Энциклопедия военных автомобилей, 1769–2006 гг. С-Я

На страницах энциклопедии приведена информация как о серийных военных машинах, так и об опытных образцах оригинальной конструкции, о формировании отечественной военной автомобильной отрасли и о создателях автобронетехники, чьи имена остаются пока малоизвестными. Статьи энциклопедии, посвященные деятельности определенного предприятия или марке военных машин, размещены в алфавитном порядке и сопровождаются указанием места расположения изготовителя и периода производства автомобильной военной техники, а также иллюстрациями наиболее известной и оригинальной продукции.

Прим. Более точно было-бы назвать это издание "Энциклопедия фирм выпускавших военные автомобили… :)

Отрывок из произведения:

На страницах энциклопедии приведена информация как о серийных военных машинах, так и об опытных образцах оригинальной конструкции, о формировании отечественной военной автомобильной отрасли и о создателях автобронетехники, чьи имена остаются пока малоизвестными. Статьи энциклопедии, посвященные деятельности определенного предприятия или марке военных машин, размещены в алфавитном порядке и сопровождаются указанием места расположения изготовителя и периода производства автомобильной военной техники, а также иллюстрациями наиболее известной и оригинальной продукции.

Другие книги автора Евгений Дмитриевич Кочнев

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.

На страницах энциклопедии приведена информация как о серийных военных машинах, так и об опытных образцах оригинальной конструкции, о формировании отечественной военной автомобильной отрасли и о создателях автобронетехники, чьи имена остаются пока малоизвестными. Статьи энциклопедии, посвященные деятельности определенного предприятия или марке военных машин, размещены в алфавитном порядке и сопровождаются указанием места расположения изготовителя и периода производства автомобильной военной техники, а также иллюстрациями наиболее известной и оригинальной продукции.

Прим. Более точно было-бы назвать это издание "Энциклопедия фирм выпускавших военные автомобили… :)

Новая книга от автора бестселлера «Автомобили Советской Армии»! Первая энциклопедия сверхсекретных проектов военного автопрома, неопровержимо доказывающая, что в этой области СССР был «впереди планеты всей» и что высшим достижением нашего автомобилестроения стали даже не всем известные массовые армейские машины, а разработанные в условиях абсолютной секретности уникальные многоосные полноприводные шасси для ракетных комплексов стратегического назначения, которые несли боевое дежурство в постоянном движении по специальным скрытным грунтовым дорогам и были фактически неуязвимы для противника. Непревзойденные скоростные амфибии и специальные плавающие грузовики, активные автопоезда и многосекционные транспортные средства, самые передовые агрегаты и материалы: многотопливные, газотурбинные, электрические и даже реактивные двигатели, сверхпрочные титановые сплавы – советские инженеры и конструкторы поистине не знали себе равных!

Новая энциклопедия ведущего историка автотехники, иллюстрированная сотнями эксклюзивных фотографий, дает полный обзор этих секретных разработок, на многие десятилетия обогнавших свое время и превративших СССР в лидера военного автомобилестроения.

На страницах энциклопедии приведена информация как о серийных военных машинах, так и об опытных образцах оригинальной конструкции, о формировании отечественной военной автомобильной отрасли и о создателях автобронетехники, чьи имена остаются пока малоизвестными. Статьи энциклопедии, посвященные деятельности определенного предприятия или марке военных машин, размещены в алфавитном порядке и сопровождаются указанием места расположения изготовителя и периода производства автомобильной военной техники, а также иллюстрациями наиболее известной и оригинальной продукции.

Прим. Более точно было-бы назвать это издание "Энциклопедия фирм выпускавших военные автомобили… :)

