Джокер

Как человек становится богом? Очень просто — пройдя через Ларец Хаоса. А если попал в Ларец и исчез, как это случилось со знаменитым Арканарским вором? Тогда кто-то считает его погибшим, а друзья не верят, зная о невероятной везучести Арчибальда, и бросаются на поиски по любому таинственному случаю. Таким случаем оказывается появление в далекой от Гиперии Бригании загадочного принца Флоризеля.

Отрывок из произведения:

По залу проплыли последние такты музыки, заставив распасться кружащиеся в танце пары. Джентльмен в белоснежном элегантном костюме почтительно поцеловал ручку своей партнерше по танцу.

— Благодарю вас, графиня, за доставленное удовольствие.

— Ах, что вы, принц! Это я должна благодарить вас за оказанную мне честь.

К рассыпающейся в любезностях парочке подошел хозяин замка граф Кентервиль с бокалом игристого вина в руке.

— Я слышал, что вы прекрасный танцор, принц, — приветственно приподнял он бокал, — но одно дело слышать, другое — видеть. На такие па неспособен даже придворный учитель танцев нашего короля.

Рекомендуем почитать

Что может получиться из потомка знатного рода, если с трех лет воспитывать его не в графском замке в окружении заботливых нянек и гувернеров, а на воровской малине Арканара? Конечно, только вор. Но не простой, а Арканарский. Высший титул гильдии воров Гиперийского королевства завоевать не так-то просто, но для Арчибальда Арлийского, молодого, веселого, благородного и по-своему честного жулика, это пара пустяков. Такие таланты да плюс склонность к авантюрам способны поставить на уши не только королевский дворец со всеми его обитателями, не только Гиперийское государство, но и Академию Колдовства, Ведьмовства и Навства, куда по чистому недоразумению занесло Арчибальда с его верными друзьями Дуняшкой и Дифинбахием. А когда в далеком северном королевстве появился таинственный принц Флоризель, в присутствии которого не менее таинственно исчезало столовое серебро, бедную Бриганию тоже затрясло…

Содержание:

Ловец удачи

Академия Колдовства

Джокер

Склонность к аферам и авантюрам в сочетании с наивысшим воровским мастерством, соединенные в одном человеке, способны поставить вверх дном не только королевский дворец вместе с его обитателями, не только столицу и её жителей, но и целое государство вкупе с его соседями. И в Гиперийском королевстве есть такой человек – молодой, энергичный, умный, предприимчивый, благородный и по-своему честный… жулик. Знаменитый Арканарский вор. Недаром такое звание носит он один: равных ему просто нет и он ежечасно может это доказать кому угодно – и власть имущим, и знаменитым магам, и простому народу…

А ещё его зовут Графом, даже не подозревая, что это – его родовой титул. Впрочем, об этом не знают и его приёмный отец, и сам ловец удачи…

Другие книги автора Олег Александрович Шелонин

Всем нужна королевская лягва. И пираты ее искали, и озлобленные на род человеческий сонарианцы, а она к Питеру Бладу прискакала, хотя он в охоте на нее не участвовал. И начало сбываться древнее пророчество. Блад о нем даже не подозревает, да и не до пророчеств ему сейчас. Капитану бы со своей буйной командой и свихнувшимся злодеем галактического масштаба успеть разобраться, с последствиями любовного треугольника, который вовлек его друзей в смертельный водоворот опаснейших событий, справиться, а тут, понимаете ли, какое-то пророчество! Знал бы капитан «Ара-Беллы», на что идет охота, не был бы таким беспечным. В глубинах бездонного холодного космоса, хранящего в себе множество тайн, спит гигантский корабль – Ковчег, колыбель исчезнувшей цивилизации, которую погубило ее же могущество…

Я катала. Шулер высшей категории с обаятельной улыбкой. Работал на Синдикат. Разводил лохов, всегда имея пару козырных тузов в рукаве, до тех пор, пока не выиграл в карты королевство. Такой подставы я от судьбы не ждал. На этот раз против меня играли профессионалы экстра-класса, и жизнь моя теперь не стоит ни гроша…

