Экономика без «экономикс»

Рынок не на деревенском базаре, а в экономике страны и мира, это скорее жест отчаяния, жест беспомощности руководства страны перед лицом хозяйственного хаоса, властной и политической неразберихи. Это отчаянная попытка обанкротившихся в экономическом, властном, политическом смыслах руководства стран и народов. На Западе, в самом общем смысле этого слова, реального свободного, «либерального» рынка никогда не было и быть не могло. Либеральный рынок, сначала в Англии, потом континентальной Европе, в северной Америке всегда был жестко и чётко зарегулирован. Всем другим странам и народам рынок предлагался для разрушения традиционных или вновь создаваемых типов экономик. Экономик не рыночных, основанных совершенно на других принципах. Если с традиционным укладом всё более или менее ясно – он должен был уйти с патриархальным аграрным обществом, то с новейшими структурами, не всё так очевидно. Советский тип экономики и хозяйствования имел все шансы на победу, если бы советской, а затем и русской экономикой не управляли бухгалтера. Хороший, подчёркиваю – хороший бухгалтер, по другому думает. Он думает в цифрах, в бухгалтерских терминах. Каким бы хорошим человеком он не был, каким бы не был патриотом (хотя мне очень сложно представить себе патриота-бухгалтера), он не может думать иначе. У него всё должно быть выражено в цифрах. То, что нельзя выразить в цифрах для него, как бы не существует или, во всяком случае, не существенно. Для него рынок естественен. Именно поэтому экономика СССР не превратилась в новейшую систему хозяйствования, а стала помесью бульдожки с носорожкой.

Рекомендуем почитать

Нашим миром правят не люди, а легенды и мифы, сгенерированные умышленно, сформированные естественным образом или появившиеся случайно, но ставшие неотъемлемой частью мироощущения народов. Поменять это мироощущение невероятно трудно. Необходимо не одно поколение, чтобы народ начал воспринимать мир иначе, по другому. Гораздо быстрее сформировать новые, корректирующие мифы и штампы, а старые просто медленно забывать. Особенно сложно было менять мироощущение людей грамотных, читающих. Для этого необходимо или уничтожить ранее написанное, что довольно трудно, но возможно или заговорить проблему, сделать её банальной. И то и другое происходило в человеческой истории и, видимо, не один раз. В современном информационном обществе манипуляции общественным сознаниям необычайно упростились. Системное оглупление подавляющего числа людей уже не является чем то из ряда вон выходящим. Это нормальная общая практика Западной цивилизации. Практика системная и последовательная. Практика прилагаемая не только и не столько к колонизируемым и обираемым народам, как ранее, но, в первую очередь, к своим собственным.

Всё, что сейчас публикуется в СМИ посвящено критики всего и вся. Собственно, критикой сначала царизма, потом капитализма, затем социализма, наконец опять капитализма занималась русская интеллигенция испокон веку. Не предлагая нечего взамен и беря из западного опыта наиболее одиозные мысли и идеи. Русская интеллигенция вообще уникальное мировое явление, прилагающая максимум усилий для моральной и нравственной деградации общества, в котором живёт, продуктом которого является. Стараясь не уподобляться «прогрессивной» и тем более либеральной русской общественности хочу поделиться своим видением причин и следствий происходящих в мире и в России социальных явлений.

В современных условиях импульс к развитию, данный миру разрешением на ссудный процент, подошёл к своему логическому завершению. Иными словами развитие и само существование общества, капитал осуществлять больше не может. Можно видеть многочисленную и очень говорливую, а то и откровенно злобную критику капитализма, социализма, особенно советского образца, сталинизма и других измов. Что же предлагают критики? Как правило откат на позиции ничем не ограниченной элитарности, избранности «аристократии», её ответственности перед Богом, Церковью, но не как не перед народом. Народ предлагается так и держать в виде стада, толпы, массы. А потом, власть предержащие с удивлением, а может быть и с удовлетворением, видят апатию общества, его тотальное пьянство, наркоманию, моральную и социальную деградацию.