Евгений КОЧНЕВ

ПЕРВЫЕ АВТОМОБИЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

События нашего рассказа совершенно достоверны и вошли мировую историю как первый в мире автомобильный пробег. Они тем более удивительны, что их героем стал не какой-нибудь славный богатырь, а хрупкая, далекая от автомобильного дела женщина. Звали ее Берта и носила она никому не известную в те годы фамилию Бенц. Это сегодня любой житель Земли знает, что такую фамилию имел знаменитый создатель первого в мире бензинового автомобиля. Осенью 1885 года Карл Бенц, скромный техник из немецкого городка Мангейм, разработал трехколесную самодвижущуюся повозку с двигателем внутреннего сгорания мощностью всего лишь около одной лошадиной силы. В январе 1886 года он построил ее и запатентовал свое изобретение, даже не предполагая, что его самобеглая тележка станет прародителем всех современных автомобилей. Фрау Берта как могла помогала мужу, выполняя часто роль простого подмастерья: подносила Карлу инструмент, поддерживала непослушные детали мотора, закапывала топливо в карбюратор и вдувала воздух в него. Нередко родителям помогали сыновья-погодки Ойген и Рихард. Так совместными семейными усилиями Бенцы построили несколько моторов и похожих друг на друга колясок на велосипедных колесах. Но они не произвели никакого впечатления ни на обывателей, ни на промышленников как в родной Германии, так и за ее пределами. Карл Бенц не делал рекламы своим работам, автомобили показывал только друзьям и почти никогда не появлялся за рулем в городе. Как практически мыслящая женщина, Берта не раз выговаривала мужу: "Слушай, Карл, никогда не добьешься успеха, если будешь только сидеть дома и корпеть над своими моторами. Сядь на трехколеску, съезди в город, покажи ее публике и газетчикам, заплати им, пусть напишут о тебе. Люди должны узнать, что ты не зря работаешь!.," Но Карл оказался упрямым. Ему было легче сутками напролет доводить до совершенства все детальки своего детища, нежели показаться с ним на публике. Но и фрау Берта была упряма. Она уже давно, совсем не полагаясь на предприимчивость мужа, вынашивала сумасшедший план, откладывая его воплощение со дня на день. Однажды, когда почти все семейные деньги были на исходе, а у Карла все время что-то не ладилось, он вдруг вышел из себя: "Сил моих больше нет! И денег нет! Брошу все. Видно, надо забыть об этих несчастных самоходках! А ты твердишь, Берта, чтобы я заплатил прессе. Нет и нет! Ни пфеннига они не получат!.." И тогда Берта окончательно решила осуществить давно задуманную идею, чтобы помочь несговорчивому мужу и поднять его моральный дух. В одно прекрасное августовское утро 1888 года, когда городок еще крепко спал, а сам герр Бенц громко храпел у себя в кровати, она тихо встала, разбудила обоих сыновей, они наспех перекусила и двинулись к сарайчику, где хранился последний, третий автомобиль Бенца. Они его тихонько выкатили на улицу и оттолкали подальше от дома, чтобы шум мотора не разбудил хозяина. Там они, раскрутив тяжелый маховик, завели машину, и фрау Берта, одетая в длинное белое платье и шляпку с косынкой, взобралась на высокое сиденье и устроилась за рукоятками руля, торчавшего из пола прямо перед нею. По бокам уселись сыновья, одетые в простые дорожные костюмчики и шапочки с большими козырьками. Ойгену к тому времени исполнилось пятнадцать, Рихарду четырнадцать лет. Итак, поехали! Первое автомобильное путешествие с приключениями началось. Быстро проскочили пустые улочки Мангейма и выехали на загородную дорогу. Начались рытвины и колдобины, тряска усилилась, рукоятки чуть не выскакивали из рук Берты, а переднее колесо никак не хотело слушаться руля. Рихард обернулся назад, где стоял мотор, и, прикоснувшись к цилиндру ладонью, проверил, не перегрелся ли он. Другой рукой он отодвинул от мотора непослушный электропровод, чтобы тот не перетерся. Старший сын правой рукой ухватился за рукоять руля, помогая матери справиться с управлением и не угодить в придорожную канаву. Так проехали несколько километров. Вдруг Рихард взмолился: "Мама, может, вернемся? Папа будет страшно рассержен, когда проснется и узнает, что мы уехали без разрешения". Но Берта была непреклонна: "Нет, Рихард, и не думай об этом. Будь посмелее. Мы сделаем то, что задумали. А домой вернемся только после того, как погостим в Пфорцгейме у бабушки и дедушки. Держись!" "Но ведь это больше ста километров,- снова заканючил младший,- мы никогда не доедем дотуда!" "Будь наконец мужчиной! - отрезала мать.