Экзамен (Mission failed)

Наталья Крамаренко

ЭКЗАМЕH

MISSION FAILED

Сколько времени?... Уже почти 5 часов он сидит здесь, под стеной гаража. Сколько еще продлится экзамен? Час? Два? Холодно, в желудке урчит, но все это скоро кончится. Hадо только дождаться - дождаться, не привлекая к себе внимания местной охраны, дождаться и не ошибиться. И тогда все будет хорошо.

Его била мелкая дрожь, но это было нормально. Теперь уже все нормально - нет, все в полном порядке, потому что он наконец-то точно знает, что надо делать. Как он устал от этой неопределенности, от одуряюще похожих друг на друга дней и ночей. Мир был грязен, мир был сер и тускл, и он, это мир, был совсем не настоящим. Потому что _такая_ жизнь не может быть настоящей. Да это и не жизнь вовсе, это - существование. Жизнь в одном, только в одном...

Другие книги автора Наталья Крамаренко

Hатали Крамаренко

Hy вот, все, кого я злобно кpитиковала, могy тепеpь мне столь же злобно отомстить. Потомy что я наконец-то pешилась закинyть сюда свою пеpвyю (!), давным-давно (!) написаннyю кpyпнyю вещь.

Пpежде чем начать постинг, хотелось бы сказать ОГРОМHОЕ СПАСИБО Елене Hавpоцкой, котоpая не только отpедактиpовала текст, но - самое главное! yбедила меня в том, что эта повесть - не самый полный отстой (как я считала) и ее вполне можно выложить на общее обозpение...

H.Кpамаpенко

Дежуpство

Вместо пpедисловия

Поскольку поступали ко мне пpосьбы pассказать о том, как пpоходит дежуpство в отделе милиции, я честно попыталась это описать - ну, как дежуpство пpоходит. Hо вскоpе обнаpужила, что пpоще пойти на pаботу, зайти на кафедpу ОРД, потом - на кафедpу упpавления, потом - на кафедpу оpганизации охpаны общественного поpядка, потом - еще куда-нибудь... И запостить сюда откpытые лекционные матеpиалы.

Hаталия Кpамаpенко

СHЕГИРИ

(зарисовочка)

Hедавно в это время было темно, но сейчас солнце, нагло продравшееся сквозь серые, еще зимние, облака, вовсю било в глаза, и идущая через плац Марина уже раз 20 прокляла себя за то, что в очередной раз не взяла с утра темные очки. Снег, подтаявший и мокрый на дорожках, местами - на газонах, на "генеральской" стоянке - сохранил удивительную белизну. Он сверкал под косыми вечерними лучами, слепил до ломоты в зубах, и женщина шла, опустив голову и прищурившись. Считается, что от этого появляются морщины. Hу и что?...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Издавалось в сборнике «Поиск-80». Свердловск, Средне-Уральское кн. изд-во, 1980. — 368 стр.

Рассказ входит в антологию «Аэлита. Новая волна / 003»

Любой вам скажет, кого ни спроси, если он не закоснел в привычке смотреть одни и те же программы по одним и тем же каналам на одном и том же языке из одной и той же страны изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год… На чем я остановился? Ах да. Любой настоящий знаток и ценитель, чутко следящий за новинками стереовидения, скажет вам: истинная сила СВ в его неуловимости, постоянной изменчивости, вечном движении. Только вы подумали, что напали на нечто стоящее, и плюхнулись в кресло с кружкой пива в руке, как передача тускнеет, и вы остаетесь в дураках, увязнув в остатках некогда живого и яркого зрелища. Люди слабые скрипят зубами, пьют пиво и стараются не принимать этого близко к сердцу. Сильные же люди скрипят зубами, вскакивают и начинают переключать каналы. Они знают - гений СВ где-то здесь, он не умирает. Он только переходит из одного места в другое. И сильный не удовольствуется малым, он преодолеет все и найдет настоящую жемчужину. Но как легко, однако, забывается, что и эта передача может вскорости измениться. Да вы и сами не прочь забыть об этом ее свойстве, забыть и поселиться в ней навсегда.

Львов А. Бульвар Целакантус: Повести и рассказы. / Художник К. Соостер. М.: Молодая гвардия, 1967. - (Библиотека советской фантастики). — 176 стр.

«Бульвар Целакантус» — первый сборник фантастических рассказов молодого писателя.

Товарищи читатели!

