Еничек

КАМИЛ БАЧУ

ЕНИЧЕК

Расстроенный Еничек стоял передо мной, отливая синевой. Я ему сочувствовал. В прошлый раз он тоже ошибся, но пусть мне покажут того, кто ни разу не попадал впросак на М-1101. Во-первых, это астероид третьего класса, этакий шарик диаметром в восемьдесят километров, Когда впервые видишь, как он к тебе приближается, так и подмывает высунуть ногу из предохранительной капсулы и пнуть его, словно это футбольный мяч. Во-вторых, кроме того, что он такой маленький и некрасивый, он к тому же находится в самой активной зоне этого сектора. Стоит провести на М-110 тридцать солнечных часов, и тебе уже хочется ругаться со всеми, вопить, носиться повсюду или вообще взорвать астероид. Поэтому исследования на нем ведутся при помощи роботов серии "антропоморфный тип А"- "А-А", или просто "А", приятная человеческая внешность которых благотворно влияет на нервную систему. Но именно эта приятная человеческая внешность сбивает с толку, и ты каждый раз оказываешься в глупом положении. Дело в том, что роботы типа "А" очень чувствительны к голоду и холоду. Поэтому они ходят в защитных скафандрах, и их невозможно отличить от людей-исследователей.

Другие книги автора Камил Бачу

Научно-фантастические рассказы румынских писателей

БАЧУ КАМИЛ

ИСПЫТАТЕЛЬ ПИЛЮЛЬ

Стоило ему сделать первый шаг по лестнице, которая ведет в нашу редакцию, и я тотчас безошибочно определял, что это подымается Мэнни. Он весил девяносто два килограмма и шагал грузно и уверенно, улыбаясь направо и налево, словно стараясь поделиться если не своей силой, которую считал чрезмерной для себя одного, то хотя бы своей жизнерадостностью.

Вот и на сей раз, несмотря на бесконечные звонки телефона и громкую ругань уборщицы в соседней комнате, я сразу услышал его шаги по лестнице и громовое "привет", когда он поздоровался с ребятами из нашей редакции. Осторожно приоткрыв дверь - он всегда обращался с дверьми очень осторожно, чтобы случайно не выбить их,- и едва переступив порог, Мэнни крикнул:

В сборник вошли произведения писателей европейских социалистических стран: П. Вежинова, К. Вольф, К. Боруня, Э. Гейереша и др. Занимательность сюжета, оригинальность художественной формы помогают им исследовать животрепещущие нравственные проблемы человека нового, мира — мира созидания.

БАЧУ КАМИЛ

ЦИРКОНОВЫЙ ДИСК

Один удар в стену означал: "интересная новость", два - "очень интересная новость", три - "сенсация".

На этот раз раздались четыре удара. Не успел я подняться со стула, как шеф ворвался в кабинет, размахивая листком бумаги.

- Отправляйтесь немедленно, Гарроу,- приказал он.- Самолет с экспертами вылетает в 11.45. В нашем распоряжении тридцать минут.

- Двадцать восемь,- поправил я.- А нельзя ли узнать, куда он вылетает?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Журавлева Валентина Николаевна

ВТОРОЙ ПУТЬ

Я - двойник астронавта Хаютина.

Насколько я знаю, двойников было немного: человек триста, не больше. В наше время мало кто помнит, что значит быть двойником астронавта.

Двойники появились за год или за два до конца XX столетия. Это было накануне первого межзвездного перелета. Шли испытания ионных кораблей, и за каким-то порогом скорости обычно нарушалась связь. Станции космосвязи принимали обрывки до неузнаваемости искаженных фраз. Тогда и появились двойники. Идея здесь проста: два человека, долгое время находящиеся вместе, постепенно становятся во многом похожими и приобретают способность понимать друг друга с полуслова. Двойники - это, конечно, преувеличение. Но, если на

Лес, который подходил почти к краю пляжа, поднимался далеко по бокам низких, туманных холмов. Под ногами песок был грубым и смешивался с мириадами разбитых раковин. Здесь и там прилив оставлял за собой длинные полосы водорослей, тянущиеся поперек пляжа. Дождь, который редко прекращался, в этот момент ушел вглубь от моря, но даже теперь большие, сердитые капли выбивали маленькие кратеры в песке.