- Мы едем не просто в гости, а должны испытать папину машину, показать ее людям и доказать, что она лучше, чем повозка с лошадьми. Вперед!" Первый в мире автомобильный пробег продолжался. Прошло уже полтора часа, как выехали из дома, а машина все тянула и тянула вперед. "Недаром папа сказал, что эта трехколеска его лучшее творение,- задумчиво произнес Ойген.- Работает как часы". "Молчи уж, все еще впереди",- резко одернула его мать. Вот и первый населенный пункт Рейдельберг. Людей уже побольше. Некоторые со страхом отскакивают от невиданного трещащего чудища на колесах. Другие, их большинство, с интересом провожают бойко бегущее удивительное сооружение, каким правит симпатичная женщина в белом развевающемся платье и с трепещущей по ветру косынкой. Вслед машине несутся самые благие пожелания, но нередко и проклятия "дочери дьявола" да лай придорожных собак. Автомобиль эскортируют велосипедисты, провожающие путешественников до окраины городка. Безо всяких приключений добрались до Вислоха, и тут пришлось остановиться - кончился бензин. Завернули к аптеке Вилли Эккеля, где у остолбеневшего старичка хозяина скупили весь его запас бензина, служившего для лечебных примочек и протираний. "Мне не бензина жалко,- бубнил про себя аптекарь, перебирая стеклянные банки на полках.- Жалко такую красивую фрау, которая может взлететь на воздух вместе со своей стальной машиной и детишками..." Потом дорога пошла в гору. Мощности слабенького трехсильного моторчика явно не хватало. И тут Берта убедилась в справедливости народного изречения "Баба с возу, кобыле легче". Она соскочила с сиденья, передав руль Рихарду, и вместе с Ойгеном уперлась сзади в раму машины, не давая ей скатиться назад под уклон. Так они вытолкали автомобиль на вершину холма и с облегчением вздохнули, но тут неожиданно появилась иная, не менее опасная трудность. Машина быстро понеслась вниз, и Берта со старшим сыном изо всех сил стали давить на тормозную педаль. Папа Карл не думал, что его полностью груженная трехколеска сможет бегать так резво, и сделал самые простые тормоза: два деревянных башмака, обитых кожей, прижимались прямо к резиновым шинам-обручам задних колес, как теперь делают на велосипедах. На небольшой скорости их хватало, но на спуске машина с полным экипажем и заправленным баком не тормозилась и, разгоняясь, неслась к долине, где маячил крутой поворот к городку. Из-под тормозов пошел дым, резко запахло паленой кожей, но машина разгонялась все сильнее. Что делать? Спрыгивать и оставлять ее на произвол судьбы? Жалко. Да и прыгать на такой скорости уже опасно. Мальчишки не на шутку испугались и закричали от страха. Вот уже и поворот, а скорость все растет. И тут Берта вновь проявила неженскую стойкость и изобретательность. "Спокойно! - прикрикнула она на сыновей.Замолчите! Пересядьте на сторону к центру поворота и как можно дальше высуньтесь из машины". Сама Берта всем телом отклонилась в ту же сторону и, крепко ухватившись за рукоятку, сильно повернула ее. Машина задрожала, но послушалась руля и вписалась в поворот, только внутреннее колесо чуть оторвалось от дороги. Высокая машина вновь опустилась на все три колеса и бойко побежала дальше, миновав самый опасный участок пути. Еще два-три спуска, и кожа тормозных башмаков сгорела начисто. Она превратилась в угольки и отпадала кусочками. Теперь уже с ветерком съехать с очередной горы не удается. Без тормозов это слишком рискованно, но ехать все же надо. Теперь все втроем слезают с машины и, упираясь спинами о раму, буквально на своих плечах медленно сносят ее вниз. Несмотря на внешнюю легкость и воздушность папиного детища, на плечи женщины и подростков пришелся немалый груз - около трехсот килограммов. Но что не сделаешь ради семейного благополучия и престижа! А может быть, ради всего автомобильного прогресса будущего. Ибо именно в том легендарном путешествии родились первые навыки дальних пробегов и опыт вождения автомобилей в трудных условиях. На очередном подъеме чуть не случилось беды. В то время как Берта со старшим сыном изо всех сил упирались сзади, подталкивая экипаж вверх, Рихард дал сильный газ, мотор взревел, и тут вдруг раздался громкий металлический звук. Машина на секунду вздрогнула, застыла на месте и вдруг всей своей массой налегла на подпиравших ее своими плечами людей. Рихард быстро сообразил, что случилось неладное, соскочил вниз и тоже уперся плечом о раму. Совместно остановили автомобиль, подложив под колеса по камню, отошли к обочине, устало присели и отерли пот со лба. Оказалось, лопнула одна из цепей, вращавших задние колеса. Кое-как потом скатили повозку в долину, в местечко Брюхштале, и тут фрау Берта не пожалела, что взяла сыновей в дорогу. Они ловко поставили новую цепь, которую, к счастью, сообразили взять с собой. Тут сказалась выучка отца, постоянно