Экстрасенс

Это началось с раннего детства, мне снились странные сны, в них я был… Кем я был? Трудно поверить, в них я был императором человечества целого вида… Я не помню когда это началось, это началось с раннего детства, когда я только ещё начал осознавать этот мир, что-то кто-то… Впрочем, возможно это был я сам. Я видел будущее, хотя тогда я это ещё не понимал. Я видел не на пять минут и не на десять, ни мелкие события. Я видел одно, но в разных ракурсах, великую войну. Войну человечества с космосом за выживание вида. Войну в которой я принимал самое что ни на есть деятельное участие.

Другие книги автора Валерий Алексеевич Быков

Книга о человеке прошедшем все века от самого начала до самого конца. Возможно, слишком нагло, но уж как получилось.

Это фантастика о звёздных войнах, наверно не худшее из моих произведений. Надеюсь кому-то понравится. Т. к. я потратил целую неделю, чтобы написать это. Напомню, всё что написано тут, не так как есть, хотя близко.

Все без исключения события, технологии и выводы приведённые в данной книге являются вымышленными. Заранее привожу свои глубокие извинения всем учёным прочитавшим эту книгу, за явные анаучные отклонения, и нереальные вещи здесь описанные. Далеко не всё из выдуманного здесь, в принципе возможно. Я подчёркиваю, что здесь излагаются лишь идеи, предоставляемые как правда, а не правда. Часть из них может быть правдой, но не всё есть именно так. Любые сходства являются преднамеренными с целью усилить эффект от прочтения книги и заставить читателя поверить, что всё это правда. Тем более, что несмотря на то, что многие из доводов взятые из нашей реальной жизни совпадают с действительностью. Значительная часть доводов является вымышленной.

Собственно когда я это писал, я просто старался заставить читателя поверить, что всё это на самом деле, чтобы глубже пережить. Таким образом, я надеюсь повысить рейтинги своего произведения.

Цель создания книги, просто написать хорошую серьёзную фантастику с парой мыслей, не более того. Заранее приношу свои извинения если у меня это не получилось, так уж у меня всегда выходит, что в итоге получается написать не то, и совсем не так, как хотелось бы.

Стоит задуматься над своими поступками и теми кого...

Что если захватить власть над миром? А почему бы не написать ИИ?

 "Мы будем воспитывать ваших детей, мы будем работать на ваших заводах, грязных или опасных производствах, на любой тяжёлой работе. И если придёт час, и враг окажется у ворот, мы будем воевать за вас, мы победим и обеспечим славу и могущество, величественной земной цивилизации."

   Книга о жизни глазами роботов, многих разных роботов, их жизни, стремлениях, программах, которые в них заложены. Геройстве, и готовности сделать что угодно, если только это будет нужно. У роботов не бывает подлости, гнусности, ненависти или зависти. Робот подчиняется целесообразности, программе, которая в него заложена. Он может быть человечен, он даже может бояться, если это предусмотрено программой, но он никогда не нарушит приказ и не предаст своих создателей. Никогда не возьмёт взятку, не ударит без веской причины ребёнка, никогда не струсит на поле боя, и если для победы нужно будет умереть, он отдаст свою жизнь, не задумываясь и не сомневаясь.

   Книга о людях, которые вели величайшую войну в их истории с чуждой космической супер цивилизацией. Книга о том, за что воюют цивилизации. Книга о людях, для которых эта война легла поперёк их нормальной жизни.

Роман является фантастикой, подчеркну, сходства с тем, что было на самом деле случайно, да ничего и не было. Не стоит думать, что что-то подобное было или будет на самом деле.    Ещё раз подчеркну, что написанное здесь фантастика. Выдумка, в которой для придания остроты ощущения всплывают некоторые имевшие место в реальности моменты.

Книга повествует о космической цивилизации, развивавшейся на совершенно иной планете, не земного типа, на газовом гиганте. Мало солнца, огромное давление, не видно звёзд. Рассмотрены иные условия жизни, иная биологическая основа, не вода, а NH3, вместо воздуха метан CH4 и азот. Главный герой, королева улья Тита, владеющая миллионами послушных трутней.

