Элегантный убийца

Элегантный убийца

Шесть пуль, выпушенных из почти игрушечного пистолета, зададут загадку лучшим умам уголовного розыска, бесстрашным сыщикам, расследующим кровавые преступления бандитских группировок: убийство милиционера, инкассатора в приволжском городке, вооруженное ограбление пункта обмена валюты, ликвидация свидетелей творящегося ими беспредела… Из этой смертельной битвы они не всегда выходят победителями.

Отрывок из произведения:

В тот день, получив сообщение о попытке самоубийства в доме на Кутузовском проспекте, оперуполномоченный уголовного розыска Ильин не мог знать, что присутствует при завязке необычного криминального сюжета, героем которого станет… Впрочем, не будем спешить.

Шла привычная работа. Суетились врач и фельдшер Скорой помощи, прибывшей на удивление быстро. В дальней комнате неудачливому самоубийце промывали желудок. Возле него находились две женщины: пожилая — мать и помоложе, с крашеными волосами, худощавая, в кофте ручной вязки и черной засаленной юбке.

Рекомендуем почитать

Что делать, если твоя жизнь превратилась в кошмар? Совсем рядом проносится на бешеной скорости машина, и только в последнюю секунду случайный прохожий спасает от смерти… Маньяк с ножом подстерегает на темной лестнице… Шальная пуля застревает в изящном рюкзачке… Предает любимый муж… Тележурналистке Александре Потаповой кажется, что кругом одни только враги. Но удивлению Саши не было предела, когда она узнала, что за этими страшными событиями стоит один-единственный человек…

Знал бы молодой провинциальный парень, прошедший чеченскую войну, каким страшным событием встретит его столица!..

Приехав в гости к своему армейскому другу, Олег узнает, что однополчанин погиб от бандитской пули. Потрясенный его смертью, отчаянный вояка решает самостоятельно найти убийц и покарать их.

Спецназовец Костя Панфилов поистине прошел круги ада – сначала в Афгане, а потом в родных лагерях и тюрьмах. Он выдержал все и даже заслужил лихую кличку Жиган. Но в родном городе, куда он вернулся, царят все те же, хорошо известные ему волчьи законы – торговцы наркотой и рэкетиры держат людей в страхе. Они со всей охотой готовы принять в свои ряды отчаянного и бесстрашного парня. Но Жиган выбирает свой путь, и на этом пути его ждут испытания покруче тех, что выпадали ему раньше.

Группа террористов проводит в Гималаях сверхсложную операцию. Лишние свидетели им не нужны, поэтому они без колебаний уничтожают отряд альпинистов, случайно встретившийся им на пути. Ничего этого Сергей Курочкин, отставший от товарищей, не знает. Знает только одно: какие-то отморозки положили его друзей. Знает и то, что не уйдет из этих горных ущелий, пока не отомстит за ребят. Сергей умеет смотреть в глаза смерти. И пока она отводит глаза первой.

Жиган не из тех, кто зря льет кровь. Он терпелив и спокоен, словно свернувшаяся в тугой узел кобра. Но и его терпению есть предел. А враги, похоже, взялись за него всерьез. Уничтожена его бензоколонка, гибнут сотрудники его фирмы, да и сам он явно под прицелом. Но кобра хладнокровна и безжалостна. И так же, как невозможно уклониться от ее броска, нельзя укрыться от ненависти и мести Жигана.

К следователю по особо важным делам Льву Гурову обратилась молодая женщина Ирина Вологодцева. Ее брата Бориса, научного сотрудника крупного НИИ, обвиняют в том, что он якобы домогался своей малолетней падчерицы. Заявление на мужа написала жена Бориса – Стефания, давно посягающая на его квартиру. Гуров и Крячко берутся помочь Ирине восстановить справедливость, даже не подозревая, что следы обычного на первый взгляд, бытового дела выведут сыщиков на беспрецедентные преступные махинации международного масштаба.

