Эпилятор

Оказывается, очень просто жить, когда имя тебе - стихия. Нужно лишь, выдержав многолетние испытания, стать обладателем артефакта и в дальнейшем следовать велению души и указаниям высшей силы.

Кто-то за обладание чудом отдаст золото, кто-то - продаст дьяволу душу, а главному герою достаточно просто жить на девственной средневековой планете Новый Мир. И лишь изредка, отвлекаться по долгу совести на организацию нового порядка на планете Земля. Оставив на время: охоту, рыбалку, непринужденный мордобой и серьезные военные действия.

Отрывок из произведения:

Кондовые, разлапистые ели обступали дорогу с обеих сторон, заслоняя солнце и оставляя лишь узенькую полоску голубого неба высоко над головой. Недавно прошел дождь и раскисший суглинок скрадывал звук от ударов копыт лошади. Полумрак мрачного леса и однообразное шлепанье подков. Я поежился. Сырая одежда после дождя неприятно липла к телу, будь она неладна. До ближайшего постоялого двора несколько часов пути. Хм, а, может, свернуть в сторону и переночевать в лесу? Заманчиво. Если по дороге встречу подходящее местечко, то так и поступлю.

Другие книги автора Юрий Михайлович Манаков

Я стоял на носу кораблика, скрестив руки на груди, закрыв глаза и запрокинув вверх голову. Лицо наслаждалось легким дуновением бриза. Он мягкими и нежными ладонями ласкал разгоряченный лоб и щеки. В какой-то момент с южной стороны прорвался йодистый дух морского побережья. Там - на расстоянии в несколько морских миль нетерпеливая волна во время шторма выбросила на берег неопрятные кучи водорослей. Скоро их окончательно высушит солнце, а более или менее сильный ветерок разметает сухие остатки в разные стороны и пляж снова засияет девственной желтизной.

С легким чувством печали я смотрел, как истончается левый берег реки и сливаются с линией горизонта фигурки восторженных всадников. Закончился праздник у степного народа, завершается и мой отдых. Настают суровые будни. Снова племя пойдет на племя, сталкиваясь в чистом поле в смертельной сече. Снова по делу и без дела будут сверкать клинки, без всякой жалости рассекая булатной сталью податливые человеческие тела… Но у меня-то другой путь и другая судьба.

Это был не мой мир.

Я продолжал тупо смотреть в зеркало портала, наблюдая за гранью другой параллельный мир. Масса потраченного времени и усилий на переделку и организацию нового порядка на Земле остались в другой реальности. Этот 'гадючник' за гранью - до настоящего момента развивался без моего вмешательства. И я с настойчивостью идиота от рождения, ковыряющего стенку пальчиком, раз за разом пытался создать канал входа на Землю и каждый раз окантовка экранного зеркала вспыхивала радугой красок, сообщая, - 'ни-зз-яя'.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ЕСТЬ БЕСКОНЕЧНОСТЬ БОЛЬШАЯ

Фантастический рассказ

Люблю Землю. В орбитальном полете не устаю любоваться ею. Командир, бывало, шутит:

- Смотри не прилипни к иллюминатору, Ким!

Но как оторваться от величественного зрелища: разорванные облаками, проплывают за бортом материки и океаны. Индийский - голубой, Тихий большей частью серо-стальной, Саргассово море изжелта-зеленое, а Красное оно и есть красное, вернее, грязновато-бордовое...

Александр Плонский

Интеллект

- Природа милостива к человечеству, но безжалостна к человеку, произнес Леверрье задумчиво.

- Превосходная мысль, Луи, - похвалил Милютин. - И, главное, очень свежая!

Они сидели в маленьком кафе на смотровой площадке Эйфелевой башни и любовались Парижем, заповедным городом Европы.

- Мы не виделись почти четверть века, а желчи у вас...

- Не убавилось? Увы, мои недостатки с годами лишь усугубляются.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

КОСМИЧЕСКАЯ ШЕКСПИРИАНА

Фантастический рассказ

- Звезды гаснут, и с этим ничего нельзя поделать. Вселенная бессмертна, а они умирают, словно люди. Но иногда люди умирают и рождаются, словно звезды...

Научно-технический прогресс, обостряя восприятие мира, в то же время год от года притупляет эмоции. За последнюю тысячу лет средний индивид стал рациональнее и черствее. Компрессия жизни, столь характерная для нашего тридцать первого века, сверхвысокая частота стрессовых ситуаций породили своего рода автоматическую регулировку душевной чувствительности, иначе бы нам не сдобровать. Но, как при любой автоматической регулировке, на фоне сильного сигнала теряется слабый: побеждает более мощное воздействие. В грохоте реактивных дюз инстинктивно затыкают уши и... не могут расслышать зова о помощи.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

МЕНЕ, ТЕКЕЛ, ФАРЕС!

