Энциклопедический словарь (Г-Д)

Гааз (Фридрих Иосиф Hааs, Федор Петрович) – старший врач московских тюремных больниц, родился 24 августа 1780 г. в Мюнстерэйфеле, близ Кельна, изучал медицину в Вене, впервые приехал в Россию в 1803 г. и поступил на службу в 1806 г. в качестве главного врача Павловской больницы в Москве. В 1809 – 10 гг. дважды ездил на Кавказ, где изучил и исследовал минеральные ключи у подошвы Машука и в Ессентуках, открыв в последнем месте известный серно-щелочной источник и описав результаты своего путешествия в превосходной книге: «Ма visite aux eaux d'Alexandre en 1809 et 1810». Отправившись после Отечественной войны за границу, на родину, Г. вскоре решился окончательно поселиться в России – и с 1813 г. жил безвыездно в Москве, где считался, в 1820-х годах, выдающимся и любимым врачом, имея обширную практику и весьма хорошие средства. Открытие в Москве, в 1829 г., комитета попечительного о тюрьмах общества, в состав которого он был призван московским генерал-губернатором кн. Д.В. Голицыным, имело огромное влияние на всю его жизнь и деятельность. Предавшись заботе об участи арестантов с неиссякающей любовью и неустанной энергией, Г. оставил постепенно свою врачебную практику, роздал свои средства и, совершенно забывая себя, отдал все свое время и все свои силы на служение «несчастным», сходясь во взгляде на них с воззрением простого русского человека. Состояние тюремного дела в России было, перед введением тюремных комитетов, самое печальное. Даже в столицах полутемные, сырые, холодные и невыразимо грязные тюремные помещения были свыше всякой меры переполнены арестантами, без различия возраста и рода преступления. Отделение мужчин от женщин осуществлялось очень неудачно; дети и неисправные должницы содержались вместе с проститутками и закоренелыми злодеями. Все это тюремное население было полуголодное, полунагое, лишенное почти всякой врачебной помощи. В этих школах взаимного обучения разврату и преступлению господствовали отчаяние и озлобление, вызывавшие крутые и жестокие меры обуздания: колодки, прикованная к тяжелым стульям, ошейники со спицами, мешавшими ложиться и т.п. Препровождение ссыльных в Сибирь совершалось на железном пруте, продетом сквозь наручники скованных попарно арестантов. Подобранные случайно, без соображения с ростом, силами, здоровьем и родом вины, ссыльные, от 8 до 12 человек на каждом пруте, двигались между этапными пунктами, с проклятиями таща за собою ослабевших в дороге, больных и даже мертвых. Устройство пересыльных тюрем было еще хуже, чем устройство тюрем срочных. Г. постиг и всем сердцем усвоил себе высокую задачу попечительного о тюрьмах общества. Двадцать три года, изо дня в день, словом и делом боролся он с напрасною жестокостью в осуществлении наказания, обращавшею кару в муку, и был заступником за «человека», черты которого он умел видеть и находить в самых грубых отверженцах общества. Предпринятый им, прежде всего, поход против прута, после долгих противодействий, затруднений и неудач, окончился, при содействии князя Голицына, относительным успехом: было разрешено всех ссылаемых, шедших чрез Москву из 22 губерний, препровождать не на пруте, а в кандалах. Хотя защитники прута и взяли верх после смерти Голицына (1844), но фактически, до самой кончины, Г., вследствие его просьб, настоянии и пожертвований, никто из Москвы на пруте не уходил. На кандалы, для перековки ссыльных, особой суммы не отпускалось, и Г. постоянно снабжал пересыльный замок изготовленными по его заказу, значительно удлиненными и