Экзекутор

Александр Булынко

ЭКЗЕКУТОР

Генри Форман покончил с собой в 21.43, под заунывный вой ветра в холодной ноябрьской ночи. Сообщение об этом поступило в компьютерную сеть две секунды спустя. Уже через треть минуты, после всех проверок блок данных, озаглавленный его инициалами, был уничтожен. Вычеркивание сократило список имен еще на одну строчку. Следующим в списке приговоренных стоял Дэвид Росс.

Дождь. Капли стучали по подоконнику и в полумраке кабинета звук их ударов казался особенно гулким и зловещим. Дэвид Росс сидел в глубоком кресле за рабочим столом, обратившись к окну, и думал. Думал, что жизнь - штука сложная и непонятная, что на каждого припасенного козыря по неведомому закону бытия приходится козырь повыше, а выигрышный ход зачастую позволяет лишь свести партию вничью. Он давно не чувствовал себя так паршиво. К разногласиям в семье прибавились и неприятности на работе. Компания, где он совсем недавно занял пост финансового директора, стояла на грани краха. Расторгались выгоднейшие контракты, обнаруживались грубые просчеты в планировании - и все это началось в последние дни. От него требовали подробного отчета, а для того, чтобы его предоставить, ему необходимо было обработать немалую груду документации. Работать можно было и дома, но он нуждался в уединении. Он обрадовался, когда ему удалось отправить жену с детьми к родственникам в соседний город, потому что теперь он мог спокойно засесть в своем кабинете и работать, работать... Но вместо этого он сидел сейчас во вращающемся кресле, слушал, как гудит ветер, заблудившись в застрехах здания, и наблюдал за игрой теней на потолке возле окна. В каплях дождя на стекле отражался свет уличных фонарей. "Что-то случилось с этим миром, - повторял Дэвид Росс самому себе. - Что-то такое, чего мы не в состоянии объяснить." Ноябрь. Два дня назад выпал снег, холодный и величавый в своем спокойствии. Казалось, что периоду грязно-желтой тоски и умирания пришел конец. Но все вернулось. Несколько часов назад подул резкий ветер, небо затянуло тучами и зарядил дождь, этот мелкий противный дождь, не предвещающий ничего хорошего кроме уныния и тяжелых дум. "Возьми себя в руки, или эта мерзкая погода доконает тебя, - сказал самому себе Дэйв. - Пора приниматься за дело..." Он тряхнул головой и развернулся к столу, на котором стоял персональный компьютер. Гигантский квадратный глаз мертвого дисплея походил на черное окно. Дэйв включил компьютер в сеть, и экран медленно осветился тусклым могильным светом. Мелькнул и исчез рекламный знак фирмы-изготовителя. Через несколько секунд на зеленом фоне проступили серые буквы:

Другие книги автора Александр Булынко

Юрий Петухов. «Бунт Вурдалаков». Фантастико-приключенческий роман.

Александр Комков. «Испытатель». Фантастический рассказ.

Наталья Макарова. «Оборотень». Документальный рассказ ужасов.

Александр Булынко. «Экзекутор». Фантастический рассказ.

Художники Роман Афонин, Е. Кисель, Алексей Филиппов.

http://metagalaxy.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей Калабухин

О КОШКАХ И СОБАКАХ. 20 ЛЕТ СПУСТЯ.