Испокон веков люди завороженно смотрели в ночное небо на бесчисленную россыпь звезд. И нет такого мальчишки, который не мечтал бы окунуться в бездонные глубины космоса, чтобы открывать новые миры и налаживать контакты с внеземными цивилизациями. Многие сохраняют эту детскую мечту до глубокой старости, и порой она сбывается. Иногда довольно оригинально. Надвигается КамАЗ, бац! И ты уже в далеком будущем. Призван командовать космическим кораблем, покорять Вселенную под гордым флагом веселого Роджера. И команда под это дело достойная подобралась: юнга – откровенный раздолбай, бортмеханик – буйный гном золотые ручки и, наконец, Нола – бортовая программа с острым язычком, обожающая хохмы и «безобидные» приколы. А лететь им предстоит на «Ара-Белле», каботажном крейсере, на борту которого постоянно происходят загадочные события…

Трудно грызть гранит науки, но очень интересно. Студенческие годы запоминаются на всю жизнь. Но еще лучше их помнят преподаватели, особенно если в Академии Колдовства, Ведьмовства и Навства оказываются такие студенты, как Дифинбахий, Дуняшка и знаменитый Арканарский вор, он же граф Арлийский, он же барон Арчибальд де Заболотный, призванный в очередной раз спасти мир. Золотое правило – со своим уставом в чужой монастырь не ходить – рухнуло сразу. Академию залихорадило…

Нелегкое это дело — будучи эльфом возглавлять комиссию по правам человека. А если еще и функции генерального ревизора на себя возьмешь — пиши пропало. Обязательно во что-нибудь вляпаешься, тем более с такой родней. С папиной стороны конкретно убить хотят, с маминой стороны то под статью подводят, то табунами невест подгонять начинают. А тут еще в приятели рыболов-любитель с косой набивается. Только одно в такой ситуации может спасти темного императора — бегство. Тем более что повод подходящий есть: миру грозит страшная опасность! Кто еще его может спасти? Конечно, только он — тринадцатый наследник Ирван Первый и его команда!

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

По некоему искусственному спутнику, население которого оржественно готовилось принять звездец в лице эскадры инопланетного нашествия, шел случайно попавший на спутник старый одинокий пилот, который не умел молиться, и потому просто мечтал о том, чтобы перед смертью выпить...

Вот уже несколько лет Институт красоты „Косметикум Амулет – дамский хирургический салон" слыл волшебной лабораторией, побывав в которой любая женщина может до неузнаваемости изменить свой облик.

Кириллов Андрей Викторович, человек уже не молодой, но и совсем не пожилой, даже еще не пенсионер, решил заняться написанием завещания. Эта мысль появилась у него не на пустом месте. Андрей Викторович с ужасом вспоминал, сколько проблем возникло после скоропостижной смерти его жены. Тогда степными стервятниками накинулись на несчастную недостроенную дачу братья и сестры незабвенной супруги. Умом Андрей Викторович понимал, что дочь у него одна и вряд ли у нее возникнут сложности, но тогда он поклялся над гробом усопшей, что обязательно составит это завещание.

Зал суда был почти пуст. В дальнем углу дремал одинокий неухоженный старичок да возле окна щебетали две элегантные бабульки. В двери постоянно кто-то заглядывал, но не заходил. Появилась секретарь суда с хитрой лисьей мордашкой, в накрахмаленной кофточке, застегнутой огромной булавкой под самым подбородком, длинной в пол черной юбке с разрезом донельзя, в черных туфлях с ободранными носами и уже почти без каблуков. Она заняла свое место, и в тот же момент, мило беседуя, в зал судебных заседаний прошли двое мужчин. Один — щеголеватый красавец с модной стрижкой, в костюме и галстуке от кутюр, в туфлях крокодиловой кожи. Второй — молодой мужчина с лицом старого ротвейлера, в поношенном форменном сюртуке работника прокуратуры, в рубашке с несвежим воротничком и обтрепанными манжетами, неровно выглядывавшими из-под обшлагов кителя. Они встали посреди зала и оживленно обсуждали нечто свое, при этом прокурор все время пытался потными пальцами ухватить драгоценную пуговицу адвоката, а тот, уверенно и твердо спасал свой костюм. Сколько бы они еще обсуждали свои дела, неизвестно, но в помещение шумно ввалились сразу несколько человек. Они напоминали американских ковбоев: все в потертых джинсах, клетчатых рубашках, у одного — бандана с черепом на голове, у второго фривольный шейный платок, третий — с сигаретой за ухом и длинным чубом, перекинутым через лысинку. Троица сразу заполнила огромный зал шумом и стремительными движениями. В руках у двоих были диктофоны и фотоаппараты, третий, с сигаретой за ухом, в одной руке держал треногу, в другой — кинокамеру. Адвокат и прокурор тут же разошлись, соорудив на лицах подобие неприязненной ухмылки в адрес друг друга.