облегченными, кандалами, деньги на которые, чрез него же, постоянно представлялись в тюремный комитет – «неизвестным благотворителем». Благодаря предстательству Г., было отменено бритье половины головы женщинам и ссыльным, а также страждущим колтуном. По его ходатайству, был устроен, на средства купца Рахманова, рогожский полуэтап и под его личным надзором перестроена значительная часть московского губернского тюремного замка, сообразно с требованиями гигиены и разумного человеколюбия; наконец он же добился – после упорных препирательств с тюремным комитетом и ряда пожертвований от «неизвестного благотворителя», – обшития кожей, сукном или полотном ручных и ножных обручей от цепей ссыльных, причем вскоре (в 1836 г.) эта мера была обязательно распространена на всех пересылаемых в России. Присутствуя при отправлении каждой партии арестантов из Москвы, знакомясь с ними и их нуждами за несколько дней до их ухода, Г. заставлял перековывать их при себе, следил за их здоровьем и решительным образом оставлял на некоторое время в Москве – несмотря на постоянные столкновения с местным начальством, протестовавшим против делаемого им беспорядка в статейных списках – всех тех, кто был болен, слаб или нуждался в душевном утешении и ободрении. Наделив привезенными им припасами остальных, благословив и поцеловав тех, кто, по его выражению, «hat es nicht los gemeint», Г. шагал иногда вместе с партией несколько верст и затем, распростившись вновь и наделив всех сочиненной им нравоучительной книжкой: «А. Б. В. христианского благочестия», возвращался домой, удручаемый мыслию, как он писал в одном официальном рапорте, «об ангеле Господнем, который ведет свой статейный список». Но этим не оканчивалась его забота об ушедших. Он переписывался с ними, исполнял их просьбы издалека – видался с их родными, высылал им деньги и книги. Ссыльные прозвали его «святым доктором», с любовью расспрашивали о нем посещавших сибирские поселения лиц и соорудили на свой счет в память его, в Нерчинском остроге, икону св. Феодора Тирона. Но и находившиеся в Москве арестанты в равной мере пользовались самоотверженным участием Г. Он настоял на учреждении в 1834 г. из директоров тюремного комитета справщиков по арестантским делам, и, когда они очень скоро охладели к этой обязанности, один за всех исполнял ее, собирая справки по делам, ходатайствуя об ускорении последних, разъезжая, несмотря ни на какую погоду и на огромные московские расстояния, по судам, канцеляриям и полицейским участкам. Он собрал в разное время большие суммы для снабжения пересылаемых арестантов рубахами, а малолетних – тулупами; он же в течение 20 лет делал ежегодные пожертвования на покупку бандажей для арестантов, страдающих грыжею. Наконец, Г. был настойчивым ходатаем за тех, кто по его предположению, оправдываемому тогдашним состоянием уголовного правосудия, был невинно осужден, или же, по особым обстоятельствам, заслуживал и особого милосердия. В журналах московского тюремного комитета записано 142 предложения Г. о ходатайствах относительно пересмотра дел или смягчения наказания. В этого рода хлопотах он не останавливался ни пред чем, вступал в горячие споры с митрополитом Филаретом, писал письма императору Николаю и прусскому королю, брату императрицы Александры Федоровны, а однажды, при посещении государем тюремного замка, умолял о прощении 70 летнего старика, предназначенного к отсылке в Сибирь и задержанного им по болезни и дряхлости в Москве, не хотел вставать с колен, пока растроганный Государь не изрек помилования.