Бывший снайпер-афганец, он же бывший зэк по кличке Жиган, а ныне бизнесмен Константин Панфилов, даже не предполагал, что он встанет на пути наркодельцов, уголовников и «азербайджанской мафии». Эти люди понимают лишь один язык — язык силы, но им-то Жиган владеет хорошо. Тяжко только то, что в числе его врагов оказались и бывшие однополчане. Но Жиган не привык отступать...

За две недели до свадьбы пропадает невеста – Люся Большакова. Подруга Люсиной матери, давняя знакомая частного детектива Татьяны Ивановой, нанимает ее, чтобы Люсю найти. Причем сделать это надо срочно, сохраняя исчезновение девушки в тайне, ведь ее будущий муж – сын скорого на расправу криминального авторитета Самойлова. А если до Самойлова дойдет информация о том, что невеста пропала, не поздоровится никому…

Другие книги автора Валерий Аркадьевич Ильичёв

К выходу из дома Банкир был полностью готов, как обычно, в 8.45 утра. К этому моменту один из охранников успел, как обычно, проверить лестничную площадку и подъезд. Второй — верный и преданный Плед, — шел сзади Банкира, держа пальцы на рукоятке пистолета. Этот ритуал никогда не менялся. Подойдя к автомашине, Банкир, всего на секунду замедлил шаг, дожидаясь момента, когда идущий впереди охранник предупредительно откроет дверцу машины. Этого оказалось для снайпера достаточно.

Ильичёв В. А., в прошлом сотрудник уголовного розыска, кандидат юридических наук, профессор, пишет о проблемах деятельности правоохранительных органов по борьбе с криминалом. Читатели знают творчество автора по ранее опубликованным произведениям: «Элегантный убийца», «Гильотина для палача», «Тайна семи грехов», «Навстречу вечности», «Похождения „Подмигивающего призрака“», «Жизнь и криминал», «Искупление» и многим другим. В данной книге публикуются три новых повести автора. «Любовь под прикрытием» посвящена опасной работе секретного сотрудника, внедрённого в организованную преступную группировку, стремящуюся захватить власть в провинциальном городе. В процессе выполнения задания между ним и сестрой руководителя банды завязываются близкие любовные отношения. Это не мешает работнику, действующему под прикрытием, успешно выполнить задание. В повести «Эпитафия для живых» показана теневая сторона деятельности оперативных сотрудников, которые часто вынуждены ради изобличения преступников нарушать нормы морали. Подобная практика приводит не только к нарушениям законности, но и таит опасность для самих сыщиков. В повести «По замкнутому кругу» к журналисту, пишущему на криминальные темы, попадают материалы, компрометирующие важных чиновников. За ним начинается охота. Несмотря на опасность, журналист не сдаётся и стремится опубликовать разоблачительную статью.

Брезгливо перешагивая через тело убитого коллекционера, Грош и Болт суетливо рыскали по квартире в поисках наиболее ценных предметов. Лунь внимательно следил за действиями подручных, сверяя обнаруженные раритеты с переданным ему Кучумом списком. Раздавшийся внезапно звонок в дверь застал бандитов врасплох.

Лунь кивком головы приказал боевикам укрыться и занять исходные позиции, а сам направился к двери. Заглянув в «глазок», увидел растерянное заплаканное лицо молодой красивой женщины.

