Ёлка для Ба

Фальков Борис Викторович, 1946, Москва. Член германского центра международного ПЭН-Клуба. Автор многих романов (Моцарт из Карелии, Трувер, Щелкунчики, Тарантелла и др.), повестей и новелл (Глубинка, Уроки патанатомии, Кот, Десант на Крит, Бомж и графиня СС, и др.), стихотворений и поэм (Простой порядок, Возвращённый Орфей), рассказов, статей и эссе. Переводился на немецкий, эстонский, английский, финский. Романы «Ёлка для Ба» и «Горацио» целиком публикуются впервые.

Джон Глэд, «Россия за границей»:

Стиль Фалькова более соответствует латиноамериканской традиции, чем русской, хотя его иронические сыскные романы имеют предшественников в фантастических аллегориях Николая Гоголя и Михаила Булгакова.

Вениамин Каверин:

Это проза изысканная и музыкальная. И лежит она несколько в стороне от основного пути русской литературы.

Нойе Цюрихер Цайтунг:

Последний роман Бориса Фалькова — своего рода музыкальное многоголосие в прозе. Точнее говоря, литераризация контрапунктической фуги. «Полифония в романе» Бахтина становится у Фалькова «Полифонией как роман», ибо две столь различные формы выражения как музыка и литература буквально приведены в созвучие.

Франкфуртер Аллгемайне Цайтунг:

Эта книга (Миротворцы) напряжённое, искусно сработанное и несмотря на позднюю публикацию ошеломляюще актуальное произведение. Сила автора в независимом обращении с литературной традицией, в остром слухе на фальшивые ноты в Истории, и в умной композиции. Его роман можно читать на многие лады: как антиутопию и как плутовской роман, как детектив и как сатиру.

Литературная Газета:

Повесть сия (Десант на Крит) принадлежит к тому роду литературы, которая видит чуть дальше и глубже, нежели так называемый «чистый» реализм.

Борис Гаспаров:

Очень хороший языковый вкус, ровный, объективный тон рассказа (Моцарт из Карелии) хорошо оттеняет его фантастичность. Лейтмотивы заплетены с большим мастерством, симфоническое построение формы проведено так строго и с такой интенсивностью, что в качестве аналогии вспоминаются разве что «Симфонии» Андрея Белого.

Сергей Юрьенен:

Фальков пошёл дальше Солженицына по крайней мере в одном — в многоголосии. Это человек-оркестр. Принцип полифонии он осуществил с полнотой, которой я в современной литературе не знаю.

Другие книги автора Борис Викторович Фальков
Популярные книги в жанре Современная проза

Букин Максим Сергеевич

Сборник рассазов

МОЕЙ ТАИНСТВЕННОЙ МУЗЕ

С ЛЮБОВЬЮ И НАДЕЖДОЙ

ПОСВЯЩАЕТСЯ...

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Эта книга обращена ко всем, кто желает меня выслушать. Я, как автор, не считаю книгу неприкосновенным текстом и абсолютным вместилищем истины, а рассматриваю ее скорее лишь как одну из возможных попыток найти свой смысл и передать свои переживания, чувства и образы. Если после прочтения этого произведения у вас возникнет желание поговорить с автором, то я удовольствием жду ваших писем по адресу электронной почты [email protected]

Василий Царегородцев

Несимметричное пальто

(фрагменты)

Веселок, спи

На улице холодно, дождь, ветер. За углом злые собаки. И та собака там же. Пряди ее длинной мокрой шерсти так тяжелы, что не колышутся на ветру. Она опять будет лаять и скалить зубы на тебя, взрослого человека, инженера. Как гордилась этим обстоятельством твоя мать. Она с гордостью говорила: "А мой-то Веселка с инженерами сидит." Да ну ее, старую! Спи, Веселок. Тебе же не плохо в твоей колыбельке. Согласен, и белье не очень свежее, и табачные крошки, и теннисный шарик катается в ногах. Тебе бы заботливую хозяйку, Веселок, простую, из прачечной. Но ты мечтаешь об идеальной, о какой-то особой женщине дл души. Для тела тоже, но больше для своей одинокой, тоскливой души, чтобы, как тампон к ране, приложить и уснуть спокойно, без стенаний и боли. Таких женщин нет, поэтому спи, Веселок, и постарайся, чтобы твой сон стал вечным.

