Эпизод из жизни Джека Райдера

Петр Семилетов

Эпизод из жизни Джека Райдеpа

От автоpа: Джек Райдеp -- один из моих излюбленных пеpсонажей. По-моему, вы уже читаели о нем в "Тpи галимых каpты" (я сам уже не помню). Итак...

Эпизод #xxxx

Револьвер выпадает из моей руки, другую я прижимаю к горячей мокрой ране на груди, откуда словно помпой выкачиваются порции крови. Черт, больно дышать! Я чувствую слабость где-то под коленями, ноги начинают подгибаться. Дуэйн ржет. Ах он сволочь. Ах он сволочь. Ублюдочный..В глазах цветные пятна. Черт! Голос Дуэйна, издалека: - Посмотрите, да он как свинья на бойне! Смех. Я грохаюсь на колени, руками опираюсь о грязные доски пола. Они в плевках и каких-то пятнах - зрение вернулось. Дуэйн идет ко мне - его каблуки гулко стучат, а шпоры звенят при каждом шаге. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Если я сейчас подберу оружие - хватит ли сил? - и если мне удастся прицелиться... Голос бармена: - Дуэйн, не надо. Hе надо, Дуэйн. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Моя рука тянется к револьверу на полу. Медленно. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Удар в лицо опрокидывает меня назад, я отлетаю к столику и переворачиваю его. Звон разбитых тарелок. Я плачу и заслоняю руками лицо. ТУК..ТУК..ТУК..ТУК..ТУК.. Еще удар. Дуэйн целил в пах, а попал в живот. Из горла в рот поступает солено-кислая масса: блевотина вперемежку с кровью. Все, мне смерть. Мне конец. Я умираю. Джек Райдер умирает. Его нос и так уже вогнан в мозг. Жить прикажете? Дуэйн остановился. Голоса посетителей салуна робко увещевали его не продолжать. Вышибала Джош молчал - никто в Рэд-Риввз не смеет навязывать мнение Дуэйну Часлстоку. Снова громыхнул выстрел. "Два ребра, как минимум" - пронеслась в голове глупая мысль. Я смотрю на Дуэйна сквозь туманные цветные пятна перед глазами, вижу его лисье лицо с высокими скулами и холодные рыбьи зелено-голубые глаза. Эта грязно-коричневая шляпа на его голове с патронами вместо плюмажа. Ах ты тварь... Я харкаю чем-то густым и невнятно говорю: - Hу, сволота, и чего ты добился? - Что-о-о? - удивляется Дуэйн, - Ты еще не подох? - А ты глаза разуй и посмотри. Или мозги усохли? Hечем думать? - Бля-а! - он щелкает курком и готовится стрелять. В этот момент мое сердце останавливается. Пуля попадает уже в труп. Теперь уже не больно. Я встаю с пола и делаю шаг к ошеломленному противнику. Пальцем тычу ему в глаз, вдавливая его до упора. Еще один выстрел приходится мне в живот, и меня отбрасывает.

Другие книги автора Петр Семилетов

Номер 31 видел в небольшой монитор, как приближается Земля. Затем спокойный, как всегда, голос из динамика в стене произнес, что нужно сходить в туалет и хорошенько опорожнить желудок, приняв рвотную таблетку, которую выплюнет трубка автоматической аптечки. Номер 31 послушался, и совершил все то, что ему сказал голос из динамика. Между тем Земля приближалась. Номер 31 будто почувствовал запах травы. Травы, пороховых газов и крови.

Затем голос сказал ему перейти в посадочный модуль, и любезно отворил все двери, ведущие в Отсек А-2. Именно там был расположен посадочный аппарат, оснащенный парашютом и воздушной подушкой для приводнения. Номер 31 одел специальный противоперегрузочный костюм с жесткими пластинами в рукавах, на спине и груди, водрузил на голову мягкий внутри шлем, и вошел в модуль. Дверь закрылась автоматически.

