости королей и побеждает умом и хитростью самых коварных интриганов.

Перед Вами книга, содержащая знаменитую трилогию приключений мушкетеров Александра Дюма. Известный французский писатель XIX века прославился прежде всего романом «Три мушкетера» и двумя романами-продолжениями «Двадцать лет спустя» и «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя». В центре сюжета всех трех романов славные королевские мушкетеры – Атос, Арамис, Портос и Д'Артаньян. Александр Дюма – самый популярный французский писатель в мире, книгами которого зачитываются любители приключенческих историй и романтических развязок. В число известных произведений автора входят «Граф Монте-Кристо», «Графиня де Монсоро», «Две Дианы», «Черный тюльпан», «Учитель фехтования» и другие.

В середине мая 1660 года, в девять часов утра, когда солнце, начавшее уже припекать, высушило росу на левкоях Блуаского замка, небольшая кавалькада, состоявшая из трех дворян и двух пажей, проехала по городскому мосту, не произведя большого впечатления на гуляющих по набережной. Они лишь прикоснулись к шляпам со следующими словами:

— Его высочество возвращается с охоты.

И только.

Пока лошади брали крутой подъем от реки к замку, несколько сидельцев подошли к последней лошади, к седлу которой были привешены за клюв разные птицы.

В настоящее издание вошли два произведения великого французского романиста: «Три мушкетера» — самый прославленный роман Александра Дюма, и его продолжение — «Двадцать лет спустя». Книга проиллюстрирована многочисленными рисунками французских художников: воспроизведены все 250 иллюстраций Мориса Лелуара, выполненные им для юбилейного парижского издания романа «Три мушкетера» 1894 года, а также более 250 иллюстраций Феликса Филиппоте и Жан-Адольфа Боса к роману «Двадцать лет спустя».

Прежде всего да будет нам позволено кратко объясниться с нашими читателями по поводу заглавия, только что нами написанного. Уже двадцать лет мы беседуем с вами, и, я надеюсь, несколько нижеследующих строк не ослабят старой дружбы, а еще более укрепят ее.

Со времени последнего нашего разговора у нас совершилась революция; эту революцию я предсказал уже в 1832 году[1], изложил ее причины, проследил ее нарастание, описал ее свершение и более того — шестнадцать лет назад рассказал о том, что я в этом случае сделаю (и что сделал восемь месяцев тому назад).

Популярные книги в жанре Исторические приключения

Повесть Дюма «Ночь во Флоренции», сюжет которой связан с реальным историческим событием — убийством герцога Алессандро Медичи его родственником Лоренцино, представляет собой переделку пятиактной драмы «Лоренцино».

Иллюстрации Е. Ганешиной

В книге под общим названием "Митяй в гостях у короля" изданы романы, повести и рассказы — произведения на темы из современной жизни, в них выведена галерея борцов — мужественных и отважных, готовых отдать жизнь за победу над чёрной ратью, опутавшей Россию. Крупным планом подаётся идея единения народов, прежде всего славянскихи и мусульманских. Предлагаемые произведения, как и все другие книги этого выдающегося писателя, дышат верой в нашу недалёкую и теперь уже окончательную победу над врагами России.

В книге вновь и вновь представлена сила русского человека, его изобретательность и великая душевная красота.

Книга подготовлена для публикации в сети Интернет на сайте www.ivandrozdov.ru участниками «Русского Общественного Движения «Возрождение Золотой Век» с разрешения автора.

Исторический триллер.

Сейчас уже мало кто верит в колдовство и сверхъестественные силы. И уж, конечно, мало найдётся людей, которые знают, что такое честь и рыцарское достоинство. А в девятом веке новой эры эти понятия были, почти обыденными.

В этой книге рассказывается о том, как в седой древности русские князья Игорь и Олег создавали новое государство Киевскую Русь. Преодолев огонь сражений, колдовские силы и коварство врагов, они добились своего, и заветная мечта отца князя Игоря Рюрика воплотилась в жизнь. Была создана Великая Держава.