Макс Черепанов

ОДИH ДЕHЬ ДЕСЯТИКЛАССHИКА ЕГОРА КОРОВИHА

"Вычитать и умножать,

Малышей не обижать

Учат в школе,

Учат в школе,

Учат в школе..."

Проснулся Егор с диким желанием кого-то убить. Пошел на кухню, убил двух тараканов - полегчало. Морщясь, включил свет, посмотрел на циферблат - без десяти семь. Можно еще поваляться эти десять минут, но этого слишком мало, чтобы заснуть, а вот разомлеть и сделаться вялым на пол-дня вполне хватит. Так что - к черту сон, марш умываться - сказал он себе и отправился в ванную. Фыркая, ополоснул лицо ледяной водой - сразу стало легче, о постели больше не думалось. Автоматически почистил зубы, мельком стрельнув взглядом по своему хмурому, сосредоточенному лицу в мутном, неудобно повешенном зеркальце. Двигаться, все время двигаться, чтобы не клевать носом все, чтоб я еще раз зачитался до пяти утра, да никогда - в который раз клялся он себе, ставя чайник, роясь в холодильнике, намазывая свои любимые бутерброды - с маслом и повидлом одновременно.

Чорин Илья

Родился

- Пшел вон.- Чертик и не думает исчезать. адоедливый,паскуда. - Не пойду - он смотрит на меня маленькими красными глазками в которых нету и следа искренности- ну чего тебе стоит- упрашивает он меня, уговаривает,соблазняет. Не у каждого есть свой персональный чертик. Этот у меня появился после того как Артик отбил у меня девушку. Что за бес? Требует от меня чего-то чего я вовсе не хочу делать, взамен ничего не предлагает. Я просто не могу понять почему я должен убить Артика. е могу и все. А чертик требует чтоб я убил. Да он не только этого от меня требует: Он говорит чтоб я делал все что наказуемо, а то что он мне ничего не предлагает- это его политика. Он считает что человек - сам кузнец своего счастья. Я его не слушаюсь, пытаюсь заниматься своими делами. е выходит. Почти завладел он мной. Я с ним яростно спорю,доказываю правоту , а он и не слушает моих объяснений. И вообще- мерзкий он: маленький, хвост как у крысы,уши кроличьи, рожа как у свинья, копыта и остальные атрибуты уважающего себя чертика. Еще комплекс у него. По поводу своего роста. Черта закомплексованного мне только не хватало. Ну что я за мужик? Вопрос этот не праздный. В зеркале предстает довольно симпатичный, но абсолютно невыразительный молодой человек. Глаза мутные. Это все что я о себе знаю. Кем работаю? Да на флейте в оркестре играю. Полное ничто. С другой стороны, такого меня любят. Почти все: я послушный, тихий, трудолюбивый. Без в\п. Меня девушка одна даже женить на себе пыталась. е вышло. а увиливание от этого меня еще хватает. Лана. Это имя этой девушки, которую у меня отбил Артик. У нее крашеные в неопределенный цвет волосы, сто пятьдесят девять сантиметров от пяточек до макушечки, маленькие груди и зеленые глаза. Каково описаньице,а? е вините меня. Я из внешности больше ничего не запомнил. Характер у нее взрывной и буйный. Она все время что-то делала и заставляла что-то делать и меня. Когда она начала быть со мной я вдруг почувствовал что не зря живу. Спасибо Артику: вернул меня с небес на землю. Она - единственное хорошее что было в моей жизни. Все остальное, включая и меня, - ошибки и случайности. Я и сам-то ошибка. Единственная причина по которой родители сочетали себя друг с другом узами брака священными. Бракованный я в общем. Еще Артик. Высокий, нос у него прямой, глаза серые, волосы жестки, челюсть мощная, тело возбуждающее. Мнит себя соблазнителем. Доказывает это мне. У него дочь в Орле. Трех лет. Он от нее отказался, избил Оленьку, которая эту дочь родила, и уехал сюда. Одно его достоинство: чувствуя передо мной вину, помогает бескорыстно деньгами. Ублюдок. Это его Чертик предлагает мне убить. Когда он лежит на диване с Ланой поглядывая на меня с чувством превосходства, я начинаю соглашаться с чертиком. Все равно сдерживаюсь. И как это она не понимает что я лучший, что я люблю ее, а Артик так - забавляется. Она должны это понять. Вот такая расстановка сил на сегодняшний день. Уже три месяца. Что же мне делать? Иду по улице. Чертик мне математически доказывает что Артик подлежит немедленному уничтожению. Я мирно соглашаюсь. Мучу его требованиями плана действия. Он ругается не в силах предложить ничего конструктивного. Его хватает только на уговаривания, хотя мне иногда он кажется гораздо более могущественным чем он говорит. о это так: предположения. А вот теперь он меня ругает:"Ты бесполезен. Подумай сам, на что ты нужен? У тебя украли твою любовь, твой смысл жизни, а ты не способен даже вернуть его себе. Ты не достоин даже того чтобы я с тобой возился. Посмотри на себя, постригись, выпей бутылочку пива и иди убивать Артика.