«Я, старый московский дом, построенный в начале двадцатого века рядом с Арбатом. Щербины и трещины на ступенях лестницы напоминаю морщины на лице много повидавшего на этом свете ветерана. Я стал невольным свидетелем чужих человеческих судеб. Мои обитатели здесь рождались, вырастали, производили себе подобных и навсегда покидали это дорогое их памяти место. Я знаю их тайны, сокровенные желания, добрые и дурные поступки и завершение их земного существования. О многих из них уже никто и никогда не вспомнит, словно их и не было на этом свете. Но для меня они вечно живые. В нынешние времена на месте снесенных старых строений возводят новомодные приносящие прибыль хоромы. Возможно, когда-нибудь придёт и мой черёд. И потому, я спешу поведать яркие истории судеб моих жильцов, за которыми мне довелось с сочувствием наблюдать на протяжении целого века…»

Убита супружеская пара, убит частный детектив — и это только начало кровавой бойни, устроенной авторитетом по кличке Буг из-за похищенных у него денег. А к ним тем временем потихоньку подобрался один жестокий и хитроумный тип. Менты прозвали его Дилетантом. Чтобы поймать его, оперативники едут в пансионат у Черного моря. Туда же отправляет своих боевиков разъяренный Буг…

Когда закон бессилен, они вершат свой суд — суперсыщики и элитные бойцы, просто люди, доведенные до отчаяния криминальным беспределом. Это их выбор, это мужское дело…

Дежурный капитан приоткрыл дверь в кабинет:

— Тут один тип заявился. Хочет потолковать с тем, кто знал Русова. Я сказал, что из оперов только ты, Удачин, с ним работал. Потолкуешь?

— Пусть заходит.

Взглянув на посетителя, Удачин безошибочно определил: «Наш клиент. Пальцы все в наколках. На вид лет пятьдесят. Из старых уголовников».

Нежданный гость неторопливо присел на стул и, достав пачку «Беломора», закурил. Изучающе посматривая на опера, хрипло спросил:

Быстро темнело. В окнах — высотки, горделиво возвышающейся среди малоэтажных домиков, уже начал зажигаться свет. Киллер нервозно прохаживался рядом с аркой, ведущей во двор этого огромного строения.

— Скорее бы он появился! Шатается неизвестно где! — мелькнула раздраженная мысль. И, словно идя навстречу его желанию, вдали появилась высокая, чуть сутуловатая фигура того, кого он так долго ждал. Ничего не подозревающий Пластов приблизился, привычно свернул под арку, и киллер, выхватив пистолет, ускорил шаг, догоняя жертву.