Рекомендуем почитать

Ваал (или Баал) – библейское название бога языческих семитов Палестины, Финикии и Сирии. По этимологическому своему значению слово это означает «господин», «владыка» и соответствует обычному названию Бога у евреев. Последние с незапамятных времён провели, однако, резкую разграничительную черту между своим Богом и В., причем термин В., употребляясь у них в обыденной речи в смысле господина, никогда не прилагался ими к своему Богу, а служил синонимом самого низменного идолопоклонства. Главным местопребыванием широко распространенного по всей Западной Азии культа В., проникшего чрез финикиян и карфагенян далеко на Запад, была Финикия, в свою очередь заимствовавшая его из Вавилонии, где В. известен был под именем Бэла. Вследствие своего месопотамского происхождения, В. повсюду сохранял на себе печать сабеизма и, как «владыка» богов, соответствовал главному небесному светилу – солнцу, источнику всякой жизни на земле. Отсюда в мифологии языческих семитов он является олицетворением мужской производительной силы и действует чрез свою жену, Астарту, представлявшую пассивную или воспринимающую силу природы. Такому представлению вполне соответствовал и религиозный культ В., который состоял в дико разнузданном сладострастии, искавшем искусственных возбуждений. В этом отношении культ В. совершенно совпадал с культом Астарты, так как служение ей было вместе с тем служением и Ваалу, ее оплодотворителю. Внешним символом его постоянно служил phallus, в виде колонны с усеченной вершиной. При капищах В. жили так называемые кедешимы и кедешомы, священные блудники и блудницы, которые обрекали себя на служение капищу посредством зарабатывания денег своим блудодейством. Понятно, какое глубоко развращающее влияние должен был иметь такой культ. Память об этом развращении увековечена была для сознания евреев в сказании о городах Содоме и Гоморре, где культ В. принес особенно горькие плоды. Но, несмотря ни на эту поучительную историю, ни на запрещение иметь какое-либо общение с служителями В., ни на грозно пламенные речи пророков, изобличавших гнусность культа В., он всегда имел для евреев непреодолимое обаяние, и вся библейская история, начиная со времени поселения избранного народа в Палестине, представляет собою историю увлечений этим культом. «Оставили сыны Израилевы своего Господа и стали служить В., делая злое пред Господом» – таково много раз повторяющееся свидетельство библейских историков. Очевидно, возвышенный культ Иеговы был слишком высок для заурядного сознания народа и чувственно-осязательный культ В. непреодолимо увлекал его. При царе Ахаве, благодаря покровительству его жены Иезавели, финикиянки, культ В. нашел почти официальное признание в царстве Израильском, а по временам проникал и в царство иудейское, хотя там всегда встречал больше противодействия со стороны царей и пророков. В Финикии главное святилище В. находилось в Тире. Одною из существенных особенностей культа были там священные процессии, во время которых жрецы – иеродулы – предавались исступленным пляскам, сопровождавшиеся нанесением себе ран. Отсюда культ В. перешел в Карфаген, где имя его слышится в именах Ганнибала (милость В.), Аздрубала (помощь В.) и др. Позже следы его мы встречаем в Риме, где он нашел себе горячего приверженца даже на престоле, именно в лице императора Гелиогабала, который, в качестве жреца сироханаанского солнечного бога В., плясал вокруг устроенного в честь его жертвенника. Будучи, до своему существу, одним и тем же богом, В., под влиянием политеистического миросозерцания язычников, выступал в разных проявлениях, которые в различных местах получали самостоятельное значение. Ср. Моверса, «Die Phonizier».

Хабаровск – обл. гор. Приморской обл., на правом берегу Амура, недалеко от впадения в один из его рукавов р. Уссури; основан в виде военного поста в 1858 г. Благодаря своему положению в узле, образованном судоходными путями Амура и Уссури, X. мог бы развиваться быстро, но вследствие отсутствия в его окрестностях мест, удобных для поселения, развитие его шло сравнительно медленно. Только с 1880 г., когда X. был сделан областным городом и сюда были переведены из Николаевска все административный учреждения, население его начинает увеличиваться. Еще быстрее X. стал развиваться после назначения его резиденций ген. губернатора Приамурского края в 1884 г. Жителей (в 1897 г.) 14933 (11674 мжч. и 3259 жнщ.). Каменный православный собор, 3 црк. прав. и римско-катол., училищ 11, из них: 1 реальное, 1 кадетский корпус, 1 техническое железнодорожное, женская гимназия и пр. Памятник гр. Муравьеву-Амурскому (с 1891 г.). Городской доход в 1901 г. – 143300 р. Торговый оборот в 1890 г. доходил до 1199500 руб. торговля мехами (соболей до 20 тыс. шт.). Городск. общ. банк и отд. банков госуд. и яросл. костром. земельного. Паровая мельница и несколько кирпичных зав., на которых работают китайцы. В X. находится хабаровский отдел Имп. русск, географ, общ. с музеем и библиотекой, издаются офиц. орган «Приамурские Вед.» и «Записки Отдела Географического Общ.». Станция жел. дор. и пароходная пристань.