– Человек индивидуален, уникален и неповторим.

– Современный человек принуждается к жизни по законам, гласным и негласным устанавливаемых и поддерживаемых узкой группой лиц.

– Динамично изменяющееся общество требует всё большего числа законов и правил, в которых и специалисту сложно разобраться. Законы конъюнктурны, противоречат друг другу, позволяют пристрастно толковаться, подчас используются во вред обществу и его членам. Искажается смысл и дух законов.

Общество должно быть надлежащим образом структурировано. Только в этом случае оно сможет нормально функционировать и только в этом случае счастье людей будет не случайно, а системно.

Одновременно с Основным Законом должны быть приняты Гражданское и Уголовное уложения, принципиально отличавшиеся от существовавших ранее. Необходимо принять правила поведения на дорогах, эталонные уставы поведения коллективов, общин, организаций. Это были чисто рамочные, декларативные документы. Коллектива и общины могут их менять по своему мнению, если это не нарушает права и не мешает исполнению обязанностей других людей и коллективов. Основой всех документов является принцип постоянных перекрёстных взаимооценок. Так, поведение отдельных граждан в местах общего пользования, на тех же дорогах, дома и на работе, оценивается соответственно – другими участниками движения, соседями, коллегами и так далее. Отсутствие оценок или положительные оценки повышают рейтинг (статус) гражданина. Соответственно это способствует социальному росту, увеличивает статус и приближает, ускоряет присвоение белее высокого ранга. Большое количество замечаний и жалоб приводит к противоположному результату, а чаще всего позволяет вовремя скорректировать гражданину своё поведение. Негативные тенденции асоциального поведения пресекаются, таким образом, в зародыше. Привычка к само и взаимооценкам должна прививаться с самого раннего возраста. В начальной школе взаимооценки становятся обязательными, а в средней эти опросы и референдумы уже становятся решающими, правда, пока для данного конкретного коллектива. Так вырабатывается привычка к ответственности, развивается социальная активность будущего гражданина.

Всеобщее, равное избирательное право – ни что иное, как один из способов обмана. Обмана тотального, использующего стремление людей к справедливости, к правде. Коллектив, выбирающий себе начальника, выбирает его наиболее удобным для себя, поэтому не может быть объективным и адекватным общим задачам. Народ, выбирающий себе президента, руководителя, премьера не представляет себе истинных задач государства. Они для него скрыты за пеленой секретности. Поэтому и тут он не может быть адекватным. Руководство может и должно назначаться (выдвигаться, утверждаться) специалистами в данном деле. Как это происходит в экономике. Ни у кого даже в мыслях нет сделать выборной должность инженера на заводе, министра или общим собранием вкладчиков выбирать руководителя банка, причём из числа самих вкладчиков. Все понимают, что завод и взорваться может, министерство при некомпетентном руководстве разорит государство (что мы и видим сейчас в нашей стране), банк лопнет, оставив вкладчиков с сознанием собственной правоты, но без денег. Почему то демократия применяется только в самой важной для станы отрасли – политике. Все конечно прекрасно понимают, что управляют страной совсем другие люди, тем не менее тотальный обман продолжается. Если не прекратить ложь, не скажу про весь мир, но наша страна рассыплется точно.

Общество должно быть надлежащим образом структурировано. Только в этом случае оно сможет нормально функционировать и только в этом случае счастье людей будет не случайно, а системно.
Другие книги автора Вячеслав Львович

По мере своего развития человечество вырабатывало различные системы социального построения. Имеется в виду последние десять столетий документально подтверждённых или достоверно реконструированных исторических последовательностей. Гипотетические, расчётные и смоделированные исторические варианты здесь рассматриваться не будут. Рассмотрим эволюцию человечества от досоциального состояния к трём разделам элитарного общественного устройства и соответствующие этим ступеням религиозных систем. Кроме исторических и псевдоисторических параллелей к рассмотрению можно принять ныне существующие социально-религиозные системы.

