Джайва-дхарма (том 2)

Беседа великих святых, в которой раскрывается единая и вечная природа религии.

Отрывок из произведения:

После ужина Враджанатх улегся спать, но размышления о том, что сказал ему бабаджи, не оставляли его. Он думал: «Раньше я полагал, что философия непостижимого единства и различия — всего лишь одна из многочисленных философских систем. Но, глубоко все обдумав, я прихожу к выводу, что священные писания ее не отвергают, скорее наоборот. Шри Гаура-кишора — Верховная Личность Бога. В Его учении не может быть никаких изъянов. Я не смогу оставить прибежища, обретенного у стоп Господа Гаура-кишоры. Но горе мне! Чего я сумел достич за всю свою жизнь? Учение о непостижимом одновременном единстве и различии — совершенная истина. Это мне известно. Но чего я достиг с помощью этого знания? Святой бабаджи сказал мне, что духовная любовь является истинной целью жизни всех живых существ. Приверженцы карма-канды

Другие книги автора Бхактивинода Тхакур

Трудно переоценить важность этой книги, так как в ней вкратце изложены все основные наставления Вед. Духовное сияние и великолепие интеллекта Шрилы Бхактивиноды Тхакура раскрыли нам сокровища этих наставлений и осветили светом ведической мудрости путь к обретению Истины для всех ищущих Ее. На страницах этой книги чудесным образом проявляется преданность Тхакура к Шри Кришне Чайтанье Махапрабху.

Один из важнейших вайшнавских священных текстов — великое откровение Абсолютной Истины, подаренное этому миру Господом Брахмой. Она была вновь открыта человечеству Шри Чайтаньей Махапрабху, обнаружившему ее в одном из древних храмов во время странствий по Южной Индии. «Шри Брахма-самхита» не только раскрывает важнейшие положения вайшнавской философии, но и содержит в себе в сжатой форме всю сиддханту Шри Чайтаньи Махапрабху. О значении ее для вайшнавского мира свидетельствует и тот факт, что комментарии к ней писали такие прославленные вайшнавские ачарьи, как Шрила Рупа Госвами и Шрила Джива Госвами, Шрила Бхактивинода Тхакур, Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур.

Настоящее издание представляет собой перевод и подробные комментарии знаменитого философа и святого Шрилы Бхактивиноды Тхакура.

В этой книге Бхактивиноды Тхакура (1838–1914) в краткой и доступной форме изложена суть учения Шри Чайтаньи Махапрабху (1486–1534), которого Гаудия-вайшнавы считают земным воплощением Бога, Кришны, пришедшим, дабы научить людей всего мира простому и в то же время возвышенному методу бхакти-йоги – йоги преданного служения Господу.

Книга представляет интерес для индологов, студентов, изучающих историю религии, а также для всех, кто интересуется философией Гаудия-вайшнавизма.

Убеждение, что человечество имеет только одну религию, а не несколько, очень глубоко коренится в умах образованных людей и ученых. Религия души вечна и неизменна. Однако люди создают различные вероисповедания в соответствии со временем, местом и обстоятельствами. Но как только человек отказывается от своих материальных отождествлений и предрассудков, очень скоро его религия перестает быть сектантской. Эти вечные темы, глубоко затрагиваемые в беседе двух мудрецов и открывающие многогранный взгляд на духовную жизнь с точки зрения обыденной повседневности, социального положения, семейной жизни, мирской деятельности, истории и современной цивилизации, раскрываются читателям на страницах «Джайва-дхармы»

"Харинама Чинтамани" - основной трактат последователей Вайшнавизма, который раскрывает вопросы воспевания Святого Имени Бога. Чистое, безоскорбительное воспевание Имени Бога - основная цель и средство многих Религий. И в этой книге, написанной Шрилой Бхактивинода Тхакуром очень подробно анализируются и раскрываются все вопросы относящиеся к воспеванию Святого Имени Бога. Как это нужно делать? Как это НЕ нужно делать? Какие ошибки и оскорбления люди могут совершить по отношению к Богу? В чем заключаются суть, средство и конечная цель Гаудийа Вайшнавизма? Эти и многие другие базисные вопросы Вайшнавизма поднимаются и решаются в этой бесценной книге.