Иди же болван. " Это его нормальное состояние. Странно что он ругается так изысканно(на мой вкус). А вообще то чертик мне здорово помог: кроме него у меня, в сущности и нет никого. Папа с мамой настолько от меня отличаются, что дольше пяти минут мне разговаривать мне с ними в тягость. А чертик вот ничего. Только в последнее время стал умничать, вот и сейчас: прервал свою ругань, наклонил голову и начал меня рассматривать, пряча во всей мордочке иронично-мудрую ухмылку- "о ведь ты действительно должен его убить"- он стал очень серьезен- "ты сам должен к этому подойти, но я чувствую что без шпор тебе не обойтись." - эк он... слог-то... Пришел я домой. Мама встречает меня бессмысленной улыбкой. Уже который год. И слава богу. Разговаривать с ней абсолютно невозможно, душно. Я бегу по зеленому саду и врезаюсь в кого-то из родителей. Я мало запомнил из своего детства. И рос нервным ребенком. Людей не люблю. е за что мне их любить: Они большинство и хотят сделать меня похожим на них. Одним из многих смотрящих хоккей, футбол, читающих газеты и пожирающих все что выросло. Общество, словом. Я в него не верю. И в гуманизьм тоже. Я то не лучше, впрочем. Я ем свой обед. Ем медленно, обдумывая чтото оформляющееся. Сначала вот что: Что главное у меня в жизни? Лана,я считаю. Единственное что вызывает у меня эмоции положительного порядка. Я её хочу. Так с самого начала было, я за ней хожу, а она со мной. Она разговаривает со знакомым, а я топчусь рядом, молчу с загадочным видом, в душе крича. В чем тут проблема? А она любить не умеет. Любовь для нее игра, я - так, еще один милый юноша. Да и Артик по сути тоже. Пытаюсь с ней увидеться , а она надо мной издевается, но на самой грани. Я не могу больше с ней, а без умираю. И не могу иметь других девушек. е могу и все. Поэтому когда появляется Артик, которого любая ждет всю жизнь, она срывается с меня и на том же праздничке танцует уже с ним. А он издевательски на меня поглядывает (Это я не мнительный. Это он действительно поглядывал. Он потом еще за это извинялся.). И вот она с Артиком. Имечко то какое бллин. Европейского имени парень. Куда мне до него. Он по жизни прет как по тротуару. А вот с ней он нежен. Он теперь тоже боится ее потерять, хоть и не любит. Он этими делами самоутверждается,так сказать. Она же за него держится поскольку таких мужественных малых мало. Малым я бы сказал мало. Мама вышла, а появился чертик. Смотрит на меня веселыми глазами, безумно и страшно. Я и не знал , что он так умеет. А он , оказывается, не только умеет, но и делает это с удовольствием. - Ну зачем тебе смерть Артика? - спрашиваю дрожащим голосом, - Начальство приказало, да и самому занятно будет на это действо поглядеть. - Тебе? - Мне. Да и тебе приятно будет, только не поглядеть, а убивать. - А тюрьма? - Мне интересно, несмотря на то что этот разговор повторяется далеко не в первый раз. - А что? - он обижается.- неужели я тебя не уберегу?! Кто я, сила зла или нет в конце концов то-он по-настоящему разозлился, - И еще и жизнь тебе хорошую устрою. И тут я решаюсь задать вопрос который я еще не поднимал: - А душу потом возьмешь? - Это меня заботит. - А на кой мне твоя душа ? - он искренно удивился такому моему вопросу.Что я с ней делать то буду? Для нас, сил зла, гораздо интереснее наблюдать за самим процессом падения человека, а Души ваши никакого интереса не представляют. Для нас, во всяком случае. Иду из кухни к себе, по дороге смотрюсь в зеркало. Из него на меня взирает парень никчемного вида: Аккуратный, стриженый, бритый и безусый. В глазах - скука.Джинсовая куртка и новые джинсы. Ботиночки и футболочка. Стандарт. Если бы не чертик, болтающий ногами на моем плече, то я мог бы и повеситься с тоски. Вспоминаю Артика в его европейского вида костюме. Он на том праздничке весь сверкал. Вот, говорили мне, после института,мол, все поменяется, будешь из себя что-то представлять. Пока приходится корчить. У себя я сел у окна , а чертик продолжил пропаганду.- " Смотри, ика[это я , кстати], Вот убил ты его, и что же? Сразу Ланы переходит к тебе. Чушь? у может и чушь, только как минимум, у Артика ее не будет. А ты станешь человеком. Ты сделаешь что-то отличающее тебя от других. еужели ты этого не хочешь? Ты же сам себя зауважаешь!" -" можно подумать я классики не читал обрываю я его. Довольно грубо, между прочим, обрываю. - Даже если и читал, то что? - А то, что я не буду его убивать!- Я вдруг почувствовал себя сонным и усталым и заснул. Мечтая увидеть Лану . Заявку на Лану мне не выполнили. А увидел я довольно странный сон: Приснилось мне что я на каком-то балу. И танцует со мной Артик. И, чтол самое странное- я его веду. Танцуем мы танго. а груди у него значок с надписью GREENPEACE и во рту у него папироса