Общество должно быть надлежащим образом структурировано. Только в этом случае оно сможет нормально функционировать и только в этом случае счастье людей будет не случайно, а системно.

Признаки антинародных государственных систем можно свести к нескольким блокам. Каждый блок самодостаточен. Иными словами, единственный признак свидетельствует о том, что данная государственная система не служит народному благу, а значит, не служит благу государства. Все причитания о том, что народ глуп, туп и пьян, нуждается в мудрых или не очень руководителях и поводырях, не более чем самооправдание насильника в собственных глазах. Современная система мира построена на лжи и обмане. Именно мошенники, для того, чтобы прийти к власти разработали современную демократическую систему. Сам принцип «демократизма», с доминантой «свободы» и является главным признаком антинародных режимов. Замечу, что принципы «равенства» и «братства» уже демагогами отринуты. Итак….

В современном мире все социальные и политические системы проистекают из феномена Орды. Запад, вследствие прямой оккупации и системного подавления, вернее практически полного уничтожения собственных элит приобрёл понятие надвластного, надсовестного и наднравственного Права. Главенство мёртвого Закона стало основой жизни Западного общества. Закон можно изменить, но только вперёд. Обратной силы он не имеет. В Западном Проекте это обусловило доминирование мошенничества, лжи, фальши. Запад не понимает и не может понять справедливость вне Закона, вне уложений Права. Сила может изменить Закон, но не может изменить его последствий. Восток, после власти Орды, получил иероглифическое единство. Основное население Поднебесной империи начало думать не через понятия и категории социума, а через силлогизмы своеобразной письменности, только в ней ища и находя ответы на вопросы бытия. Россия, после Орды получила исключительный примат центральной власти, не ограниченной ничем, кроме внутреннего восприятия справедливости и целесообразности владыки. Исторически, власть от Орды представлял исключительно верховный правитель – великий князь, хан, царь, безо всяких промежуточных звеньев, без распределения, во всей полноте. Вниз власть спускалась чисто волюнтаристски, по произволу сначала хана, князя, потом царя, императора, генсека. После ослабления и ухода Орды с реальной политической сцены, власть вынуждена искать поддержки внутри русского общества.

Рассеянные по миру, лишенные всех прав, собственности и тем более власти, потомки жреческой и военной каст старого мира – будущие евреи, вынуждены влачить жалкое существование в течении почти тысячи лет. Основная масса семитских племён, приняла новую религиозную идею, так называемое христианство в единственном варианте, представленном в то время. Однако в 14-м веке произошёл раскол на две ветви – западное направление, получившее в последствии центр в италийском Риме и восточное, с прежним, некогда едином центром в Новом Городе. Вскоре основная масса семитов выделили собственный вариант православия – ислам. Это могло происходить благодаря мутациям в христианской религиозной доктрине на западе Европы, а потом и на востоке. Последний оплот старой православной идеи рухнул, с приходом к власти в России прозападно ориентированной династии Романовых.

Состав Совета.

Первый – глава Совета, выполняет роль говорителя. Ни за что не отвечает и ни на что не влияет. Наименее значимая фигура в Совете.

Второй – курирует Северную Америку. Наиболее значимый по авторитету и влиянию, после пятого. Отвечает за проведение согласованной политики в правительственных кругах США и, через них, в Канаде.

Третий – курирует Западную и Восточную Европу. Отвечает за согласованный курс Запада, способствует внутреннему развалу и деградации стран Восточной Европы.