Табель о рангах – закон о порядке государственной службы., изданный в России Петром Великим 24 января 1722 г. Существует предположение, что мысль о издании подобного закона была подана Петру Лейбницем. Сам Петр принял участие в редактировании этого закона, в основу которого легли заимствования из «расписаний чинов» королевств французского, прусского, шведского и датского. Собственноручно исправив черновой проект, Петр подписал его 1 февраля 1721 г., но повелел, прежде опубликования, внести его на рассмотрение сената. Кроме сената, Т. рассматривалась в военной и в адмиралтейств коллегиях, где был сделан ряд замечаний о размещении чинов до рангам, об окладах жалованья, о введении в Т. и древних русских чинов и об устранен и пункта о штрафах за занятие в церкви места выше своего ранга. Все эти замечания были оставлены без уважения. В окончательной редакции Т. принимали участие сенаторы Головкин и Брюс и ген. майоры Матюшкин и Дмитриев-Мамонов. Закон 24 января 1722 г. состоял из расписания новых чинов по 14 классам или рангам и из 19 пояснительных пунктов к этому расписанию. К каждому классу порознь были приписаны вновь введенные чины воинские (в свою очередь подразделявшиеся на сухопутные, гвардейские, артиллерийские и морские), статские и придворные. Содержание пояснительных пунктов сводится к следующему. Принцы императорской крови имеют при всяких случаях председательство над всеми князьями и «высокими служителями российского государства». За этим исключением, общественное Положение служащих лиц определяется чином, а не породой. За требование почестей и мест выше чина при публичных торжествах и официальных собраниях полагается штраф, равный двухмесячному жалованью штрафуемого; 2/3 штрафных денег поступает в пользу доносителя, остальное – на содержание госпиталей. Такой же штраф полагается и за уступку своего места лицу низшего ранга. Лица, состоявшие на иноземной службе, могут получить соответствующий чин не иначе как по утверждении за ними «того характера, который они в чужих службах получили». Сыновья титулованных лиц. и вообще знатнейших дворян хотя и имеют, в отличие от других, свободный доступ к придворным ассамблеям. но не получают никакого чина, пока «отечеству никаких услуг не окажут, и за оные характера не получать». Гражданские чины, как и военные, даются по выслуге лет или по особенным знатным – служебным заслугам. Каждый должен иметь экипаж и ливрею сообразные своему чину. Публичное наказание на площади, а равно и пытка влекут за собою утрату чина, который может быть возвращен лишь за особые заслуги именным указом, публично объявленным. Замужние жены «поступают в рангах по чинам мужей их» и подвергаются тем же штрафам за проступки против своего чина. Девицы считаются на нисколько рангов ниже своих отцов. Все, получившие 8 первых рангов по статскому или придворному ведомству, причисляются потомственно к лучшему старшему дворянству, «хотя бы и низкой породы были»; на военной службе потомственное дворянство приобретается получением первого обер-офицерского чина, причем дворянское звание распространяется только на детей, рожденных уже по получении отцом этого чина; если по получении чина детей у него не родится, он может просить о пожаловании дворянства одному из преждерожденных его детей. При введении в действие Т. древние русские чины – бояре, окольничьи и т. п. – не были формально упразднены, но пожалование этими чинами прекратилось. Издание Т. оказало существенное влияние и на служебный распорядок и на исторические судьбы дворянского сословия. Единственным регулятором службы сделалась личная выслуга; «отеческая честь», порода, потеряла в этом" отношении всякое значение. Военная служба была отделена от гражданской и придворной. Узаконено было приобретение дворянства выслугой известного чина и пожалованием монарха, что повлияло на демократизацию дворянского класса, на закрепление служилого характера дворянства и на расслоение дворянской массы на новые группы – дворянства потомственного и личного. Т. продолжает сохранять значение действующего закона и в настоящее время, не смотря на постоянно возобновляющиеся толки о ее устарелости. Впрочем, дальнейшее законодательство о чинопроизводство несколько уклонилось от первоначальной идеи Т. По идее Т. чины означали самые должности, распределенные по 14 классам. С течением времени чины получают самостоятельное значение почетных титулов, независимо от должностей. С другой стороны, для производства в некоторые чины для дворян установлены сокращенные сроки; затем были повышены чины, давало право потомственного дворянства. Эти мероприятия имели целью ограничить демократизирующее действие Т. на состав дворянского сословия. Текст Т. см. в Полном Собрании Законов (т. VI, № 3890). Отдельные издания – М., 1722 и СПб., 1770. Ср. Пекарский, «Наука и литература в России при Петре Вел.» (т. II. стр. 564-568); Романович Славатинский, «Дворянство в России» (стр. 14 исслед.); Соловьев, «История России» (т. ХVIII, гл. III).