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

С.РАЙТ

МАЛЕНЬКАЯ ДЕТАЛЬ

На расстоянии сотни ярдов от охотничьего стана Вальтер заслышал их громкий спор. Они были чем-то взбешены, и это озадачило Вальтера. Он ясно различал звонкий голос Ларри, что-то упорно и гневно отрицавшего, и более густой, но хриплый голос Брика Ганзеля, в чем-то обвинявшего Ларри. Что могло произойти между ними? До сих пор они отлично ладили между собой. Очевидно, хорошо угостились крепкой водкой, которая имелась в большом количестве в ящике Ларри. - Я тебе говорю, ты сделал это! - были первые слова, долетевшие до слуха Вальтера из-за запертых дверей хижины. - Молчи! Я говорю - ты взял их! Я видел твои следы вокруг ограды, это ясно, как день. - Я никогда не брал ни твоих, ни чьих-либо чужих шкур, уверяю тебя! сердито возражал Ларри. - А если ты продолжаешь утверждать, что я вор, то ты сам... - Это ты - подлец, и я убью тебя за это! - зарычал Брик, и не успел Вальтер вбежать в хижину, как раздался револьверный выстрел и громкий вопль раненого Ларри. Дверь распахнулась. Посреди комнаты, хватаясь окровавленными пальцами за грудь, стоял Ларри, и не успел Вальтер охватить взором происшедшую сцену, как ноги его товарища подкосились и он грузно упал на неровный грязный пол хижины. Одна рука его при этом как-то неестественно подвернулась и была придавлена туловищем. Вальтер перевел глаза на другого человека, находившеегося в комнате, на того, который только что застрелил его компаньона. Брик зорко следил за вошедшим своими голубыми, не предвещавшими ничего доброго глазами, и медленно поднимал в руке дымящийся револьвер, пока не навел его дула на грудь Вальтера. - Ну? - прохрипел Брик. - Что - ну? - передразнил его Вальтер. - Ты убил моего компаньона... - Надеюсь, что так, - хрипло расхохотался Брик, - я убью всякого, кто посмеет сказать мне то, что он сказал. Продолжая целить в Вальтера, Брик склонился над убитым и осторожно пощупал его сердце. Рука его при этом обагрилась кровью. - Хороший выстрел! - буркнул он, усмехаясь и показывая неровные ряды своих желтых эубов. Взоры Вальтера снова обратились на убитого. Он никогда не был особенно дружен с ним, но, несмотря на это, они сносно проработали вместе большую часть зимы и имели удачу. Он поймал себя на мысли, что тонкое, худощавое лицо Ларри кажется ему менее привлекательным в смерти, чем оно было при жизни. И он устыдился этой мысли. Как бы автоматически. Он заметил, что Ларри был скверно выбрит и что веки его глаз как-то особенно ярко выделяются белыми пятнами на желтой коже его обветренного лица. Губы полураскрывшегося рта отвратительно отвисли, и сам рот казался от этого больше, чем при жизни. Не будучи в силах оторвать глаз от умершего, Вальтер чувствовал, как в душе его нарастает холодная, жестокая злоба на убийцу. Каковы бы ни были недостатки Ларри, он все же в течении долгих месяцев был его компаньоном, а это большое, неуклюжее животноерелило его, так себе, ни за что, ни про что. Он взглянул в лицо Брику угрожающим взглядом. Это не пройдет тебе даром. Я найду на тебя управу, - медленно и мрачно произнес он. Брик осклабился и покачал головой. - Нет... я думаю ты не сделаешь этого, и знаешь почему? Но, быть может, ты и сам до гадаешься. - Он замолчал, выжидая. - Уж не хочешь ли ты угостить и меня пулей? - насмешливо и холодно спросил Вальтер. - Тогда-то уж ты наверняка попадешь в лапы полиции. - Я и об этом думал... да... Мне казалось, что и с тобой следовало бы прикончить, но теперь мне пришло в голову кое-что другое... получше... Он остановился, жадно следя глазами за Вальтером и, медленно роняя слова, добавил: - Я хочу, чтобы ты попытался доказать, что не ты его убил... Вальтер уставился в немом удивлении на этого странного человека, и ему начало казаться , что Брик сошел с ума. - Как же, черт возьми, ты себе представляешь это? - спросил он с любопытством, - Ведь я видел собственными глазами, что убил его ты. - Но видел ли это кто-нибудь кроме тебя? - возразил ему насмешливо Брик. - Кто мог бы подтвердить твое заявление, что именно я убил Ларри. До сих пор твой товарищ и я были друзьями, между тем как ты с ним недавно подрался, когда вы оба перепились на почтовой станции. Об этом я знаю от самого Ларри. Знаю, что и по дороге домой вы продолжали спорить и переругиваться. Теперь вообрази себе: твоего компаньона находят мертвым, убитым из твоего собственного револьвера. Ведь это твой револьвер, не так ли? Кобура, откуда я его вынул, была помечена инициалами В.