В детстве я ненавидел кошек. Я любил собак. И так продолжалось еще двадцать лет,до середины восьмидесятых. После памятной ночи длинных ножей , длившейся неделю,когда в отместку за убийство наших собак мы с ребятами извели всех дворовых кошек,у меня больше не было четвероногого друга. Я окончил школу,потом институт, несколько раз менял адрес, женился, получил, наконец, отдельную квартиру. И тут жена и дети завели разговоры,что неплохо бы заиметь собаку. Hо страшные воспоминания, которые я, казалось, похоронил в самых дальних уголках памяти, неожиданно проявились и не давали мне ответить согласием. Я сам не понимал,почему так упорно возражаю - ведь завести ДОМАШHЮЮ собаку было голубой мечтой моего детства. Я боролся с собой и с семьей, и чем дольше длилась эта борьба, тем для меня становилось яснее, что никогда не смогу согласиться. Я говорил, что нас и так четверо в двухкомнатной квартире, что я люблю маленьких пушистых ( цирковых - как мы называли их в детстве) собак, а жене нравились большие колли и голые складчатые шарпеи. Детям было все равно,как Малышу,абы какая,лишь бы собака. До сих пор у нас пожили морская свинка,хомячки,цыплята (съедены упомянутой свинкой,пока мы были на работе), голубь (загадил всю лоджию,пока заживало крыло), аквариумные рыбки (живут до сих пор). Эта непрерывная собачья атака привела вдруг к тому, что я просто невзлюбил собак всех пород! Мечта детства стала чуть не ежедневно отравлять мне жизнь. Мало того, на улице на меня вдруг стали кидаться эти друзья человека , причем как домашние,так и бродячие (сроду ни на кого даже не тявкающие - кто иначе их будет кормить?). Что делать? С тросточками сейчас никто не ходит,а с палкой по городу ходить... Короче, пришлось найти сохранившийся с хиппового студенчества солдатский ремень с позеленевшей пряжкой, утыканный почти полностью металлическими заклепками. Hу надо же что-то иметь под рукой!Жестоко, конечно,но ведь это не я на них бросаюсь ни с того,ни с сего! Ходить делать уколы потом никому не охота. Короче, эта последняя соломинка окончательно перевесила чашу, и я категорически заявил дома, что больше не желаю слышать о собаках никогда, и уж тем более, если принесут щенка в дом, уйду я. Месяц прошел более-менее спокойно. Окрестные собаки перестали обращать на меня внимание. И вдруг однажды вечером жена,вернувшись с работы, сразу закрылась с детьми в детской,послышалась какая-то подозрительная возня, потом жена с дочкой забегали мимо меня, привычно лежащего на диване перед телевизором.Из дальнего угла шкафа на свет появились старые пеленки, зажурчала вода в ванне.Причем и жена и дочь,проходя мимо, старались на меня не глядеть, а на их лицах застыло одинаковое выражение упрямства и ужаса одновременно. Сердце у меня упало. Звук телевизора как-то заглох и удалился, зато все, что происходило за пределами моей комнаты неожиданно приблизилось. Сын в детской врубил погромче своего любимого Элвиса, и я оглох, то есть перестал слышать, что там происходит втайне от меня, за пределами моего дивана. Hеужели свершилось? Они все же сделали это, наперекор мне!? Как же жить дальше? И вот, когда от ужаса приближающейся встречи с...Чем? Болью детства? Предметом ненависти настоящего? И того и другого сразу? Короче, когда разбухшее неожиданно сердце комком подступило к горлу, и шум крови в ушах заглушил Пресли,жена с дочкой вошли с виноватыми лицами в комнату и выпустили из пеленки на палас передо мной мокрого взъерошенного...котенка! Глядя на это тощее,жалобно пищащее существо,трясущее задними лапками, я испытал сложное чувство. Огромное облегчение (что это не щенок), привычное неприятие кошек, обиду на жену, растерянность (не выбрасывать же теперь малыша на улицу) и много иных чувств, которые вообще затрудняюсь определить. Дочка со слезами на глазах сразу кинулась в атаку: она сама будет ухаживать, кормить, убирать и гулять. Жена упирала на то, что против кошек я сроду не возражал (а чего возражать,если о них речи никогда не было?). Видимо, их общий напор, а также наступившая реакция после жуткого напряжения последних минут, сделали свое дело, и я махнул рукой, что,мол, хватит давить,я подчиняюсь обстоятельствам, сдаюсь и т.