Навага (Gadus navaga Kolreuter) – один из видов рода треска (Gadus). Отличительные признаки: усик на подбородке мал, короче диаметра глаза, который несколько меньше расстояния между глазницами и равен половине длины морды; морда приблизительно коническая, на конце тупая; верхняя челюсть длиннее нижней; вышина тела менее длины головы, которая равна 1/4 всей длины (без хвостового плавника); брюшные плавники под основанием второго спинного; хвост очень тонкий; плавники отделены друг от друга промежутками, хвостовой усечен. Поперечные отростки позвонков очень велики и заметны на ощупь снаружи. Спинная сторона выше этих отростков, буроватая или серовато-зеленоватая, с более темными бурыми пятнами, нижняя сторона серебристо-белая с черновато-бурыми точками. Длина обыкновенно до 24 – 25 см. Вес по большей части ок. 1/2 фн., но местами в Белом море (особенно в Кун-ручье) до 2 фн. Н. водится в большом количестве в Белом море, особенно в южной, западной и восточной частях его (в северной Н. мало), и далее на В. вдоль берегов Ледовитого океана, по крайней мере, до Оби (восточная граница ее области точно не определена). Главный лов ее производится зимой и в замороженном виде в большом количестве развозится по сев. России до Петербурга, Москвы и далее. Ловля Н. производится частью на удочку через проруби, частью особыми ставными сетями (рюжи), отчасти и неводами. Промысел этот имеет важное значение для жителей Кемского, Онежского, Архангельского и Мезенского уу. Архангельской губ., при том размеры и значение его все возрастают. В Кемском уезде ловится ежегодно 8 – 10 тыс. пудов Н., в Онежском до 6 тыс., в Архангельском около 6 тыс., в Мезенском в хорошие годы (напр., в 1893 г.) более 16 тыс., всего, следовательно, в хорошие годы почти до 40 000 пудов.

Аббас (Абул-Фадль Эль-Гашими) – дядя пророка Мохаммеда, предпоследний из многочисленных сыновей Абу-Эль-Мутталиба, родился в 566 г. по Р. X., в Мекке, от Нутаилы. По смерти своего отца, Аббас занял наследственную в его семействе должность хранителя священного источника Земзема. Когда Мохаммед начал проповедовать ислам, Аббас не сразу принял новое учение, хотя жил в тесной дружбе со своим племянником. Только после битвы при Бедре (624 г.), в которой последователи пророка одержали блестящую победу над его противниками, кораишитами, и в которой сам Аббас был взят в плен, он открыто принял ислам, еще прежде возбудивший в нем сочувствие. Благодаря его могущественному влиянию, присоединилась к исламу и значительная часть кораишитов. Он помогал Мохаммеду при завоевании Мекки (630 г.) и остался его верным другом и советником и в последующее время. По смерти пророка (632 г.), он и Али добровольно приняли на себя обязанность омовения его тела. Аббас умер в 652 г., окруженный величайшим уважением. Из четырех его сыновей старший, Абдалла, был основателем династии Аббасидов, которая в лице внука Абдаллы, Абул-Аббаса, в 750 г. вступила на трон багдадских калифов и в 1258 г., в лице Мотазема, была свергнута с него монголами. Мотазем спасся бегством в Египет, где вместе с титулом калифа передал в свой род право высшей духовной власти над мусульманами, пока в 1517 г. она не перешла к турецким султанам. Потомки Аббасидов до настоящего времени существуют в Турции и Ост-Индии.

Па (pas) – название разных танцев в музыке, исполняемых двумя, тремя или четырьмя танцорами, напр. Pas de deux, Pas de trois, Pas de quatre. У M. И. Глинки есть в «Жизни за Царя» балетный номер: Pas de quatre, который, хотя и выпускается из балета второго действия, но весьма известен по своей оригинальности, изяществу и давно вошел в репертуар инструментальных концертов. Есть еще Pas ordinaire – 4/4 (парадный марш), Pas redouble или accelere – (скорый марш), Pas de hache – воинственный марш, испанское Pas и пр.

