Экстренный случай

Все кардиохирурги — сукины дети, и Конвэй не составляет исключения. Он ворвался к нам в патолабораторию, не сняв зеленого хирургического халата и шапочки, трясясь от ярости. Осатанев, Конвэй стискивает зубы и монотонно цедит слова. Лицо его краснеет, а на висках проступают багровые пятна.

— Кретины, — шипел Конвэй, — проклятые кретины! — Он изо всей мочи стукнул кулаком по стене — склянки в шкафах задребезжали.

Мы все понимали, в чем дело. Конвэй делает в день по две операции на сердце, причем первая начинается в половине седьмого утра. Если два часа спустя он появляется в патолаборатории, причина тому может быть только одна.

Другие книги автора Джеффри Хадсон

В настоящем сборнике читатель знакомится с тремя ха­рактерными произведениями детективного жанра: в поль­ском («Золотые щупальцы» К. Земского) рассказано о разобла­чении группы шпионов и валютчиков; в центре американ­ского («Экстренный случай» Дж. Хадсона) — борьба за доброе имя невинно арестованного; социально-политическое преступление, вскрытое в шведском («Полиция, полиция, картофельно пюре!» П. Вале и М. Шевалл), остается безнака­занным.      

Джеффри Хадсон

ЧТО ТЫ ПОЧУВСТВОВАЛ?

