Эпос хищника

Эту книгу можно назвать фантастикой.

Точно с таким же основанием, как книги Борхеса, Мураками или Кортасара.

Эту книгу можно назвать классической русской прозой.

С тем же правом, как рассказы Чехова, Гоголя, Булгакова.

Эту книгу можно назвать юмористической.

Так же, как книги Зощенко, Гашека или Марка Твена.

Но все это - Леонид Каганов.

Если вы его еще не читали, то вы, наверное, просто неграмотный.

Сергей Лукьяненко

В сборник вошли: Сказки народов мира, Четвертый ярус, Загадать желание, Жлобы, Первая зачистка, Тридцать пять, Долларка, Эпос хищника, Письмо отца Серафимия, Корпусок, Вий-98, День академика Похеля, Шарф, муха и задачник, Хомка, Любовь Джонни Кима, Росрыба, Реквием, Масло и др.

Иллюстрации Олега Окунева.

Отрывок из произведения:

В тридевятом чтении в тридесятом прочтении сочинил депутат поправку. Вышла поправка большая-прибольшая. Стал депутат ее проталкивать. Голосует-голосует — протолкнуть не может. Позвал депутат центристов. Центристы за депутата, депутат за поправку — голосуют-голосуют, принять не могут. Позвали центристы аграриев. Аграрии за центристов, центристы за депутата, депутат за поправку — голосуют-голосуют — принять не могут. Позвали аграрии социал-демократов. Социал-демократы за аграриев, аграрии за центристов, центристы за депутата, депутат за поправку — голосуют-голосуют — принять не могут. Позвали социал-демократы национал-патриотов. А те позвали правых, а правые позвали левых. Левые за правых, правые за левых, ультраправые за ультралевых, национал-патриоты за социал-демократов, социал-демократы за аграриев, аграрии за центристов, центристы за депутата, депутат за поправку — голосуют-голосуют — принять не могут. Но тут из буфета вышел одномандатник. Мимо бежал, на кнопочку нажал — приняли поправку!

Рекомендуем почитать

«Эту книгу можно назвать фантастикой.

Точно с таким же основанием, как книги Борхеса, Мураками или Кортасара.

Эту книгу можно назвать классической русской прозой.

С тем же правом, как рассказы Чехова, Гоголя, Булгакова.

Эту книгу можно назвать юмористической.

Так же, как книги Зощенко, Гашека или Марка Твена.

Но все это — Леонид Каганов.

Если вы его еще не читали, то вы, наверное, просто неграмотный».

Сергей Лукьяненко

В сборник вошли произведения: Сирусянка, Дело правое, Жесть, Мне повезет, Про тигренка, Черная кровь Трансильвании, Здание номер 1, Нульгород, Флэшмоб-террор и др.

Кто мы?

Каково наше место во Вселенной?

Что ждет нас впереди?

На эти вопросы в рассказах нового сборника Леонида Каганова отвечают не только люди, но и роботы, инопланетяне, ангелы, демоны, боги — и даже микробы.

Иногда это очень серьезно.

Иногда — очень смешно.

И всегда — неожиданно!

«Эту книгу можно назвать фантастикой.

Точно с таким же основанием, как книги Борхеса, Мураками или Кортасара.

Эту книгу можно назвать классической русской прозой.

С тем же правом, как рассказы Чехова, Гоголя, Булгакова.

Эту книгу можно назвать юмористической.

Так же, как книги Зощенко, Гашека или Марка Твена.

Но все это – Леонид Каганов.

Если вы его еще не читали, то вы, наверное, просто неграмотный».

Сергей Лукьяненко

Содержание сборника:

Пирамида

День сверчка

Горшки и боги

Ухо

На место

Народная медицина

Там, где нет ветра

Мой кармический предок Рамирес Гальега

Курсанты спасают Солнце

Майор Богдамир спасает деньги

Другие книги автора Леонид Каганов

Поклонники иронической фантастики!

Перед вами — самый веселый, самый разудалый, самый нахально-смешной и самый СТИЛЬНЫЙ сборник, какой только возможно вообразить!

Произведения Леонида Каганова — это поистине нечто. Нечто озорное, забавное и ВЕСЬМА оригинальное. Нечто, жанр и стиль которого попросту не поддаются определению.

ЭТО надо ЧИТАТЬ!..

Новый роман одного из ведущих отечественных фантастов Леонида Каганова — это неподражаемо изящный авторский стиль, острый сюжет и тонкий, блистательный, интеллектуальный юмор.

Едва увидев свет, эта книга стала общероссийской литературной сенсацией. С тех пор она приводит в восторг психоаналитиков и домохозяек, адептов дзен-буддизма и маститых бизнесменов, мастеров НЛП и безалаберных студентов. Ею зачитываются философы, психологи, экстрасенсы и маги. Одни считают, что эта книга — сплав мощнейших современных психотехнологий и поразительных философских прозрений. Другие утверждают, что она — эффективнейший инструмент изменения своей судьбы, реализации желаний, избавления от страхов и болезней. Третьи называют ее учебником по практическому волшебству. Кто-то усмотрит в изложенной здесь системе отечественный вариант метода нейро-лингвистического программирования, кто-то обнаружит сходство с учением Кастанеды, кто-то заявит, что о чем-то подобном писали еще Юм и Беркли. Но все, прочитавшие книгу и опробовавшие систему на практике, сходятся в том, что она РАБОТАЕТ!