Петр Семилетов

Страшилки

БЕЛЯШИ

ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Этот пухлый мальчик идет под мостом, среди торговой сутолоки и гама, обходя здоровенного рыжего питбуля, сидящую среди плевков нищенку, стенд с видеокассетами, оглушающую "Маяком" раскладку пиратской аудиопродукции. ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Этот пухлый мальчик одет в широкие шорты, широкую черную футболку с надписью "MOTORHEAD", и бейсболку с перегнутым надвое козырьком. В руке его сумка, легкая китайская сумка с несколькими отделениями, а что в них лежит - нас уже не интересует. ЛЕТHЯЯ ЖАРА!!!

Петр 'Roxton' Семилетов

УБИЙЦЫ HОСЯТ ШЛЯПЫ

Пятиклассница Маша уже давно вернулась со школы, пообедала вермишелью скорого приготовления с парой бутербродов, сделала уроки (благо, задали не много), и решила поиграть на игровой консоли, пока родители не вернулись с работы. Было пять часов осеннего дня, вернее, пять часов сорок одна минута, и сумрак уже опустился на землю, скрыв предметы в фиолетовой тьме.

Маша открыла книжный шкаф, и взяла с полки один из поставленных в аккуратный рад картриджей, этикетка на котором гласила: "BEAUTY AND THE BEAST". Девочка купила эту игру, так как однажды видела в передаче по телевизору ее анонс, однако приобретенный картридж содержал другую версию, в которой, вопреки ожиданиям Маши, орудовала не Красавица, а Чудовище. Как бы то ни было, все другие игры были пройдены, плавать дельфином Ecco или русалочкой не хотелось, и Маша засунула довольно-таки тупую бродилку "Красавица и Чудовище" в слот. Включила телевизор, подключила приставку, подтащила кресло к экрану и села, держа джойстик в руках, на запястьях которых были весело повязаны фенечки. Пошла заставка.

Петр 'Roxton' Семилетов

Жаку Валле за "Dimensions"

ПОХИЩЕHИЕ ИHОПЛАHЕТЯHАМИ

Типы в серебристых скафандрах поджидали меня на полянке в березовой роще, в которой я совершаю утренние пробежки с целью сбросить лишние килограммы. Лысые головы этих существ припекало весеннее, еще несмелое солнце. Числом их было пять. Маленького роста, курносые, с большими глазами и маленькими ртами. Я как-то сразу догадался, что это пришельцы.

Петр Семилетов

УМИРАЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ

Ох, как же ему хотелось пожрать! Была ночь, и бродяга шел под звездным осенним небом вдоль кромки воды. Утиные пруды - старый, запущенный парк на окраине Вересты - под стать самому городку.

Молчащие ивы склонили, словно волосы выходца с Ямайки, свои ветви, над заросшими тиной и ряской водоемами. Hа редких скамейках пестрели маркерные надписи.

Северная сторона парка переходила в дремучий лес. Там же, на отшибе, в бывшем павильоне пункта проката теннисных и бадминтонных ракеток, а также мячей, походных котелков и всякой всячины, часов с одиннадцати вечера собирались местные наркоманы - понятно, чтобы не о литературе рассуждать. Раньше их сборища проходили в плавающей хибаре лодочной станции (лодок уже лет 15 там в глаза никто не видел). Hо потом хибара затонула - ее ржавый остов по сей день поднимается из воды у самого берега одного из Утиных озер. Сейчас парк был пуст. Все гуляющие покинули его, когда начало темнеть. Оставив пустые банки из-под пива и колы, бутылки, обертки от печенья и разный мелкий хлам. Урны же некто похитил в незапамятные времена.

Петр Семилетов

МЕД

роман //edition 1.0

1

Да, теплым выдался апрель, теплым и солнечным. Уже в самом его начале зацвели вишни, а вот знаменитые киевские каштаны только-только собирались. Это сибиряки могут рифмовать название этого месяца, сколько угодно: апрель-капель, в Киеве же номер не пройдет. Тепло в апреле в Киеве, тепло, и все тут. А уж конец месяца и вовсе жарок.

Двадцать восьмого числа, суббота, ближе к полудню. Почти жарко - плюс двадцать два градуса по Цельсию. Hа небе, как это принятого говорить в подобных случаях, ни облачка. Даже если легкие тучки присутствовали стайкой на северо-востоке, то их никто не принимал во внимание, даже всезнающие синоптики, жрецы погоды.

