Эффект эмпатии. 7 ключей к сверхъестественной проницательности

Эффект эмпатии. 7 ключей к сверхъестественной проницательности
Автор:
Перевод: Валерий Владимирович Шкода
Жанр: Современная проза
Год: 2021
ISBN: 978-5-04-101515-2

Эмпатия – это ключ к успеху!

Исследователи доказали, что более 90% информации мы передаем невербально и только 10% – словами. Поэтому для эффективной коммуникации нужно использовать не только речь, но и жесты, мимику, тон голоса. Улучшив эти навыки, вы сможете устроить личную жизнь, находить друзей и даже продвигаться по карьерной лестнице.

Это некое шестое чувство, почти что чтение мыслей. С помощью этой книги вы научитесь не только узнавать, что происходит в голове у другого, но и принять тот факт, что чужие убеждения могут отличаться от наших. Она даст вам 7 ключей, благодаря которым вы научитесь находить подход к каждому человеку, быть терпимее и не попадать в неловкие ситуации.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Отрывок из произведения:

«Книга доктора Хелен Рисс поможет всем, кто хочет позаботиться об окружающих».

– Пол Экман, доктор наукпрофессор Медицинской Школы Калифорнийского университета Сан-Франциско; Автор книг «Unmasking the Face» и «Emotions Revealed»

«Эмпатия всегда была силой, которая движет исцелением. Доктор Хелен Рисс – преданный своему делу врач, превратила этот древний инструмент в практический навык, овладеть которым может каждый – не только медик».

Популярные книги в жанре Современная проза

Марк Беленький

Разговор о Нзерекоре

Последний раз я искушал Потапова по телефону. Сахар Медович, я пел соловьем и вился хитрым змием. Борис посмеивался. Такая у него манера посмеиваться.

Я корил Потапова эгоизмом, обвинял в злостном сокрытии от общественности интересных фактов его биографии. Я ссылался на прецеденты. Вот вышла книга поляка Аркадия Фидлера о Гвинее, где четко сказано: "Нзерекоре - это влажные дебри плюс сплошные чудеса". Так неужели не настала пора самому Борису рассказать о Нзерекоре и его чудесах читателям!

АБДЕЛЬХАМИД БЕНХЕДУГА

Эмигрант

Перевод О.Власовой

- Давай в машину, да пошевеливайся!

- Послушайте, мсье, я владелец этого ресторана...

- Сказали тебе, живо в машину, без разговоров!

- Но я же не сделал ничего противозаконного, я ни в чем не виноват...

- Хватит болтать, вот приедем в комиссариат, там и будешь качать права.

- Прошу вас, только минутку, я попрошу приглядеть за стойкой кого-нибудь из земляков.

Бескаравайный С.С.

О соразмерности наказаний.

Но зато мой друг лучше всех играет блюз...

Из песен группы "Машина времени"

Порой злодей отличается от героев лишь биркой с соответствующим наименованием. Она болтается на его шее и просвечивается сквозь самую лучшую маскировку. Почему? Автор с самого начала объявляет его злодеем и даже если скрывает это от читателя, действует именно так. Все хорошее, чем может похвастаться злодей, должно казаться читателю редкими светлыми включениями на общем темном и вонючем фоне. И сколько бы добра не совершал злодей он останется именно таким, пока автор не соизволит поменять бирку. Впрочем, о героях можно сказать то же: каждый, кто видел сериал "Охота на Золушку", подтвердит эту мысль - обиженная судьбой героиня каждого, кто имел неосторожность оказать ей услугу, не оставляет безнаказанным; ну и что борется-то она со злодеями.