Научно-технический прогресс явился важным элементом и необходимым условием Западного Проекта. Без него невозможно себе представить осуществление тотального доминирования в мире, а следовательно, распространения, так называемого «свободного» рынка. Без подавляющего технического и организационного превосходства, Запад не смог бы распространять своё влияние дальше своей небольшой территории и собственного маленького населения. Предел роста и предел существования этого типа системы был бы достигнут к началу 19-го века, после чего, неизбежно последовал бы крах системы и отказ от ссудного процента. Это в лучшем случае. Скорее же, крах мог произойти сразу. Без научно-технической революции у ссудного процента не было шансов на существование. И наоборот, ссудный процент подстёгивал научно-технический прогресс, направляя его ко всё более расточительному, ко всё более экстенсивному использованию природных и людских ресурсов.

Запад и особенно США взяли на вооружение декларативный принцип равных начальных возможностей для граждан. Несмотря на массированную пропаганду этот тезис столь же лжив, как и остальные лозунги «свободного» мира – свобода, равенство, братство. Какие могут быть равные возможности в обществе расколотом по имущественному, социальному и культурному принципам. Если просто равенство – это просто глупость, то равные начальные возможностей не могут быть осуществлены в условиях неравного и несправедливого распределения. Для реализации равенства начальных возможностей следует исключить, причём исключить полностью, любое наследование – имущественное, социальное, статусное. Только в этом случае каждый гражданин будет реализовывать себя сам.

Популярные книги в жанре Публицистика

А.М.Горький

Воззвание к французским рабочим

Французы-рабочие!

К вам, которые всю жизнь работают, предоставляя хозяевам своим издавать законы для ограждения собственности, созданной вашим трудом,

к вам, которые не всегда имеют достаточно хлеба, чтобы насытиться, и которыми управляют люди, пресыщенные всем, что вы создаёте,

к вам, рабочие, истинные хозяева всей земли, - я обращаюсь!

Как перед всем рабочим людом мира, пред вами лежит путь борьбы за освобождение человека из рабства экономики и политики, из плена капитала и государства, лакейски служащего ему против вас.

А.М.Горький

"Время Короленко"

...Вышел я из Царицына в мае на заре ветреного, тусклого дня, рассчитывая быть в Нижнем к сентябрю, - в этот год я призывался в солдаты.

Часть пути - по ночам - ехал с кондукторами товарных поездов на площадках тормозных вагонов, большую часть шагал пешком, зарабатывая на хлеб, по станицам, деревням, по монастырям. Гулял в Донской области, в Тамбовской и Рязанской губерниях, из Рязани - по Оке - свернул на Москву, зашел в Хамовники к Л. Н. Толстому, - Софья Андреевна сказала мне, что он ушел в Троице-Сергиевскую лавру. Я встретил ее на дворе, у дверей сарая, тесно набитого пачками книг, она отвела меня в кухню, ласково угостила стаканом кофе с булкой и, между прочим, сообщила мне, что к Льву Николаевичу шляется очень много темных бездельников, и что Россия, вообще, изобилует бездельниками. Я уже сам видел это и, не кривя душою, вежливо признал наблюдение умной женщины совершенно правильным.

Гpигоpий Гpиценко

Еще о мифе об "оттоке капитала": кpугообpащение "чеpного нала"

и "сеpого импоpта"

В последнее вpемя пpавительство pезко активизиpовало усилия в боpьбе с так называемым "оттоком капитала". Разpабатываются pазнообpазнейшие меpы, пpоводятся всевозможные совещания, на подходе создание нового федеpального оpгана, котоpый займется pегистpацией внешнетоpговых сделок, pассмотpением пpиостановленных по инициативе банков подозpительных валютных опеpаций и пp. Пока Центp Гpефа не опpеделился со стpатегией, а пpавительство - с тем, в какой меpе pеальные дела должны ей следовать, "Полит.Ру" pешил внести свой скpомный вклад в выpаботку общегосудаpственной позиции по отношению к внешней тоpговле. Пpавда, вклад негативный, по методу доказательства "от пpотивного". Автоp публикуемой ниже статьи пытается доказать, что отток капитала, на основании необходимости боpьбы с котоpым чиновники намеpеваются боpоться с пpедпpинимателями - не более чем миф. Мы обpащаемся к этой теме не в пеpвый pаз, "Полит.Ру" говоpил об абсуpдности pазговоpов о вывозе капитала более полугода назад, в pазгаp скандала вокpуг "BONу-Benex", опpовеpгая миф о вывозе с помощью анализа экономики "сеpого" импоpта и экспоpта. Hо миф оказалс слишком живучим. Сегодня мы пытаемся поставить его под сомнение с дpугой стоpоны. Бегство капитала - тема, котоpую хотелось бы закpыть pаз и навсегда. Слишком вpедными оказываются для pыночной экономики отголоски этого на мифа на уpовне экономической политики и конкpетных pегулиpующих действий пpавительства. ( От pедакции)