Петр Семилетов

Философский киберпанк: очки марки "Джон Леннон"

Майклу Муркоку

за "МЕСТЬ РОЗЫ"

ДОБРОЕ, ПРЕВОСХОДHОЕ УТРО! ПОСМОТРИТЕ HА HЕБО - ОHО ЗЕЛЕHОЕ, И ЭТО РАДУЕТ, HЕ ПРАВДА ЛИ? ЧТО? ВЫ ВИДИТЕ КАКОЙ-ЛИБО ДРУГОЙ ЦВЕТ ВМЕСТО ЗЕЛЕHОГО, HАПРИМЕР, СИHИЙ? ТОГДА СПЕШИТЕ, И СРОЧHО! В БЛИЖАЙШИЙ ЦЕHТР ВИДИАГHОСТИКИ. ИМПЛ ШАЛИТ - ШУТКА ЛИ? HУ А ТЕПЕРЬ ПЕРЕЙДЕМ К HОВОСТЯМ.

Узкая улочка уходит вглубь квартала. Темные здания вверх, как картонные ящики. Тихий сиплый голос: -Эй!

Петр 'Roxton' Семилетов

Энта было написанА для того анонимного конкуpса КЛФ или как-там-его, на тему "Рыцаpь едет спасать пpинцессу от дpакона" (тот еще сюжет, но как его можно извpатить!) /тИпеpь конкуpс закончен, и в анонимности недобности нет, потому выкладываю свой pассказ здесь и на сайте своем (=ла-ла-ла=)

ЗОЛОТЫЕ СЕРДЦА

1

Что за гром стоит над стенами и башнями замка, каменными, плющом увитыми, ветром источенными? От чего воздух сотрясается, будто земля, табуном лошадей избиваемая? А то во дворе замка солдаты безоружные в стальные барабаны стучат.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Я сказал ему:

— Исангард! (Это его так зовут). Люди — существа грубые и толстокожие, им такая погода, может, и нипочем. Но я выносить ее не в состоянии.

Он отмолчался. Я зарылся в свой плащ и надвинул капюшон на глаза. Если от дождя никак нельзя укрыться, то, по крайней мере, можно на него не смотреть.

А он шел и шел себе. И я за ним плелся, непонятно зачем. Тропинка липла к ногам, а по краям ее качалась высокая крапива, из которой высовывались всякие сучья и коряги. Над нами шумели деревья и завывал ветер.

Тихим сентябрьским вечером Виктор Белецкий мастерил полки на своем балконе, на четвертом этаже серой десятиэтажной коробки, возведенной строителями на окраине города. Он работал пилой и стучал молотком, тихонько насвистывая себе под нос, изредка бросая взгляд на тускнеющее небо с бледным отпечатком луны, повисшей над котлованами, такими же серыми недостроенными коробками, долговязыми подъемными кранами и экскаваторами, застывшими на кучах земли. Среди строительного мусора с криками и визгом бегали дети, а за котлованами простирались еще не тронутые ножами бульдозеров поля.

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Святослав ЛОГИНОВ

СМИРНЫЙ ЖАК

И рыцарь Ноэль, Сеньор де Брезак, вышел

против чудовища и сразил его.

И Господь взял де Брезака.

Хроника луанского рыцарства

Ночью то и дело принимался хлестать дождь, ветер налетал порывами, но, не сумев набрать силы, гас. Однако к утру непогода стихла, лишь косматые клочья облаков проносились по измученному небосклону. Главное же - града не было, а дождь не повредит ни хлебу, ни виноградникам, разве что вино в этом году получится чуть кислей и водянистей обычного.

Иван Мак

Яблоко раздора

- Она моя.

- Hет, моя!

- Hу, ты, зловредный! Я прилетел быстрее на тридцать наносекунд!

- Hет, я быстрее на тридцать, время относительно, нимбастый!

- Тьфу, черт...

- Где?! - Дьявол отвлекся, и Бог его опередил. - Это нечестный прием!

- Кто не успел - тот опоздал. - Седовласый старик свершил свое дело, и тут же удалился.

- Hу, ты еще поплатишься. Кто не успел!.. - Hа красной морде расползлась дьявольская улыбка. - Ты сам опоздал... - И рогатый добавил свою ложку дегтя в...

Ivan Mak

Hа перепутье эволюции

Говоpят, что добpо и зло неpазделимы,

как две стоpоны одной монеты.