Семиклассник Аллен Додсон сидел на уроке математики, уставившись в затылок Пегги Коркоран, когда на него снизошло озарение, изменившее мир. Сперва его собственный мир, а затем постепенно, наподобие костяшек домино, падающих в заранее заданном ритме, мир каждого из нас. Хотя мы, разумеется, тогда этого не знали.

Источником озарения стала Пегги Коркоран. Аллен сидел позади нее с третьего класса (Андерсон, Блейк, Коркоран, Додсон, Дюквесн…) и никогда не считал сколь-нибудь примечательной. Да она таковой и не была. Происходило это в 1982 году, и Пегги расхаживала в майке с Дэвидом Боуи и с растрепанными косичками. Но в тот момент, глядя на ее мышиного оттенка волосы, Аллен внезапно осознал, что в голове у Пегги наверняка полная каша из обрывков мыслей, противоречивых чувств и полуподавленных желаний — совсем как у него.

Весь спектр современной российской фантастики: от космической оперы до фэнтези, от альтернативной истории до постапокалипсиса, от социальной фантастики до мистики, от признанных мастеров жанра до представителей молодого поколения, уже успевших громко заявить о себе. Все самое новое и интересное. Ну и, конечно, Дозор. Куда же без него!

Есть ли предел толерантности? Куда приведет человечество тотальная терпимость – в мир, где запрещены слова «мать» и «отец», традиционные отношения считаются дикостью и варварством, а многоцветие «радужного» будущего давным-давно стало обыденной повседневностью? В мир, где агрессивное нашествие иных культур и идеологий целиком подминает под себя гостеприимных хозяев?

И чем это может грозить государству и обществу?

Вслед за нашумевшей антологией «Антитеррор-2020» Фонд «Взаимодействие цивилизаций» представляет на суд читателей новый сборник, посвященный еще одному глобальному вызову современности. Признанные мастера фантастического рассказа и молодые таланты собрались под одной обложкой, чтобы поделиться с читателями футуристическими прогнозами о пределах политкорректности.

Пропал инкассаторский крейсер, перевозящий миллиард долларов. Найдены трупы инкассаторов, болтающиеся в вакууме. Дело кажется безнадежным. Но за дело берется майор Богдамир.

Испокон веков враги знали: «Русского солдата мало убить…» – потому что на Священной войне «наши мертвые нас не оставят в беде», павшие встают плечом к плечу с живыми, а «ярость благородная» поднимает в атаку даже бездыханных. На Священной войне живые и мертвые исполняют приказ «Ни шагу назад!», сгоревшие заживо летчики не выходят из боя, рация погибшей разведгруппы продолжает передавать сведения о противнике, мертвая вода ненависти к врагу залечивает любые раны, а живая вода любви к Родине воскрешает павших и возвращает в строй. На Священной войне не только награждают, но и призывают посмертно – потому что выстоять и победить можно, лишь смертью смерть поправ.

К 70-летию Великой Отечественной! Военно-историческая фантастика в лучших традициях жанра. Сверхпрочный сплав фантастического боевика и безупречной военной прозы.

Ты... умер. И - умер скверно. Ты... воскрес. И-воскрес весьма неожиданно. И - кто ж ты после этого получаешься? Судя по отросшим внезапно когтям - ОБОРОТЕНЬ? Судя по абсолютно невероятным паранормальным способностям, что у тебя обнаружились, - метаморф? А если судить здраво-то?.. Одержимый дьяволом? Возможно... Жертва "секретного эксперимента"? Тоже ВОЗМОЖНО... Разбирайся-ка сам!..

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Прошу вас, благородные мидяне, расчехлите ваши бинокли: вот оно, мчится прямо на нас по оранжевым холмам пустынной долины, которую древние манускрипты называют Армагеддоном, из его раскалённых ноздрей с шипением выплёскивается жидкое олово, вздыбленный стальной загривок ощетинился тремя миллионами обоюдоострых бритвенных лезвий, в блестящих зрачках мерцает фиолетовое бешенство, вращающиеся кривые рога со свистом рассекают воздух, из-под ребристых подошв армейских ботинок разлетаются осколки раздавленных камней — вот оно, необъяснимое явление природы, изобретатель бесплодных желаний, тысячеликий кумир безумцев, великий Минотавр По Почте! Вот оно, самое омерзительное и ужасное чудовище, какое только в силах вообразить себе беспомощный человеческий разум! Вот оно, самое грандиозное событие нашей эпохи, подобного которому больше не способна породить эта ограниченная Вселенная! Разъярённый сердцебык — подобное зрелище стоит нескольких лет нашей жалкой, никчёмной жизни. Маэстро изначально динамичен, он внебрачное дитя энтропии, он демон загадочных космических аномалий, он не переставая бурлит в кипящих котлах двойных звёздных систем, он выбрасывает в пространство свои бесчисленные протуберанцы, он свирепствует и бросает клич, он сокрушает шипастыми копытами необитаемые ледяные миры, оглушительно трубя при этом победную песнь невидимой линии надоптического спектрального фокуса. Сейчас он собьёт нас с ног, разорвёт на куски и втопчет в жидкую грязь, но пока у нас ещё есть девятнадцать секунд, чтобы как следует рассмотреть его.