 Что если мир в котором вы живёте, родились и росли, маленький? Просто очень, очень маленький? Что если диаметр вашей родной планеты одна тысячная пикометра, это даже не нано, в миллион раз меньше. А заметите ли вы это? Если ваш собственный размер по сравнению с вашим миром будет таким же, как размер земной бактерии по сравнению с планетой Юпитер? Для вас этот мир будет огромен, сложен и неизведан. Но куда идёт этот мир, что замыслили учёные, заглянувшие за грань, как в минус, так и в плюс? Каковы планы коварного правительства? И каков в реальности тот мега мир, по сравнению с которым ваша огромная родная планета, весь ваш мир, очень, очень, просто ну очень маленькие?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Юрий ИОФЕ

Мальчишки

БЛИЗОК день: в пустоту пространства,

Тяготение преоборов,

Уплывет межпланетный транспорт

На разведку других миров.

За космическим океаном

Выйдя на берег в первый раз,

Селенитам и марсианам

Кто-то глянет в глубины глаз.

И, убитый не скучным гриппом,

Не осколком земной войны,

Захлебнется предсмертным хрипом

На гранитных полях Луны...

Я слежу из окошка часто,

Аскольд Якубовский

В складке времени

...Ракета возвращалась на Землю. Она была росчерк молнии, моргнувшая в ночи зарница.

Борис оглянулся - ближе всего к нему был тот утренний старик. Он бежал, выбрасывая вперед длинные голые ноги. Борода его, разделившись, легла на плечи и моталась, как два флажка.

Другие старики что-то кричали Борису. Но услышать их он не мог - в висках его гремело. Оглянулся: из толпы вырвался еще один, лысый и бритый. Бойкий! На бегу он даже подскакивал в уровень своего роста.

Александр Юринсон

Сочинения (собрание стихотворных произведений)

БРЯЦАЕТ РАЗГОВОРЧИВАЯ ЛИРА,

МЕЛЬКАЮТ ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЕ СНЫ,

НО ОСТАЕТСЯ МИР ДУШИ ДЛЯ МИРА

ТЕМНЕЕ ТЬМЫ И ТИШЕ ТИШИНЫ.

Автобиография

Я не был; после появился, Познал себя, к мирам привык, И, осмотревшись, удивился: Как нем стихами мой язык.

Я не нашел поэта-брата. Моя страна - увы, но так Одной историей богата, А в настоящем - бред и мрак.

Казменко Сергей

ДО ЧЕТЫРНАДЦАТОГО КОЛЕНА

Я помню все.

Так, будто это случилось вчера. До мельчайших подробностей помню тот проклятый день, когда в моей душе умерло все, чем я жил прежде.

Я хотел бы забыть - но я не надеюсь на подобное счастье. И я вспоминаю - вспоминаю против своей воли. Даже сейчас, когда, казалось бы, должен думать совсем о другом, я вспоминаю тот навеки проклятый день.

...Такой подлости мы никак не ожидали.

Михаил КЛИКИН

Песня Сфинкса

рассказ

Любая экзотика рано или поздно приедается. Особенно такая однообразная: меланхоличные верблюды, одинаковолицые арабы, желтый песок, редкие пальмы, раскаленное добела солнце, выгоревшее, линялое небо без единого облачка...

Что нового можно найти в пустыне?

- Что нового можно здесь найти? - устало пробормотал европеец и его тут же услышали, схватили за руку, настойчиво потянули за собой, выволакивая из толчеи восточного базара.

Сергей КРИНИЦЫН

ИЗ ЗАПИСОК КАРАНДАША

ЧАСТЬ 1

...и мне не оставалось ничего другого, как превратиться в карандаш. Меня положили в карман, я почувствовал тепло, мерное движение дыханья. Потом - тишина. Неподвижность. Наверное, ночь, она легла спать, и мне придется до утра висеть одному на стуле. Странно - нет конечностей и всех привычных органов. Тело деревянное, мысли образуются вокруг стержня. Графит мне заменяет все внутренности, кровь, мозг. Как удобно, что нет питания и выделений. Внезапный страх: вдруг меня положат в задний карман, забудут и сядут с размаху на стул - я сломаюсь и умру.Или произойдет расщепление сознанья? Меня будет двое? А если трое? А если меня засунут в задний проход, например, для занятий онанизмом, будет ли мне неприятно? Какая чушь лезет ночью (чуть не сказал - в голову), хотя, кажется, уже утро, поскольку я качаюсь, платье шуршит, и слышится - глухо, как из-под воды - она напевает. Разве не мечтал я когда-то об этом? Я увижу каждую букву, почувствую дрожь ее пальцев, где она задумается, над каким словом помедлит, тончайшие движения души - все! все станет мне известно! Правда, я немного боялся - ведь я, кажется, новенький - вдруг нечем будет меня заточить, и ее пальцы обнимут другое деревянное тело? Но я, ревнивый и неотесанный, боялся еще одного - а вдруг это больно? Неотесанный - не значит тупой; чтобы затупиться, нужно исписать не один лист... Мысль о бумаге привела меня в легкое замешательство. Гладкая или шершавая - что лучше? Первая приятнее, на второй лучше видно. По гладкой может выйти бесплодное скольжение - она нажмет сильнее, сломает... Но - весь я не умру, и большая часть начнет сначала. Если бумага мне не понравится, я ее проткну. Я прорву ее острием, и мне подадут другую. Все оказалось не так. Я уже привык смутно ощущать звук и свет. Но вот меня извлекли наружу, и что-то блеснуло сверху - ее улыбка? - увы! лезвие бритвы. Она точила карандаши бритвой. Когда лезвие вошло в тело, я чуть не раскололся от боли! Я был нем, беспомощен, меня резали, как хотели... - резала она; когда сталь полоснула по грифелю - оглушающий поток шума, слепящий режущий свет накинулись на меня и прошили насквозь. Словно сняли скальп,и выступила кровь, и этой кровью она писала, надавливая. Ни бумаги, ни слов. Вот все, что я помню о том дне...