Питер Финни промчался мимо очаровательной секретарши и влетел в роскошный кабинет доктора Эйка. - Подонок! - выпалил он. - Грязный вонючий подонок! Доктор Эйк удивился, но виду не подал. Взглянув на часы, он невозмутимо заметил: - Что-то ты нынче рановато, Питер. Что-нибудь случилось? - Ты чертовски прав, грязный заскорузлый пруссак! Доктор Эйк задумчиво погладил свою козлиную бородку и кивнул в сторону черной кушетки. - Хочешь, поговорим об этом? - Нет, не хочу! - взревел Финни и отвесил кушетке пинок. - Надоело мне это пустомельство, обрыдло изливать тебе душу за сто долларов в час. Кабы я знал про вас с Глорией... - Он умолк и сжал кулаки. - Присядь, - спокойно проговорил доктор Эйк. - Ты слишком взволнован. - А ты чего ожидал, вшивый гад? - Пока не могу сказать, - ответил доктор Эйк. - Может, попробуем разобраться? - А чего тут разбираться? Я уже и так во всем разобрался. По вторникам и четвергам в "Эль-Греко". Моя так называемая благоверная говорит, что ездит играть в бридж, а на самом деле вы с ней забиваетесь в отдельную кабинку в "Эль-Греко", правильно? - Да ты успокойся... - Не хочу я успокаиваться! - Чего же ты хочешь? - Убить тебя хочу, вот чего! - Финни выхватил из кармана черный пистолет с коротким стволом. - Как давно ты испытываешь это желание? - осведомился доктор Эйк. - Со вчерашнего дня. С семи часов вечера, потому что именно тогда я узнал правду. - Узнал правду... - эхом откликнулся доктор Эйк. - Да, тварь бородатая! Узнал, чем занимается моя женушка по вторникам и четвергам. Конечно, мне следовало догадаться раньше, коль скоро Глория никогда не была заядлой картежницей. А впрочем, что говорить? Ты, засранец, и сам все знаешь! - Объясни толком, что стряслось, - попросил доктор Эйк. - Вчера мы припозднились со съемками "Питера и Джорджа", - начал Финни. Осветитель заболел, а новый ничего не знает, вот мы и работали, как сонные мухи, сорвали график, и все такое. Короче, провозились до семи вечера. - Что ты почувствовал, когда понял, что работа затягивается? - Злость я почувствовал, вот что! Я не статист, а кинозвезда, меня нельзя задерживать! - Финни уселся на кушетку и положил пистолет рядом. - Короче, отсняли. Я устал, и тут Джордж предложил промочить горло. Мне хотелось домой: Глория волнуется, когда я езжу по шоссе. Я уже семь раз в аварии попадал, как тебе известно. Но Джордж настоял, и мы зашли в "Эль-Греко". Это на углу Уилшир и Льюис. Впрочем, тебе ли не знать, сосиска ты недожаренная! - Что ты имеешь в виду? - спросил доктор Эйк. - А вот что. Покуда мы заливали за воротник, тамошний буфетчик заливал приезжей деревенщине, какие знаменитости заходят к нему опрокинуть рюмочку. Плел им про Пола Ньюмэна и Энджи Дикинсон, а потом и говорит: к нему, мол, захаживает сама Глория Старр. Тут-то я и навострил уши. - Навострил... - отозвался доктор Эйк. - Вот именно, выродок болотный. А буфетчик знай себе распинается: какая она красавица, эта Глория Старр, какая соблазнительная, да еще и человек хороший. А про мужа ее - ни словечка. - И что ты почувствовал? - Взбесился я, - ответил Финни, ложась на кушетку и поглаживая пистолетом по животу. - Да и как не взбеситься? Глория уже полтора года ничего не делает. После "Пляжа на заре" ни разу нигде не снялась. Фильм и сборов не сделал, и шедевром не был. А я - в главной роли в крупнейшем телесериале "Питер и Джордж". И вот, сидим мы с Джорджем в пивнушке, любимцы сорока двух процентов телезрителей, а этот гад буфетчик ни разу про нас не слыхал! - И что ты почувствовал? - Что ненавижу его со всеми потрохами, вот что! Поганец! Плетет про Пола Ньюмэна и Стива Маккуина, какие они великие актеры! А ведь все знают, что они и играть-то не умеют. Гоняют на мотоциклах голыми по пояс и зыркают в камеру, вот и все их лицедейство. Считается, что у них соблазнительный вид, и жены их тоже соблазнительные. Ну, и что с того? - Соблазнительные жены... - повторил доктор Эйк. - Вот-вот. Можно подумать, моя не соблазнительна. Соблазнительнее не бывает. Бюст - четвертый номер, и стоит торчком. Ты не можешь не признать, что она и впрямь заводит. - И какие чувства это у тебя вызывает? - Прекрасные, - ответил Финни. - То есть, раньше вызывало, пока я не узнал от буфетчика, что по вторникам и четвергам Глория приходит в "Эль-Греко" с каким-то бородатым толстяком. Он сел и медленно сжал рукоятку пистолета. Доктор Эйк сделал вид, будто не заметил этого движения. - Не совсем понимаю, - нахмурившись, сказал он. - Все ты понимаешь, козел двумордый. - Значит, когда буфетчик упомянул бородатого толстяка, ты решил, что речь идет обо мне? - Ничего я не решил. Просто припомнил, кто из моих знакомых - подонки. Потом - кто из этих подонков имеет мясистые телеса и носит козлиную бородку. Вот ты и получился. - Ты полагаешь, что сделал правомерный вывод? - спросил доктор Эйк. - Да. - И что было дальше? - Я сказал Джорджу, что убью мерзкого сукина сына. - Что ты почувствовал, когда злился на меня? - Ничего хорошего. Мои чувства будут куда слаще, когда я всажу пулю в твое толстое пузо. - Почему ты считаешь меня толстым? - с неподдельным любопытством спросил доктор Эйк. - Потому что ты и есть толстяк. Самодовольный раздутый немецкий боров. - Ты всегда считал меня жирным? - Нет. Кажется, до сих пор ни разу не замечал этого. Не обращал внимания. Но теперь вижу: ты - грузный, жирный, сальный негодяй. - Значит, твое мнение обо мне изменилось совсем недавно? - Ты чертовски прав, шмат прогорклого сала! - Вообще-то фамилия у меня голландская, а не немецкая, - сказал доктор Эйк. - И я совсем не толстый. Ростом я под метр девяносто, а вес у меня меньше центнера. Я просто плотный. Вот почему ты никогда не считал меня толстяком. - Ошибаешься, - заявил Питер Финни. - Я не считал тебя толстяком просто потому, что никогда не обращал на тебя внимания, вошь ты небритая. - Двадцать процентов мужчин, живущих в Лос-Анджелесе, имеют избыточный вес, - сказал доктор Эйк. - И многие местные толстяки носят бороды. - Это не имеет значения, - заявил Питер. - Потому что ты и есть тот гаденыш. Доктор Эйк смиренно вздохнул. - Ты заблуждаешься, Питер. Ты просто убедил себя, что это так. - Я точно знаю, что это так. Доктор Эйк покачал головой. - Ты был зол как черт, когда вошел в бар, - сказал он. - Болтовня буфетчика уязвила тебя. Но потом, когда тот же самый буфетчик, который, по твоим собственным словам, ничего не знает, упомянул имя твоей жены и брякнул, что-де она встречается с каким-то таинственным бородатым толстяком, ты сразу же подумал, что этот толстяк - твой психоаналитик. Почему? - Потому что ты - он и есть, - упрямо повторил Финни, но пистолет все-таки опустил. - И ты ни разу не подумал ни о ком другом? Почему? - Ну, не знаю, - помявшись, ответил Финни. - Ты пытался вытянуть из буфетчика подробности? Разузнать побольше? - Нет. - Почему? - Не хотелось. - Ты не мог не придать случившемуся большого значения и не попытаться все разнюхать. - Когда буфетчик заговорил, я сразу же решил, что все ясно как день. Понял, о ком он ведет речь. Во всяком случае, мне так казалось. - А теперь? - Теперь уж и не знаю. Но, когда я подумал о тебе, мне вспомнился наш прошлый сеанс и мой рассказ о матери, о неумении ладить с людьми, о сомнениях в верности Глории. - Почему ты вспомнил об этом? - Не знаю. - Или не хочешь знать. Финни поник головой и погрузился в молчание. - По сути дела, - продолжал Эйк, - мы обсуждали твои неурядицы в сфере интимной, правильно? Когда до тебя дошли слухи о неверности жены, твоя тревога усугубилась. Ты разволновался, вот и вспомнил нашу прошлую встречу, во время которой тоже был взволнован. - Видать, так, - согласился Финни. - Волнение сменилось раздражением, неприязнью, злостью. Мысленно ты стал убийцей. - Да. - Но на самом деле ты не собирался убивать меня, верно, Питер? Это была лишь фантазия? - Наверное. - Ты разобрался в причинах? Финни сосредоточенно нахмурился. - Полагаю, я фантазировал, - сказал он. - Я испытал унижение, когда тот гад заговорил о Глории. Хотел руки на себя наложить, но потом принялся фантазировать и представил, как убиваю тебя. Доктор Эйк глубокомысленно кивнул. - Похоже, ты хорошо разобрался в себе. Что ты сейчас чувствуешь? Финни облегченно вздохнул и прилег на кушетку. - Мне гораздо лучше, - сказал он. - Вот и хорошо. Хочешь продолжить беседу на эту тему? - Нет, - ответил Финни. - Поговорим о чем-нибудь еще.