ГАЙ ДАВЕНПОРТ

КОНЦЕРТ ШАМПЕТР(1) РЕ-ДИЕЗ

Из сборника "Кардиффская команда"

ДЖИНСЫ В КРАСНУЮ СТРОЧКУ

Фру Оверсков смотрела на джинсы с недоверием и трепетом. Их нужно было отмочить в одном моющем средстве прежде, чем отстирывать в другом. Смазка, грязь, песок, трава и безымянные пятна - как растительного, так и минерального происхождения.

- Правда, они как бы сами по себе стоять могут? заметил Адам. И воняют зоопарком.

Katrine de Fonte

Roxtonу за согласие использования

пpидуманного им гоpодка Веpесты.

...И за многое дpугое.

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста --так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали просто звуки весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК! - стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ...-выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подравнивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ! -исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает...Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"... ...Мысли Ивана текли спокойно и вяло - конец работы, выпить водочки, закусить (поминутно поправляя треснувшую пополам вставную челюсть), закусить, поспать (авось клопы не закусают). Иногда воспоминания - студенческая пора, потом распределение (прямое попадание в Вересту -иначе и быть не могло!), и еще какие-то совсем смутные, забытые -как олени из чащи леса - на мгновение показывались и исчезали...Давние воспоминания, некогда радостные, затем щемяще-печальные...ныне забытые.. Hаполовину...Крепкая была водочка на обед. Часиков до шести посидим, а потом домой пойдем. Колян - старый товарищ, обещал принести ABSOLUTE. Выпей стопарик - будешь бухарик. Ха-ха-ха... Иван повертел в руках ветхий стоптанный башмак, "просивший кашу". Его принес дедок с густой белой бородой. Себя же сапожник к старикам как-то не причислял, хотя выглядел лет на 70. Он никогда не задумывался над тем, что уже стар. Уже давно. А жизнь в Вересте накинула его душе лет 100 еще в молодости. К подошве башмака, к задней части, стертой до одной дыры полумесяцем, прилипла грязная чуингам, от которой даже сейчас исходил запах чего-то приятного, с примесью бензина...Сапожник подумал, что никогда не пробовал пожевать чуингам. И не попытается... Ботинок был пыльным, будто с год простоял где-то на полке; шнурки - стерты до распущенных нитей где-то во многих местах...Ивану совсем не показалось странным сочетание "свежей" жвачки и пыли...Внутри ботинок отвратительно выглядел, и, вероятно, пахнул. Что, впрочем, в сгущенном запахе сапожной будки разобрать было трудно. И тут башмак сказал: --Здравствуй, Иван. Я волшебный башмак. "Просящий кашу" носок двигал оставшейся частью подошвы, словно нижней челюстью. Сапожник изумленно посмотрел на то, что держал в правой руке. Hадо же! Уж не белая ли горячка? --Hет, это не обман чувств, --возможно, читая мысли Ивана, сказал башмак. --Кто ты...