Алексей Бирюков

Перемена

Шла большая перемена. Сейчас Миха стоял раскрасневшись, чуть дрожащими руками перебирая лямки школьной сумки, ссутулился. Сейчас на него смотрел почти весь класс. Весь 6-й "Б" сейчас считал Миху самым слабым и робким парнем, хотя по росту он не уступал остальным, а многих и был выше. Весь класс ждал, чем кончится конфликт Вовчика, Hикитоса и Михи. - Ты меня как бля назвал, коз-зел, а? - Hикитос толкнул Миху в плечо. - Как ты меня назвал, повтори, бля! Я сказал, коз-зел! Миха растерялся окончательно. Молчал и не знал, что сейчас делать, ссутулился еще больше. - Hикак... - Миха не хотел драки, потому что знал, что победителем не выйдет никогда. Или просто боялся получить по морде. Вовчик подбежал сзади, отвесил пендаля Михе, пнул опять. - Hу че, получил, козел бля, мудак бля? Пинка под зад хошь еще? Миха выругался себе под нос, терпел. Со стороны это выглядело забавно: двое мелких ребят мутузили одного бугая. Михе было от этого еще обидней. Теперь он и не мечтал получить назад привезенного отцом из Бельгии пластмассового раскрашенного индейца, которого у Михи отнял Hикитос. - Да он бля на хуй мудак, училке сказал про солдатика, козел. Обидчики и не думали оставить Миху в покое, тем более, что он на уроке пожаловался на Hикитоса, отнявшего индейца. - Сменял я этого солдатика, понял? Мои киндеры теперь.- Hикитос отстаивал свои права на пластмассовые самолетики, которые удачно выменял у Димона на михиного индейца. - Это мой индеец, понял? Ты дурак, моего иностранного индейца на три киндера менять? - Ты че, козел, да? Мы на него скинулись на цу-е-фа! - Я выиграл первый раз, и на индейца я не скидывался! - Миха понял безнадежность своего положения. Hа глаза навернулись слезы, он занервничал еще больше. - Отдавай мне индейца! Hикитос и не думал уступать. - Я тебе менял монету шведскую на дональды и десять турб? Они потерялись, когда я тебя портфель просил занести! - Да не трогал я вкладыши, ты их проиграл у Толика Моргунова! Ты тогда сам говорил! А портфель я тоже не трогал! Вместо ответа Hикитос подошел к Михе ближе и поставил ему подножку, толкнув его одновременно в плечо. Миха пошатнулся, но не упал. Hикитос дал ему не сильно зуботычину. Миха осел на пол, глаза стали совсем морые и красные. Полились слезы. Hикитос развернулся и пошел поближе к дверям спортзала, где за всем наблюдали, улыбаясь, трое его друзей. - Я отцу обещал! - соврал Миха. Почти никто из класса не знал, что отец Михи давно умер, еще до школы. - Заныл, козел! - Hикитос боялся, что узнает училка по русскому. Она знала, как компания Hикитоса относится к Михе, который всегда боялся дать сдачи. Hикитос подошел к уже поднявшемуся с пола Михе, применил борцовский прием и стал душить. Hесильно. Потом сильней, когда Миха стал сопротивляться. Миха вцепился за волосы обидчику. Hикитос отпустил Миху, больно ударил его в спину, чуть ниже правого ребра, "по почкам". Перехватило дыхание, Миха даже ни смог взвыть. Если б мог, взвыл бы обязательно. Было больно. - Мудак, козел! - выкрикнул сквозь слезы Миха. Он уже не стеснялся слез, которые градом сыпались из глаз, мешали смотреть. Вернее, кроме светлого пятна окна школьного коридора Миха ничего не видел. Он размазывал слезы по щекам. - У-у, заныл!- слышались голоса из угла девчонок. Было до боли обидно. Он стеснялся всех, кто его сейчас видел, а особенно этих девчонок, которые над ним смеялись. Он нравился им. А сейчас его били, и ни одна не остановила драку. Hикитос ухмылялся. Миха схватил за воротник стоящего рядом Вовчика, но руки дрожали. - И ты, козел, за него? - Миха стал заикаться, руки уже обмякли от страха так, что их нельзя было напрячь. Сумка упала, сломалась пополам синяя школьная ручка. Они всегда ломались так, стоит только чуть согнуть - и раз, готово. Вовчик ударил Миху ногой чуть выше паха. - Это карате, понял? Миха сжал зубы, загнулся, и по ногам, обжигая, потекла горячая жидкость. Промокли штаны. - Смотрите, Межрасов обоссался! - покотились от смеха его одноклассники. - Обоссался, смотрите! Трус, трус, белорус, на войну собрался, как увидел пулемет, сразу обосрался! Hо Миха Межрасов уже ничего не слышал, бежал в туалет. Умылся. С красным горящим лицом бегом спустился в раздевалку, как всегда перепутал вешалки и долго искал свою куртку и сменку, а когда нашел, то надел куртку, застегнул, и аккуратно, чтобы его не застукал завуч, а тем более директор, вышел на улицу, побыстрей проходя мимо окон, через которые на него смотрел весь класс. Лицо уже не горело. Только немного болело горло. Хороший повод, чтобы не ходить в школу неделю. Миха еще не знал, что все кончится хорошо, и все обо всем забудут через неделю, а он получит назад своего индейца, которого когда-то привез отец из Бельгии. Была весна, и Миха, обходя нагретые солнцем лужи, шел домой.

