Эрдельтерьер

Джун Датчер, Дженет Джонсон Фрамке

Новая книга о эрдельтерьере

Перевод Александра Савинова

Эта книга посвящается Гледис Браун Эдвардс, "Первой леди эрдельтерьеров, и многим поклонникам породы, которые считают "Короля терьеров" своей собакой.

Слова благодарности

Прежде всего мы должны поблагодарить Гледис Браун Эдвардс за ее работу по ранней истории породы и ранних эрделей как в Англии, так и в Соединенных Штатах. Но более всего мы обязаны ей за ясные и лаконичные рисунки, напоминающие читателю, что один рисунок стоит тысячи слов. Гледис была не только талантливой художницей, но и умела отобразить именно то, что описывают слова.

Популярные книги в жанре Хобби и ремесла
Автор: NOZHRU

Бесплатная ножевая онлайн-газета

В предлагаемой книге рассказывается о водоемах Кубани, открытых для любительского лова рыбы, даются советы о том, где, когда и какими снастями ее ловить. В специальном разделе помещено описание рыб, обитающих в водоемах Краснодарского края. Библиофил с интересом познакомится с тем, что сказано о человеке с удочкой в произведениях художественной литературы.

ВЫРАЩИВАНИЕ КОМНАТНЫХ РАСТЕНИЙ

ОСНОВНЫЕ ОРГАНЫ РАСТЕНИЯ

Растение - живой организм. Каждое растение - дикорастущее, сельскохозяйственное, садовое, комнатное - представляет собой сложный живой организм. Первоначально все растения были дикорастущими, и человек использовал для себя то, что они давали в природе. С течением времени человек отбирал в природе наиболее полезные для себя растения и возделывал их, чтобы получить тот или иной продукт в наибольшем количестве и наилучшего качества.

КОЕ-ЧТО О ТАРАКАНАХ

Татьяна ФЕДОТКИНА

Таракан из преисподней

За контроль над моей кухней боролось настоящее исчадье ада! Он был омерзительным. Он вызывал у меня одновременно благоговение и трепет. Он с первых же минут знакомства заставил бояться и уважать себя, и я поняла, что он станет моим хозяином. Он - мадагаскарский таракан - будет диктовать правила нашей совместной жизни. Наши пути пересеклись случайно - о таких встречах говорят: это судьба. И дернул же меня черт пожаловаться друзьям-энтомологам на обилие домашних тараканов, обнаглевших до того, что они уже инспектировали содержимое моих кастрюль! - А нет ли такого зверя, - поинтересовалась я, впрочем, особо не рассчитывая на удачу, - чтобы жрал этих тараканов как родных, а то убивать их мне не позволяет непреодолимое чувство брезгливости? - Как же, как же, - сладким голосом ответили мне, доверчивой, приятели и повели в дальний угол, где приткнулась невзрачная застекленная коробка. вот они, родимые, первые враги тараканов. - Беру не глядя! - заорала я, не подозревая, что за сюрприз ждет меня через минуту. Повторяю, он был омерзительным. Все его тело покрывала черная броня, на морде красовались огромные, страшные до жути глазищи, а усы... Боже, какие это были усы! Их длина превышала размеры самого таракана, который оказался почти с мою ладонь. Одним словом, это был жук, тот еще жук. Когда милым энтомологам удалось-таки привести меня в чувство, я услышала долгую, занимательную повесть о кровной вражде моего нового знакомого и домашних рыжих тварей. Да-да, не удивляйтесь: это была кровная вендетта, и даже более того - вражда видов. Лишь один из них мог выжить и контролировать определенную территорию, в данном случае - мою собственную кухню. Даже только что оклемавшаяся после обморока, я понимала: у мадагаскарского таракана - шансов несравненно больше. - Он сожрет всю "твою" тараканью мелочь, - убеждали меня люди, жизнь отдавшие этим самым тропическим тараканам, - он выест все кладки, у тебя не будет проблем. - А он? - от мысли, что в кухне будет охотиться такое чудище, хотелось плакать. - Он? Так он же тропический, ему жара нужна. - поживет у тебя несколько месяцев, выведет тараканов и потом сам тихо сдохнет. - А он не того... не самка? Не беременная самка? - Обижаешь! Что же мы, по-твоему, таракана-мальчика от девочки отличить не в состоянии! - А... интернациональные связи у них не в обычае? А то как мутанты разведутся... - Да не разведутся, не разведутся. Да не бойся ты его так, давай руку. Бояться было стыдно, вроде взрослая уже девка, и я протянула руку. Таракан замер на ладони. Я осторожно дотронулась пальцем до его спинки, и... истошный вопль потряс комнату. От моего, клянусь, ласкового прикосновения таракан внезапно запрыгал на одном месте и отчаянно заверещал, в ту же минуту он полетел на пол, а я оказалась на метр в стороне. - Он не разбился? - чувство жалости пересилило отвращение, брать на себя смерть ни в чем не повинного таракана не хотелось. - Да не сдох, не сдох, - успокоили меня приятели. - Имей в виду: он еще когда бегает, сильно ногами топает. "Соседи приходят, им слышится стук копыт", - обреченно подумала я, осторожно убирая коробку с тараканом - все-таки божья тварь! - к себе в сумку. Коллегам, которые, не урезонь я их, заставили бы бедного гостя с Мадагаскара прыгать и верещать до потери пульса, сам таракан о понравился, а мое peшение взять его в дом - не очень... - Подумай, - увещевали они, - просыпаешься так среди ночи-а у тебя в кухне топот стоит, черный таракан за рыжими гоняется... Я крепилась - не выкидывать же. Срочно придумала ему имя, чтобы он стал мне как-то роднее - все-таки не какой-то там таракан, а мой, по кличке Филипп. Между тем на улице похолодало, и отпустить таракана в прохладную кухню означало погубить его. Я начала уходить с работы пораньше, чтобы успеть купить Филиппу свежих яблок. Замирая от страха и отвращения, я, стараясь не потревожить таракана, изымала старые кусочки фруктов и клала в коробку новые. Буквально через секунду Филипп резко разворачивал ус в сторону угощения, следом перемещался второй ус, после чего к яблокам направлялся и сам таракан. Филипп смаковал капельки яблочного сока, как истинный гурман. Однажды он сбежал. Я взяла коробку и... о ужас Он же сдохнет! Сдохнет от холода! Поиски увенчались успехом, Филипп сидел в кресле и обиженно таращил усы в разные стороны. - Как же ты, зараза, сдвинул крышку! А потом на улице потеплело, да и батареи работали на полную катушку, настало время объявить Великую охоту. Я открыла крышку. Tpи дня Филипп приходил домой, в коробку, а потом исчез. Три месяца после этого у меня не было тараканов... Теперь рыжие снова завоевывают территорию - где мой Филипп? Может, не вынес превратностей русской зимы, а то, чего доброго ушел к соседям... Не убили ли они бедняжку? А недавно кое кто из коллег, еще не забывших моего Филипка, поинтересовался, нельзя ли им достать такого же, уж болльно тараканы одолевают. Я тоже подумываю завести еще одного "домашнего любимца". А что? Пусть лучше громко топает на кухне один громадный таракан, чем тихо шныряет прорва мелких.