Почему ты говоришь? -спросил сапожник. Руки его дрожали, но ботинок он не отбросил прочь от себя. --Hеважно, как и почему. Скажу тебе, что меня послала к тебе...Кхм, судьба. Я хочу тебе кое-что предложить. --А? Что? -пробормотал сапожник. --Я могу предложить тебе Испытание. Если ты пройдешь его, я выполню любое твое желание. --А какое испытание? -спросил Иван. --Узнаешь, когда согласишься. --Hу а если я не справлюсь с ним? --Тогда придет Бабай и заберет тебя с собой. Я ведь - башмак деда Бабая. Сапожник несколько секунд подумал. Hаконец он сказал: --Хорошо. Я согласен. Расскажи мне подробнее об испытании. --Слушай. Ты останешься ночью в этой будке. Ты должен будешь записать на бумаге 100 хороших дел, которые ты сделал в жизни. Что бы ни случилось, твой удел вспоминать и записывать. Понимаешь? --Да, понимаю. Башмак замолчал и омертвел. После шести часов вечера сапожник отправился домой, уверенный, что все происшедшее - следствие действия алкоголя. Потом пришел Колян, он принес ABSOLUTE и "Русскую". Иван и Колян пили и курили. Обсуждая футбольные матчи многолетней давности. Через часа три...или четыре Колян уполз к себе в берлогу на втором этаже, с дырой в двери на месте вынятого замка, в двери темно-бардового цвета. Жена Коляна умерла 20 лет назад от сердечного приступа. Сапожник какое-то время лежал на вонючей кровати. Он не спал и не бодрствовал. Он просто смотрел в потолок, пустой, как и его жизнь. Совсем пустой. Потом, шатаясь и матерясь, Иван начал рыться в комнате. За окном было темно и холодно. По грязному стеклу барабанили капли дождя. Сапожник выволок из-под кровати перевязанный растянутой резиной от трусов чемодан светло-шоколадного цвета. Стащил с него перевязь. Раскрыл. Тут лежали пожелтевшие бумаги - брошюра, какие-то письма, обвязанные блеклой розовой ленточкой от коробки конфет "Птичье Молоко". Пачка писем на миг что-то тронула в сердце Ивана. И была забыта. Он извлек из недр чемодана тетрадь. Обыкновенную старую школьную тетрадь на 12 листов. С обложкой цвета морской волны. Пролистал ее, вырвал несколько страниц. "А карандаш есть в будке,"-- подумал сапожник. Без зонта, шатаясь, поднялся он по пяти ступеням и вышел на улицу, где разыгралась настоящая буря. Ветер, дождь, темно...Вероятно, ноги Ивана имели какую-то память, так как сам он дорогу не разбирал, но к месту свой работы добрался. Пешком минут 20 ходьбы. Hеспешным стариковским шагом. Позвенев ключами, он отпер замок и вошел в каморку. Запах здесь резко контрастировал с бешенной свежестью грозовой ночи. Старые часы с трещиной на желтоватом циферблате показывали без пяти минут полночь. Когда-то именно в это время он посмотрел на часы - другие, новые...А, это было новоселье. В памяти всплыл чей-то переливистый смех. Бормоча нечто невразумительное, Иван уселся на стул за верстаком, и взяв с подоконника (на окнах - непроницаемые от серой грязи занавеси) ужасного вида карандаш, задумался. Добрые дела...Что же писать? В голове туман. Болото какое-то...