С. И после всего этого ты пытаешься доказать, что убийство совершил я. Кто тебе поверит? Попробуй-ка поставить себя на место постороннего человека и взглянуть его глазами на всю эту историю. Вальтер с невольным содроганием почувствовал, как теплая волна крови медленно отливала от его лица. - Мне нет никакого дела до того, что и кто-то подумает! - вскричал он, горячясь. - Я знаю точно, что преступление совершил ты, а не я, этого достаточно. - Не достаточно, впрочем, чтобы спасти твою голову от петли, саркастически заметил Брик. - Я думаю, - добавил он в раздумье, - я думаю, что на твоем месте я постарался бы удрать из здешних мест со всей скоростью, на которую способны твои собаки. - Бежать? - возмутился Вальтер. - Бежать, когда я ни в чем не повинен? Да ни за что на свете! - Это лучше, однако, чем болтаться на виселице, - пожал плечами Брик. Вальтер вздрогнул, как будто веревка действительно коснулась его шеи. Он с необычайной ясностью ощутил эту воображаемую петлю, стягивающую его горло. Да, Брик был прав, и очевидность со всеми ее мельчайшими подробностями была против него. Ему оставалось быть вздернутым за несовершенное убийство или бежать. - Мне, собственно, даже не совсем безопасно повернуться к тебе спиной, криво усмехнулся он. - Я не могу отделаться от чувства, что с минуты на минуту твоя пуля угодит мне между лопаток. - Если бы я хотел это сделать, то, поверь, не стал бы дожидаться, чтобы ты подставил мне свои лопатки, - спокойно возразил ему Ганзель, - и не стал бы рисковать дать промах. стреляя на расстоянии. Нет, мне всего удобнее, чтобы ты убрался отсюда целым и невредимым. Вальтер с минуту раздумывал над последним замечанием Брика, стараясь угадать его скрытую мысль, и, разумеется, угадал. В течении всего этого года он и Ларри удачно охотились. У них было больше двух тысяч шкур, зарытых до окончания охоты в яму. Если бы он, Ларри, бежал, Брик овладел бы их складом и, конечно, сумел бы, не возбуждая ничьих подозренний, спустить меха понемногу скупщикам. Самого Брика постоянно преследовало неудача, и он ничего не скопил. Но, может быть, в этом была виновата его лень. - Могу я взять с собой свою долю мехов? - спросил он, чтоб проверить правилность своей догадки. - Едва ли я соглашусь на это, - съязвил Брик. - Но я дам тебе ровно столько, чтобы ты мог переправиться через границу. Для этого много не потребуется. А там ты уж извернешься, пожалуй, и выгоду сумеешь извлечь из полученного. Я же воспользуюсь вашим складом и очищу его. Весною, когда будет замечено, что ни ты, ни Ларри не выезжаете из области, кто-нибудь зайдет сюда проведать вас и найдет яму пустой, а в хижине - то, что к тому времени останется от Ларри. Тогда вспомнят, что ты уехал отсюда еще зимой и не вернулся. В Штатах ты окажешься в безопасности, а я наживусь на мехах, и оба избежим неприятностей. Если ты будешь настолько глуп, что попытаешься ставить мне палки в колеса, ну, и тогда я не получу шкур, но зато ты лишишься жизни, которая могла бы быть еще долгой и полезной. Одним словом, либо я получаю шкуры, а ты свободу, либо не получаю шкур, а ты получаешь петлю. Выбирай. Вальтер быстро взвесил в своем мозгу создавшееся положение, Ему очень хотелось донести на Брика, даже рискнув для этого собственной свободой и жизнью. Но с другой стороны , - рассудил он, - пока есть жизнь, есть и надежда. Если бы я отказался бежать, то. несомненно был бы задержан, осужден и повешен со всею быстротой канадского судопроизводства. - Я бегу, - мрачно сказал он. - Я был в этом уверен! - передернул плечами Брик. - Ты можешь тотчас же пускаться в путь. Иди запрягай собак, а я, между тем, увяжу твои шкуры. - Чем скорее я избавлюсь от твоего общества, негодяй, тем лучше! - не удержался от новой вспышки Вальтер. - Убийца! - Ну, не начинай ругаться, это не принесет тебе пользы. Я думаю, тебе бы не понрави лось, если бы все твои здешние друзья заговорили о тебе самом как об убийце. Вальтер проглотил проклятие, навертывавшееся ему на язык и бросился вон из хижины. Бежать? Да, он побежит, но не так далеко. Пусть это стоит ему жизни, но он уж су меет допечь этого мерзавца.