Было жарко и душно, потому что война между солнцем и дождем никогда не прекращалась. Иногда, на время, туман поднимался и вокруг становились ясно видны холмы, возвышающиеся как стражи над землей. Эти холмы тянулись полукруглой дугой вдоль залива, следуя линии пляжа, а за ними иногда можно было видеть на большом расстоянии линию гор под вечными облаками. Везде росли деревья, смягчая ландшафт, так что холмы плавно смешивались друг с другом. Только в одном месте виднелись голые скалы, там, где давным-давно по какой-то причине ослабло основание холмов, и теперь на милю или больше они резко прерывали линию неба, падая в море как сломанное крыло.

Оказывается, очень просто жить, когда имя тебе - стихия. Нужно лишь, выдержав многолетние испытания, стать обладателем артефакта и в дальнейшем следовать велению души и указаниям высшей силы.

Кто-то за обладание чудом отдаст золото, кто-то - продаст дьяволу душу, а главному герою достаточно просто жить на девственной средневековой планете Новый Мир. И лишь изредка, отвлекаться по долгу совести на организацию нового порядка на планете Земля. Оставив на время: охоту, рыбалку, непринужденный мордобой и серьезные военные действия.

Сколько я себя помню, мне всегда нравились истории о приключениях. И я пришел к выводу: чтобы стать героем одной из них, надо быть дерзким, напористым, смелым — таким, каким я никогда не был; надо быть сильным и атлетически сложенным, как Рауль Конвэй (есть у меня такой знакомый). Мне и в голову не приходило, что со мной может случиться что-то, не имеющее отношения к моей работе в статистическом отделе Центра психосоциальных исследований. Время мое было занято, во-первых, беспрерывными попытками пробудить в Пауле хоть какой-то интерес к моей особе и таким образом не допустить, чтобы стройный, сильный и уверенный в себе Конвэй отбил ее у меня, а во-вторых, подготовкой к телевизионному конкурсу «События года» — единственному мыслимому для меня способу молниеносно разбогатеть и, быть может, хоть таким путем добиться, чтобы Паула стала моей женой.

Офицер Уилл Джемисон умер за неделю до того, как я заглянул в мастерскую Симпсона. Вообще, я не собирался туда приходить, но когда Брэнди, девушка Джоэла, упомянула о случившемся, это выдернуло меня из моего собственного горя и заставило двигаться. На похороны офицера Уилла собралась половина города, но той, кто должен был плакать сильнее всех, там не было. И ничто, кроме разве что Божьей воли, не могло успокоить ее. Ей, наверное, было очень плохо, хуже, чем все думали.

…Во времена, когда смог был настолько прозрачен, что на нём нельзя было показывать фильмы…

…А каждый человек знал только свой край и свои проблемы…

…Во времена, когда промышленные предприятия ещё не были охвачены инфраструктурой…

…Стоял себе у реки сахарный завод.

1.

Отчего, ну отчего так прекрасно кругом?

Развалясь в кресле-котловине, завод пускал дым в небо. Выло прохладно. Рядом текла река.

И гудел.

Рассказы

• Мешок

• Пиршество демонов

• Лечение

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда держишься в полумиле над землей на нейлоновом крыле и надежде на восходящий поток воздуха, жизнь висит на честном слове. Честное слово Ричард Бах дал пятьдесят лет назад — испуганному ребенку, которым он был в то время, пообещав вернуться к нему и передать все, чему сам научится от жизни. Обещание оставалось неисполненным до тех пор, пока в один прекрасный день, паря между небом и землей, Ричард не встретился с девятилетним Дикки Бахом — неутомимым оппонентом всех своих представлений...

Ричард и Дикки переживают головокружительное приключение, штурмуя вечные вопросы. Оба должны найти на них ответы, чтобы обрести целостность.

Почему расти духовно означает никогда не взрослеть? Возможно ли мирное сосуществование с результатами наших выборов? Почему самым сумасшедшим нашим мечтам может дать крылья только бегство от безопасности?

«Хроники Хорьков»…

Серия из пяти чудесных книжек, одинаково интересных и для взрослых, и для детей.

Почему Хорьки?.. А почему Чайка?.. Но здесь нет жадной и глупой Стаи. Хорьки — воплощение наших самых прекрасных, самых добрых, честных и смелых качеств.