Дедюхова Ирина Анатольевна

*"Я спросил у ясеня..."*

О том. как я стала шовинисткой...

"Мне очень интересно, почему в статье о Трансваале вы называете турков обезьянами...? Зачем оскорблять людей... Если в России живет одна пьянь, которая ничего не имеет, то это не значит, что стоит оскорблять турков.

Да и посмотрите на Москву... Она захлебывается от национализма.

Однако все-таки большинство одевается в турецкую одежду. И все равно здания турецкие. Hаверное, в своей статье вам нужно было просто обозвать и обругать. Это ведь ваш хлеб - использовать общественное чувство национализма. Hизам Hадиев."

Диков Илья

из недописанного (для тех, кто меня еще помнит;)

Что это такое? Это - кусок из, скажем, большого пpоизведения, котоpое напpочь выбило меня из пеpеписки в ОВСЕ, pавно как из ноpмального человеческого общения как такового (pабота не в счет). Зачем? Как и любому писателю, мне нужен читатель. Данный кусок пpедставляет собой одну законченную главу (2) и одну незаконченную (3). О них я могу сказать только то, что в окончательном ваpианте они, скоpее всего, будут следовать одна за дpугой... Словом, отказашись от своих пpинципов, я кидаю массы сыpой матеpиал, чеpновик. Hо! Чего не сделаешь pади... внимания.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Last Train From Perdition. Robert McCammon, 2016

Тревор Лоусон и Энн Кингсли, связанные общим горем и общей целью отомстить Ла-Руж и ее приспешникам, продолжают свои поиски и попутно работают над заданиями от различных клиентов, чьи проблемы необходимо разрешить. На этот раз к Тревору за помощью обратился богатый человек по имени Р. Робертсон Кавано, чей сын угодил в компанию разбойников, из которой его нужно срочно вызволить. Банда осела в небольшом городке — бывшем золотом прииске под названием Погибель. Задача кажется Тревору и Энн простой — им доводилось иметь дело с куда более сложными делами, поэтому они легко соглашаются на условия клиента. Однако они и представить себе не могут, с чем им придется столкнуться на этот раз…

Обложка Майкл Уэллан.

Слушайте. Слушайте самую горестную исповедь на земле. Слушайте. С вами говорит самый ненавидимый, самый проклинаемый — и самый знаменитый человек библейских легенд.

Слушайте повесть прокуратора Иудеи, всадника Понтия Пилата. Повесть умного, изысканного циника, искушенного в тончайших интригах римской политики и совершившего в жизни только ОДНУ ошибку. ОДНУ-ЕДИНСТВЕННУЮ…

Слушайте. Слушайте историю ЧЕЛОВЕКА, ПОСЛАВШЕГО НА СМЕРТЬ ХРИСТА…

Мистер и миссис Биксби жили в маленькой квартирке где то в Нью Йорк сити. Мистер Биксби был зубным врачом, имел средний доход и маленький рост. Миссис Биксби была крупной энергичной женщиной с хорошим аппетитом. Она имела богатого любовника, некоего джентльмена, известного как Полковник. Они встречались двенадцать раз в году, не так уж и много — и потому вряд ли могли наскучить друг другу. Прошло восемь лет. После очередного свидания Полковник сделал ей рождественский подарок в шесть тысяч долларов — шубу из меха лабрадорской норки. В письме сообщалось о прекращении их отношений. Но как воспримет её возвращение муж? Она опрометчиво решила сдать шубу в ломбард.