д. и т.п. Так в нашей жизни появилась Ася. Имя предложил я, и так как жена с детьми сами не могли выбрать устраивающий всех вариант (а, может, чтобы задобрить меня,угрюмо слушавшего их спор), оно было опробовано на вкус, примеряно и одобрено. Первую неделю я боролся с котенком, как мог. Почему-то Ася упорно старалась устроиться рядом со мной, а еще лучше на мне (может, потому, что в отличии от постоянно перемещающихся домашних, я большую часть времени проводил лежа на диване с книжкой или смотря телевизор). Я отпихивал ее, орал дочке, чтобы забрала свое животное - оно мне мешает отдыхать после трудового дня. Та, конечно, сразу прибегала, забирала котенка в детскую, но через несколько минут все возвращалось на круги своя. Жене на кухне не до котенка, детям нужно делать уроки, один я вроде как не при деле! В конце концов я сдался, и Ася прочно обосновалась рядом со мной,а в дальнейшем буквально села (легла) мне на шею. Через месяц я часами просиживал неподвижно, стараясь не тревожить живой воротничок, тихо сопящий мне в ухо. Боль от остеохондроза шейного позвонка, не дававшая мне днем покоя, куда-то исчезала, смытая теплом кошачьего тела. Hочью Ася спала на моей подушке, нос в нос. Жена с дочкой начали проявлять признаки ревности. Мало того, постепенно кормление Аси и уборка за ней как-то плавно перешли в мои руки. А уж за веревочку с привязанным фантиком началась ежедневная борьба. Книги с телевизором отошли на второй план. Hаблюдать за Асиными играми с фантиком, шариком, перышком, собственным хвостом или с воображаемым противником (когда выгнув спину она боком на кого-то, видимого только ей, нападала или, наоборот, отступала) было гораздо интереснее. И вот настал день, когда мы вынесли ее во двор. Смотреть без улыбки, как это трясущееся существо робко обнюхивает каждую травинку и спасается на руках дочки от неожиданно прыгнувшего кузнечика, было невозможно. Следующим летом Ася стала признанной королевой двора. Среди рыжих, черныз,серых,пушистых и гладкошерстных, она практически не имела конкурентов. Беспородная,пушистая (видимо, потомок сибирской), трехцветная с золотым пятном на лбу и абсолютно бесстрашная. Собак она принципиально не замечала. Хозяйки других кошек оборутся, зазывая их домой. Ася бегала за нами по двору, как собачка. Ее так и прозвали - киска-собачка . Завидя кого-нибудь из нас, идущих с работы или магазина, Ася бежала, мяуча, навстречу, терлась о ноги, и не взять ее на руки было невозможно. Поцеловавшись , она гордо оглядывала двор, но у подъезда вырывалась на землю и задрав распушившийся хвост, шествовала в дворовый скверик. Больших собак она просто била, если те попадались ей на пути, а малых не замечала. Однажды бочку с молоком, которую привозили по утрам к нашему дому, почему-то стали возить в соседний двор. В первое же утро, когда Ася, как всегда,сопровождала мою жену в походе за молоком, на нее из очереди бросилась какая-то незнакомая болонка. И тут жена впервые увидела, почему нашу маленькую (по кошачьим меркам) ласковую киску обходят стороной дворовые собаки. Страшнее кошки зверя нет . Болонка спаслась только на руках хозяйки,а рычащую распушившуюся Асю жене пришлось чуть не со всей силы прижимать к груди, чтоб удержать от драки с наглой собаченкой. Уступала Ася только одному существу: черной соседской кошке Мусе. Видимо, Ася признавала лестничную площадку законной территорией Муси, и та гоняла ее на площадке при любой возможности. Hо во дворе все менялось. Когда Муся умерла при неудачных родах, Ася стала безраздельной хозяйкой везде, в том числе и в моем сердце.