учившего детей управляться с техникой. Пока подростки работали, мать смогла отдохнуть в тени под деревом, а машину уже окружила толпа любопытных, не видавших никогда ничего подобного. Среди них были и репортеры, не преминувшие сообщить об этом событии на следующий день в своих газетах. Собственно, и это тоже было целью путешествия. Между тем дорога тянулась дальше. Мотор начал барахлить. Берта, хорошо знакомая со всеми конструкциями супруга, быстро обнаружила, что засорилась трубка подачи топлива в карбюратор. Ничего страшного! Она уверенно сняла с себя шляпную заколку и прочистила ею трубку. Потом все-таки перетерлась изоляция провода и тот стал искрить. Тоже ничего! Вновь пригодилась женская изобретательность и... важный атрибут женского туалета. Берта решительно сняла с себя резиновую чулочную подвязку и обмотала ею поврежденное место на проводе. Поехали дальше. Но теперь пробуксовывает на шкивах приводной ремень. Не страшно! Надо посыпать его мелким песком, который прочно прилипает к замасленной поверхности ремня. Совсем сгорели тормоза? А вот и местечко Баушлотт, а в нем мастерская сапожника. Он мигом раскроил из обувной кожи два нужных куска и гвоздиками аккуратно прибил их к деревянным тормозным башмакам. Снова в путь! Но что это? Пищит ось переднего колеса, оно с трудом катится, и чувствуется запах дыма, который въется из втулки. Ее срочно нужно смазать. И в ход пошли бутерброды, взятые в долгое путешествие. Точнее, сливочное масло, которым они были обильно намазаны. Пришлось им пожертвовать ради дела. Так в заботах одолели весь 120-километровый путь, и вскоре после полудня автомобиль с эскортом веселых велосипедистов и конных экипажей въехал в Пфорцгейм, где его уже ожидали сотни любопытных горожан, стоявших вдоль улиц. Их успели заранее предупредить из соседних городков по телеграфу. Все с восторгом взирали на необычную повозку, обдававшую обывателей сизым дымом и оглушавшую их невероятным треском. Но не меньшее изумление вызывала гордо сидевшая на ней женщина в испачканном грязью и маслом платье, сбившейся шляпке и спадавшем до колена чулке. Лицо ее, тоже чумазое от пыли, светилось счастливой улыбкой. Одной рукой она придерживала руль, а другой прижимала к себе сыновей, грязные лица которых тоже озаряла уставшая улыбка победителей, каким победа досталась в трудной и долгой борьбе. На центральной площади они увидели огромный лозунг "Добро пожаловать в Пфорцгейм!". Под ним радостно улыбались сам бургомистр и почетные люди города. На следующий день местные газеты вышли с шапкой: "Вчера Пфорцгейм пережил свой самый великий день!" Об этом событии потом все газеты Германии писали целую неделю, хотя никто из журналистов не смог разглядеть в этом событии истоков будущего автомобильного спорта. В том далеком 1888 году это было всего лишь экзотическое и удивительное путешествие, героиней которого стала обычная слабая женщина и подростки. Поразительно было и то, что на такой "гигантской" дистанции она развивала невиданную до тех пор скорость - 20 километров в час, обгоняя по пути самые резвые кареты. Карл Бенц, коварно обманутый собственной женой и сыновьями, страшно разгневался, но после обеда по телеграфу до него дошли новости о триумфальном приезде его семейной команды в Пфорцгейм и ликовании его жителей. Тут-то Карл и понял, что Берта сделала невозможное, но очень важное дело. Об автомобилях Бенца заговорили как о самых надежных и простых машинах, способных совершать длинные поездки. Таких простых, что даже женщина и дети могут с легкостью с ними управиться. Нельзя было представить себе иной лучшей рекламы, к тому же бесплатной, если не считать стоимости бензина, кожи для тормозов да вконец испорченной чулочной подтяжки... Чере два дня с таким же триумфом Берту Бенц с сыновьями приветствовали жители Мангейма, когда они благополучно совершили обратное 90-километровое путешествие. На них вновь обрушились приветствия и букеты цветов, но важнее всего было то, что на папу Карла обрушился не менее бурный поток заказов на его машины, просьб о закупке лицензий на них и предложений о сотрудничестве. Его дела быстро пошли в гору. Легендарный автомобиль-путешественник показывали по всей стране на выставках и наградили его золотой медалью. Сам Бенц от имени Великого князя земли Баден получил "дозволение на пробные поездки на изобретенном им экипаже". А что получила сама героиня первого пробега? Пожалуй, ничего существенного, кроме всемирной известности и морального удовлетворения за быстро улучшающиеся дела мужа. И это было самое главное. Ведь именно с тех дней берет начало триумфальная история известного автомобильного концерна "Мерседес-Бенц".

