Эльф розового куста

В саду красовался розовый куст, весь усыпанный чудными розами. В одной из них, самой прекрасной меж всеми, жил эльф, такой крошечный, что человеческим глазом его и не разглядеть было. За каждым лепестком розы у него было по спальне; сам он был удивительно нежен и мил, ну точь-в-точь хорошенький ребенок, только с большими крыльями за плечами. А какой аромат стоял в его комнатах, как красивы и прозрачны были их с гены! То были ведь нежные лепестки розы.

Другие книги автора Ганс Христиан Андерсен

ыло когда-то двадцать пять оловянных солдатиков, родных братьев по матери — старой оловянной ложке, ружьё на плече, голова прямо, красный с синим мундир — ну, прелесть что за солдаты! Первые слова, которые они услышали, когда открыли их домик-коробку, были: «Ах, оловянные солдатики!» Это закричал, хлопая в ладоши, маленький мальчик, которому подарили оловянных солдатиков в день его рождения. И он сейчас же принялся расставлять их на столе. Все солдатики были совершенно одинаковы, кроме одного, который был с одной ногой. Его отливали последним, и олова немножко не хватило, но он стоял на своей ноге так же твёрдо, как другие на двух; и он-то как раз и оказался самым замечательным из всех.

В сборнике представлены самые популярные сказки Ганса Христиана Андерсена: Снежная королева, Огниво, Гадкий утенок и др. На этих произведениях воспитывалось не одно поколение и должны вырасти современные дети. Как и все книги данной серии, издание красочно иллюстрировано.

Известная сказка великого датского писателя.

«Гадкий утёнок» — сказка датского писателя и поэта Ганса Христиана Андерсена, впервые опубликованная 11 ноября 1843 года. Перевод с датского на русский был выполнен Анной Васильевной Ганзен.

Шел солдат по дороге: раз-два! раз-два! Ранец за спиной, сабля на боку; он шел домой с войны. На дороге встретилась ему старая ведьма — безобразная, противная: нижняя губа висела у нее до самой груди.

— Здорово, служивый! — сказала она. — Какая у тебя славная сабля! А ранец-то какой большой! Вот бравый солдат! Ну сейчас ты получишь денег, сколько твоей душе угодно.

— Спасибо, старая ведьма! — сказал солдат.

— Видишь вон то старое дерево? — сказала ведьма, показывая на дерево, которое стояло неподалеку. — Оно внутри пустое. Влезь наверх, там будет дупло, ты и спустись в него, в самый низ! А перед тем я обвяжу тебя веревкой вокруг пояса, ты мне крикни, и я тебя вытащу.

Жил-был принц, он хотел взять себе в жены принцессу, да только настоящую принцессу. Вот он и объехал весь свет, искал такую, да повсюду было что-то не то: принцесс было полно, а вот настоящие ли они, этого он никак не мог распознать до конца, всегда с ними было что-то не в порядке. Вот и воротился он домой и очень горевал: уж так ему хотелось настоящую принцессу.

Как-то к вечеру разыгралась страшная буря; сверкала молния, гремел гром, дождь лил как из ведра, ужас что такое! И вдруг в городские ворота постучали, и старый король пошел отворять.

Если вы не можете уснуть, скучаете по дому, то рано или поздно он вас навестит. У него есть очень интересный и красивый волшебный зонт, он умеет рассказывать замечательные сказки. А зовут его Оле-Лукойе.

Жил-был бедный принц. Королевство у него было совсем маленькое, но какое-никакое, а все же королевство — хоть женись, и вот жениться-то он как раз и хотел.

Оно, конечно, дерзко было взять да спросить дочь императора: «Пойдешь за меня?» Но он осмелился. Имя у него было известное на весь свет, и сотни принцесс сказали бы ему спасибо, но вот что ответит императорская дочь?

А вот послушаем.

На могиле отца принца рос розовый куст, да какой красивый! Цвел он только раз в пять лет, и распускалась на нем одна-единственная роза. Зато сладок был ее аромат, понюхаешь — и сразу забудутся все твои горести и заботы. А еще был у принца соловей, и пел он так, будто в горлышке у него были собраны все самые чудесные напевы на свете. Вот и решил принц подарить принцессе розу и соловья. Положили их в большие серебряные ларцы и отослали ей.

Популярные книги в жанре Сказка

Жили в селении Джёло семь чудаков. Однажды ночью они возвращались домой из соседнего селения Ванцена. Ярко светила луна, освещая заснувшие деревья. Вдруг чудаки увидели, что луна плавает в деревянной кадке с водой. Решили семеро чудаков непременно утащить луну у соседей. Накрыли они луну до с кой и понесли кадку к себе в Джело. По дороге им пришлось спуститься с холма в овраг. Долго они несли кадушку с пойманной луной, устали. Остановились — дух перевести. Сняли с кадушки доску, смотрят — нет луны, пропала. Рассердились чудаки, разгневались:

Однажды зимою сидела молодая королева в башне у окошка и вышивала на пяльцах из черного дерева.

А за окошком шел снег.

Белым-бело было на дворе, зубья крепостной стены стояли в снежных шапках, и черепичная крыша замковой часовни исчезла под пушистым белым покровом, а снег все шел и шел.

Королева засмотрелась в окно и уколола иглой палец. Из ранки капнули три красных капельки крови.

– Ах, – воскликнула королева, – как бы я хотела родить дочку белую как снег, румяную как кровь, с волосами как черное дерево!

