Эффект Борджиа

Миссис Джулия Фарлоу, крупная пожилая дама, поудобнее устроилась в кресле, закурила и уставилась на книжные полки с детективами, добрую половину которых написала она. Ее племянник Джеймс Фарлоу, сухощавый, одетый с претензией на изысканность сорокалетний холостяк, терпеливо ожидал объяснений. Приезд тетки означал, что случилось нечто экстраординарное. Обычно она не покидает Окридж-холл, пока не закончит новую книгу.

— Ты не находишь, Джеймс, — сказала наконец миссис Фарлоу, — что мы, авторы, слишком самонадеяны и считаем наших читателей полными идиотами?

Другие книги автора Оливия Дарнелл

Молодая журналистка Энн Фаррингтон вынуждена временно возглавить принадлежащее ее семье брачное агентство. Один из клиентов, бизнесмен и владелец старинного поместья Эйвонкасл, Брайан Кестелл ищет девушку, которая за щедрое денежное вознаграждение вступит с ним в фиктивный брак, ибо по преданию первые жены Кестеллов погибают молодыми, а настоящая невеста Брайана Фиона боится пасть жертвой злого рока. Финансовые затруднения вынуждают Энн принять участие в опасной для ее жизни авантюре, и она отправляется в Эйвонкасл — навстречу приключениям, опасностям и страстной, сметающей на своем пути все препятствия любви.

Глаза у него были холодные, серые, взгляд — твердый как сталь. А русые волосы, напротив, казались мягкими. Он был полицейским и всеми силами стремился помочь ей, шантажируемой грабителем. Ну разве может женщина устоять перед таким мужчиной? Однако она решила, что не только может, но и должна. Потому что ее избранник просто обязан был соответствовать ее представлениям об идеальном муже.

Впрочем, как можно загадывать о чем-то заранее, когда дело касается любви?

Коллекция детективных рассказов, опубликованных в газете «Совершенно СЕКРЕТНО» в 2014 году.

Сильвия Марвелл так долго разглядывала цветы на ковре под ногами, что сидящая напротив нее немолодая, доброжелательно улыбающаяся женщина не выдержала.

— Итак? — начала она, выразительно взглянув на часы.

Эдна Кэттон, именно так звали эту даму, имела полное право дорожить своим временем: оно стоило очень дорого. Ее реабилитационный центр для женщин, потерявших мужей, процветал, и клиентками могли стать только очень обеспеченные вдовы.

Коллекция детективных рассказов, опубликованных в газете «Совершенно СЕКРЕТНО» в 2012 году.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Михаил Петров.

ГОНЧАРОВ И СМЕРТЬ РЕПОРТЕРА

В субботу, девятого мая мы случайно встретились с ним в Парке Победы, в третьесортном кафе. Настроен он был празднично и радостно. Отмечая великую дату уже успел потолковать с Бахусом. Не виделись мы больше двух лет, но периодически просматривая нашу бульварную прессу я знал, что Валентин Викторович Дунаев жив здоров и более того процветает в должности главного редактора своей занюханной газетенки.

МИХАИЛ ПЕТРОВ.

ГОЧАРОВ ПРИОБРЕТАЕТ ПОПУЛЯРНОСТЬ

(ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

2. СПАСИ И СОХРАНИ

Кот лежал на полу. Он чесал за ушами и дергал хвостом. Полковник сидел напротив и тоже выдергивал старческую поросль из ушей. Я был бледный и красивый, только - только оправишись от болезни. Мы находились в комнате равнодушно ожидая приглашения к завтраку.

- Хмурое утро! - Словами Толстого заговорил он и безразлично зевнув отшвырнул кота ногой. - Ничего не хочется! Дерьмо!

ГАЛИНА ПОЛЫНСКАЯ

АГНИЙ

Часть первая.

Глава первая.

- Говори!

Эта "просьба" сопроводилась внушительной затрещиной. Я чувствовала, как из разбитой губы сочится кровь, но вытереть её не могла - мои руки были крепко связаны за спиной.

- Говори, где он!

Следующий удар был таким сильным, что я едва не упала на пол вместе со стулом, на котором сидела. Били меня уже часа два и все это время я пыталась уверить своих мучителей в том, что я не та, за кого они меня принимают и понятия не имею, чего от меня хотят. Разумеется, мне не верили.

ГАЛИНА ПОЛЫНСКАЯ

СЕРЕБРЯНЫЕ ЕЛИ

ироническая повесть

- Да! - вопила я в немилосердно трещавшую телефонную трубку. - Да!! Все готово?! Можно въезжать?! Хоть завтра?! Я буду на машине, да, конечно, на машине!