– Где же ты, голубчик, изволишь пропадать?

Этот вопрос, заданный недовольным тоном главой частного розыскного бюро «Шерхан»

Павлом Ивановичем Житковым, был адресован сотруднику означенного бюро Сергею Крылову, появившемуся на пороге кабинета своего начальника, который, впрочем, уже второй день был и его кабинетом, с черным сложенным зонтом в руках. Мелкие и крупные капли, падающие с зонта на ковровое покрытие, позволяли предположить, что погода в это октябрьское утро была дождливой.

Абдель Искеру посвящается эта драма в замедленном ритме как свидетельство верной дружбы.

Ф.Д.

* * *

Помещение было уродливым, холодным и странным. В сером свете уходящего дня его размеры как бы расплывались. Свет проникал с больного неба сквозь грязную стеклянную дверь. Несмотря на старый стол со створками и разваливающуюся папку для бумаг, оно никак не походило на рабочий кабинет, не помогали и две скамейки, обтянутые искусственной кожей, сквозь широкие дыры которых вылезал конский волос. Большая часть помещения была заставлена новыми коробками с трафаретными надписями и загадочными предметами, тщательно упакованными в коричневую бумагу.

Что связывает Татьяну Зотову и крутого бизнесмена Костю Баргузова? Ведь она — кандидат наук, любящая мать и жена, а он — бандит, один из совладельцев полукриминального центра «Три толстяка». Тем не менее пути их сходятся: преступник становится жертвой, а его жертва — преступницей.

«Черные тридцатые» — время Великой депрессии, легендарных гангстерских группировок и почти тотальной коррупции.

В большом городе снова и снова пропадают без следа женщины и дети — и никому нет дела до того, что с ними сталось.

Кто же распутает это загадочное дело?

Весьма необычная команда: тихий архивариус Паскис, частный сыщик с сомнительной репутацией Пул и блестящий журналист Фрингс. У них — только две зацепки.

Первая: отцы и мужья всех пропавших детей и женщин стали случайными жертвами гангстерских разборок. И вторая: все они подпали под действие некоего «плана „Навахо“».

Возможно, разгадка кроется именно в этом?

Но как и кому задавать вопросы? И чем это может обернуться для самих детективов?

Труп Петра Аркадьевича Кольцова, директора ювелирного магазина «Карат», лифтёрша обнаружила ранним утром. Простреленная неподвижная голова походила на расколовшийся арбуз, из которого вытекал сок. Мужчина лежал в ярко-красной луже крови на лестничной площадке между вторым и третьим этажами. В руке убитого остался зажатый собачий поводок, как промежуточный шнур, связывающий человека с окружающим миром, но вдруг неожиданно оборвавшийся.

Женщина, перед которой внезапно открылась картина из фильма кошмаров, на мгновение остолбенела, затем, перекрестившись, попятилась. Её лицо, до сих пор излучавшее деловую сосредоточенность, молниеносно приняло испуганный, искорёженный ужасом вид, в глазах застыло крайнее изумление. Она открыла рот, желая что-то произнести, но не смогла преодолеть парализовавший все мышцы животный страх. Не отрывая взгляда от мёртвого тела, едва слышно шептала:

В настоящий сборник детективных повестей Г. Т. Рябова вошли остросюжетные произведения о правоохранительных органах, о чести, о подлости и долге. Герои, с которыми предстоит познакомиться читателю, не просто попадают в экстремальные ситуации, совершая подвиги или предательства, — они всегда и безусловно идут по острию, их жизнь — вечная и неизбывная проблема выбора.

Перевел Артем Липатов

Lawrence Block. Keller's Karma

Перевод с английского © 2000 Артем Липатов

В Уайт — Плейнс Келлер уже минут двадцать сидел на кухне вместе с Дот. Работал телевизор, настроенный на один из «Магазинов на диване».

— Я все время смотрю этот канал, — сказала Дот. — И никогда ничего не покупаю. Ну зачем мне нужны все эти кольца и ожерелья?