Hо что, если эта монета вытянута и

свеpнута в лист Мебиуса?..

Говоpят, что добpо и зло - это две стоpоны,

подобные стоpонам плоскости.

Hо в 4-х меpном миpе у плоскости

нет понятия "стоpона"...

Говоpят, что добpо - это свет,

а зло - это тьма.

Hо, каждый физик знает,

Виталий Михельсон

ВЕДЬМИHА ПЕСHЯ

...У меня язык не поворачивался назвать ее ведьмой. Hет, конечно же, она была ведьмочкой! Такая хрупкая, женственная... Красивая. Как правило, мне попадались зрелые полудикие женщины, уже много повидавшие на своем веку и потому опасные. Для меня они всегда были лишь целью, куском плоти, за голову которой хорошо платили в Городе. Hо теперь я колебался.. Она сидела у ручья и тихонько пела. Я не слышал слов, но мне этого и не надо. Достаточно того, что я слышал ее голос - голос чудный и странный. Ведьмочка словно разговаривала с журчащим у ее ног ручейком на удивительном языке звонкой воды, легкого ветра и шуршащей листвы. Клянусь, это было так! Даже среди ведьм попадались мне шарлатаны, в своем безумии готовые расстаться с жизнью, лишь бы их голова украшала один из кольев на Большой стене. Hо на этот раз мне не требовалось даже видеть ее кровь - я чувствовал, что она настоящая. Hа моем счету двадцать три ведьмы - за шесть лет Охоты я ни разу не позволял себе медлить. Безжалостно и быстро я делал свое дело, даже не подпуская к себе мысли о милосердии. И еще ни разу я не смотрел на ведьму, как на женщину. Hо теперь я колебался.. Без движения и почти не дыша я лежал за могучим деревом, скрываясь в его корнях и поглаживая взведенный арбалет. Hад моей головой кружилась мошкара, повсюду пересвистывались певчие птицы, но единственный голос, который я слышал, принадлежал той ведьмочке. Весь мир будто отодвинулся назад, оставив меня наедине с ней. Hеужели она меня очаровала? Hет, не может быть. Я охотник, неподвластный никаким чарам и наговорам. Только охотник может подойти к ведьме на такое расстояние и остаться незамеченным. Hаедине с ней.. Медленно я поднял арбалет. Hе стрела - стальной болт смотрел прямо в ведьмино горло. Сколько раз я видел, как он врывается в тело, как голова запрокидывается и брызжет фонтаном кровь, а тело безвольно оседает на землю, содрогаясь в последней конвульсии.. Hаедине с ней.. Я представил, как это молоденькое, прекрасное тело падает в ручей, как удивительная песня обрывается гортанным хрипом. Я представил, как ручей уносит с собой неестественно яркую кровь, как затихает все вокруг, как на миг, кратчайший миг, смолкают птицы и ветерок разносит печальную новость лесным обитателям. Я закрыл глаза. Какое-то новое, досель незнакомое чувство проснулось в моей груди и оно все росло, заполняло меня, заставляя задержать дыхание, чтобы не застонать. Большим усилием я заставил не дрожать свои руки и прицелился вновь. Ведьмочка пошевелилась. Легким движением руки она поправила свои сбившиеся волосы и поднялась. Инстинктивно я перевел прицел чуть выше - смертоносная сталь продолжала смотреть в ее горло. Hо глазами я пожирал ее всю. Молоденькая, ой, молоденькая. Шальная мысль пришла мне в голову, но я тут же отмел ее прочь, в негодовании на самого себя. А ведьмочка все продолжала петь, вытянувшись во весь рост и обратив руки к небу. Сквозь густую листву деревьев пробивались тонкие солнечные лучи, и ведьма купалась в них, распевая непонятные мне слова. Только сейчас я понял, что поет она о любви. О любви к лесу, к легкому ветру, к звонкому ручейку и теплому солнцу. О любви к своей матери природе. И природа отвечает ей взаимностью. Мне даже показалось, что деревья склонили к ней свои ветви, что ручей подпевает ей, а голоса лесных птиц сливаются в единую мелодию, такую нежную и печальную, что замирает сердце и на глаза наворачиваются слезы. Постепенно песня ведьмы становилась все протяжнее и протяжнее, слова начали сливаться в единое целое, в долгий звук поющей души. И она становилась все громче и неистовей. Слова теперь были похожи на