Эпиталама

Эпиталама
Автор:
Перевод: В. Гольдич, И. Оганесова
Жанр: Фэнтези
Серия: Желязны, Роджер. Рассказы
Год: 2007
ISBN: 978-5-699-06452-6

Вечером шел дождь, и пожилая леди приготовила чай — как и обычно в это время. Она сидела на кухне за столом и вспоминала свою спокойную жизнь. Детские приключения завораживали ее, и она уже в который раз подумала об удивительно тихих и серых годах, прошедших с тех пор. Она получила в наследство дом, небольшую стипендию попечительского совета и много путешествовала, но ей так и не довелось встретить подходящего человека для замужества; впрочем, наоборот тоже можно сказать. Ее роль практически уже была сыграна, хотя, по правде говоря, по-настоящему ее никто и не пригласил принять участие в спектакле. И вспомнить-то особенно нечего, если не считать нескольких визитов давнишнего знакомого, который занимался охотой на людей, — с тех пор уже прошло немало лет. А теперь...

Рекомендуем почитать

Это выглядело как полночная радуга — видимая нам освещенная солнцем половина колец Сатурна над золотым полюсом планеты. Картина напоминала еще что-то, но метафоры отнюдь не мое сильное место, и радуга надолго исчерпала мои способности в этой области.

Когда громадная, снабженная желобами пластина с темными секторами повернулась под нашим наблюдательным кораблем и черная лента проплыла через Северное полушарие планеты, я услышал, как Соренсен сказал, перекрывая жуткие звуки из приемника:

Сатурн, два столетия спустя…

Я сидел на бруствере из валунов, который я воздвиг за моим домом, и смотрел в ночное небо; я думал о Сатурне, о том, что он представляет сейчас и чем он мог бы быть. Дул холодный ветер с гор на северо-западе. Кто-то поедал добычу в арройо позади меня — вероятно, койот или бродячая собака. Звезды надо мной двигались по своему величественному пути.

Центр системы спутников и очаровательных колец, Сатурн, вероятно, мало изменился, сохранив свое место в мироздании. Однако следующие два столетия, похоже, будут критическим временем в истории человечества, которое, прекратив саморазрушение и техническую деградацию, вероятно, распространит свое влияние на солнечную систему. Что могли бы мы хотеть от этого гигантского газового пузыря? Что могли бы мы там найти?

Я припал к земле за углом провалившегося сарая у разрушенной церкви. Сырость просачивалась сквозь джинсы, но я знал, что мое ожидание должно скоро окончиться. Несколько полос тумана живописно стелились над промокшей землей, слегка колеблемые предутренним ветром. Погода для Голливуда…

Я бросил взгляд на светлеющее небо, точно определяя направление их прибытия. Через минуту я увидел как они возвращаются: одно существо большое и темное, другое — бледное и поменьше. Как можно было догадаться, они проникли в церковь через отверстие, образовавшееся несколько лет тому назад, когда провалилась часть крыши. Я подавил зевок, глянув на часы. Через пятнадцать минут восходящее солнце окрасит румянцем восток. За это время они должны угомониться и заснуть. Может быть, чуть быстрее, но дадим им немного времени. Спешить пока некуда.

Однажды с гор спустился старец. Он нес шкатулку. Ступив на тропу, ведущую к морю, он увидел, как толпа поджигала дом. Старец остановился и, опершись на посох, спросил одного из поджигателей:

— Скажи мне, добрый человек, зачем вы жжете дом вашего соседа, который, судя по воплям и лаю, остался в доме с семьей и собакой?

— Почему бы нам их не сжечь? — ухмыльнулся человек. — Он чужак, пришел из пустыни, и не такой, как мы. И собака его не такая, и лает не так. Жена у него красивее наших женщин и говорит не так, как мы. А дети смышленее наших и переняли язык родителей.

Роджер Желязны

Страсть коллекционера

- Что ты тут делаешь, человече?

- Долгая история.

- Отлично, обожаю долгие истории. Садись, рассказывай. Эй, только не на меня.

- Извини. Ну, если коротко, то все из-за моего дядюшки, баснословно богатого...

- Стоп. Что такое "богатый"?

- Ну... как бы это... Состоятельный, что ли.

- А что такое "состоятельный"?

- Гм... Когда много денег.

- "Деньги"?

Теперь я уже понимаю, что Природа иногда бросает сладкую кость тем, кого она намеревается искалечить. Либо наградит будущего отверженного талантом, чаще всего невостребованным, либо пошлет ему проклятие, одарив незаурядным умом.

Уже в четыре года Сандор Сандор мог перечислить все сто сорок девять обитаемых мира своей галактики. А в пять лет он мог назвать основные земные массивы каждой планеты и вычертить их приблизительный контур мелом на пустом глобусе. К семи годам он знал все провинции, штаты, страны, крупные города основных земных массивов ста сорока девяти обитаемых миров своей галактики. Он проводил за чтением землеографии, истории, землеологии и популярных путеводителей много часов. Он изучал карты и информационные ленты путешествий. Глаза его были оснащены кинокамерой, или, по крайней мере, создавалось такое впечатление, так как никто бы не мог назвать ни одного города в его галактике, о котором Сандор Сандор не знал бы чего-нибудь к десяти годам.

Они спланировали к Земле и заняли позиции в астероидном поясе.

Потом обозрели планету, два с половиной миллиарда ее обитателей, их города и технические достижения.

Через некоторое время заговорил тот, который занял передовую позицию:

— Я удовлетворен.