БЕРЬЕ КРУНА

ВЕЧЕР В ТИВОЛИ

Пер. А. Афиногеновой

Уже наступили сумерки, когда я наконец запер дверь конторы и сбежал по лестнице. Посмотрел на часы: девятый час. Если я хочу успеть встретить Ину в полдевятого, как обещал, придется брать машину.

Тут как раз подъехало свободное такси, я вскочил в него и назвал шоферу адрес. Ина обладает многими достоинствами, но в терпеливости ее обвинить нельзя. Я по опыту знал, что опоздание на несколько минут могло испортить весь вечер. Я начинаю уже узнавать Ину поближе, но мы ведь... гм, что? Женаты? Помолвлены? Да нет, у шведов есть выражение: "быть женатым по-стокгольмски" - пожалуй, нам это подходит больше всего. Хотя мы давно живем вместе, нам и в голову не приходит легализовать (опять типично шведское, эдакое квадратное слово) наши отношения. Будущее, несмотря ни на что, настолько неопределенно, что было бы полной безответственностью рожать сейчас детей. Мыс Иной решили подождать, пока полностью не будем уверены, что нашим детям обеспечена спокойная жизнь.

Леонид Кудрявцев

За столетие до Армагеддона

(Алексей Джерджау "Канонада армагеддона".

Издательство "Новая космогония")

За последние три - четыре года Алексей Джерджау приобрел известность как автор остросюжетной литературы, литературы действия. Однако, роман "Канонада Армагедонна", роман, при наличии достаточно острого сюжета, как мне показалось, более посвящен приключениям духа, а не тела. По большому счету, перед нами "производственный роман" на инопланетном материале, что само по себе не характерно для современной российской НФ.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга о деревенской девочке Аринке, отважной, беззаветно преданной друзьям, неистощимой на выдумки. О первых пионерах и комсомольцах. О том, сколько мужества, твёрдости, смелости нужно тем, кто идёт впереди, — пионерам.

В этой книге опубликовано 300 зажигательных и интересных игр для любой компании, которая хочет весело провести время. Вы узнаете, какие игры помогут: быстро стать своим в незнакомой компании; намекнуть предмету своего обожания, что он или она вам небезразличен; выделиться из общей массы на дискотеке; весело провести время на скучном уроке и не получить ни одного замечания; и многое другое.

«До Баллады Джона и Йоко была баллада Джона, Пола, Джорджа и Ринго. А до нее была баллада Джона и Пита. Воспоминания Пита Шоттона об их детской дружбе удивительны, а через годы БИТЛЗ он ведет нас с завидной проницательностью. И спустя столько лет приятно узнать, что вне битловского круга у Джона был такой хороший товарищ, для которого он был просто Джоном Ленноном, Другом.»

Марк Лэпидос, продюсер «Битлфеста»

Выйти замуж во второй раз… Почему бы и нет?

Однако Ханна, ухитрившаяся выскочить в двадцать лет и развестись через полгода, придерживается совершенно другого мнения.

Она успешна и независима. У нее — отличная карьера и прочные отношения с верным бойфрендом. Чего же ей не хватает? Неужели… бывшего мужа Джека?

Легкомысленного, инфантильного и совершенно несерьезного Джека, который сердится на нее, но в то же время не прочь «начать все сначала»? Конечно, Джека нельзя принимать всерьез… Но, может, все-таки стоит хотя бы обсудить его предложение?