Маарри, Абуль-аля-аль-Маари (Ахмед бен-Абдуллах бен-Сулейман Abu I-Ala alMa'arri, 973 – 1067) – известный араб. поэт, философ и филолог, уроженец небольшого сирийского городка Ma'appa; уже на третьем году жизни потерял зрение, но это не помешало ему приобрести огромный запас филологических знаний и написать больше 30 сочинений различного содержания: стихотворения, трактаты по метрике, грамматике, лексикографии и пр. В первом сборнике стихотворений, «Sakt al-Zand» (изд. в Булаке 1286 гиджры, Каире 1304 гиджры, Бейрут. 1884), М. подражает стилю Мутанабби. Позже появился «Luzum mu la jalzam» (Бомбей, 1313 гиджры, Каир 1309) – сборник философских стихотворений, пользующихся на Востоке громкою славою. Здесь М. проповедует веротерпимость, бичует суеверия, властолюбие духовенства и преклонение пред авторитетом, проводит принципы самоотверженной морали, которые противополагает началу деятельности, и в своем презрении к миру доходит до отрицания брака. Ср. Rieu, «De Abu l-Ala al-Ma'arri vita et carminibus» (Бонн, 1843); Alfred von Kremer, «Ueber die philosoph. Gedichte des Abu l-Ala al-Ma'arri» (Вена, 1888).

Савва – свят. (1169 – 1237), в мире Растько (Ростислав), младший из сыновей Стефана Немани, брат Стефана сербского Первовенчанного. На 18-м г. оставив предоставленное ему отцом удельное княжение, С. удалился на Афон, где принял монашество, возобновил запустевший Хиландарский м-рь, дал ему устав, завел строгое общежитие, создал благотворительные учреждения, заботился о просвещении. Возвратясь на родину, С. был игуменом в Студеницком монастыре, потом устроил новый монастырь в местности Жиче. Отправившись в Никею, он склонил императора и патриарха к учреждению в Сербии независимой архиепископии и сам принял звание архиепископа (1219). На обратном пути, в Солуни, С., по выражению жития его, «книги многи преписа законные о исправлении вере, их же требование соборная ему церкви». Под законными книгами разумеют прежде всего Кормчую книгу, которую он списал в греческом тексты и потом перевел на славянский язык; это – та самая Кормчая, которая потом прислана была киевскому митрополиту Кириллу II болгарским деспотом Святиславом и была принята к общему употреблению на владимирском соборе 1274 г. Прибыв в Сербию, С. основал свою кафедру в Жиче, учредил восемь епархий и кафедр архиерейских и поставил им епископов, преимущественно из своих учеников. Созвав собор, С. всенародно произнес православное исповедание веры, которое повторяли за ним все присутствовавшие, начиная с государя, брата его Стефана II, и изрек осуждение на ереси и расколы. Он заботился о восстановлении в Сербии христианской семейственности, стремясь в тоже время к ограждению безопасности Сербии, угрожаемой соседними уграми, и о возвышении политического значения государства. Брата своего Стефана он венчал королевским венцом. В 1233 г. он поставил в преемники себе своего ученика Арсения, а сам отправился в путешествие на Восток. Умер в Тернове (в Болгарии), 14 (по другим 12) января 1237 г. Полгода спустя мощи С. были перенесены в Мелешевский м-рь, на юго-западе Герцеговины, между Сербией и Черногорией, близ городка Преполье. В 1208 или 1210 г. С. составил краткое житие своего отца Стефана Немани (изд. Шафариком). Когда мощи отца его прославились чудотворениями и он был причислен к лику святых, С. написал «Каноны и стихеры и чудотворения» его. Он составил уставы иноческого жития для трех монастырей: Студеницкого, Хиландарского («Указание жития в монастыри Пресвятые Богородицы») и Карейского. В 1595 г. мощи С. сожжены турками. Имя св. С. появляется в русских святцах со времени митроп. Киприана и затем входит в общие святцы русской церкви; память его 12 января. Западная церковь также признает С. в числе святых. См. П. С. Казанский, «Жизнь св. С., первого архиепископа сербского» («Прибавления к творениям св. отцов», 1849); Е. Голубинский, «Краткий очерк истории православных церквей болгарской, сербской и румынской или молдо-валашской» (М., 1871); прот. К. Добронравин, «Очерк истории славянских церквей» (СПб., 1873); Ив. Малышевский, «Св. С., архиепископ сербский» («Церковные Ведомости», 1892, № 9).

