Эликсир молодости

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Эликсир молодости

Вера Эльберт

На тысячу и сотню вёрст растянулись

Владения, коими правила мудро

Достойнейшая из королев, Милличента.

Сорок больших городов подчинялись ей

И столько же плодородных провинций.

Мирным и благонравным народом она управляла.

Верно служили ей слуги, и преданно было ей войско.

Другие книги автора Вера Эльберт

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Волшебный сундучок сказка

Вера Эльберт

Часть первая.

1.

— Так вот, дорогая моя, для нас теперь настали тяжёлые времена, — сказала со вздохом тётушка, перекусывая нитку. — Новых заказов почти не бывает. Так, переделываем всякое старьё...

— А это кому вы шьёте? — Кристина указала на целый ворох кукольных чепчиков и платьиц.

Никто не знал, откуда появилось это зеркало в доме, но его удивительные свойства сеньора Льетта открыла накануне своей свадьбы.

Помнится, она тогда что-то примеряла… Да, кажется, кружевную мантилью… И тогда ещё ей подумалось, что в это время её суженный сидит себе, наверное, где-нибудь на балконе, смотрит на луну и мечтает о ней. Молоденькая Льетта почему-то была уверена, что именно это сейчас и происходит.

«И всё-таки интересно, что он сейчас делает?», — подумала она, улыбаясь своему отражению.

Рождественская сказка.

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Комендант

Вера Эльберт

Дежурный офицер зашёл в личные покои коменданта  крепости Корф-Кастелл, что в Дорсетшире, и доложил о прибытии новобранцев. Комендант с сожалением отложил только что полученное и ещё не распечатанное письмо от невесты и попросил офицера начинать занятия без него. Бегло просмотрев списки вновь прибывших и отдав необходимые распоряжения, он вышел на галерею внутреннего двора замка и стал наблюдать за группой фехтующих двуручными мечами солдат.

— Ну что, — хорош! — сказал Виталик, отступая на шаг от зеркала. — Мышка будет довольна.

«Мышками» Виталик называл девушек, которых заражал вирусом иммунодефицита, год назад обнаруженным и у него самого. Биолог по профессии, он обладал пытливым умом и страстью к экспериментам. Опять же, и материал был подходящий: все, как одна, — красавицы и наивные дурёхи, прозябающие в своём сонном благополучии в ожидании «прекрасного принца».

У самого Виталика к его тридцати годам жизнь сложилась не лучшим образом: диссертацию по окончании биофака он так и не написал — мешали голод, холод и убогое прозябание в общежитии, которое потом сменили бомжатники, да и на их оплату денег едва хватало, — много ли заработаешь частными уроками!

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Окно и Замочная Скважина

Вера Эльберт

Заспорили как-то Окно и Замочная Скважина, кто из них в доме  главнее и кого хозяева больше ценят.

    —  Ну, конечно, меня! —  заявило Окно. —  Хозяйка дни и ночи возле меня проводит,  ни на шаг не отходит.  То с книгой сидит,  то вышивает,  то на дорогу смотрит... Что бы она без меня делала? Я все её секреты знаю!..

В давние времена жил на свете старик-крестьянин, и было у него три сына: старшие два, — расчетливые да смекалистые, а младший, — простачок-недотёпа. Так и звали его — Янек-Простофиля.

Пришло время, осиротели братья и стали стариково хозяйство делить. Старшие два брата — делят, за каждую малость ссорятся, а Янек сидит себе в уголке, наблюдает — скучает. Сидел, сидел, да и заснул. А поутру, как проснулся, вынесли ему братья его наследную долю — вязанку хворосту, да с тем и отправили на все четыре стороны.

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Путь на Босворт пьеса

Вера Эльберт

Историческая пьеса в четырёх действиях.

Действующие лица:

Ричард III, король Англии, Франции (номинально) и Ирландии – 32 года; изящный, темноволосый, невысокого роста с красивым, мужественным лицом; одет дорого и изящно.

Сесилия Невилл, Герцогиня Йоркская, его мать – 70 лет; высокая, изящная, с царственной осанкой и горделивой посадкой головы, с красивыми и благородными чертами лица; говорит резким голосом, с пафосом; выразительно, властно жестикулирует; одета в чёрное; из украшений только регалии.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

На заре. Свежо и рано.

Там вдали передо мною

Два столетние каштана,

Обожженные грозою.

Уж кудрявою листвою

На одном покрылась рана…

А другой в порыве муки

Искалеченные руки

Поднял с вечною угрозой —

Побежденный, но могучий,

В край, откуда идут грозы,

Где в горах родятся тучи.

И, чернея средь лазури,

Божьим громом опаленный,

Шлет свой вызов непреклонный

Новым грозам, новой буре.

Томас Таллис (1505/1514—1585) — английский композитор и органист, речь идет о его латинском мотете для сорока голосов на слова библейской Книги Иудифь.

В народной поэзии Якутии особое место занимает героический эпос — олонхо. Якутские олонхо — это своеобразные поэмы-мифы с извечной темой борьбы Добра и Зла, Свободы и Насилия, Света и Мрака, Любви и Ненависти.

Старейший современный поэт Якутской АССР, слепой певец-импровизатор Михаил Николаевич Тимофеев-Терешкин является первым создателем советских олонхо. Лучшие из них — «Сказанья о вождях» — импровизации о Ленине и Сталине. Величавые образы вождей — основателей и руководителей советского государства, их жизнь и деятельность слепой якут-былинник видит внутренним зрением.

http://ruslit.traumlibrary.net

В центре внимания третьего сборника «Бурелом» (Хельсинки, 1947) внутренний мир поэта, чье душевное спокойствие нарушено вторжением вероломной войны. Новое звучание обретает мотив любви к покинутой родине. Теперь это солидарность с ней в годину испытаний, восхищение силой духа народа, победившего фашизм.