Евгений КОЧНЕВ

Тайны "ВОЛЧЬЕВА ЛОГОВА"

ВЗРЫВ В СВЯТЫНЕ РЕЙХА

Ночь на 20 июля 1944 года заговорщики провели без сна. Почти никто на свете не мог предположить тогда, что на следующий день может решиться судьба воюющей фашистской Германии, да и всей второй мировой войны. Как только рассвело, участники заговора двинулись в путь. Через несколько часов они приземлились на секретном аэродроме где-то в болотистом крае Восточной Пруссии. Как только двухмоторный "Мессершмитт-110" с черными крестами на бортах прокатился по траве и остановился, открылась дверца в фюзеляже, и из самолета на землю спрыгнули двое в офицерской форме. Один из них - высокий подтянутый человек с волевым, покрытым шрамами лицом полковник Штауффенберг. Вторым был его адъютант и единомышленник Гефтен. Они бегло осмотрелись, глубоко вдохнули и сели в подкативший тотчас же черный "мерседес". Полковник, как всегда, был спокоен и собран. Сидел прямо, держа на коленях большой, туго набитый документами портфель, с которым он обычно ездил на доклад к фюреру. Но на этот раз, кроме бумаг, в нем притаилось смертоносное оружие. Прошло несколько минут, и машина затормозила перед перегородившим дорогу полосатым шлагбаумом. Рядом, закрытое камуфляжем, притаилось зенитное орудие. Все это выглядело настоящим анахронизмом в этом глухом, девственном лесу. Солдаты-эсэсовцы с автоматами наперевес подошли к машине, заставили пассажиров выйти из нее, проверили их документы и придирчиво осмотрели машину внутри. Все оказалось в порядке,- Снова сели, шлагбаум взмыл вверх, и "мерседес" понесся дальше. Теперь он пересек границу святая святых германского рейха - секретной ставки фюрера "Вольфшанце". Еще минута, и снова шлагбаум. Снова унизительная проверка. На втором КП документы проверяли уже не солдаты, а офицеры-эсэсовцы. Стоял жаркий полдень, но здесь вились тучи комаров и пахло соседними болотами. Тут и там в зелени деревьев и маскировочных сетей выступали массивные каменные громады, тоже сплошь увитые камуфляжем серо-зеленого цвета. Проезжая по узкой внутренней дорожке, пассажиры "мерседеса" обратили внимание на веселую группу военных, выходивших из небольшого размалеванного бункера, длинного и приземистого. - Что это там происходит? - поинтересовался Гефтен у шофера.- Наверное, закончилось какое-нибудь важное совещание? - Нет,- ответил тот.- Это просто закончился сеанс в кино. - Что? - не выдержал Штауффенберг, отозвавшийся с заднего сиденья.- Это кинотеатр? Не может быть, чтобы тут под боком у самого фюрера его подданные так веселились.- А про себя подумал: "Кинотеатр! Это в то время, как на фронте гибнут целые армии, они тут развлекаются! Паршивые штабисты!.." - Да, раньше в ставке ничего подобного не было,- ответил водитель. - Не слишком ли тут много таких жизнерадостных офицеров? - уже не тая свои мысли и не скрывая возмущения, спросил полковник.