Когда-то давным-давно гнэльфы жили и там, и сям, и даже повсюду. Но потом народу на земном шаре потихоньку прибавилось, и гнэльфам пришлось ужаться и поселиться в пределах нынешней территории. Старейшины гнэльфов срочно провели границу, а их жены придумали и сшили красивый красивый государственный флаг из разноцветных лоскутков. Потом самый мудрый и грамотный гнэльф по имени Альтерфатти заперся на три дня и три ночи в своем кабинете и сочинил за этот кратчайший срок для сородичей Конституцию и Свод Законов. Когда с формальностями было покончено, гнэльфы облегченно вздохнули и стали жить так, как жили прежде: весело, но в заботах. А вы ведь знаете, как проходит подобная жизнь: быстро, словно один счастливый миг… Не успели гнэльфы и опомниться, а уже наступили наши дни. Ну что ж, оно, возможно, и к лучшему. Ведь именно в это время и произошла та история, о которой я хочу вам рассказать.

Богатство ума не приносит. А жадность последнего ума лишает…

Жили на Амуре два человека. Никанский купец Ли Фу да нанайский охотник Актанка. Разные они люди были.

Актанка рыбу ловил, зверя бил, всю жизнь работал, а всё бедно жил. Ли Фу стрелу на лук наложить не умел, сойку от рябчика отличить не умел, в своей жизни ни одной рыбы не поймал, что такое невод – не знал, только деньги считал, да, в лавке сидя, торговал, а жил богато. Актанка всю свою добычу отдавал ему за крупу да муку.

«Ущербное становится совершенным, кривое — прямым, пустое — наполненным, ветхое сменяется новым. Стремясь к малому, достигаешь многого; стремление получить знания, ведет к заблуждениям».

В некотором царстве, в некотором государстве, жил был старый солдат. Долго ли коротко, дослужился он до пенсии. Верой и правдой служил, а иногда и вовсе геройски. Временами и как бог на душу служил. То есть, мягко говоря, хреново. Но вот, пришел день, и писарь с капралом вызвали солдатушку и говорят: «Вот мол, сукин кот, так и так, — дослужился ты до пенсии. И за двадцать пять лет и два ранения, с вычетом за утопленную пушку, ложит тебе царь батюшка, рупь да полушку. Да в месяц сорок копеек содержания и грамоту похвального содержания. Для нее кожаную папку и с хвостом волчьим шапку». Хмыкнул старый солдат, поклонился, сплюнул табачной слюной да повинился: «Ну, простите, прощайте. Раздражения, вспоминая, не ощущайте, коль придет воевать пора, позвоните, мол воевать пора».

Рассказ, написанный по впечатлением от похода в горы. Особого смысла не ищите.

Версия с СИ от 05/10/2010.

Размещено с соглаcия автора.

Два города в Китае соперничали между собой, меняя форму городских стен, их жители пытались добиться преимущества. Если один был апельсином, второй становился свиньей, если второй был огнем, первый становился озером…

Повесть-сказка о современном школьнике, второкласснике, о дружбе, а также о том, что нужно делать и каким быть, чтобы мечты сбылись.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Огромный серый волк поднял голову, вслушался в пробуждавшийся лес, и выбрался из логова. В прогалины начинавшего сереть предрассветного неба еще пробивались бледные звезды. Волк замер, вглядываясь, словно пытаясь разглядеть в исчезающих следах ночи одну из них. Потом тряхнул головой и сделал шаг. Под лапами хрустнул тонкий лед, волк вздрогнул, когда они коснулись холодной, не успевшей замерзнуть, воды.

На востоке посветлело, перистые, розово-серебристые облака пронизывали пространство, сплетаясь в ирреальную куполообразную поверхность. Волк сделал осторожный шаг, еще один, и, уже не выбирая дороги, понесся широкими прыжками, разгоняясь и вслушиваясь в трепет напрягающихся мускулов. Ветер заскользил по шерсти, лаская разгоряченную кожу, запахи, острые, свежие, резкие, дразнили ноздри. Он фыркнул, уловив в одном из них след зайца, но не изменил свой путь, наслаждаясь ощущением мощи в разогревшихся мускулах. Казалось это не он бежит по земле, а земля летит под лапами, подчиняясь невидимому ритму.

Стена была огромна, будто поставленная набок равнина. Её основание и вершина терялись в сером предрассветном тумане, и единообразие гладкого камня нарушал только узкий наклонный карниз, по которому он сейчас спускался, стараясь не отставать от идущего впереди человека. Одеты они были одинаково: пятнистый в обтяжку комбинезон, сапоги до середины голеней, широкий пояс. Единственное отличие: голову его спутника защищал металлический шлем, у него же на голове не было ничего. И оба были вооружены – без излишеств, но добротно. Иногда незнакомец оборачивался, с тревогой вглядываясь в его лицо, шептал успокаивающие слова, называя его почему-то Андром, и снова лёгким шагом уходил вперёд, безразличный к бездне в сантиметрах от своих ног.

Тропа, соединяющая тысячи миров в одно целое, приводит Артема в странное место под названием Злой Котел. С кем только не встретишься на дорогах Злого Котла, чего только не нахлебаешься в его болотах, каких только страхов не натерпишься, болтаясь на паутине над его негостеприимной землей! Особенно если ты чужак, один-единственный на весь этот мир человек, совершенно непохожий на остальных его обитателей. С другой стороны, и внимание к тебе особое: шпионские страсти – пожалуйста, прием у королевы с весьма неожиданными криминально-сексуальными последствиями – запросто, и, наконец, должность вождя и учителя целого народа (а может быть, даже и двух) – получай…

Серебряков Александр Владимирович, отставной профессор.

Елена Андреевна, его жена, 27 лет.

Софья Александровна (Соня), его дочь от первого брака.

Войницкая Мария Васильевна, вдова тайного советника, мать первой жены профессора.

Войницкий Иван Петрович, ее сын.

Астров Михаил Львович, врач.

Телегин Илья Ильич, обедневший помещик.

Марина, старая няня.