Популярные книги в жанре Энциклопедии

Э'ббингауз, Эббингхауз (Ebbinghaus) Герман (24.1.1850, Бармен, — 26.2.1909, Галле), немецкий психолог, представитель ассоцианизма . Профессор университетов Бреслау (1894—1905) и Галле (1905—09); организатор (совместно с А. Кёнигом) журнала «Zeitschrift für Psychologie und Physiologie der Sinnesorgane», объединявшего психологов, не принадлежавших к школе В. Вундта . Э. положил начало экспериментальным исследованиям высших психических функций, особенно памяти

Энциклопедия «Танки» содержит подробную информацию о 250-ти лучших мировых образцах танков и другой бронетехники. В книге представлен обзор истории развития танкостроения, приводится описание боевого применения бронетанковой техники, тактико-технические характеристики основных типов танков и других боевых бронированные машин, созданных за последние 100 лет. Подробное описание каждого образца бронетанковой техники сопровождается цветными иллюстрациями - фотографиями и рисунками.

Примечание: Некоторые ТТХ советской-российской техники ошибочно использованы по экспортным или китайским вариантам.

Цветные фото и рисунки – приложение к основному тексту энциклопедии

Аннотация издательства: Вторую Мировую войну не зря окрестили "танковой" – именно бронетехника играла в ней решающую роль, зачастую определяя исход сражений, операций и целых кампаний. Крылатая фраза Гудериана "Победа идет по следам танков"на десятилетия вперед стала главным лозунгом современной войны, возвестив начало новой танковой эры. За годы Второй Мировой заводские цеха покинули около 230 тысяч танков различных типов и марок. Разобраться во всем этом многообразии без системного подхода просто невозможно. Точнее, было невозможно – до издания этой уникальной энциклопедии. Около тысячи фотографий и схем, подробная информация о 130 марках легких, средних и тяжелых танков 13 стран мира (причем не только их ТТХ, но и анализ боевого применения, и оценка возможностей) – этот фундаментальный труд ведущего специалиста по истории бронетехники не имеет себе равных ни у нас в стране, ни за рубежом.

Книга, предлагаемая вашему вниманию, – не справочник и не учебник, и главная ее задача – не столько проинформировать вас о самых разнообразных фактах, сколько вызвать интерес к той или иной области знания и человеческой деятельности. Адресованная и школьникам, и тем, кто давно вышел из школьного возраста, она дает уникальную возможность открыть для себя наш мир во всем его поразительном многообразии. Если вы любознательны и стремитесь открывать новое, то вопросы и ответы, собранные здесь, позволят вам убедиться в безграничном могуществе человеческого разума.

Во втором томе, логически продолжающем первый, даётся популярное описание отечественных наградных медалей периода 1917—1988 гг. Сюда же включены впервые в отечественной литературе и наградные знаки многочисленных формирований Белого движения.

Эта книга будет интересна даже тем, кто считает себя воспитанным человеком – в ней много полезных советов на все случаи жизни. Как выйти из неловкого положения? Как правильно себя вести на собеседовании и в первый день на новой работе? Как знакомиться с родителями будущей второй половинки? Как делать замечания и спорить, не обижая собеседника? Как сервировать стол? Как одеваться в той или иной ситуации? Советы экспертов помогут вам всегда производить благоприятное впечатление на окружающих и добиться успеха – на работе и в личной жизни.

В книгу включены краткие биобиблиографические статьи, посвященные творчеству прозаиков, поэтов, драматургов США — наиболее крупных представителей американской словесности за трехсотлетнюю историю ее развития — от колониальных времен до середины 80-х годов XX века.

Издание предназначено для студентов, аспирантов, научных сотрудников-филологов и всех тех, кто интересуется историей зарубежной литературы.

Оставить отзыв