- Ведь дела на фронте не столь веселые, да и офицеров там не хватает! Лейтенант за рулем резко оглянулся, бросив на него короткий взгляд, и замолчал. Штауффенберг ясно увидел в его серых глазах неподдельный страх. Вот снова шлагбаум и проверка документов, третья за столь короткое путешествие. В это время где-то совсем неподалеку прогремел громкий взрыв и завыла сирена. Штауффенберг вздрогнул и машинально проронил: "Что это?" Офицер СС на секунду оторвался от бумаг и махнул рукой: "Не обращайте внимания, господин полковник. Это, наверное, заяц забежал на минное поле и подорвался". Наконец, миновали и этот контрольный пункт, повернули налево и остановились на стоянке, где уже было немало огромных черных машин. Было ровно 12.15. Дальше пришлось пройти пешком метров сто, где у небольшого деревянного строения уже толпилось несколько высших офицеров. Среди них Штауффенберг узнал Кейтеля, Иодля, Хойзингера, адъютанта Гитлера генерала Шмундта. При входе в здание стояли эсэсовцы и вновь придирчиво проверяли документы, но заглянуть в портфель полковника никому из них не пришло в голову. Совещание у фюрера началось в 12.30, на два часа раньше обычного. В тот день Гитлер изменил установившийся порядок, так как к вечеру ждал в гости Муссолини. Посреди комнаты вокруг массивного стола с оперативными картами расположились 24 участника совещания. Гитлер, стоявший через три человека от Штауффенберга, напротив окна, нервно теребил очки, слушая доклад Хойзингера об обстановке на фронтах. Было около 12.40, когда Штауффенберг, незаметно раздавив кислотный взрыватель, поставил портфель с миной под стол. Под предлогом срочного телефонного вызова он быстро вышел из комнаты. Через две минуты, когда Штауффенберг уже отъехал на автомобиле со стоянки, раздался взрыв. В воздух полетели обломки дерева и стекла, здание загорелось. Раздались испуганные возгласы: "Партизаны! Партизаны!" Чуть с запозданием завыли все сирены. Оглушенные, в разорванном обмундировании, офицеры выбегали из барака, выкрикивая: "Нападение! Покушение!" Покрытый копотью Кейтель вопил: "Где фюрер?.." Он нашел своего фюрера в весьма жалком состоянии - прижатым тяжелой дубовой доской стола и с черными от копоти лицом и руками, спутанными волосами, дрожащей челюстью... А в это время на контрольном посту на выезде из ставки отметили в журнале: "12.44. Полковник Штауффенберг выехал..."

Популярные книги в жанре История

(в бронзовом и раннем железном веках)

* Первогород (археологии, термин) – зародыш города. – Л.К.

ВЕСТНИК МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 1999. № 3

На земле не так много мест пригодных и удобных для долговременного проживания человека, как может показаться на первый взгляд. Поэтому повторные использования новыми поколениями или мигрантами остатков старых стойбищ и поселений обычны и хозяйственно целесообразны. Лучше всех известно это археологам, дотошно изучающим культурный слой, нараставший и остающийся на месте бывших древних селений или городов. Исследуя сложную стратиграфию разновременных строительных конструкций, ученые фиксируют повременное переиспользование бывших стен старых жилищ, оставшихся от них ям или котлованов[1]

В работе автор рассказывает о исторической судьбе тюркютов после падения Первого Тюркского Каганата.