— Так зачем смотришь?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Под синим небом, под ярким солнцем несется весть… Звучат молитвы, звучат напевы и сладкозвучный несется звон.

В весеннем блеске, рожденном солнцем, в лазури неба великий звон.

Шумят дубравы, лепечут струи, кусты чуть шепчут: Христос Воскрес!

В эфире синем несется песня веселой птички: Христос Воскрес!

Звучат в столицах, звучат в селеньях слова без счета: Христос Воскрес!

Рожденный Богом, за нас Погибший, Он был Страдалец. Христос Воскрес!

Была пасхальная ночь. В дальней, глухой улице большого города, в скромной квартирке деревянного дома, все ушли к заутрене. Оставалась там только пятнадцатилетняя девочка — Груня. Она недавно оправилась от болезни и заутрени ей не выстоять бы. Она жила с матерью и бабушкой, которым очень не хотелось оставлять ее одну в эту ночь, да она убедила их быть спокойными на ее счет, и даже служанку взять с собой.

Года три тому назад умер отец Груни. Он учил ее верить, что Бог никогда не оставляет без своей защиты бедных и слабых, и Груня помнила его слова. Первый раз она оставалась одна в доме, да еще ночью.

Целая вечность отделяет эту изящную повесть от ранних новелл Шницлера, и имя этой вечности — первая мировая война. Шницлер перенес ее тяжело; ему довелось увидеть поражение и развал старой Австрии, к которой он — при всем своем критическом отношении к ней — привык. (...) Старая Вена, блистательная столица дунайской монархии, породившая Шницлера и им так любовно описанная, канула в вечность, по существу столь же отдаленную от Шницлера, как и тот поздний восемнадцатый век, к изображению которого он обратился в «Возвращении Казановы». (...)

Властно и порою навязчиво, с трагической откровенностью возникает в этой повести тема беспощадной старости, изуродовавшей черты Казановы и превратившей его в карикатуру на того полного сил авантюриста и неутомимого любовника, которому не приходилось прибегать к хитростям, чтобы добиться взаимности. Отметим, что и С. Цвейг проявил вскоре интерес к фигуре Казановы, сделав его героем одного из своих портретных эссе. Впрочем, Казанова Шницлера обдуман глубже и описан эффектнее, чем Казанова Цвейга. Шницлер искусно передал аромат эпохи, ввел интересный мотив острого поединка мысли между Казановой и ученой красавицей, которая стала его невольной добычей. Да, «Возвращение Казановы» повесть, пронизанная жгучей тоской по молодости, по ушедшей жизни, это горестное признание в старости, в банкротстве, в душевной гибели. Поздний Казанова, выпрашивающий местечко у Венецианской республики и готовый на подлость ради горсти золотых, — это жалкая пародия на былого всесильного, блистательного Казанову, у которого даже подлые поступки выглядели как элегантные эскапады.

Р. Самарин «Артур Шницлер»

Артур Шницлер — крупнейший представитель венского импрессионизма. Родился 15 мая 1862 в Вене. В 1885 удостоился ученой степени в области медицины, но оставил практику ради литературного творчества. Интерес Шницлера к психологическому анализу и переоценке культурных ценностей, критическое отношение к культуре вкупе с утонченностью его литературных вкусов сделали его творчество зеркалом венского общества первых трех десятилетий 20 в.

Проза и особенно драматургия Шницлера приобрели широкую известность, были на протяжении XX века многократно экранизированы, наново переделывались для современной сцены (такие постановки принадлежат, в частности, Т. Стоппарду, В. Швабу). В России пьесы Шницлера ставили В. Мейерхольд и А. Таиров.

По произведениям Шницлера сняты такие известные картины как «Кристина», «Возвращение Казановы» с Аленом Делоном и «С широко закрытыми глазами» (по повести «Traumnovelle») Стэнли Кубрика с Томом Крузом и Натали Кидман в главных ролях.