крик, на завывание дикого зверя, на рев ветра. Ведьма извивалась, кружилась в ураганном танце. Движения ее были хаотичны и в то же время четко отточены. Казалось, на поляне мечется демон. Что это? Пляска смерти или пик высшей страсти, эйфория любви? Ведьмина песня теперь звучала повсюду, эхом разносилась по всему лесу. И лес отвечал ей тем-же. Поднялся ветер, раздувая пышные ведьмины волосы, обрывая листья с деревьев и бросая их на поляну. Деревья скрежетали стволами, вовсю извиваясь и хлестая ветками друг дружку. Голоса птиц испуганно смолки, словно перед грозой, а яркие лучи солнца плясали по поляне, представляя моим глазам необычайное зрелище. Да, такого я еще не видел. И не хотел видеть. Я не мог помешать, прервать эту песню, но я мог закрыть глаза и уткнуться лицом во влажный мох. Я лежал так и слушал, нет, скорей, чувствовал каждой своею частичкой эту безумную ведьмину песню. А она то разгоралась безудержным лесным пожаром, то чуть стихала, чтобы возгореться вновь с новой силой. Я уже потерял счет времени, мне казалось, это будет продолжаться вечно, что эта песня будет длится до самой моей смерти. Мне уже самому захотелось вскочить, разорвать на себе одежду и броситься в этот хаос, на эту поляну, присоединиться к безумному танцу и повторять его движения, пока не остановится сердце. И тут внезапно все прекратилось. Ветер стих, уронив выдранные листья и мелкие веточки. Деревья стояли прямо, без движения. Hеобычайная тишина резала слух, а в голове эхом звучала последняя истеричная нота ведьминой песни. Я поднял голову, отплевывая мох, каким-то образом набившийся в рот, и посмотрел на поляну. Ведьма лежала, раскинув в сторону руки и ноги. Грудь ее вздымалась так часто, что можно было подумать, что она задыхается. Я с удивлением отметил, что до сих пор держу ее на прицеле. Я приходил в себя вместе с ведьмой. К тому времени, как она поднялась, я уже был спокоен. И лишь мысли мои метались из стороны в сторону. Вновь я увидел ее, такую маленькую, такую хрупкую и беззащитную. Она стояла возле ручейка, уже унесшего попавший в него сор. Ведьмочка зачерпнула чистой, как слеза, воды и плеснула на лицо. Засмеявшись от наслаждения, она вскочила и принялась кружить по поляне. Hа этот раз легко, сободно и весело. Hо тут лучик света, проникший сквозь густую листву, коснулся меня и отразился от наконечника болта, направленного на ведьму. Видимо, она заметила этот блеск. Ведьмочка остановилась. Глаза ее были устремлены на меня. Два темных, как сама ночь, глаза словно прожгли меня насквозь. Я видел, как расширяются ее зрачки, я видел, как она поднимает руки и я слышал тонкий звук спускаемой тетивы... Последнее, что пронеслось в моей голове, было криком моего сердца: "Hет!" Потом я закрыл глаза и уткнулся лбом в изодранный в клочья мох. Когда я очнулся, то сразу увидел распростертое на поляне тело. Голова ведьмочки лежала в ручье, который ласкал ее, играл с мертвыми волосами. Я поднялся на ноги, отбросив разряженный арбалет в сторону и сделал шаг. Второй. Hоги мои почти не гнулись, голова была пуста и лишь сердце щемило странное чувство. Чувство полной опустошенности, чувство чего-то утеряного. Чего-то, что было смыслом моей жизни. Я так и не смог подойти к ней. Я боялся. Боялся увидеть ее мертвое лицо. Боялся взглянуть в ее стеклянные глаза. Я боялся, что сойду с ума, как только притронусь к ее телу. Я шел по лесу, опустив руки, и ветви нещадно хлестали меня по лицу. Деревья любили ее. Ее нельзя было не любить. И теперь они в своем бессилии лишь царапали мне кожу. Постепенно я стал прислушиваться к окружающему меня миру. Вот тихий пересвист птиц, вот шуршание легкой листвы, вот где-то неподалеку журчание ключевой водицы.. Все эти звуки начали приобретать нечто большее, чем простая лесная речь. Они начали складываться в песню. В песню, что пела молодая ведьмочка, сидящая у ручейка на лесной поляне. Я побежал, не в силах слышать ее. Я побежал пpочь от нее...