Задача, решение которой предлагается здесь, была поставлена исторической географией. М.И.Артамонов в своей «Истории хазар» отмечает: «До сих пор точно не установлено местонахождение главнейших городов Хазарии – Итиля и Семендера, неизвестны их вещественные остатки. Не обнаружены не только могилы хазарских каганов, но вообще неизвестны собственно хазарские погребения» [1, с. 412]. Иными словами, до сих пор не была открыта территория, на которой жил хазарский народ, хотя довольно точно были известны границы Хазарского каганата. Артамонов указал, что только археологические поиски на Нижней Волге «прольют свет на вопросы, остающиеся не освещенными письменными источниками», и действительно, в 1960-1963 гг. работами Астраханской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа были обнаружены не только хазарские могильники [2]

Мы публикуем полную стенограмму лекции одного из наиболее известных российских лингвистов, крупнейшего специалиста по древненовгородскому диалекту и изучению текстов берестяных грамот, действительного члена Российской Академии Наук Андрея Анатольевича Зализняка, прочитанной 23 ноября в клубе — литературном кафе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции «Полит. ру».

Научное творчество Андрея Зализняка можно условно разделить на две основные части: первая связана с созданием формального описания синхронной системы грамматических категорий, а вторая — с изучением памятников древненовгородской письменности, и в первую очередь — с изучением берестяных грамот: писем и записей на бересте (первая была найдена археологом Артемием Владимировичем Арциховским еще в 1951 году).

Краткая история региональной организации

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

В русской истории известны отдельные периоды, которые выделяются в ряду прочих насыщенной концентрацией ярких событий, выдающихся личностей, крутых поворотов, имевших судьбоносное значение для будущего России. Таково последнее тридцатилетие XV века. Это время разрыва с ордынской зависимостью и утраты новгородской вольности, жестоких внутренних распрей и беспрецедентного расширения внешних связей, брака московского государя с византийской принцессой и затяжного династического кризиса. Это время напряженных духовных исканий, жестоких идеологических споров, затейливых придворных интриг. Время, полное парадоксов, когда ожидание Судного дня сочеталось с предчувствием великого будущего России, а рост национального самосознания — с активным привлечением европейских технологий, специалистов, идей. И еще один парадокс — княжение Ивана III, один из наиболее изученных, излюбленных медиевистами периодов, который одновременно содержит в себе больше вопросов, чем ответов. Об этих загадках размышляет на страницах своей книги историк и журналист М. Зарезин.

«Festung» («крепость») — так командование Вермахта называло окруженные Красной Армией города, которые Гитлер приказывал оборонять до последнего солдата. Столица Силезии, город Бреслау был мало похож на крепость, но это не помешало нацистскому руководству провозгласить его в феврале 1945 года «неприступной цитаделью». Восемьдесят дней осажденный гарнизон и бойцы Фольксштурма оказывали отчаянное сопротивление Красной Армии, сковывая действия 13 советских дивизий. Гитлер даже назначил гауляйтера Бреслау Карла Ханке последним рейхсфюрером СС. Непокорный город, оказавшийся в глубоком советском тылу, капитулировал лишь 6 мая 1945 года, уже после самоубийства фюрера и падения Берлина.

Вторя геббельсовской пропаганде, воспевавшей «чудо Бреслау», западные авторы до сих пор сравнивают его оборону с подвигом Сталинграда. В советские времена об этом эпизоде постарались забыть.

Новая книга популярного историка, автора бестселлеров «Штрафбаты Гитлера» и «Демянский котел» нарушает этот заговор молчания — опираясь на источники, прежде недоступные русскоязычному читателю, Андрей Васильченко восстанавливает историю битвы за последнюю крепость Рейха, одного из самых затяжных и кровопролитных сражений Второй мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В этой книге Гурджиев обращается к современному человеку, который уже не способен распознавать истину, открытую ему в различных формах с самых ранних времен, человеку, глубоко неудовлетворенному, чувствующему себя изолированным и ведущим бессмысленную жизнь.

Перед читателем открывается метод действия Учителя, который своим присутствием обязывает прийти к окончательному решению, обязывает знать, чего человек хочет. Великий Мастер содействует созданию в мышлении и чувствах читателя истинного, не фантастического представления о мире, существующем в реальности, а не о том мире, который воспринимает каждый человек в данный момент.

Для широкого круга читателей.

Механик, мастер – золотые руки, никогда не просил у судьбы взаймы и не предполагал, что ему придется отдавать чужие долги. Но время его счастливой жизни подходит к концу. Жена исчезает. Он – в опасности. Беда накатывает со всех сторон и захлестывает с головой. Он пытается понять, что происходит, но те, у кого можно получить ответ, растворяются в воздухе.