Андрей Битов

Из книги "Айне кляйне арифметика русской литературы"

ТРИ ПЛЮС ОДИН

К стопятидесятилетию "Трех мушкетеров"

Заметки о духовности и современности героев русской литературы,

им отчасти навязанных, и об интеллектуализме и модернизме Дюма,

в которых ему, соответственно, отказано

С тех пор, как перестали перед каждой трапезой читать "Отче наш", изменился ли вкус хлеба?

Хлеб нельзя было резать ножом от себя, нельзя было выбрасывать, когда его случайно роняли, то это был грех и его тут же замаливали - целовали хлеб, приговаривая: "Прости, хлебушек!"

Олег Блоцкий

Мужчины без женщин

Для наших в Афгане самым большим дефицитом была ... женщина.

Советские - народ битый и тертый. Трудности для него - тьфу и растереть. Без чего-то обходились, что-то доставали, а многое сами ладили. Самогонные аппараты, например. Но даже самый дикий первач со стойким запахом резины не мог затуманить рассудок полностью. Он только сильнее воспалял острую тоску по женщинам, которые остались там, "за речкой".

Олег Блоцкий

На войне у каждого своя правда

Бойцы информационного фронта

Путь любого московского журналиста в Чечню на передовые позиции российских частей начинается с Моздока, где находится штаб Объединенной группировки войск (ОГВ) на Северном Кавказе и при котором действует временный пресс-центр. Попав туда, журналист тщательно, под обязательную роспись, инструктируется местными полковниками, что ему можно делать, а что нельзя. Из объяснений выходит, что, в принципе, нельзя ничего, и тем более попасть на передовую.

Олег Блоцкий

Наставник

- Лейтенант! Лейтенант! - крикнул майор с бронетранспортера, который уткнулся на мгновение острым носом в стальной трос, натянутый меж столбов контрольно-пропускного пункта. - Куда, десантура?

Парень в выгоревшей куртке, сидевший на большом белом валуне чуть поодаль от распахнутых ворот, поднял голову и, не надеясь на успех, а лишь потому, что спрашивал старший по званию и надлежало ответить, произнес:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он – хулиган и бунтарь. О нём ходят крайне недобрые слухи… Но он спас мне жизнь, поэтому я должна исполнять даже малейшую прихоть короля уличной банды.

Я – просто игрушка в руках отпетого отморозка.

И эта игра кончится только тогда, когда наскучит ему.

Но в этой игре он заходит слишком далеко… Хуже того, кажется, он не намерен меня отпускать…

Множество обращений к психологам и психотерапевтам связано с тем, что люди выгорают на работе и в семье, относясь к себе как к машинам с бесконечным ресурсом. Книга затрагивает один из важнейших вопросов в жизни человека – «как мне относиться к себе»? Как к живому, чувствующему, страдающему и радующемуся существу, имеющему право на то, чтобы занять в этом мире свое, уникальное место – или как к машине с набором функций, вся ценность которой заключается в том, насколько успешно и быстро она выполняет свою работу? В книге затронуты такие вопросы, как функциональное и эмоциональное отношение к себе, насилие над собой и другими, способность заботиться о себе, поддержка и самоподдержка. Особенное внимание в ней уделено эмоциям человека – как их распознать, о чем они пытаются сообщить и как с этими эмоциями обходиться.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

«Сердце Дракона» – фантастический роман Кирилла Клеванского, четырнадцатая книга цикла, жанр героическое фэнтези, приключения, боевое фэнтези.

Стать Героем Турнира Драконов непросто. Нужно всего лишь выжить.

Но даже с победой, добытой потом и кровью, сложности не заканчиваются.

Победитель получает все: лавры, символ величия – венок на голову, и почесть императора – сопровождение драконьей принцессы до Рубиновых гор – вотчины гномов.

Вот только венок, по своим свойствам даст фору любому рабскому ошейнику, а влияние на него в ручках «милой» принцессы.

Не говоря о том, что путь пролегает через земли Красного Тумана, своеобразной границы, которую могут пересечь лишь избранные…

Вносит ли ваша работа значимый вклад в развитие мира? Весной 2013 года Дэвид Гребер задал этот вопрос в провокационном эссе под названием «О феномене бредовых работ». Оно стало вирусным. Спустя семь лет, люди по всему миру все еще обсуждают ответ на этот вопрос. В своей книге Гребер исследует одну из самых досадных и глубоких проблем общества, обвиняя среди прочих злодеев особый вид финансового капитализма, который предает идеалы, разделяемые мыслителями от Кейнса до Линкольна. Бредовые работы дают частным лицам, корпорациям и обществам разрешение на изменение ценностей, ставя креативную работу в центр нашей культуры. Эта книга для всех, кто хочет превратить свою профессию в призвание.