Фантастический рассказ

Лица их еще дышали жаром только что отгремевшей битвы. Успех был полный. Президент Сегилья (они называли его не иначе как тиран и узурпатор) успел бежать, охрану перебили, министров взяли под стражу.

Настало время подумать о будущем. До сих пор все пятеро были едины. В случае неудачи их расстреляли бы скопом как главарей мятежа. Сейчас они стали вождями, членами Высшего органа. И, в качестве таковых, собрались на первое заседание.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

НЕИЗВЛЕКАЕМЫЙ КОРЕНЬ

Фантастический рассказ

- Что вы знаете о времени?

- А что знаете вы? То, что написано в энциклопедиях? Мол, время основная, наряду с пространством, форма существования материи, состоящая в закономерной координации сменяющих друг друга явлений... Но мне это ни о чем не говорит.

- Я знаю о времени многое, если не все, - произнес Милютин, стряхивая пепел.

- Например?

Александр Плонский

О времени и о себе

Главы, не вошедшие в книгу "Прикосновение к вечности"

От автора. В свое время эти главы были признаны чересчур "откровенными". Их предпочли изъять из кииги. Сегодня же они показались мне своеобразным зеркалом ушедшей эпохи. Так ли это, судить читателю.

Глава первая. Грани призвания

... Как Одиссей усталый, бури изведав, бои, атаки, плыву на поиск своей Итаки...

Эдуардас Межелайтис

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ОН ЖИЛ В ГОНДВАНЕ

Фантастический рассказ

Я представляю его стоящим посреди застывшей пустыни. Вокруг ни деревца, ни камня, ни травинки. Земля покрыта оледенелой коростой. Серость пропитывает небо. И сквозь нее, словно через закопченное стекло, тускло просвечивает молочно-белое Солнце.

У него огромный выпуклый лоб. Взгляд отрешенный - ни зова, ни отчаяния. Всё в прошлом...

Он похож на меня: не пришелец из чужой галактики - землянин, как и мы. Далекий пращур? Недостающее звено эволюции, венцом которой стал гомо сапиенс?

Александр ПЛОНСКИЙ

Оставь ее людям

Этот рассказ не был бы написан, если бы не постигшее меня горе. 7 августа мой сын и тезка Александр Плонский погиб при восхождении на высочайшую вершину Памира, по горькой иронии названную "Пик коммунизма".

Покорить эту вершину было его давней мечтой. И, почувствовав недомогание, он скрыл его от товарищей. А во время ночлега, где-то посередине подъема, умер. Как выяснилось потом,- от ураганного (на высоте!) воспаления легких...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Комната большая, светлая… Распахнутое окно прикрыто занавесками. Это хорошо, что в окне ничего не видно, только солнечный свет просачивается сквозь белый тюль. Вряд ли оттуда следует ожидать нападения. В комнате порядок, совсем как при ознакомительном визите. Только на столе стоит тарелка с недоеденным супом. Во время ознакомительного визита Игнат представлялся санитаром, что, в принципе, недалеко от истины. Стоял с чемоданчиком в руках, рассеянно оглядывал комнату. Подал пальто старенькой докторше Рине Иосифовне, попытался поухаживать и за хозяйкой, но та шарахнулась как от зачумленного. Игнат тогда решил, что прокололся, но нет, в больнице, освоившись в палате и беседуя с Риной Иосифовной, пациентка не вспомнила подозрительного санитара. Значит, она шарахается этаким манером от каждого встречного. Случай запущенный, но не безнадежный.

Во время Постцивилизации – эпохи анархии и произвола – только настоящий хищник мог выжить в новом жестоком мире. Таким был Патч, одинокий бродяга-авантюрист, таким стал и его приемный сын Джаг, захваченный стремительным водоворотом фантастически опасных, головокружительных приключений.

Во время Постцивилизации – эпохи анархии и произвола – только настоящий хищник мог выжить в новом жестоком мире. Таким был Патч, одинокий бродяга-авантюрист, таким стал и его приемный сын Джаг, захваченный стремительным водоворотом фантастически опасных, головокружительных приключений.

Во время стычки на заброшенной станции Барага Кавендиш убивает сына вождя Костяного Племени. Теперь кочевой Империи Супроктора Галаксиуса нечего и рассчитывать на мирный проезд через Палисаду – бывший железнодорожный узел, а ныне – мощную крепость, столицу воинственных людоедов. В кажущейся безвыходной ситуации Джаг предлагает смелый план...