Эмилия Галотти

Готхольд-Эфраим Лессинг

Эмилия Галотти

Трагедия в пяти действиях

Действующие лица

Эмилия Галотти.

Одоардо Галотти |

} родители Эмилии.

Клаудия Галотти |

Хетторе Гонзага, принц Гвасталлы.

Маринелли, камергер принца.

Камилло Рота, один из советников принца.

Конти, художник.

Граф Аппиани.

Графиня Орсина.

Анжело и несколько слуг.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Другие книги автора Готхольд-Эфраим Лессинг

В серии «Классика в вузе» публикуются произведения, вошедшие в учебные программы по литературе университетов, академий и институтов. Большинство из этих произведений сложно найти не только в книжных магазинах и библиотеках, но и в электронном формате.

Готхольд Лессинг (1729 – 1781) – поэт, критик, основоположник немецкой классической литературы, автор знаменитого трактата об эстетических принципах «Лаокоон, или О границах живописи и поэзии». В «Лаокооне» сравниваются два вида искусства: живопись и поэзия – на примере скульптуры Лаокоона, изображенного Садолетом, и Лаокоона, показанного Вергилием. В России книга не переиздавалась с 1980 года.

Готхольд-Эфраим Лессинг

Натан мудрый

Драма в пяти действиях

Introite, nam et heic Dii sunt!

Арud Gellium.

Входите, ибо и здесь боги!

Геллий.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Султан Саладин.

3итта, его сестра.

Натан, богатый еврей в Иерусалиме.

Рэха, его приемная дочь.

Дайя, христианка, живущая в доме Натана как подруга Рэхи,

Молодой рыцарь-храмовник.

Дервиш.

Патриарх Иерусалимский.

В издание вошли драмы "Мисс Сара Сампсон", "Филот", "Минна фон Барнхельм", "Эмилия Галотти", "Натан Мудрый" и басни в прозе.

Перевод с немецкого Наталии Ман, П. Мелковой, Н. Вильмонта и А. Исаевой.

Вступительная статья и составление Н. Вильмонта.

Примечания А. Подольского.

Иллюстрации В. Носкова.

Готхольд-Эфраим Лессинг

Басни в прозе

ВИДЕНИЕ

Я лежал у тихого ручья в глубочайшем одиночестве леса, где мне не раз удавалось подслушать речь животных, и старался надеть на одну из моих сказок то легкое поэтическое украшение, которое с такой охотой носит избалованная Лафонтеном басня. Я размышлял, выбирал, отбрасывал, мой лоб пылал - и все напрасно! На бумаге не появилось ни строчки. Разгневанный, я вскочил, и вдруг... сама муза басни предстала передо мной.

Готхольд-Эфраим Лессинг

Минна фон Барнхельм, или солдатское счастье

Комедия в пяти действиях

Действующие лица

Фон Телльхейм, майор в отставке.

Минна фон Барнхельм.

Граф фон Брухзаль, ее дядя.

Франциска, ее горничная.

Юст, слуга майора.

Пауль Вернер, бывший вахмистр майора.

Хозяин.

Дама в трауре.

Фельдъегерь.

Рикко де ля Марлиньер.

Действие попеременно разыгрывается в зале гостиницы и в одной из

Готхольд-Эфраим Лессинг

Материалы к "Фаусту"

1. ИЗ ПИСЕМ О НОВЕЙШЕЙ НЕМЕЦКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Семнадцатое письмо 10 февраля 1769г.

"Никто, - говорят авторы "Библиотеки", - не станет отрицать, что немецкая сцена обязана господину профессору Готшеду большинством усовершенствований, впервые введенных на ней".

Я этот "никто", я прямо отрицаю это. Следовало бы желать, чтобы господин Готшед никогда не касался театра. Его воображаемые усовершенствования относятся к ненужным мелочам или являются настоящими ухудшениями.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Елена Hавроцкая

HЕРАЗБАВЛЕHHЫЙ ВИСКИ

(минипьеса)

Действующие лица определяются по ходу действия.

Салун. За пустым столиком сидит ковбой Джо. За барной стойкой стоит бармен. Дверь салуна открывается и входит ковбой Билл. Билл садится за столик напротив Джо.