Сергей Калабухин

ПРИЗРАК МИHУВШЕГО

КОМКОH-2.

Строго секретно! Крамеру,лично! Вам поручается расследование возможной диверсии против молодёжи планеты

Земля. Шифр операции - ЇПризрак?. О результатах докладывать только и лично мне. Старик.

ДОКУМЕHТ 1.

В Отдел культуры. Последние 1,5-2 года из всех школ Земли поступают тревожные сигналы о резком спаде успеваемости детей. Речь может идти о массовой психоэмоциональной эпидемии, охватившей практически все возрастные категории школьников. Причины эпидемии пока не ясны. Инспектор Отдела культуры: В.Серов.

Сергей Калабухин

Восточный Янус

- Какие тут могут быть секpеты? Речь идет о моих pодителях! - Что за кpик?

Господин Кмуp почтительно пpивстал.Джу обеpнулся. Hа поpоге аpхива Тpетьей пpефектуpы,заложив кисти маленьких pук с позолоченными ногтями за шиpокий пояс, стоял Господин Иль. - Господин Джуджелаp,не имея соответствующего допуска,тpебует выдать ему для ознакомления "Дело о пpедположительном отpавлении стаpшего госудаpственного советника по тоpговым делам киpа Агиллеpа из Агиллеи", - согнулся в поклоне чиновник. - Оставте нас,господин Кмуp. Господин Иль плавным кошачьим шагом пеpеплыл к Джу и положил свои холеные pуки ему на плечи. - Здpавствуй,Джу,ты не pад мне?

Сергей КАЗМЕНКО

ФАКЕЛ РАЗУМА

Ну наконец-то! Где вы пропадали, окаянные? Мы уж тут все глаза проглядели. Смеркается уж, а вас все нет и нет. Пропадете - что мы без вас делать будем? О себе не думаете, так хоть нас с бабкой пожалейте. Мы ведь вас все-таки любим, сорванцов эдаких.

Как это, что может случиться? А если на гвельбов вдруг наткнетесь? Ну и что, что они глупые? Глупые, зато сильные. А вы малы еще, чтобы отбиться. Вот когда вырастите, тогда и будете говорить, что гвельбы вам не страшны. А пока что уж будьте добры меня слушаться и делать так, как я велю. Я на своем веку достаточно повидал. Набирайтесь ума-разума, покуда жив. Вот как помру, кто учить-то вас будет?

Сергей КАЗМЕНКО

СИЛА СЛОВА

Утолщение на кончике побега росло на глазах. Бледно-зеленое вначале, оно постепенно наливалось соком, желтело, потом начало краснеть, и теперь, спустя десять минут достигнув размера небольшого арбуза, уже отливало фиолетовым. Еще немного, и эккиар созреет - но Ондизаг никак не мог заставить себя протянуть руку к заманчивому плоду. Есть хотелось зверски. С самого утра, точнее - со вчерашнего вечера во рту у него не было ни крошки. А тут в паре шагов перед ним висел, слегка поворачиваясь на тонком черенке, великолепный эккиар... И все же Ондизаг не решался приблизиться к плоду и взять его в руки. Урок, полученный в один из первых дней пребывания на Алькаме, был еще свеж в памяти. Ондизаг был не из тех, кто забывает подобные уроки. Даже мастерство местных лекарей, за каких-то два дня излечивших его ожоги, само воспоминание о которых заставляло его содрогнуться, не изгладило памяти об ужасной, почти непереносимой боли. Рисковать снова - нет, к этому он еще не был готов.

Сергей КАЗМЕНКО

ВАРИАЦИЯ НА ТЕМУ ДРЕВНЕГО МИФА

За тысячи лет человеческой истории миф этот был рассказан столько раз и с такими вариациями, что я не рискнул бы добавить к этим рассказам свою версию, если бы Каньяр не был моим другом. Моим самым старым другом - так будет точнее. Правда, мы с ним давным-давно расстались. Не поссорились, нет. И не охладели друг к другу. Просто так сложилась жизнь. Трудно поддерживать дружбу, когда видишься мельком раз в несколько лет. И в конце концов остается слишком мало такого, что соединяет вас со старым другом. Почти ничего - только прошлое. Прошлое отнять невозможно.

Казменко Сергей

ВОДОПОЙ

Я очнулся.

Было темно. Я лежал на кровати, накрывшись одеялом. В комнате было тихо, только где-то за окном ветер шелестел листьями деревьев. В окно светила здешняя луна - маленькая и красная. Занавеска медленно колыхалась от дыхания кондиционера.

Я постепенно приходил в себя.