Рассказ опубликован в журнале «Уральский следопыт» № 11, 2004 г.

Настоящее издание сочинений Ийона Тихого, не будучи ни полным, ни критически выверенным, является все же шагом вперед по сравнению с предыдущими. Его удалось дополнить текстами двух не известных ранее путешествий — восьмого и двадцать восьмого[1]. Это последнее содержит новые подробности биографии Тихого и его предков, любопытные не только для историка, но и для физика, поскольку из них вытекает зависимость (о которой я давно догадывался) степени семейного родства от скорости[2]

Я сейчас занят классификацией редкостей, привезенных мною из путешествий в самые отдаленные закоулки Галактики. Давно уже я решил передать всю коллекцию, единственную в своем роде, в музей; недавно директор сообщил мне, что для этого подготавливается специальный зал.

Не все экспонаты мне одинаково близки: одни пробуждают приятные воспоминания, другие напоминают о зловещих и страшных событиях, но все они неопровержимо свидетельствуют о подлинности моих путешествий.

На тысяча шестой день после отлета с местной системы в туманности Нереиды я заметил на экране ракеты пятнышко, которое напрасно старался стереть кусочком замши. За неимением другого занятия я чистил и полировал экран четыре часа подряд, прежде чем заметил, что пятнышко — это планета, очень быстро увеличивающаяся. Облетая вокруг этого небесного тела, я с немалым удивлением увидел, что его обширные материки покрыты правильными геометрическими орнаментами и рисунками. Соблюдая необходимую осторожность, я высадился посреди голой пустыни. Она была выложена небольшими дисками, около полуметра в диаметре; твердые, блестящие, словно выточенные, они тянулись длинными рядами в разные стороны, складываясь в узоры, уже замеченные мною с большой высоты. Закончив предварительные исследования, я сел за руль, поднялся в воздух и стал носиться низко над землей, пытаясь разгадать тайну этих дисков, которая безмерно интриговала меня.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тень поражения нависла над бессмертным родом вампиров Голубой крови, которым отщепенцы из клана Серебряной крови объявили Великую войну. Ценой предательства демон Левиафан, брат Князя тьмы Люцифера, выпущен на свободу. В жестокой схватке он побеждает могущественного вампира Тедди Неумирающего, деда вампира-полукровки Шайлер ван Ален, и бессмертный вампир покидает этот мир навсегда. Но перед уходом он успевает предсказать Шайлер, кто станет гибелью, а кто спасением для всего племени Голубой крови.

Впервые на русском! Новая книга сериала, разошедшегося миллионными тиражами!

Джунгли — хорошая школа и для зверей и для мальчиков. Отец был в этом твердо уверен. «Чтение и письмо, — говорил он, — последняя ступенька лестницы. Прежде человек должен набраться опыта и окрепнуть в борьбе».

Я учился жизни у джунглей — у природы и у зверей.

Немецкая волшебно-сатирическая сказка представляет собой своеобразный литературный жанр, возникший в середине XVIII в. в Германии в результате сложного взаимодействия с европейской, прежде всего французской, литературной традицией. Жанр этот сыграл заметную роль в развитии немецкой повествовательной прозы. Начало ему положил К.М. Виланд (1733–1813). Заимствуя традиционный реквизит французской «сказки о феях», Виланд иронически переосмысляет и пародирует ее мотивы, что создает почву для включения в нее философской и социальной сатиры.

Немецкая волшебно-сатирическая сказка представляет собой своеобразный литературный жанр, возникший в середине XVIII в. в Германии в результате сложного взаимодействия с европейской, прежде всего французской, литературной традицией. Жанр этот сыграл заметную роль в развитии немецкой повествовательной прозы. Начало ему положил К.М. Виланд (1733–1813). Заимствуя традиционный реквизит французской «сказки о феях», Виланд иронически переосмысляет и пародирует ее мотивы, что создает почву для включения в нее философской и социальной сатиры.