В.Харитонов

Разный Филдинг

Из сочинений Г. Филдинга (1707-1754), собранных в этой книге, читатель безусловно знает "Историю приключений Джозефа Эндруса и его друга Абраама Адамса" (1742) и "Историю жизни покойного Джонатана Уайлда Великого" (1743). Впервые обе "истории" были переведены на русский язык, соответственно, в 1772-1773 гг. и 1772 г. с немецких версий. Иная судьба выпала на долю "Путешествия в загробный мир и прочего" (1743), переведенного даже раньше, в 1766 г. (тоже с немецкого языка). Сегодня это произведение забыто. В очерках жизни и творчества великого английского писателя оно еще упоминается, а что до книги, как таковой, то не все даже крупнейшие наши библиотеки имеют экземпляр того издания. Новый перевод "Путешествия" - это, в сущности говоря, его второе рождение, что не так уж и странно для книги, где вторичное рождение героев в порядке вещей. Наконец, предсмертный "Дневник путешествия в Лиссабон" (1755) впервые переведен только сейчас.

В. Хомяков

Колодезь и маятник

Положение г. Логинова среди современных фантастов сродни положению графа Л. Толстого среди литераторов, современных ему. Если и не абсолютные величины, то пропорции выдерживаются. Этаким Эверестом возвышается г. Логинов над всеми, ну, если и не Эверестом, то горой достаточно высокой. "Живой классик русского fantasy" - не в бровь, а именно в глаз. Угадали. Hо почему, собственно, только fantasy? быть прикованным к одному жанру - значит уподобиться Прометею, ведь и тот был способен на большее, нежели хищение огня. Рамки fantasy лишь издали кажутся просторными, на деле же сковывают, пеленают, обрекают на существование не в мире - в мирке. Свобода fantasy это свобода от сих и до сих, попытки выйти за границы жанра опасны читательским непониманием, неприятием. К чести г. Логинова, он не особенно и заботится читательским успехом. Его профессиональное отношение к литературе не позволяет тиражировать удачу, иначе Многорукий бог Далайна тут же стал бы Многотомным. Куда как просто непраздному уму заполонить лотки и прилавки сериалом "Друг Шоорана", и "Путь Шоорана", и "Hаследник Шоорана" и "Отряд Шоорана": много, много чего написать можно: Hо нет. Во всяком случае, пока нет. Сравнение с графом Л.Толстым неслучайно. Кажется нам, что и г. Логинов ощущает над собой давление титана прошлого. Отсюда и демонстративное неприятие автором "Многорукого бога" автора "Войны и мира". Эпатирующее послание "Графы и графоманы", вызвавшее долгую дискуссию в сети, по нашему мнению, своеобразная попытка дистанцироваться, размежеваться с классиком мертвым. Hо было бы недостойно г. Логинова ограничиться "Графами и графоманами", недостойно, потому что силы его позволяют не только освистывать графа Л.Толстого, но и противопоставить его силе - силу свою. И потому, как настоящий рыцарь, г. Логинов дает бой на территории противника. Поскольку граф Л.Толстой по вполне понятным причинам не может написать fantasy, г. Логинов пишет исторический роман. Действительно, отнести "Колодезь" к жанру fantasy можно с натяжкой настолько большой, что она тут же непременно и рвется. Эпизоды с "нульпереходом", с мгновенным переносом от колодези в пустыню и обратно играют в романе даже не вторую, а пятую или тридцатую роль, фантазийная нить в общей канве кажется излишней, чуждой. Вполне возможно было и вовсе обойтись без чудесного, даже не особенно и перекраивая при этом сюжет. Hам кажется, что г. Логинов ввел элемент сверхъестественного вынужденно: издатели знают и ценят фантаста, но как они отнесутся к серьезному прозаику? Впрочем, хотя "нуль-транспортировка" если и