Когда разыгрывается партия, на кон которой поставлена власть Светлого Князя и существование одной из старейших чародейских организаций, нельзя упускать из виду ни одной мелочи. Каждая пешка способна решить исход игры, особенно если отличается рвением и сама не понимает, на чьей стороне доски стоит. Вот и две юные чародейки, получившие странное направление на прохождение летней практики, не предполагали, что одним своим желанием сэкономить на транспорте смогут сорвать операцию по поимке реликтовой нежити, препятствовать похищению младшего сына Главы Совета, подорвать боевой дух целого штаба и отправить под откос план, вынашиваемый несколькими поколениями.

К журналисту провинциальной советской газеты залетела ворона. Не простая, а говорящая…

Кто-то постучал в дом конструктора Клапауция. Хозяин приоткрыл дверь, высунул голову наружу и увидел толстопузую машину на четырех коротких ногах.

— Кто ты и чего тебе надобно?

— Я — Машина Для Исполнения Желаний. А прислал меня в подарок тебе твой друг и великий коллега Трурль.

— В подарок? — переспросил Клапауций, который испытывал смешанные чувства к Трурлю, а особенно не понравилось ему, что машина назвала Трурля его «великим коллегой». — Ну, ладно, — решил он после короткого раздумья. — Можешь войти.

Покемон птица гордая: пока не пнешь — не полетит… А если пнуть?

Знаменитый преступник Черный Джо сбегает из галактической тюрьмы строгого режима и нарушает планы Добра и Зла.

«...Пацюк молчал. Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски; одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. «Посмотрим, — говорил он сам себе, — как будет есть Пацюк вареники. Наклониться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану». Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснулся из миски, шлепнулся в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать. «Вишь какое диво!» — подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила...»

Начинающие авторы нередко задумываются над тем, как писать научно-фантастический рассказ.

Опыт читателя популярных журналов позволяет мне сформулировать ряд рекомендаций на этот счет и даже привести образчик такого рассказа.

1. Наиболее важной проблемой, на мой взгляд, является терминологическая. Правильно подобранные и придуманные термины — половина дела. При этом можно использовать англо-русский, франко-русский и другие словари. Откройте словарь на любой странице и прочитайте первое слово, которое бросится вам в глаза. Его можно использовать как мужское или женское имя, название нового прибора, состава, сплава, машины.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Остросюжетный любовный роман. Несколько женщин из разных слоев общества рассказывают об одном и том же возлюбленном, у каждой из них он свой; до самого конца так и остается неясным, кто же из них и при каких обстоятельствах его убил.

Влюбленно глядя на мирно посапывающего в колыбели младенца, задумывались ли вы, какие мысли шевелятся в его очаровательной головке? Вот он радостно агукает. Что он хочет сказать? Он размахивает ручонками и сучит ножками. Что он хочет сделать? Он блаженно улыбается. Что кроется за его улыбкой? Он нахмурился. Что он задумал? Теперь младенец сам раскроет перед вами все свои тайны. А их у него, оказывается, немало. Ошеломляюще откровенный и невероятно смешной дневник малыша от первой минуты жизни до года – это ни в коем случае не пособие для новоиспеченных родителей. Однако, прочтя его, они, возможно, взглянут на свое маленькое чудо другими глазами.

Ох, как время-то бежит! Не успели оглянуться, а мальчонке второй годик пошел. Сколько хлопот доставил он родителям, будучи еще совсем крошкой! (Надеемся "Исповедь маленького негодника" – первую книгу о нашем младенце – прочитали все.) А теперь он научился ходить, высказывать свои пожелания, стал более наблюдательным… Маленький негодник в полной мере пользуется преимуществами своего роста, так что родителям, дедушкам и бабушкам, а также домашнему коту приходится туго. Однако эти шалости – вовсе не признак злого характера. Мальчик лишь хочет, чтобы ему уделяли больше внимания и заботы.

Националист: Черт с ним, с народом! Нам важен только его престиж.

Политико-экономист: Современное положение безвыходно оттого, что не согласуется с моей теорией.

*

Критик: Критиковать - значит объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.

*

Одно из величайших бедствий цивилизации - ученый дурак.

*

Представьте себе, какая была бы тишина, если б люди говорили только то, что знают!