Билл. Хэллоу, Джо!

Джо. Хэллоу, Билл!

Билл. Славная нынче стоит погодка!

Джо. Да, но к вечеру точно будет гроза.

Билл. Как поживает твоя Мэгги?

Алексей Недосекин

Чаепитие у Прекрасной Дамы

0. ПРОЛОГ НА НЕБЕСАХ

x x x

Так однажды не встретились, хоть и условились быть в восемь вечера подле нестроящегося дома (вариант: слишком многое следовало б забыть, кабы сердце-предатель не плакало после погрома).

Докури сигарету и погляди-ка в окно. Год назад, как сегодня, вползали лиловые тени неотступные спутники поздней весны. Суждено пережить и сумятицу нынешних несовпадений.

Эммануил Радаканаки

Бум бум бурум

Лесная песенка III

Действующие лица

1. Бобренок

2. Козленок

3. Зайчонок

4. Бурундучок

5. Лось

6. Лиса

7. Медведь

8. Ежик

Действие 1

Весна в лесу. Все цветет, все радостно зеленеет.

На полянке у речки сидит Бобренок. Он совсем не весел, корчит рожицы и дразнит собственное отражение. Вид у него унылый. В лесу раздается чей-то голос.

К.Р.(Константин Романов)

Царь иудейский

Драма в четырех действиях и пяти картинах

Благодарно посвящается вечно

дорогой памяти незабвенного

Павла Егоровича Кеппена

Действующие лица

Понтий Пилат, прокуратор Иудеи.

Прокула, его жена.

Иосиф Аримафейский |

} члены синедриона.

Никодим |

Иоанна, жена Иродова домоправителя.

Префект когорты.

1-й трибун легиона.

Нина Садур

ЗАРЯ ВЗОЙДЕТ

УБЛЮДОК (пьеса первая)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Виктор, 36 лет.

Зоя, 33 года.

Егор, 15 лет.

Небольшой городок. Запущенная однокомнатная квартира. В комнате Виктор и Зоя.

Виктор. Куда ты смотришь, милая?

Зоя. Ой, я даже не знаю. Так просто.

Виктор. Что видишь?

Зоя. Да ничего.

Виктор. Опять ничего?

Зоя. Ну Витя!

Виктор. А я вижу - ты думаешь!

АЛЬБЕРТ САМЕН

ПОЛИФЕМ

Два акта в стихах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Полифем. Асис. Галатея. Ликас. Нимфы.

АКТ ПЕРВЫЙ

Четыре часа пополудни. Небо ярко-голубое. Линия гор, заканчивающаяся мысом. Море.

Направо рощица. Галатея спит в тени на ложе из листьев. Налево вход в пещеру. Скамья из зелени у подножья большой маслины.

При поднятии занавеса Полифем, растянувшись на утесе, наблюдает море. Он остается неподвижным все время, пока поет хор.

Петр 'Roxton' Семилетов

ЛЕТО РЕВОЛЮЦИИ

пьеса

Действующие лица:

В.И. Ленин - вождь. Его образ знаком нам с детства.

Журналист Кибальчов - пролетарий умственного труда. Одет в

кепку-берет, куртку, широкие штаны. Лицо честное,

обветренное.

Мужик #1, Мужик #1 - бородачи, в лаптях и толстовках.

Матрос, Матрос #2 - с квадратными лицами. Ходят в стильных

клешах, широкими шагами - как по палубе.

Петр Семилетов

ШИЛО-1

ПЬЕСА!

Действующие лица: Мать. Отец. Дочь. Сын.

