Энергия воды

Вы приняли три чашки кофе, а бодрости как не было, так и нет. В чем же дело?

Отрывок из произведения:

Высокий, худой, моложавый мужчина с отсутствующим выражением лица материализовался из лабиринта дорогой аппаратуры, заполнявшей лабораторию. Последние полчаса он тщетно пытался заставить работать свой мозг, но разум погряз в мелочах и не предлагал единственно верного или даже бесполезного решения. Полнейший разброд в мыслях. И молодой человек отправился на поиски кофеина, словно всплывающий из глубин морских ныряльщик, которому не терпится схватить ртом глоток воздуха. Кофейник на месте, вода имеется, белый порошок, претендующий на звание сливок, в наличии, но в банке нет ни зерен, ни гранул, ни хотя бы пыли. Кто-то вытряс все до последней крупинки и не подумал пополнить запасы, жестоко поправ законы лаборатории и права человека.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Рассказ из антологии «Лучшее юмористическое фэнтези».

С позиций классической военной науки автор анализирует ход сражения у Стеклянного Шкафа между войсками Мышиного короля и кукольной армией Дроссельмейера. Опираясь на произведение Гофмана, автор анализирует действия пехоты, кавалерии и артиллерии в этом сражении.

Постоянный рост земного населения, нехватка энергоресурсов и продуктов питания привели ученых к мысли генетического уменьшения всех людей. Теперь каждое следующее поколение становится на 10 % меньше предыдущего.

© Ank

Илья ВАРШАВСКИЙ

Назидание для писателей-фантастов всех времен и народов, от начинающих до маститых включительно

Юмореска

Трудно перечислить все богатство тем современной фантастики. Тут и разумные растения, и разговаривающие животные, и многое другое, что хорошо известно психиатрам, изучающим тяжелые формы заболевания паранойей.

Количество поклонников научно-фантастической литературы неуклонно растет. Наряду с футбольными болельщиками они представляют собой интеллектуальный цвет населения нашей планеты.

Чейт берется в двухнедельный срок построить на Эмерслейке корпус под дипломатическое представительство Галактической Лиги. Архитектурный проект будущего здания был оставлен на усмотрение Чейта. Что бы не демонстрировали эмерслейкерам подрядчики из администрации Сената Галактической Лиги, эмерслейкеры всякий раз мягко, но настойчиво, говорили «нет», и не понятно было, что именно им не по душе. На чевертый день своего пребывания на Эмерслейке, Чейт предъявил свой проект посольского здания, который был немедленно утвержден. Все бы хорошо, но после строительства посольства, Чейт оказывался не с прибылью, а полным банкротом! Кто-кто, а Чейт никогда не может остаться банкротом! Он находит удивительное решение проблемы, с выгодой не только для себя, а и для эмерслейкеров.

— Ишь, светило-то нынче рано как выдрыхлось. Знать, попаримся!

Такими словами встретил очередное утро дворник Иван Трясогузкин. Сказав сие, он, принялся за дело и с полчаса исправно работал. Наконец, когда куча, в которую он сметал мусор, оказалась похожей контурами на медвежью берлогу, дядя Ваня решил отдохнуть. Только он собрался распечатать пачку папирос, как раздался непонятный гул, затем в небе что-то ослепительно блеснуло, и очень странный, подозрительный даже, предмет, здорово смахивающий на общепитовскую тарелку, начал опускаться в каких-нибудь десяти метрах от Трясогузкина.

— Пятьдесят тысяч, — благоговейно прошептал Дасти Квен, держа за самые уголки узкий листочек велюровой бумаги — только что полученный чек.

— Еще раз повтори, — попросил Лэнс Пайво.

— Пятьдесят тысяч, — сказал Дасти.

— Век бы слушал, — Лэнс закрыл глаза, млея от удовольствия. — Не цифра, а просто музыка какая-то…

— Конечно, сто тысяч звучало бы гораздо музыкальнее, — пробормотал Дасти, бережно складывая чек и убирая его в карман пилотской куртки. — Но и пятьдесят звучит просто потрясающе…

Регм-6SF был вне себя. Вместо столь желанного (да и обещанного) отпуска на Ваганские астероиды дегенерал послал его во внеочередной патраул на задворки метагалактики. Да еще на этой мерзкой развалюхе, годной не для патраула, а разве что для охоты на зайканчиков где-нибудь посередь прерарий.

Даже двигатели этой убоины были не фазопримными, а бифотронными!

— Ксилион чертедьял! — выругался Регм. — И все потому, что я прозевал искажение курса цивилизации на Фрю-тройной.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он ежегодно загребает в Соединенном Королевстве такую уйму денег денег, которые должны бы пойти на благие и полезные дела, - сколько не составит и налог на окна[1]. В наши дни он - чуть ли не самая бесстыдная разновидность мошенника и плута. Лживый ленивец, он наносит неизмеримый вред достойным, так как мутит источник чистосердечной благотворительности и сбивает с толку недалеких судей, не давая им отличить фальшивую кредитку горя от его полноценной монеты, всегда имеющей среди нас широкое хождение; он, право же, больше заслуживает отправки на остров Норфолк, чем три четверти ссылаемых туда самых злостных преступников. При сколько-нибудь разумной системе он и был бы давным-давно туда сослан.

Дорогие друзья!

Перед вами замечательная книга, рассказывающая о том, как люди становились трейдерами и управляющими крупными фондами. Какие взлеты и падения они переживали, где находили силы и черпали вдохновенье для новых побед! Какого труда это все стоило и стоило ли вообще.

Работа успешного управляющего активами на рынке сравнима с искусством музыканта, тонко чувствующего невидимую руку дирижера — рынка. Прочтя книгу, понимаешь, что легких денег не бывает. И те, кто добился успеха — не просто везунчики, а профессионалы, обладающие большими знаниями, опытом и колоссальным самообладанием. Расходуя силы, время и деньги, каждый из них, подобно известному музыканту или мастеру боевых искусств, годами оттачивал свое мастерство, прежде чем стать очередным человеком–легендой.

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».