Четвертая книга стихов «Ветви» (Париж, 1954) вышла незадолго до смерти Веры Булич. Настроение обреченности неизлечимо больного художника смягчено в сборник ощущением радости от сознания, что жизнь после ухода в иной мир не кончается.

Лейтмотив всего, что Булич успела сделать, оставшись, подобно другим «изгнанникам судьбы», безо всякой духовной опоры и материальной поддержки, можно определить как «верность памяти слуха, крови и сердца». «Память слуха» не позволяла изменить родному языку, русской культуре. «Память крови» навевала сны-воспоминания о счастливых днях детства и юности, неповторимом граде Петра, покойном отце — друге и учителе, боготворимой родной природе. Пейзажная лирика Булич завораживает гармонией звука и смысла, музыкальностью стиха. «Память сердца» помогала оставаться человеком, не позволяла жаловаться на судьбу, редко к поэту благосклонную, унижаться до лицемерия, раболепия, злословия, цинизма. Поэзия Булич — интимный дневник женщины, которая, переживая материальную и личную неустроенность, умеет быть счастливой, сохранять интерес к жизни, душевное равновесие, чувствовать боль за судьбу близких, друзей, за покинутую страну, умеет оставаться для окружающих мягким, деликатным человеком, вызывающим искреннюю симпатию. Творчеству Булич чужды грубая политизация, высокомерие, непримиримость. Прожив большую часть жизни за пределами России, она сумела сохранить и выразить в своей поэзии сопричастность судьбам родины, сострадание обманутому народу, верность кодексу чести российского интеллигента.

Введите сюда краткую аннотацию

ДЖАНУМОВ Юрий Александрович (1907, Москва— 1965, Мюнхен). - Поэт "первой волны" русской эмиграции. Двенадцатилетним подростком был вывезен матерью из России, жил в Берлине. Состоял в литературном кружке вместе с В. Набоковым и др. Стихи Ю. Джанумова печатались в периодике, в сборниках поэтов «русского Берлина» — «Новоселье», «Роща», «Невод». Участник антологии «Якорь».

Данный сборник - единственный, вышедший уже после смерти поэта. В предисловии к сборнику Георгий Адамович, в частности, писал: «Духовно и физически он принадлежал к «детям страшных лет России». И в конце предисловия: «Юрий Джанумов был поэтом, неизменность эту понявшим и на нее по-своему откликавшимся».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Евангелие от психопатов» – это остросюжетная криминальная драма, действие которой разворачивается в современном Сиэтле. Драма включает в себя три основные сюжетные линии: русская девушка выходит замуж за украинца, который оказывается для неё мучителем, католический священник влюбляется в мексиканскую проститутку, а российский программист, которому опостылела семейная жизнь, решает организовать вечер «с водкой и женщинами». Вместе с героями драмы, вы увидите оборотную сторону мечты о сказочной жизни в Америке, побываете в стриптиз-клубе на севере Сиэтла, станете свидетелями захватывающих событий. Насыщенная богатыми образами и увлекательными сюжетами, книга не оставляет критиков равнодушными. Полезна для всех, кто настроен искать счастья по ту сторону океана. Поиски Бога, дерзкие вопросы, смелые решения, а также, сцены насилия и эротического характера приглашают к диалогу читателей 18 лет и старше

Один из мэтров отечественной фантастики сказал: «Быть крутым рассказчиком круче, чем быть крутым романистом». Мы в тот момент обсуждали мой малоформатный опус, которому посчастливилось выйти в бумаге за границей. Эти слова запали мне в душу. И вот, через три года, я готов представить читателям свой первый сборник. Все рассказы, вошедшие в него, являются финалистами и лауреатами различных конкурсов.

В книге «Цепи свободы» В. И. Сиротин даёт своё видение «давно известных и хорошо изученных» событий и фактов. По ряду причин он ставит под сомнение начало и причины II Мировой войны, даёт и обосновывает свою версию «Малой II Мировой», начавшейся, как он считает, в 1933 г. Развенчивая ряд мифов XX в., доказывает, что развитие «новой мифологии» привело к внеэволюционному изменению векторов мировой истории, вследствие чего дробятся великие культуры и стираются малые. Автор убеждает нас, что создание цивилизации однообразия и «культурного потребления» входит в задачу Глобализации, уничтожающей в человеке личность, а в обществе – человека.

Публикуется архив духовника насельниц Московского Новодевичьего монастыря протоиерея Сергия Лебедева. Архив содержит подлинные тексты проповедей, прочитанных священником в начале XX века, его письма из ссылки в Северный край и часть переписки 1930-х годов – свидетельства истории и жизни пастыря советского времени, человека исключительных душевных качеств, с редким по доброте и отзывчивости сердцем. Представлены документы архивно-следственных дел и Постановление Священного Синода Русской Православной Церкви о причислении протоиерея Сергия Лебедева к лику святых священномучеников. Документальная часть предваряется жизнеописанием, составленным на основании многолетних архивных исследований, начатых протоиереем Александром Григорьянцем и продолженных науч. сотр. отдела Новейшей истории Русской Православой Церкви ПСТГУ И. Г. Меньковой. Для лиц, изучающих историю Русской Православной Церкви, новейшую историю, почитателей подвига святых последнего времени, а также широкого круга читателей.