Мать решает скандинавский кроссворд, сидя на диване. Рядом с диваном - кресло, на нем сидит отец. Локация сына и дочери не определены. Мать: Палуба на корабле. Четыре буквы. Сын: Hаст. Дочь: Сам ты наст. Отец: Hаст...Hаст...Hаааааст...Что-то в этом есть (задумчиво). Ах черт, все таки не наст! Мать: Так, следующее...То, чем думают. Сын: Ж... Дочь, перебивая: Ч... Отец, громко: МОЗГ! Мать: по буквам не подходит, тут вторая "ы". Дочь: Сколько букв в "разум"? Отец: Ра-зум - я думаю, пять. Сын: А может и нет. Отец: Раз ты такой умный, возьми калькулятор, проверь. Сын: А я вот возьму, проверю. (берет с полки калькулятор, нажимает на клавиши, поднимает голову) Сын: Результат - три. Отец: Дай-ка я посмотрю...Хм, действительно, три. Дочь: Hу вот ты папик и облажался! Отец: Даааааа. (надувает щеки) Даааааа. (встает с кресла, берет его за ножки и лупит о пол.) Мать: Столько шума... Отец: Мне надо было размяться...Засиделся... Сын: Hох-нох-нох. Дочь: Что это значит? Сын: Азбука Морзе. Отец: А знаете что? Давайте споем нашу, семейную? Мать: Давайте, давно ее не пели! Сын: Черта с два. Hикто петь не будет. Отец: Это что за номер? Почему? Сын: Я кой чего знаю. Мать: Hу и что? Сын: А я знаю кой чего. Отец: Hу тогда ладно, не будем петь. Мать: Hееет, я хочу песню! Отец: Дык сын говорит, он кой что знает... Дочь: Какой сын? Отец: Да вот этот, приемыш. Дочь: А, пригрели змею на сердце... Мать: А он еще и знает кой чего. Сын: Дааа, кой чего знаю! Отец: Давайте его нафафнюем. Мать: Это как? Отец: Вот так. HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! Присоединяйтесь! (одновременно) Мать: HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! Дочь: HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! (Сын закрывает уши ладонями и убегает со сцены) Дочь: Мне он никогда не нравился. (Отец встает с кресла, берет его за ножки и бьет им о пол) Мать: Осторожнее! Соседи уже жаловались на шум! Отец: Hо мы ведь не жалуемся, когда они играют на пиле Римского-Корсакова. Мать: Hадо их застрелить. Дочь: Хорошая идея. Мать: Hет, мы их занафафанюем. Отец: Тогда пошли! Мать: Идем! (уходят)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он – человек, странствующий по странному миру... или мирам? Он – чужой в чужой стране... ада и существует ли она, эта страна, где вещи – не то, чем кажутся? Есть ли она вообще, эта изменчивая реальность, в которой невозможно отличить кошмар от яви, галлюцинацию от бытия, людей – от монстров? И есть ли разница между монстрами и теми, кто с ними сражается? Говорят – сон разума рождает чудовищ. Но как же тогда разуму пробудиться?

Людей мы увидали возле торгового центра, когда я осматривался, нет ли поблизости доходяг. Мы с Глорией собирались их обчистить, конечно, если их попадется не шибко много. Торговый центр лежал милях в пяти от города, куда мы держали путь, так что никто бы не узнал. Но, когда мы подошли поближе, Глория засекла фургоны с людьми и сказала, что это скэйперы.

Раньше я этого словечка не слышал и сам не догадался, что оно означает. Но она объяснила.

— Гляньте, — говорит мать Того, Кто Гуляет По Спутникам Юпитера, — как шустро топает.

Она хихикает, будто удачно пошутила, торопливо огибает журналиста и приближается к верстаку. На верстаке в полнейшем беспорядке — инструменты и всевозможный электронный утиль. Она перекидывает длинный и запутанный провод через капельницу сына и вставляет конец в гнездо виртуального шлема. При этом Тот, Кто Гуляет вздрагивает, но не сбивается с мерного шага по беговому тренажеру. Мать тянет шнур к современному четырехдорожечному магнитофону, стоящему прямо на пыльном полу гаража, поднимает и включает микрофон.

Кристиан Леурье

Фургон

При свете керосиновой лампы Очаровательный Малыш подсчитывал дневную выручку. Как обычно, скудную. Публика больше не интересовалась двухголовыми чудовищами.

- А как хорошо было там! - вздохнула голова чтобы мечтать.

- Ну, если и дальше так пойдет, вернуться вряд ли удастся, - ответила голова чтобы думать.

Очаровательный Малыш встал. Обе его головы почти касались потолка фургона.

- Пора бы тебе, наконец, подкрасить фургон, потолок совсем облупился, заметила голова чтобы мечтать.