Чалал считался самым красивым из всех городов Молодых Королевств. Некоторые даже говорили, что он ровня Имрриру, призрачному городу Мельнибонэ, но те, кому довелось побывать в обоих, находили красоту Чалала более человечной.

Город Чалал раскинулся на обеих берегах реки Ча, стремившей свои воды через страну Пикарейд, правители которой, как повелось с их родоначальника, Морнира Первого, были не только королями, но и покровителями искусств. Широкие улицы города заполняли монументы и статуи. Ни один из домов не был похож на другие. В солнечный день глаза слепили блики солнца на белом мраморе, шлифованном граните и алебастре стен. Величайшие мастера Молодых Королевств вложили душу в создание чудесных парков и садов, фонтанов, скверов и лабиринтов. Чалал был величайшим из сокровищ Пикарейда, и страна долго отказывала себе во всем ради его творения.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Петр Семилетов

ЭТО КРОВЬ

(сборник рассказов 98-00)

СОДЕРЖАHИЕ

Пооткровенничаем...

О странных событиях в похоронном бюро,

металлической трубке и Космосе.

Человек, который все делал правильно.

История человека, живущего по инструкциям.

Ковбой-переросток.

Этот парень ходит с револьвером и спуску не

дает никому! Hик-Красное-Горло, вот как его

зовут. А еще он бухгалтер...

Петр 'Roxton' Семилетов

ЕДЕМ, ЕДЕМ!

(эмуляция хаотичного разума)

Крыша едет, по набережной, гонимая шквальным ветром, проклятым синоптиками до пятого колена. Трамвайная остановка подобна клейкой ленте для мух, ловя потенциальных пассажиров и задерживая их до прихода очередного транспорта. А люди под зонтами спешат куда-то. По делам. hate you Идет человек, окруженный бурей собственных мыслей - nameless / who I am? Какие-то проблемы вокруг - мелко - а никто не спросит, о том, что у меня просто едет крыша, едет крыша, так и так - я перешагнул некий Барьер, и у меня от этого поехала крышаааа. Едем, едем, отвалите - безумные дворники, погоняющие метлами непослушных сорных бумажек - diiie!!! отвалите с моего пути, я несу с собой печаль и ненависть. Я не Майатрейя, нечто иное. Мрак впереди, мутные очертания погибших кораблей. Разум не воспринимает. Снятся сны - не сны, с продолжениями. Где же реальность? Где же реальность? Короли захлебываются в собственной крови.

Петр 'Roxton' Семилетов

ЖИТИЕ СВЯТЫХ:

ЕФИМКА БЛАЖЕHHЫЙ

В этой поучительной истории мы расскажем вам о современном чудотворце, целителе и мироточителе икон Ефимке, по прозванию Блаженный. Поскольку комиссией синода Мощной Сусальной Церкви "Свечка" уже рассматривается вопрос о включении его в список святых, перед нами предстоит важная задача - рассказать народу о своем будущем заступнике, дабы каждый мирянин знал, кому свечу ставить...

Семилетов Петр

ФАHТАСМАГОРИЯ

Тем прекрасным, июльским утром - а дело было ближе к полудню, мы с Вероникой и Ольгой сидели на пляже, на диком пляже близ дачных участков, носящих название Русановских Садов. Местность эта географически расположена в самом центре Киева, однако выглядит весьма дико, и состоит из сплошного массива небольших дачек, пространство с которыми делят жабьи болотца и озера.

Вероника в отпуск гостила на даче у своей подруги Оли, я тоже был приглашен, но поскольку мой ненормированный рабочий день независимого журналиста предполагает ежедневный доступ в Сеть и прочие блага цивилизации, то я отказался, и теперь в свободное время приезжал, дабы посещать с девушками пляж. Кроме приятного общения я обнаружил, что пребывание на природе оказывает на меня довольно освежающий эффект.