Популярные книги в жанре Медицинский триллер

Две недели до Рождества. Четыре дня до полной пустоты. Лежу на железной койке и смотрю на свои грязные босые ноги, белый унитаз без стульчака и на тараканов, ползающих по полу. При виде их я уже не вскакиваю. Я просто наблюдаю за ними. А они – за мной.

Я закрываю глаза и размеренно дышу.

Я вспоминаю, как жарким днем ворошил сено и почти ничего не получал за работу, потому что не белый. Мне снится, что я жарю в жестянке арахис и, как яблоки, ем зрелые помидоры. Я представляю себя за рулем грузовика, с мокрым от пота лицом, с мыслями о том, что покину это затхлое место.

На борту самолета, следующего рейсом из Африки в Лондон, истекая кровью, умирает пассажир: причиной считают вирус Эбола. Доктор Стивен Данбар начинает расследование и обнаруживает, что вирус ни при чем. А тем временем количество жертв неизвестного вируса стремительно растет. Политики пытаются замять эту историю, а ученые — найти причину этой эпидемии. Даже доктор Данбар в тупике, однако правда, постепенно выплывающая наружу, повергает всех в ужас и шок…

«Джокер» продолжает цикл медицинских триллеров всемирно известного шотландского писателя Кена Макклюра о расследованиях доктора Стивена Данбара, следователя по особо важным делам секретного агентства «Sci-Med Inspectorate».

В субботу, в последний день августа, я приступила к работе еще до зари. Поэтому я не видела, как легкий утренний туман исчез с травы, и небо снова засияло яркой лазурью.

Все утро на столах из нержавеющей стали лежали тела, а окон в морге не было.

Уик-энд накануне праздника День труда ознаменовался в городе Ричмонде залпом заревой пушки и грохотом автомобильных катастроф.