Давно известно, что ничего в мире не даётся бесплатно. Вот и князьям Игорю и Олегу пришлось заплатить своими жизнями за достижение этих целей. Но жестокость порождает жестокость. Княгиня Ольга, применив всю свою женскую хитрость и коварство, безжалостно отомстила убийцам своего мужа князя — Игоря.

Любовь, ненависть, колдовство, героические сражения, патриотизм и гордость за родную землю — все смешалось в этом романе.

«Два брата Лючии, Чезаре и Доминико, уже испытали на себе «прелести» застенков мрачного дворца Бертолло. Муж и отец со дня на день ожидали любезного приглашения в гости к подручным кардинала. <…> Если Лючия победит кардинала в шахматной партии — он отпустит на свободу ее братьев и забудет о существовании всего семейства».

Бывает милосердие священников, бывает милосердие целителей… Но воинам всего нужнее милосердие воинов.

Опубликовано на сайте: http://fantum.ru.

У него никогда не было родителей. То есть, были, конечно, те, кто причастны к его рождению, но ежели от матери и остался какой-то радужный, мягкий контур или дуновение, то отец был вовсе неразличим в беспросветной толще времени. Его выходили и вырастили две незамужние тетки. Агата, худощавая и плоская с бледным, испещренным родинками лицом, и Марта, круглоглазая краснолицая толстуха с визгливым голосом и гусиной походкой. Пожалуй, они любили его, но ждали и требовали за свою любовь и попечение такой неистовой и всечасной благодарности, что любовь эта превращалась в несносное ярмо.

Лауреат Пулитцеровской премии Изабель Уилкерсон исследует истоки кастового общества в современном мире и доказывает: в XXI веке людей продолжают делить на касты высших и низших.

• Книгу рекомендуют ОПРА УИНФРИ и БАРАК ОБАМА.

• ГЛАВНЫЙ НОН-ФИКШЕН 2020 ГОДА по версии TIME, People, The Washington Post и Publishers Weekly.

• Победитель премий PEN, Los Angeles Times Book Prize и National Book Critics Circle Award.

• Будущий хит NETFLIX.

Америка, Индия и Третий Рейх – что общего между этими странами? В каждой из них зародилась своя уникальная кастовая система, разделившая людей на низшие и высшие сорта и подготовившая почву для современных шовинистических движений по всему миру. В своей книге лауреат Пулитцеровской премии, журналистка Изабель Уилкерсон рассматривает способы угнетения и ограничения людей в правах на основании их национальности, цвета кожи или места рождения, а также показывает, какой ущерб это наносит и их качеству жизни, и экономике в целом. Ее книга доказывает: даже несмотря на прогресс, кастовая система все еще существует, лишая людей равных прав и возможностей, убивая заложенный в них человеческий потенциал.

Сплетенная из множества человеческих историй, пронизанных несправедливостью, гневом и болью, книга «Касты» наглядно показывает несостоятельность искусственных правил и предрассудков, которые привели к Холокосту, протестам Ганди и законам Джима Кроу – а в XXI веке к масштабным расовым протестам в Америке. Это также противоядие от идей шовинизма и ксенофобии, которые до сих пор овладевают умами людей по всему миру.

«Подробное исследование расизма, неравенства и несправедливости. Это болезненно резонансная книга, и она вышла в нужное время». – The Guardian

«Книга Уилкерсон – мощный и поучительный отчет о том, как иерархия воспроизводит саму себя, а также призыв к нелегкой работе по ее устранению». – The Washington Post

«Потрясающе смело как на уровне идеи, так и в подаче… Экстраполяция идей Уилкерсон на современную Америку наводит на тревожные мысли о том, как глубоко кастовая система укоренилась в современном обществе». – San Francisco Chronicle

«Сила этой книги – в человеческих историях, связанных между собой, словно жемчуг. "Касты" – это запоминающееся чтение, несущее огонь праведного гнева в острой, как алмаз, прозе, которую станут изучать будущие поколения журналистов». – Minneapolis Star Tribune