На молодого мистера Хамфриза свалилось нежданное наследство: дядюшка, которого он никогда в жизни не видел, оставил ему целое имение. В центре имения находился лабиринт, который дядюшка предпочитал запирать на замок — и тем самым проявлял похвальное благоразумие…

Смоленск сгорел, Смоленск уступлен неприятелю. Русские сразились еще на Волутиной горе и потом отступали, как парфы, поражая своих преследователей. Это отступление в течение 17 дней сопровождалось беспрерывными боями. Не было ни одного, хотя немного выгодного места, переправы, оврага, леса, которого не ознаменовали боем. Часто такие бои, завязываясь нечаянно, продолжались по целым часам. И между тем как войско дралось, народ перекочевывал все далее в глубь России. Россия сжималась, сосредоточивалась, дралась и горела. Грустно было смотреть на наши дни, окуренные дымом, на наши ночи, окрашенные заревом пожаров. С каждым днем и для самых отдаленных мест от полей битв более и более ощутительно становилось присутствие чего-то чуждого, чего-то постороннего, не нашего. И по мере, как этот чуждый неприязненный быт в виде страшной занозы вдвигался в здоровое тело России, части, до того спокойные, воспалялись, вывихнутые члены болели и все становилось не на своем месте. Чем далее вторгались силы неприятельские, тем сообщения внутренние делались длиннее, города разъединенное; ибо надлежало производить огромные объезды, чтобы не попасть в руки неприятелю: от этого торговля теряла свое общее направление, промышленность становилась местною, стесненною, ход ежедневных занятий и дела гражданской жизни цепенели. Во многих присутственных местах закрыты были двери. Одни только церкви во все часы дня и ночи стояли отворены и полны народом, который молился, плакал и вооружался. Около этого времени сделалось известным ответное письмо митрополита Платона императору Александру. Копии с него долго ходили по рукам. Любопытно заметить, что первосвященник наш, проникнутый, без сомнения, вдохновением свыше, почти предрек судьбу Наполеона и полчищ его еще прежде перехода неприятельского за Днепр. Он писал: «Покусится враг простереть оружие свое за Днепр, и этот фараон погрязнет здесь с полчищем своим, яко в Чермном море. Он пришел к берегам Двины и Днепра провести третью новую реку: реку крови человеческой!» И в самом деле, кровь и пожары дымились на длинном пути вторжения. Французы, в полном смысле, шли по пеплу наших сел, которых жители исчезали пред ними, как тени ночные. Обозы, длинные, пестрые, напоминавшие восточные караваны, избирали для себя пути, параллельные большой столбовой дороге, и тянулись часто в виду обеих армий. Дорогобуж, Вязьма и Гжать уступлены без боя. Если огни в полях, курение дыма и шум от шествия ратей недостаточны были навеять на людей той годины важные и таинственные мысли о временах апокалипсических, то всеобщее переставление лиц и вещей, переставление гражданского мира, должно было непременно к тому способствовать. Неаполь, Италия и Польша очутились среди России! Люди, которых колыбель освещалась заревом Везувия, которые читали великую судьбу Рима на древних его развалинах, и, наконец, более сродственные нам люди с берегов Вислы, Варты и Немана шли, тянулись по нашей столбовой дороге в Москву, ночевали в наших русских избах, грелись нашими объемистыми русскими печами, из которых так искусно и проворно умели делать камины для Наполеона, превращая избу, часто курную, в кабинет императорский, наскоро прибранный. И в этом кабинете, у этого скородельного камина (особливо в эпоху возвратного пути из Москвы) сиживал он, предводитель народов, с видом спокойным, но с челом поникшим, упершись концами ног в испод камина, в шубе, покрытой зеленым бархатом, подбитой соболем. Так сиживал он перед красным огнем из березовых и смольчатых русских дров, этот незваный гость, скрестя руки на грудь, без дела, но не без дум! Стальные рощи штыков вырастали около места его постоя, рати облегали бивак императорский, и рати мыслей громоздились в голове его! Было время, когда князь Экмюльский помещался в селе Покровском: какое стечение имен Экмюля с Покровским!? Всеобщее перемещение мест, сближение отдаленностей не показывало ли какого-то смешения языков, какого-то особенного времени.