Было уже два часа дня, когда я наконец добралась до Вест-Энда. Открыв дверь своего дома, я услышала, как Берта мыла шваброй полы на кухне. Она делала уборку в доме каждую субботу и, согласно полученным накануне указаниям, не обращала внимания на звонивший телефон.

Остросюжетная детективно-фантастическая повесть об адвокате Самойлове.

В отличие от большинства своих коллег он охотно берется за «безнадежные» дела и потому закономерно сталкивается с монстрами преступного мира и неординарными, порой одиозными преступлениями. Ему постоянно приходится проводить собственные частные расследования, что, в сочетании с природным любопытством, втягивает его в разнообразные и отнюдь не безопасные приключения.

В Салеме, где когда-то безжалостно расправлялись с «ведьмами», вновь началась охота на людей…

Снова и снова совершаются преступления, напоминающие жертвоприношения.

Преступления, явно связанные с «дьявольским зельем» салемских ведьм, секрет которого веками считался утерянным. Неужели кто-то вновь открыл его?

Кто?

Правительствам мировых держав становится известно о том, что биологические террористы готовят теракт, предотвратить который невозможно. Единственный выход — вакцинация. Но производство подходящей вакцины требует серьезных исследований, а разработанный в спешке препарат может привести к еще большей катастрофе…

Детектив «Белая смерть» продолжает цикл медицинских триллеров всемирно известного шотландского писателя Кена Макклюра о расследованиях доктора Стивена Данбара из агентства «Sci-Med Inspectorate».

Магическая пуля, отлитая из серебра, по поверьям, вернейшее средство против оборотней и прочей нечисти.

Главный герой этого увлекательного романа молодой врач Даниэл Логан, работающий в Американском институте рака, ищет свою «серебряную пулю» — лекарство против страшной болезни. Казалось бы, он и его помощники на верном пути к открытию, но… Зависть, неприязнь, интриги коллег-ученых заводят в тупик его исследования. Дохнут подопытные животные, при загадочных обстоятельствах умирают пациенты… Оказывается, не только кровавые разборки мафиозных группировок или происки могущественных спецслужб, но и академичные будни научно-исследовательского центра могут стать основой захватывающего триллера.

Изобретен миниатюрный робот по прозвищу АРТИ. Это — прорыв в нейрохирургии. С появлением АРТИ, способного удалять труднодоступные опухоли мозга, воплотилась в реальность сокровенная мечта нейрохирурга Джесси Коупленд. Но ее мечта превращается в кошмар, когда о существовании АРТИ узнает преступник. Увлекательный роман о сенсационных медицинских открытиях с напряженным, насыщенным сюжетом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Из этой книги вы узнаете не только о происхождении имени, но и много интересной исторической информации: толкование и распространение имени, отождествление имени с его носителем и даже характером. Книга интересна в познавательном плане и может использоваться как практическое руководство для выбора того или иного имени.

«Торквато Тассо» является исторической драмой в той же мере, в какой и «Эгмонт» или «Гец». Гете воспользовался личностью итальянского поэта и его судьбой для того, чтобы выразить то, что волновало его самого. Много лет спустя секретарь Гете Эккерман спросил его, какую идею он хотел выразить в «Торквато Тассо». «Идею? — спросил Гете. — Да почем я знаю? Передо мной была жизнь Тассо, передо мной была моя собственная жизнь, и когда я слил вместе жизни этих двух столь удивительных людей, со всеми их особенностями, во мне возник образ Тассо, которому я, в качестве прозаического контраста, противопоставил Антонио, причем и для этого последнего у меня не было недостатка в образцах. Прочие придворные, житейские и любовные отношения можно было взять как в Веймаре, так и в Ферраре, и я могу с полным правом сказать о моем произведении: это кость от кости моей, плоть от плоти моей» (6 мая 1827 г.).

Ее зовут Темпест — буря, ураган. Она не признает слова «невозможно». Ей все удается в жизни, но как же нелегко любить такую женщину! Страйкер Макгайр вкусил этого счастья сполна, и его терпение на исходе. Но когда Темпест попадает в очередной переплет в Южной Америке, именно Страйк спасает ее, рискуя жизнью…

Историческая трилогия С. Мосияша посвящена выдающемуся государственному деятелю Древней Руси — князю Александру Невскому. Одержанные им победы приумножали славу Руси в нелегкой борьбе с иноземными захватчиками.