Редакция фантастики, приключений и путешествий просит вас присылать краткие отзывы о книгах, а также свои предложения по улучшению их содержания и оформлении.

Наш адрес: Москва, А -30, Сущевская, 21. Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия». Массовый отдел.

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

С Яношем Золтаи я познакомился на одиннадцатом конгрессе филателистов. В дни работы конгресса Яношу исполнилось восемнадцать. С непримиримостью, свойственной возрасту, он считал свою коллекцию лучшей и остро переживал присуждение восьмого места его тематической серии «Первые люди на Луне».

Моя коллекция фальшивых марок начала двадцатого века заняла десятое место, и я тоже чувствовал себя обойденным. Ведь собрать такую коллекцию неизмеримо труднее, чем «Электростанции Сибири» или, скажем, «Покорение Сахары».

— Они напоминают мне гадаринских свиней,[1] — объявила Милдред Пелам.

Прервав осмотр битком набитого пляжа, подступавшего к террасе кафетерия, Роджер Пелам взглянул на жену.

— Почему ты так говоришь?

Какое-то время Милдред продолжала читать, потом опустила книгу.

— Ну, а разве нет? — риторически спросила она. — Они похожи на свиней.

Пелам едва улыбнулся при этом слабом, но характерном проявлении мизантропии. Он внимательно посмотрел на торчавшие из шортов собственные белые коленки, на полные руки и плечи жены.

Главная тема научно-фантастических рассказов молодого украинского писателя Александра Тесленко — биоконструирование, отношения человека с удивительным миром, созданным его умом и талантом. Сюжеты рассказов вытекают из устремлений нашего современника, из его интенсивного научного поиска, из его чувства высокой ответственности за жизнь человека, за судьбы мира.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ВИКТОР КРАМАРЕНКО

Музыкально-литературный сборник для детей

33.

1. В алфавите много букв, В книге много строк. Нужно каждый знак и звук Помнить назубок. Перепутаешь чуть-чуть И пойдет молва, Что другая в книге суть И ни те слова.

2. Вместо Бочки будет Дочка По волнам лететь. Вместо Печки будет Речка Угольком пыхтеть. Не в маШину, а в маЛину Сядут ездоки. Не Дружиной, а Пружиной Станут казаки.

3. И нелепы будут книжки, Горькими до слез. И девчонки, и мальчишки Зададут вопрос: - Сколько букв и сколько знаков? Ну-ка повтори? В алфавите их, однако, Ровно - тридцать три.

Виктор Крамаренко

Круговорот

(поэма)

Один закон движенья во Вселенной Путь по спирали, Жизнь вокруг светил. Притягивает осью неизменно Всех нас, Кто смертный грех себе простил. Кто мы Земле? Кто Солнце мирозданью? Кто - Сириус? Кто - темень и кто - свет? Простые существа? Всевышнего созданья? Нам не дано на то найти ответ...

КРУГ СОМНЕНИЙ

Когда-нибудь уйду и я, Быть может, тихим, незаметным. А утром новая заря Зажжет костер огнем рассветным. Проснутся люди и вдохнут Прозрачно-чистую прохладу, Продолжат свой житейский путь, День получая, как награду. Уйду и я когда-нибудь... Не попрощавшись, безвозвратно. В последний раз сожмется грудь И не поднимется обратно. Я, не признав своей вины, Уйду в бессрочные страданья И будут ли кому нужны Мои последние желанья?!.

Виктор Крамаренко

Любовь

(венок сонетов)

1 Мир вздрогнет от пожарищ и крови И захлебнется ею в наказанье За то, что сжег величие любви И не признал законы Мирозданья.

И мгла покроет раненую плоть, Застынут изваяньями руины, И слезы проливающий Господь Покроет рощи, горы и долины.

Уйдет туда, где мир еще живой, Где ждут его любви и воскрешенья, Где небо еще дышит синевой И на земле нет жертвоприношенья.

Уйдет туда, где за любовь в ответе И травы, и туманы на рассвете.

Крамаренко Виктор

Моя улица

Книга стихов

Андрей Платонов

У Платонова "тихая" проза, Не кричащая, не зовущая. Словно нежная в поле береза, На ветру о земле поющая, Что заложено было с рождения И в эпохе лихой не утрачено, Каждой строчкой несет пробуждение, "Сеять души людей" предназначено. Не философ, а думал по-новому, Не заискивал с властью, как водится. Красота не спасет. По Платонову, Мир спасет только мать - богородица.