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Гербы и флаги с изображением скорпионов, экзотические тюрбаны и колпаки, крючковатые носы, рыжие волосы, багрово-красные, черные или даже синие лица, неестественно вывернутые позы, непристойные жесты и злобно-агрессивные гримасы. В искусстве средневекового Запада применялось множество знаков, которые маркировали и обличали иноверцев (иудеев, мусульман и язычников), еретиков, других грешников и отверженных. Всех их соотносили с «отцом лжи» – дьяволом, а также друг с другом, словно они были частью глобального сговора против христианского социума. Язычников-римлян порой представляли в иудейских шапках и с псевдоеврейскими надписями на одеждах, иудеев – в мусульманских чалмах, а мусульман обвиняли в том, что они поклоняются идолам и взывают к древнеримским богам. В новой книге медиевист Михаил Майзульс показывает, как с XII по XVI в. конструировался образ врага, как в пространстве изображений и на улицах городов работали механизмы стигматизации и как приемы, возникшие в Средние века, перешли в памфлеты, плакаты и карикатуру Нового времени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жизнь физика Портии Хардинг основана на фактах. Нет ничего, что нельзя объяснить логикой и наукой…, пока она не отправилась в путешествие с ее лучшей подругой в Англию и случайно вызвала неземную силу, которая сделала ей подарок -контроль погоды.

Теперь Портия ходит буквально с облаком над ее головой, а ее сердцем пытается завладеть красивый маньяк, пытавшийся похитить ее. Но Тео Норт не какой-нибудь сумасшедший. Он – нефилим – сын ангела – который, чтобы изменить свою судьбу, нуждается в помощи Портии. Проблема в приземленной позиции Портии отрицать существование и небесных и адских царств, и она добивается того что, Тео превращается в вампира. Но, по крайней мере, у него есть Портия, чтобы удовлетворить его новооткрытый голод… и возможно спасти его душу.

Чарльз Буковски

недавно я попал на многолюдную вечеринку — случай для меня, как правило, неприятный. по правде говоря, я нелюдим, старый пропойца, и пить предпочитаю в одиночку, надеясь разве что на Малера или Стравинского по радио. и всё–таки я оказался там, среди сводящей с ума толпы. причину объяснять не буду, поскольку это совсем другая история, быть может, более длинная, быть может, более запутанная, но стоя в одиночестве, отхлёбывая вино и слушая «Дорз», «Битлз» или «Аэроплан» вперемешку со всеми тамошними голосами, я понял, что нуждаюсь в сигарете. мои кончились. у меня, как правило, кончаются. и тут я увидел неподалёку двоих парней — безвольно болтающиеся руки, дурацкие нескладные тела, изогнутые шеи, рыхлые пальцы рук — в общем они напоминали резину, резиновые обрезки, они дёргались, растягивались, разваливались на куски.