не слишком помогает развитию сюжета, видится в ней "Бог из машины", то и не рушит его, поскольку г. Логинов дал каналу нагрузку дополнительную, о чем мы скажем ниже. Те домыслы, что вы только что прочитали, всего-навсего домыслы и есть, облако, воздух. Hе имеет большого значения, что мы думаем о причинах, побудивших г. Логинова написать "Колодезь". Более того, мы уверены, что не имеет значения и то, что на самом деле подвигло автора, что он хотел выразить романом, его намерения. Важно лишь то, что вышло. Текст. Сюжет "Колодези" сугубо прозаический, мы бы сказали - прозаический до нарочитости. Hикаких жутких тайн, превращений и принцесс. И композиция соответствует классическим канонам. Три части (хотя декларированы лишь две). В первой герой романа, русский человек семнадцатого века Семен волею случая попадает в полон. Долгие годы томится он с рабским кольцом на шее, а господин его Муза тиранит и тиранит, поскольку Семен - раб бунтующий, непокорный. Затем Семен чудесным образом переносится на родимую сторонушку, только бунтарю и дома не сахар. Во второй части уходит он к Разину и зло, что скопилось у него, вымещает на ком придется. В последней части становится Семен вельможей, визиром хивинского хана, но и тут нет покоя душе, потому в старости возвращается Семен к простоте (не без помощи казачков) и вот тогда... Дело в том, что колодезь волшебный не каждого пускает воду страждущим носить. Поначалу, когда Семен, только от рабства избавленный, попробовал, не вышло у него ничего. По крайней мере, цел остался. А другие, так и вовсе сгинули. Что-то, стало быть, должно быть в человеке. Hаверное, желание помочь каждому, включая и врага. Сценой, когда Семен спасает своего мучителя, роман и кончается. Язык - традиционный язык русской прозы, сдержанное, размеренное повествование, чурающееся сантиментов и патетики, без слащавости и назидательности. Жизнь, как она есть. Грубая и жестокая, о чем честно предупредил автор в предуведомлении. Хотя оно, предисловие, одновременно и выдает неуверенность г. Логинова в читателе, иначе к чему подробные объяснения о богах, домострое и украине? Опасается ли г. Логинов, что у читателя не хватит образованности воспринять все это, как само собой разумеющееся, или тому причины иные, но: как-то даже и обидно слушать подобные пояснения. С другой стороны, обращение г. Логинова к истории есть не нечто, из ряда вон выходящее. Историческая проза исторически близка фантастам, стоит лишь вспомнить титанов первой волны, Ефремова и Казанцева. Роман, прочтенный дважды и со вниманием, оставил странное впечатление. Hет, полной неудачей назвать его трудно, не зря "Колодезь" был номинирован на "Бронзовую Улитку". Отдельные страницы живут естественной жизнью. Так, на наш взгляд, удачей является то, что старик, "святой", не только дает жаждущим воду - он и продает ее. За день натаскал старик воды в пустыни на пять рублей, что для того времени семнадцатый век - деньги значительные. И деньги старик расходует на свои нужны - попить, покушать. Всех денег, правда, не проешь, и куда они исчезли, остается загадкой, только ясно, что не раздавал он их за здорово живешь, разве что спасенному Семену, так и заработал их Семен отчасти. Или вот эпизод, когда дружок прежний говорит с Семеном на воровском языке, "ботает по фене". Есть и другие находки. Hо: Hо. Hо ощущается месть материала. Роман традиционный, реалистический требует своего ритма, своих пропорций, своего времени. И своего объема. Hе станем гадать, сроки ли поджимали автора, либо он устал, но ощущается сжатость, "недопроявленность" произведения.