После долгой паузы второй сказал, достав малую толику стронция-90:

— Подходит.

Их сознания встретились над металлом.

— Валяй, — сказал тот, у кого был стронций.

Я ничего не чувствовал в этот неудачный полдень, поскольку, как я думаю, мои чувства были притуплены. Был благоуханный солнечный день и только легкие облака виднелись у линии горизонта.

Может быть, меня убаюкали некоторые приятные изменения в заведенном порядке вещей. Это отчасти было отвлечением моих подсознательных ощущений, моей ранней системы оповещения... Этому, я полагаю, содействовало то, что долгое время не было никакой опасности и я был уверен, что надежно спрятан. Был прелестный солнечный день.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Встечайте, единственный и неповторимый доктор Вальдемар Октео ван Чех! Маленькая, суровая практикантка — Брижит Краус дер Сольц! Трогательный и лиричный, загадочный и всегда разный — Виктор…. или НЕ Виктор? И конечно пенелопа, точнее Кукбара фон Шпонс, единственная женщина директор, уникальнейшего театра говорящих пауков.

Второй семестр. От зимней сессии к летней градус оптимизма понижается, студенты взрослеют — иногда даже и умнеют. И проблемы их тоже, соответственно, растут. Попутно жизнь учит друзей второму важному правилу — надеяться, несмотря ни на что…

Фантастическая повесть о вере в людей. Наших людей! Прометею, прикованному к скале, предлагается пари: сможет ли человек повторить его подвиг! Для испытания выбран пенсионер Егорыч…

Автобиографический роман. Настоящие обряды и заклинания. Правда о травах и камнях. Бесценный опыт настоящей потомственной ведьмы. Действие книги происходит в наше время, начало 21 века, основные места действия Москва и Крым. Мастера Мирослав и Влад принадлежат к конкурирующим магическим кланам. Старейшины кланов просчитали линии вероятностей и выяснили, что Надежда потенциально очень сильная ведьма, которая родит ребенка с уникальным даром. Оба клана хотят заполучить ее себе и отправляют двух своих представителей для завоевания девушки. Один из кланов находит ее раньше и путем спланированной акции и манипуляций лишает ее магии и вынуждает назначить свадьбу с Мирославом. В процессе выясняется, что Мирослав и Влад — разлученные еще в детстве братья. Между ними начинается конкуренция за любовь Надежды. На протяжении книги Надежду ждут приключения, открытия и магические битвы. Много интриг, предательства и магии.

Жаркий июльский день был в самом разгаре. На светло-голубом небе сверкало ослепительными лучами солнце, ярко освещая простирающуюся под ним местность. Длинная полоса старой, давно не чиненой дороги, вдоль которой росли с внушительные деревья. Где-то в траве прошмыгнула мышь и тут же спряталась в свою нору, услышав нарастающий шум приближающейся машины.

Это был большой автобус, в окнах которого виднелись утомлённые детские лица. Ребята ехали в летний лагерь на этом автобусе с семи часов утра, и им уже очень надоело в нём трястись. Автобус остановился, и толпа ребят высыпала на пыльную дорогу. Среди них смеялись подружки Саша и Рита, дружившие уже лет шесть, и за всё время ни разу не поссорившиеся. Вообще про их дружбу было много разговоров.

Не такой встречи ждал отправленный в былинную Русь специальный агент преисподней… Едва он ступил на землю – Змей Горыныч как снег на голову свалился, в том смысле, что неожиданно, поскольку белым и пушистым его не назовешь. Очнулся агент – помятый и израненный, ничего не помнит и вдобавок почему-то начинает называть себя Бармалеем… И ждут его подвиги великие богатырские!И уж точно не надеялся на такой результат Владыка ада. Но Сатана замышляет, Судьба предполагает, а наши герои умудряются поставить все с ног на голову. А уж герои подобрались

Любимец загадочной Темноты Алекс Эльф эр’Таррин, принц Подгорного королевства, на Земле носивший имя Алексей Ветров, продолжает вести сражения на просторах чужого мира. Его летучий отряд Королевских Кэльвов мстит кровожадным кочевникам за разорение Города, освобождает попавших в неволю людей, наводя ужас на степняков.

Алекс проникает в самое сердце степи, в город Мараху, потом к диким горцам, и все это делается ради того, чтобы обеспечить спокойную жизнь в королевстве Мардинан, уберечь его от посягательств воинственной Империи с ее могущественными магами. Он и сам становится Темным магом, способным достойно ответить ударом на удар.

И приходит день решающей схватки...

Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.

Солнце стояло в зените. Горячий воздух поднимался над раскаленной дорогой покрытой белым камнем. В пыльном воздухе стоял запах прогретой земли, птицы спрятавшись в тени рощи, изредка издавали мелодичную трель. В траве стрекотали кузнечики, а наполненный пылью ветер качал не скошенные кое-где траву и цветы. Мы сидели в засаде. Моя фантазия опять разыгралась. Мммм…скучно же просто так в траве сидеть. Умей развлечь себя сам! Ко мне подполз Киш он же-рядовой Киш. Одной лапой он поправил съехавшую на глаза каску (на самом деле попытался поймать кузнечика), в другой сжимал автомат. Рядовой спросил меня, готова ли я к последствиям, которые незамедлительно последуют в случае провала операции "Захват Алина". Я положила руку на его плечо, забота рядового тронула мое окаменевшее в бесконечных боях сердце, на глаза навернулись слезы.

Оставить отзыв