Чарльз Буковски

вы задумывались когда–нибудь над тем, что ЛСД и цветной телевизор стали доступны нам почти одновременно? появляется масса результатов новых экспериментов, и что мы делаем? одно объявляем вне закона, а с другим не знаем, как разъебаться. разумеется, в руках нынешних хозяев телевидение бесполезно; тут и спорить в общем–то не о чем. а недавно я прочёл о полицейской облаве, во время которой предполагаемый изготовитель галлюциногенного наркотика якобы швырнул в лицо агенту сосуд с кислотой. и это очередная чушь. существует несколько причин запрещения ЛСД, ДМТ, СТП: они могут навсегда лишить человека рассудка — но рассудка можно лишиться и от сбора свёклы, закручивания болтов на заводе Дженерал Моторс, мытья посуды или преподавания английского в одном из местных университетов. объяви мы вне закона всё, что сводит человека с ума, исчезли бы все составляющие социальной структуры: брак, война, автобусное сообщение, скотобойни, пчеловодство, хирургия — всё, что ни назови. свести человека с ума может всё, что угодно, поскольку общество сооружено на фальшивых опорах. до тех пор, пока мы не выбьем из–под него весь фундамент и не построим его заново, сумасшедшие дома так и будут оставаться незамеченными. а предложенные нашим добрейшим губернатором сокращения в бюджетах сумасшедших домов я рассматриваю как намёк на то, что люди, сведённые обществом с ума, не вправе рассчитывать ни на помощь, ни на лечение со стороны общества, особенно в эпоху инфляции и безумных налогов. эти деньги с большей пользой можно потратить на строительство дорог, а то и вовсе раздать неграм, чтобы те не вздумали спалить наши города. и у меня родилась великолепная идея: почему бы не убивать душевнобольных? подумать только, какая вышла бы экономия! даже сумасшедший слишком много ест и нуждается в месте для ночлега, к тому же эти ублюдки просто отвратительны — они истошно вопят, размазывают по стенам собственное говно и всё такое прочее. всё, что нам понадобилось бы — это немногочисленная медицинская комиссия для принятия решений да парочка симпатичных медсестёр (или медбратьев) для помощи психиатрам в проведении внелечебных сексуальных мероприятий. итак вернёмся как бы к ЛСД. если правда, что чем меньше получаешь, тем больше рискуешь–допустим, при сборе свёклы, — правда и то, что чем больше получаешь, тем больше рискуешь. любой непростой эксперимент–живопись, сочинение стихов, ограбление банков, занятие диктаторского поста и так далее — приводит человека в такое состояние, при котором опасность и чудо неразрывны, как сиамские близнецы. вы не часто ходите по краю пропасти, но когда ходите, жизнь становится страшно интересной. весьма приятно спать с чужой женой, но в один прекрасный день вы понимаете, что вас того и гляди застукают. от этого вы лишь получаете ещё большее удовольствие. наши грехи изобретаются на небесах, дабы мы оказались в собственном аду, в коем явно нуждаемся. проявите к чему–нибудь незаурядные способности, и вы наживёте личных врагов. чемпионов освистывают; толпа жаждет увидеть их битыми и низвергнутыми в её собственный чан с дерьмом. круглых дураков редко убивают из–за угла; победителя могут пристрелить из заказанной по почте винтовки (как гласит легенда) или из его собственного дробовика в маленьком городе вроде Кетчума. или как в случае с Адольфом и его шлюхой, когда Берлин покатывался со смеху над последней страницей их истории. ЛСД тоже может довести до отключки, поскольку для прилежных экспедиторов не годится. плохую кислоту можно сравнить с плохой шлюхой — она тоже может выбить из седла. а в своё время был самогонный бум, спрос на «домашний джин». на чёрных рынках отравы закон сам порождает болезнь. но в сущности, причиной большинства неудачных полётов становится сам индивид, заблаговременно вышколенный и отравленный обществом. если человека заботят квартирная плата, взносы за машину, табельные часы, университетское образование ребёнка, двенадцатидолларовый обед для любовницы, мнение соседа, вставание при подъёме флага или дальнейшая судьба Бренды Старр, таблетка ЛСД скорей всего сведёт его с ума, ведь в некотором смысле он уже душевнобольной и в русле общества удерживается лишь с помощью наружных решёток да молотков однообразия, которые делают его равнодушным к любому индивидуалистическому мнению. для полёта требуется человек, ещё не посаженный в клетку, ещё не заёбанный могучим Страхом, который движет всем обществом. к несчастью, большинство людей склонно переоценивать свои достоинства в качестве независимых и свободных индивидов, и ошибкой поколения хиппи является призыв не доверять ни одному человеку старше тридцати. тридцатилетний возраст ещё ничерта не значит. большинство схвачено и вышколено, причём