Информационная сводка КЛФ МГУ

Выпуск шестой (специальный)

Почетный член КЛФ МГУ

Аян Мочак-Хааевич Ооржак

(окончание)

Этот выпуск "Информационной сводки" содержит окончание воспоминаний почетного члена КЛФ МГУ Аяна Ооржака. Историю вопроса и начало воспоминаний следует искать в четвертом (специальном) выпуске "Информационной сводки КЛФ МГУ".

Краткое изложение ранее описанных событий:

Аян Ооржак, шестнадцатилетний тувинец, вознамерился осуществить заветную мечту - побывать в Японии. С третьего раза ему удалось закрепиться в аэропорту "Шереметьево-2". Попав через дыру в заборе на летное поле, Аян "зайцем" проник в самолет, летевший в Малайзию. Первая часть воспоминаний оканчивается моментом посадки в промежуточном пункте следования - аэропорту Дели.

Информационная сводка КЛФ МГУ

Выпуск седьмой

(январь-сентябрь 1991 года)

Содержание:

Хроника клуба..........................................................2 Ю.Савченко. Уолдкон и вокруг него......................................6 Объявления.............................................................9 К.Злобин. Sparrow Hills Quest.........................................11 Наше кинообозрение (подготовлено Н.Никоновым).........................14 Дайджест фэнзина Hibernation Sickness N 13 (Март 1991)..............14 Дайджест фэнзина The Steven Spielberg Film Society Newsletter

Сухбат Афлатуни (Евгений Абдуллаев) – феномен современной прозы, соединивший в себе ясную аналитичность Запада и сказочную метафоричность Востока. Лауреат «Русской премии», финалист «Ясной поляны» и «Большой книги», Афлатуни размышляет над политикой и внутренней жизнью современной литературы как Критик.

Уникальная хроника последних лет: скандалы вокруг литературных премий, полемика авторов, закрытие старых журналов и открытие новых… мир и тайны литературных звезд, – все это собрано под одной обложкой.

От автора «Поклонение волхвов», «Дождь в разрезе», «Приют для бездомных кактусов».

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Перри Мейсон в очередной раз должен окунуться с головой в хитросплетения судов и судеб. Ему придется покопаться в прошлом жены клиента.

Перри Мейсон в очередной раз должен окунуться с головой в хитросплетения судов и судеб. Ему придется успокоить женщину, случайно узнавшую о второй семье мужа своей подруги.

В романе показывается агрессивная, милитаристская сущность бундесвера — армии реванша.

Главный герой романа рядовой Йохен Шпербер не в состоянии вынести бесцельной казарменной муштры и систематических издевательств командиров, атмосферы подозрительности и шпионажа.

Историко-революционная трилогия видного казахского прозаика Абдижамила Нурпеисова «Кровь и пот» охватывает события, происходившие в Казахстане во время первой мировой войны и гражданской войны 1918–1920 гг.

Автор рассказывает о нелегкой жизни рыбаков-казахов на берегу Аральского моря, о беспощадной эксплуатации их труда. Назревающие социальные конфликты вылились в открытую борьбу русского пролетариата и казахских бедняков за установление Советской власти. Терпит крушение мир социальной несправедливости и угнетения.

Прозу Нурпеисова отличает широта обобщений, яркость самобытных национальных характеров, тонкость психологического анализа.

Трилогия «Кровь и пот» удостоена Государственной премии СССР за 1974 год.