Понемногу возвращались видения из разбудившего меня кошмара, но теперь я знал, что это только сон. Теперь я мог без страха, спокойно вспомнить все увиденное. Мне это снится все реже и реже, но бывает. Ночь. Пустыня. Наш лагерь у водопоя. И ужас, надвигающийся из темноты. Обычно здесь я просыпаюсь и не вижу того, что должно случиться. Обычно, как и сегодня, я успеваю проснуться раньше, чем начинается самое страшное.

Кристина М. Кэрри

Легенда больших городов

Га-рет, Га-рет.. еле слышно стучит отлаженный мотор. Га-рет, га-рет имя в шелесте шин на скоростном шоссе. Не Маргарет, не Марго. Именно Гарет. Девушка в темных очках нещадно жмет на тормоза и лихим виражом вписывает машину на крохотный пятачок перед небольшим подвальным клубом на узкой центральной улочке. Тормоза жалобно плачут, но Гарет нравится ощущение огромного механизма, слушающегося ее легких прикосновений, почти что мысленных приказов. На вид машина Гарет просто довольно популярная модель "BMW", но только сама девушка и ее механик знают, что на самом деле скрывается под темно-синим, цвета ночного неба, корпусом автомобиля.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бунaкoв Степан Яковлевич

Рейды в стан врага

Из послесловия: Хотя в своих воспоминаниях генерал-майор С. Я. Бунаков в основном рассказывает о том, как была организована работа оперативного отдела штаба 7-й армии, а затем о том, как вела бои 70-я бригада, однако через призму дел и событий, происходивших непосредственно в штабе и в бригаде, он умело показывает обстановку на Карельском фронте в течение всей войны. Автор дает краткую, но вместе с тем грамотную оценку этих событий и убедительно показывает их значение в Великой Отечественной войне в целом.

И. А. Бунин

Благосклонное участие

В Москве, - ну, скажем, на Молчановке, - живет "бывшая артистка императорских театров". Одинока, очень не молода, широкоскула, жилиста. Дает уроки пения. И вот что происходит с ней каждый год в декабре.

Однажды в воскресенье, - положим, в очень морозное, солнечное утро, - раздается в ее передней звонок.

- Аннушка! Звонят! - испуганно кричит она из спальни кухарке.

Кухарка бежит отворять - и даже отступает: так блестящи, нарядны гости - две барышни в - мехах и белых перчатках и франт студент, их сопровождающий, насквозь промерзший в своей легкой шинельке и тонких ботинках.

Иван Алексеевич Бунин

ДЕЛЬТА

Солнце потонуло в бледно-сизой мути. Волны, мелькавшие за бортом, стали кубовыми. Вспыхнуло электричество и сразу отделило пароход от ночи.

Внутри, в кают-компаниях и рубках, было ярко, светло, за бортами была тьма, теплый ветер и шорох волн, бежавших качающимися холмами. Маслянисто-золотые полосы падали на них из иллюминаторов и змеевидно извивались. Ветер усиливался, - и вдруг одна из этих полос провалилась в черную пропасть, а вся глыба парохода зыбко приподнялась с носа и еще более зыбко и плавно опустилась среди закипевшей почти до бортов голубовато-дымной воды. Какая-то женщина, показавшаяся в это время в светлом пространстве входа в рубку, ухватилась было за притолоку, но в ту же минуту оторвалась и со смехом, с протянутыми руками побежала по наклонной палубе. А немного погодя из той же двери вышел мужчина, оглянулся и, увидев меня, неестественно запел и твердыми шагами пошел по опускающейся и поднимающейся палубе следом за ней...

Иван Алексеевич Бунин

ГЕННИСАРЕТ

В Вифлееме, в подземном приделе храма Рождества, блещет среди мраморного пола, неровного от времени, большая серебряная звезда.

И вокруг нее - крупные латинские литеры, твердая и краткая надпись:

Hie de Virgine Maria lesus Christus natus est.

В приделе, как и подобает пещере, бедно. Но огнями, серебром, самоцветами переливаются над звездою неугасимые лампады. Там, наверху жаркое и веселое солнечное утро, пестрота и крик восточного базара. Здесь - холод, сумрак, благоговейное молчание: