Джон Леннон, отец!

Опубликовано в книге. Сергей Носов. Дайте мне обезьяну! М.: ОЛМА–ПРЕСС, 2001. Серия "Оригинал»

Действующие лица:

Полукикин Виталий Петрович

Виталий Витальевич, его сын

Валентина Мороз, радиожурналист

Федор Кузьмич

Квартира Полукикина–старшего.

Если направо — там выход на лестницу. Налево — дверь в кухню. И еще дверь — в кладовку — прямо перед глазами. Правая рука Виталия Петровича в гипсе, висит на повязке. Левая тоже в гипсе, но свободна, подвижна. Его сын Виталий Витальевич дергает за ручку двери в кладовку. Он в переднике.

Другие книги автора Сергей Анатольевич Носов

Необычная книга о «тайной жизни» памятников, несомненно, спровоцирует петербургского читателя на дополнительные прогулки по городу, а не петербургского – на посещение Петербурга. Написана она другом и доброжелателем памятников писателем Сергеем Носовым. Сравнить ее можно разве что с увлекательными книгами о животных, в среде которых подолгу живет исследователь.

4-е издание.

Долгожданное продолжение известной книги Сергея Носова. Занимательность, легкость повествования, неповторимая авторская интонация, ненавязчивый юмор, свежий и неожиданный взгляд на вещи, от которых не принято ждать ничего интересного, однако представляемые в совершенно новом, необыкновенном свете, – все это свойственно не только первой книге, но и продолжению. Герои новой книги – в основном не самые известные, малоизвестные и вообще не известные (есть и такие в Петербурге) памятники. Все они «живут» напряженной и скрытой от неподготовленного наблюдателя жизнью, часто вступая в контакт с людьми и окружающей средой. По существу, это книга не столько о памятниках, сколько о нас и нашей истории, о том, что часто называют «иронией истории», о странностях истории, ее трагизме и неповторимости.

Прозаика и драматурга Сергея Носова не интересуют звоны военной меди, переселения народов и пышущие жаром преисподни трещины, раскалывающие тектонические плиты истории. Носов — писатель тихий. Предметом его интереса были и остаются «мелкие формы жизни» — частный человек со всеми его несуразностями: пустыми обидами, забавными фобиями и чепуховыми предрассудками. Таков и роман «Фигурные скобки», повествующий об учредительном съезде иллюзионистов, именующих себя микромагами. Каскад блистательной нелепицы, пронзительная экзистенциальная грусть, столкновение пустейших амбиций и внезапная немота смерти — смешанные в идеальной пропорции, ингредиенты эти дают точнейший слепок действительности. Волшебная фармакопея: не фотография — живое, дышащее полотно. Воистину Носов умеет рассмешить так, что начинаешь пугаться своего смеха.

Кого ни спроси (тех, кто помнит еще) – помнят до мелочей

День Великого Катаклизма. Я-то помню день предыдущий. В этот день я сдал Достоевского.

В 30 томах, или 33 книгах, двухпудовое, полное – сочинений собрание – я тащил на себе в этот день на далекий Рижский проспект, по-тогдашнему проспект Огородникова… закоулками, огородами, проходными дворами, пролазами… просто тамошний “Букинист”, он работал по воскресеньям.

Почему я не взял такси? Потому что не было ни копейки.

Сергей Носов – блестящий стилист и остроумный рассказчик. Герои его четвертого романа – петербургские оригиналы, чудаки, ставшие авантюристами волею обстоятельств. Их сумасбродные приключения, связанные с дерзаниями в области актуального искусства, наводят на нешуточные мысли о (страшно сказать) предназначении человека.

Сергей Носов – прозаик, драматург, автор шести романов, нескольких книг рассказов и эссе, а также оригинальных работ по психологии памятников; лауреат премии «Национальный бестселлер» (за роман «Фигурные скобки») и финалист «Большой книги» («Франсуаза, или Путь к леднику»). Новая книга «Построение квадрата на шестом уроке» приглашает взглянуть на нашу жизнь с четырех неожиданных сторон и узнать, почему опасно ночевать на комаровской даче Ахматовой, где купался Керенский, что происходит в голове шестиклассника Ромы и зачем автор этой книги залез на Александровскую колонну…

Трудно представить, куда бы могла повернуть мировая История, если бы не был востребован полвека назад исключительный дар прорицательницы Е. В. Ковалевой, простой советской женщины, мечтавшей о домашнем уюте. Вопрос в другом — в ее втором муже М. Подпругине: допустимо ли персонажу романа редактировать автора? Ответ утвердительный. «Хозяйка истории» — крепчайший сплав реальности с вымыслом, здесь возможно все. За двадцать лет после журнальной публикации романа очень много изменилось на нашей планете. Изменился и сам роман — вырос, окреп, дописался. При всей его эксцентричности, он не намерен выглядеть сумасбродным, пусть хоть трижды безумным будет этот чокнутый мир.

«Владимир 1. Здравствуйте, нельзя ли попросить Ирину?

Ирина 1. Это я.

Владимир 1. А меня Володя зовут. Владимир. Ира, вы напечатали, по-моему, остроумное объявление, вот я по нему и звоню. Мне дали в бюро ваш телефон.

Ирина 1. Здравствуйте, Володя. Рада слышать вас.

Владимир 1. Ну, тогда я вдвойне рад, если вы рады, потому что вы мне уже нравитесь.

Ирина 1. Вы меня не видите…»

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Анатолий Дьяченко

ФАНДАНГО

Сто страниц с антрактом

ОН

оН

Он

он

СИЛЬПИАНА

На сцене ОН

ОН и оН под руки тащат обмякшего его.

он: /Ему злобно/. Харапатахатэмэрапатаха.

Он: Харамахирата-ха-ха-ха /Весельчак/. /Перехватили поудобнее/.

оН: /Злобно ЕМУ/ Хамарэк.

ОН: /Невозмутим/.

Он: Хамарэк махамапатам-ха-ха-ха /Сморозил/.

ОН: /Ухмыльнулся/.

оН: Хараматитиду харма-у. /С большим сомнением по поводу лежащего/.

Анатолий Дьяченко

Тугеза

Фофан в 2-х частях

ОН - до 85

она- до 35

ОНА- за 45

Первая часть

ОН: /Накачивая мышцы/ Кам ту геза... Ту-ду, Э-э-э-э-э...ту-ду. /Качается. Залетает бабочка. Жизнерадостно хохочет, порхает, кружится. Ну как все бабочки ведет себя непосредственно. Садится, куда хочет, сидит, мурлыча, сколько надо. Опять.../

ОН: Эй ты? Корова!? Кам ту геза... Ту-ду. Э! Ту-ду. Ну что разлеталась? Не видишь что ли? Эй! Я к тебе обращаюсь. /Положил гантели/.

Джафар Джабарлы

ЯШАР

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Белокуров - профессор.

Иванов - профессор.

Я ш а р ]

Т о г р v л ] - молодые инженеры-лаборанты.

Т а н я ]

Васильев ]

Медведев ] -аспиранты института.

Нусрет - колхозник.

Нияз - колхозник.

Ягут - его дочь.

Имамяр - дядя Ягут, кулак, вредитель, проникший в колхоз.

Нигяр - девушка в доме Нияза.

Амир Кули - колхозник.

Джафар Джабарлы

СЕВИЛЬ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

С е в и л ь

Б а л а ш - ее муж

Г ю л ю ш - сестра Балаша

Э д и л я (Дильбер)

А т а к и ш и - отец Балаша

Б а б а к и ш и - отец Севиль

А б д у л - А л и-бек - приятель Эдили

М а м е д - А л и - приятель Эдили

Т а ф т а - прислуга

Г ю н д ю з - сын Севиль и Балаша

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Последние лучи солнца уходят за далекие горы, и город постепенна погружается в темноту.

Гусейн Джавид

Князь

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Князь - статный, с горделивым взором, черноволосый грузин, 40 лет. Жасмен - вторая жена Князя, 22 лет. Лена - дочь Князя от первой жены, 19 лет. Соломон - дядя Князя, 60 лет. Антон - сын садовника, техник, 27 лет. Марго - мать Антона, седоволосая, в национальной одежде, служанка Князя, 50 лет. Шакро - из приближенных Князя, оппозиционер-социалист, 35 лет. Старик немец - без одной руки, 70 лет. Немка - 45 лет. Ее дочь - блондинка, 19 лет. Первый рабочий. Второй рабочий. Крестьянин. Кинто. Сыщик. Гость. Рабочие, полицейские, слуги, музыканты, гости, клиенты и другие.

Гусейн Джавид

Шейда

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Меджид-Эфенди - директор типографии. Ашраф - его сын

Шейда Рамзи Рауф редакторы

Макс Мюллер - немец, художник. Роза - дочь Мюллера. Мария - мать Розы. Масуд - главный наборщик.

Гара Муса Юсиф наборщики

Могильщик, ангел в черной одежде, другие наборщики, музыканты, полицейские и тюремные служители.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Большая комната, принадлежащая дирекции типографии. Одна дверь и два окна комнаты выходят на улицу, слева другая, постоянно открытая дверь ведет в типографию. На стенах висят календари, карты... Справа и слева стулья и столы. На столах - книги, брошюры, журналы, газеты и пр. Конец зимы. Когда открывается занавес, Рауф за столом у окна что-то энергично пишет, светловолосый и чувствительный Шейда, дымя сигарой, задумался, приставив руку ко лбу.

Владимир Ефименко

Pavor Nocturnus

Одноактная драма в трех картинах

Действующие лица:

Памела Андерсон - сексуально озабоченная девочка-подросток.

Ганс-Христиан - ее брат. Думает, что он - от Папы.

Папа - их папа, может, отчасти, и ваш.

Мама - никакая

Г-н Берн - бритый весьма приблизительно, что усиливает сходство с обезьяной. Любовник Мамы.

Смерть - а возможно, и тетя Клара, местами.

Олег Ернев

ПОСЛЕДНИЙ МУЖ

Действующие лица

ЛИДОЧКА

РОМЧИК

ШИЛОВ

ЭЖЕН

МАРТЫНОВ

ЛЕНОЧКА

ВОСКОБОЙНИКОВ

ЛАСТОЧКИН

УЧАСТКОВЫЙ

БУРМАКОВ

АЛЛОЧКА

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

ЛИДОЧКА (по телефону). Порезать и в кипяток?.. Не поняла. Порезать мелко? Сама рассыпается? Полчашки молока, воду слить. Чточто? Яйцо вкрутую и потопить в масле? И в капусту. Теперь поняла. Так ты не приедешь, Маша? Жаль, жаль, бедная ты моя. Выходит, что никого. Хотела девишник сделать, но ты заболела, Аллочка еще из-за границы не приехала. Не переживай. Спасибо за поздравление. Целую, дорогая, выздоравливай. (Кладет трубку.) Итак, одна. (Включает магнитофон, звучит отрывок из пьесы Ростана "Сирано де Бержерак".)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

У короля Конана была похищена его королева, прекраснейшая Зенобия, и он решает во что бы то ни стало ее спасти. Во время поиска своей королевы Конан встречает своих старых друзей и врагов и с помощью первых расправляется со вторыми.

Секретному агенту особой службы Полине Серовой дали ответственное поручение – она должна узнать, что скрывается за исчезновением письмоводителя из российского посольства в Вене. Почему мелкий чиновник привлек к себе столько внимания? За этим незначительным на первый взгляд событием может таиться серьезная угроза интересам Российской империи… Министр внутренних дел даже отправил двух других агентов, призванных отвлекать внимание от расследования Полины: утонченного Владимира Гиацинтова и силача Антона Балабуху. Но эти господа не пожелали играть роль ширмы – они рьяно принялись за дело, и вскоре миссия Полины оказалась под угрозой срыва. А как отвлечь внимание мужчин? Только заставить их соперничать друг с другом за любовь прекрасной женщины…

Гулко глотая неразбавленное вино, Алкиной опорожнил двудонный золотой кубок, со стуком поставил его на гладкий стол, шумно перевёл дух и возгласил:

— Пусть Демодок поёт!

Гости заёрзали в креслах, с сожалением отодвигая от себя полные блюда, усердно отдуваясь и крякая — дабы показать, что вот и они насытились и теперь желают того же, чего желает царь: плясок и анекдотов. Самые верноподданные с шелестом вытирали о плащи жирные пальцы. Понтоной еле слышно возник рядом, готовясь подхватить медное блюдо с колен певца.

Красавица Велемила, младшая дочь ладожского воеводы, обещана в жены молодому удальцу Вольге — да только не по сердцу друг другу жених и невеста. Но ведь и ее сестра, Огнедева Дивляна, первая и единственная избранница Вольги, не по своей воле пошла за киевского князя. Для юной Велемилы нет никого милее чужестранца Стейна. Неужели судьбе угодно разлучить влюбленных?