Я посмотрела на Игоря, сидевшего на диване с моим журналом мод в руках. Услышав про машину, он оторвался от созерцания красоток в бикини, и провел ребром ладони по горлу. Это означало: он занят, машина занята и ничего не получится.

Фрагмент рукописи юмористических

документальных рассказов про милицию и криминал

Н. Дорошенко (Пономаренко Н.)

ОТ МЕНТА!

"Гусинский испортил наши тюрьмы: теперь в каждую камеру требуют телевизор и холодильник".

Владимир Жириновский

"Труд", 9.08.2000 г.

"Я ДОЛЖЕН ЗАЧИТАТЬ ВАМ ВАШИ ПРАВА"

Вы задержались взглядом на этих строчках, следовательно, я вправе считать вас задержанным (ной) и зачитать вам ваши права:

Виктор Попов

ЛИС АНЬКА

Ныне модным стало водоемы облагораживать. Больше - в смысле названий, в смысле заботы - меньше.

Выберется кто ни-то из пригородного автобуса, оглядится и, заметив озерцо поблизости, спешит наречь его, хотя и без выдумки, но позвучней. Бесчисленно приходилось мне слышать о братьях Байкала и Севана, Ладоги и Иссык-Куля. А скажешь такому землепроходцу, что у озера свое название имеется, он на тебя смотрит, как на затравленного зайца. Нет в наше время жальче признаться, что обойден ты романтическим началом, что не хватает у тебя воображения, чтобы поднятые плотинами реки признав рукотворными морями, а меха, хлопок, нефть и т. п. - разноцветным золотом.

Виктор Попов

НАУКА ПРЕДАННОСТИ

Красный спиртовый столбик на градуснике за окном ползет и ползет вниз, а переведешь с него взгляд, и перед тобой - кипень цветущей смородины.

Метеорологи предупредили: ночью заморозок. И люди толпятся на крыльце совхозной конторы, с тревогой оглядывают смородиновые плантации: вдруг да на самом деле мороз побьет цвет.

А в угловом кабинете высокий, плотный человек наклоняется к микрофону и очень внятно говорит:

Виктор Попов

ПОСРЕДИНЕ-ГВ0ЗДИК

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ РАССКАЗ,

который автор начинает извинениями за кое-какое совмещение событий и объединение во времени разговоров, происходивших в разные сроки.

* * *

С обеда погода испортилась. Ровный дотоле, малой силы ветер поупружел, вроде бы раздался в плечах и напористо хватанул по долине. Метнулось в вихре остатнее убранство почти обезлистевшего тальника, согнулись, застебали концами по долговязному репейнику жилистые лозы. А к вечеру в долине разгорелся форменный шабаш. Ветер уже не свистел, а гудел зло и бесконечно, гнул не только приречный лозинник, но и всю лесополосную крепь. Ай да ну как поскрипывали от его тягучего навала шестилетки-тополя и перетянутый хмелевыми бечевками красногрудый калинник. Осыпали землю, закатывались в выцветший кочкарник, литые, не дожившие до морозной прозрачности алые ягоды. Блеклые осенние травы ожили, забились в оголтелом переплясе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга известного популяризатора науки учёного и писателя Игоря Акимушкина посвящена необычным, а порой и парадоксальным явлениям в образе жизни и повадках животного царства природы. Особое внимание уделено редким и исчезающим животным, подлежащим охране. Отдельная глава рассказывает об удивительных феноменах растительного мира Земли. Рассчитана книга на массового читателя.

Хотите верьте, хотите нет, но сначала мы не собирались грабить банк. Все началось однажды вечером в квартире Чарльза Эшли. Мы закрыли учебники. Мел готовился к семинару по психологии, поэтому разговор зашел о преступниках и о том, как устроены у них мозги.

— Успешных преступников можно пересчитать по пальцам, потому что их интересует только нажива и они из рук вон плохо разрабатывают планы преступлений, — как всегда безапелляционно заявил Чарльз Эшли. — Хорошо разработанный план — вот основа преступления.

В этой книге Александр Покровский предлагает читателям свои сочинения последнего времени. Среди них – короткий роман «Система». Так зовется закрытое заведение, где молодых людей, будущих офицеров-подводников, учат жить по законам доблести и жертвенности. Как они существуют там, как понимают друг друга и мир, как неумолимое время поглощает их, повествует автор, исследуя оттенки и особенности существования в среде, где сила и давление жизни вместе с человеческой множественностью и слабостью составляют единое вещество.

Художественная манера Михаила Алексеевича Кузмина (1872–1936) своеобразна, артистична, а творчество пронизано искренним поэтическим чувством, глубоко гуманистично: искусство, по мнению художника, «должно создаваться во имя любви, человечности и частного случая».