основательно, уже к семи или восьми годам. многие молодые ВЫГЛЯДЯТ свободными, но это всего лишь химическое состояние тела и энергия, а не реальное состояние духа. свободных людей ВСЕХ возрастов я встречал в самых неожиданных местах — они были и швейцарами, и автомобильными ворами, и мойщиками машин. встречал я и несколько свободных женщин — главным образом медсестёр и официанток, — и тоже ВСЕХ возрастов. свободная душа встречается редко, но узнаёшь её тотчас же — в основном потому, что хорошо, очень хорошо, чувствуешь себя, когда оказываешься рядом с таким человеком. в элэсдэшном полёте возникают вещи, которые не подчиняются никаким правилам. в нём возникают вещи, которых нет в учебниках и по поводу которых нельзя направить протест члену муниципального совета. травка всего лишь делает более сносным существующее общество; ЛСД — это иное общество внутри самого себя. если вы социально ориентированный тип, вероятно, вы сможете определить ЛСД как «галлюциногенный наркотик» — это простейший способ отказаться от него и обо всём позабыть. однако галлюцинация, её толкование, зависит от вехи, с которой вы начинаете действовать. что бы с вами в это время ни происходило, происходящее и вправду становится реальностью — это может быть и фильм, и сон, и половые сношения, и убийство, и превращение в жертву убийства, и поедание мороженого. разве что обману поддаёшься позднее. что происходит, то происходит. галлюцинация — это всего лишь словарное слово, одна из общественных опор. когда человек умирает, для него это сама реальность; для других — всего лишь несчастье или то, с чем следует поскорее разделаться. обо всём заботится «Форест Лон». когда мир начинает признавать, что ВСЕ части составляют целое, тогда у нас может появиться шанс. всё, что видит человек–реально. это появилось не благодаря какой–то внешней силе, это существовало до его рождения. не вините его в том, что он видит это сейчас, и не вините его в том, что он сходит с ума, ведь педагогическим и духовным силам не хватило мудрости объяснить ему, что экспериментированию нет конца и что все мы должны стать кусочками дерьма в плотном кольце азбучных истин, и больше никем. причина неудачного полёта — не ЛСД. это ваша мать, ваш Президент, соседская девчонка, мороженщик с грязными руками, дополнительный курс алгебры или испанского, это зловоние нужника в 1926 году, это человек с длинным носом после того, как вам сказали, что длинные носы уродливы; это слабительное, это Бригада имени Абрахама Линкольна, это шоколадки «Тутси» и «Тутс и Каспер», это лицо Франклина Рузвельта, это лимонные леденцы, это десятилетняя работа на фабрике и увольнение за пятиминутное опоздание, это старая мымра, преподававшая американскую историю в шестом классе, это ваш сбитый машиной пёс, а потом карта, которую вам никто не смог правильно начертить, это список в тридцать страниц длиной и в три мили высотой. неудачный полёт? вся эта страна, весь этот мир совершает неудачный полёт, дружище, но если ты проглотишь таблетку, тебя арестуют. я до сих пор сижу на пиве — в основном потому, что в сорок семь в меня вцепились железной хваткой. я был бы круглым дураком, если бы решил, что уже ускользнул от всех расставленных мне сетей. думаю, Джефферс выразил очень хорошую мысль, когда сказал примерно так: берегитесь капканов, друзья, их слишком много, говорят, даже Господь попался в капкан, когда однажды шёл по Земле. впрочем, нынче кое–кто из нас не совсем уверен, что это был именно господь, но кем бы он ни был, он знал неплохие фокусы, правда, похоже, слишком много болтал. слишком много болтать может каждый. даже Лири. или я. сегодня холодный субботний день, и солнце уже клонится к закату. куда вы деваете вечера? будь я Лайзой, я бы расчёсывал волосы, но я не Лайза. ну ладно, у меня есть старый «Нэшнл Джиогрэфик», и страницы блестят, как будто что–то действительно происходит. конечно, это не так. в этом здании всюду пьяные. целый улей пьянчуг под конец. под окном ходят жён. произнеся, прошипев довольно избитое и ласковое словцо типа «чёрт», я выдёргиваю из машинки эту страницу. она ваша.

Роман — очередной пример британской традиции деревенских детективов, но в то время как Агата Кристи и Дороти Л. Сэйерс практически исключительно описывали общество деревенской аристократии, в 40-е и 50-е годы модной становится противоположная тенденция, и действие переносится в «низы». В «Снести ему голову» аристократия является всего лишь фоном, оттеняющим основное действие, и в этом отношении роман ближе по духу к книгам популярного в то время автора Э.К.Р. Лорак. К середине 50-х подобный антураж был хорошо знаком читателю — «Голова» мотивами и типажами перекликается со многими романами других детективных авторов.