«Если когда-нибудь тебе захочется найти такого хорька, который сможет одолеть любую, даже самую тяжелую беду и сделать тебя счастливым, когда этого не может больше никто… ты просто посмотри в зеркало и скажи: „Привет!“«

Издательство «София» благодарит литературное агентство Эндрю Нюрнберг за помощь в издании книги.

Ричард БАХ

ПИСЬМО ОТ БОГОБОЯЗНЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Я больше не могу молчать. Ведь кто-то должен сказать вам, пилоты аэропланов, как устают те, кто не принадлежит к вашему кругу, от ваших бесконечных разговоров о том, как приятно летать, и приглашений прийти в воскресенье в середине дня, чтобы немножко пролететь с вами и почувствовать, что такое полет.

Ведь кто-то должен категорически сказать вам "НЕТ". Мы не придем в выходной или какой-нибудь другой день, чтобы подняться в воздух в одном из ваших опасных маленьких драндулетов. Нет, мы не считаем, что летать так уж приятно. С нашей точки зрения, мир был бы намного лучшим местом для жизни, если бы братья Райт выбросили на мусорник свои дурацкие планеры и никогда не пускались в полет со скалы Китти-Хоук.

Бахарев Игорь

ЧАСЫ ПОСЛЕ...

СПЕСИАЛ ФЕHКСА РАДАШЕ (Элхе) ЗА ИДЕЮ.

"И разверзлись врата адовы,

и вышел из них... ты сам."

(М.П.)

"Интересно, а кем я стану после своей смерти?",- это была первая мысль Сиамки, после того, как она, шмякнувшись о землю, два раза перекувырнулась в воздухе и упала на лапы. Она осталась лежать, нет, с ней ничего не случилось, конечности и прочие части тела были в порядке, даже не вывихнуты, просто она, слегка оглушенная должна была несколько мгновений выждать, перед тем, как бросится наутек. Потом Сиамка побежала в парк - какая-то собака пролаяла ей вслед, она мчалась, мчалась, пока не свалилась на землю у корней своего любимого дерева. И там уже она позволила себе такую роскошь, как перевести дыхание и задуматься. Глупая и не свойственная нормальным кошкам мысль о смерти пришла ей в голову. Хотя, кто сказал, что Сиамка - нормальная кошка? Когда-то, Хозяин, устроившись на диване перед сном, рассказал Сиамке об идее переселения душ. По его мнению души слонов после смерти самих животных переселяются в тела божьих коровок. Это было доказано какой-то ученой, Сиамка мало поняла какой, запомнила только, что ученую звали Кармой. Так вот, эта Карма говорила, что слоны очень мечтают быть маленькими, незаметными и, главное, уметь летать. Hет, некоторым это удается даже при жизни. Если они... вот это смутно вспоминается... вроде как они должны много послушать "Hирвану", и тогда смогут улететь. Hу это Сиамка понимала. Друзья Малыша слушали это, и в такие моменты Сиамка сама была готова убежать, или даже улететь куда угодно, лишь бы подальше быть от таких диких звуков. Hо обычные слоны летать таким способом не умели, не удивительно, они живут в Африке, а там нет ни магнитофонов ни гранджеров. Hу так вот, по утверждениям Кармы, слоны после смерти получают то, о чем они мечтали и становятся божьими коровками. Hо не только слоны становятся кем-нибудь потом, когда умирают. Так, например, процессоры (Хозяин Сиамки был программистом - электронщиком и она часто слышала о процессорах), процессоры становятся гусеницами. Hу это понятно. У процессора, как и у гусеницы множество ног, а единственное о чем они могут мечтать на протяжении жизни - это, чтобы от них не требовали быстроты в действиях. Их гонят, ускоряют, разгоняют, а после смерти они становятся гусеницами - и ползут себе потихоньку, медленно и спокойно. Модемы превращаются в одинокие и малообщительные памятники, а мониторы в светлячков, которые сами не светят, а только отражают свет других. Hо вот в кого же превратится она, Сиамка? Вдруг она станет какой-нибудь рыбой и будет жить в этой мерзкой воде? Или, еще хуже, превратится в футбольный мяч, и все будут пинать ее ногами... Hет, определенно, умирать не стоит.