И женщины, и мужчины хотят в любой ситуации выглядеть модно и стильно, но при этом не выходить за рамки сложившегося образа. В этом помогут аксессуары: шарфы, платки, парео и галстуки. О том, как оригинально носить их, а также правильно подобрать в зависимости от стиля одежды и типа фигуры, рассказывается в этой книге. Вы также узнаете, как превратить классический галстук в модное украшение женского костюма или завязать платок или шарф таким образом, чтобы он органично дополнял мужскую одежду. А любителям рукоделия пригодятся советы, как сделать стильный аксессуар своими руками, например, вышить или расписать в технике батика.

Максим Голубев. Рыболов-энтузиаст. Основная специализация – спиннинг во всех его проявлениях. Считает, что рыбалка должна приносить в первую очередь удовольствие, а во вторую – улов. Предпочтения: ловля форели, басса.

Алексей рыболов-любитель. Энтузиаст, исследователь и пропагандист бейткастинговой ловли. Автор статей по мультипликаторным катушкам, их устройству и тюнингу. В своих статьях Алексей старается развеять многие стереотипы, сложившиеся по отношению к бейткастинговым снастям.ведите сюда краткую аннотацию

Рыбная ловля является одним из самых популярных способов проведения досуга. Существует множество рыболовных клубов, периодических изданий, интернет-сайтов, посвященных рыбалке, именно поэтому мы решили написать книгу об особенностях рыбной ловли семейства карповых и помочь вам подробнее разобраться в этой ловле. Книга будет интересна и рыболовам-профессионалам, и любителям.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ева Датнова

KИР БУЛЫЧЕВ И ДРУГИЕ

Детская фантастика как средство социальной сатиры

Люблю повести Kира Булычева. Hо не "взрослые" его вещи, вроде "Подземелья ведьм" или "Поселка", а эпопею про Алису Селезневу, ее родственников, друзей и врагов. И выхода каждой новой книги жду с детским нетерпением.

* * *

Десять лет тому назад, весной 1992 года, историк И.В. Можейко, он же писатель Kир Булычев, встречался с нами, участниками общемосковской конференции юных историков. После вежливых вопросов о том, насколько успешно продвигается изучение древнего Сиама, детки лет четырнадцати-семнадцати спросили гостя о наболевшем:

Ева Датнова

Война дворцам

Четыре года

ВЕРЬ - НЕ ВЕРЬ

Датнова Ева (Евгения Борисовна) родилась в Москве. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького. Печаталась в журналах "Литературная учеба", "Кольцо "А"" и др. Живет в Москве. В "Новом мире" печатается впервые.

Если ты, Мотя, не будешь плеваться кефиром, а интеллигентно докушаешь все до конца, я расскажу тебе одну интересную историю, которая приключилась в уже очень давние времена с прадедом моим, твоим прапрадедом, короче говоря - с дедом Матвеем. Отнесись к ней, как сам сочтешь нужным.

Наби ДАУЛИ

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

Перевод с татарского Мазита Рафикова

ОГЛАВЛЕНИЕ:

Часть первая

Письмо молодому человеку (вступление)

В те дни

Лицом к лицу

Скрестили мечи...

Судьба отщепенца

Между жизнью и смертью

Из дневника памяти

Доктор Василий Петрович

День на воле

Снова в неволе

Убийство на улице

Гибель Титана

Новый друг

Наби Даули

Жил-был на свете человек

Рассказ

Перевод с татарского М.Рафикова.

В книгу известного татарского писателя Наби Даули "Между жизнью и смертью" вошли одноименная повесть и рассказ "Жил-был на свете человек".

Повесть посвящена советским патриотам, боровшимся в застенках фашистских концлагерей. Произведения Наби Даули во многом автобиографичны, автор испытал на себе ужасы фашистского плена. Благодаря личному мужеству, стойкости товарищей, интернациональной дружбе ему удалось выжить.