Популярные книги в жанре Философия

Дмитрий Володихин

Медленный взрыв империй

Массовое сознание чаще всего хранит образ какого-нибудь государства, народа, правления, создавшийся из яркой метафоры. В умах миллионов застревают не страницы школьного учебника, и уж конечно не выводы историка-профессионала, изложенные в академичной по форме и языку статье. О, нет! Одна-единственная фраза из популярного исторического романа или одна-единственная сцена из исторического фильма... Так лихо, например, подшучивает царский любимец Меншиков над старомосковскими боярами в знаменитом советском фильме "Петр Первый"! И так тупо огрызаются они, "брады уставя", так смотрят "зверообразно", так чужды государственным интересам их склоки... Эта сцена запомнилась целому поколению. Каков стиль целой эпохи - эпохи Московской Руси? - а вот, сидят глупые жирные бояре и смотрят "зверообразно". Любая героика, любая высокая трагедия, любой триумф с грохотом разбиваются об одну единственную сцену. Минин и Пожарский? Позвольте, какие там могут быть Минины с Пожарскими, когда все обсижено зверообразным боярами? Что? Иван Грозный в день мог сотню людей казнить? Публично? Да полно, там эти потешные бояре, они так уморительно сидят... За реформы, оказывается, принялся не Петр, а еще его отец Алексей Михайлович? Не смешите. Какие-такие ха-ха могли быть реформы, когда повсюду сидят толстые бородатые бояре и ждут, когда, наконец, Петр I даст им хорошего пинка!

Александр Пятигорский – известный философ, автор двух получивших широкий резонанс романов «Философия одного переулка» и «Вспомнишь странного человека…». Его новая книга – очередное путешествие внутрь себя и времени. Озорные и серьезные шокирующие и проникновенные, рассказы Пятигорского – замечательный образчик интеллектуальной прозы.

Предлагаемый труд не является развлекательным или легким для чтения. Я бы рекомендовал за него браться только людям, для которых мыслительный процесс не является непривычным делом, желательно с физико-математической подготовкой. Он несет не информацию, а целые концепции, знакомство с которыми должно только стимулировать начало мыслительного процесса. Соответственно, попытка прочесть труд по диагонали, и на основании этого принять его или отвергнуть, абсолютно безнадежна, поскольку интеллектуальная плотность, заложенная в него, соответствует скорее краткому учебнику математики, не допускающему повторения уже ранее высказанных идей, чем публицистике. Однако, надеюсь, что читатель по образованию и мыслительной культуре, способный воспринимать новые идеи даже на давно устоявшемся поле, и обладающий необходимой эрудицией, получит от чтения и немалое эстетическое удовольствие.

Высоко ценимый современниками Карл Карлович Гершельман (1899–1951), русский эмигрант, проживавший в Эстонии и Германии, почти неизвестен читателю дней. Между тем это был разносторонне талантливый человек — литератор и художник, с успехом выступавший как поэт, прозаик, драматург, критик, автор философских эссе, график и акварелист. В книге, которую Вы держите в руках, впервые собраны под одним переплетом стихи, миниатюры, рассказы, пьесы, эссе, литературно-критические и историко-литературные статьи К. К. Гершельмана, как ранее публиковавшиеся на страницах давно ставших раритетами газет и журналов, так и до сих неопубликованные (печатаются по автографам, хранящимся в архиве писателя).

В книгу вошло продолжение части III «Религиозные и идеологические системы», состоящее из разделов 3.3.3 Религиозная система исторического ислама и культура Корана» и 3.3.4 «Масонство и марксизм». Завершает четвёртую книгу отдельный раздел «Богословие Русской цивилизации».

Главой о религиозной системе исторического ислама заканчивается цикл рассмотрения трёх главных «мировых» религиозных систем (иудаизма, библейского христианства и исторического ислама), считающихся «авраамическими», и их взаимосвязей. Следующая глава «Масонство и марксизм» — продолжает тему библейской концепции с позиции целесообразности глобального сценария. И, наконец, последняя глава четвёртой книги представляет собой взгляд на некоторые основные аспекты Русского богословия.

«Священное ремесло» – книга, составленная из текстов, написанных на протяжении 45 лет. Они посвящены великим мыслителям и поэтам XX столетия, таким как Вячеслав Иванов, Михаил Гершензон, Александр Блок, Семен Франк, Николай Бердяев, Яков Голосовкер, Мартин Хайдеггер и др. Они были отмечены разными призваниями и дарами, но встретившись в пространстве книги, они по воле автора сроднились между собой. Их родство – в секрете дарения себя в мысли, явно или неявно живущей в притяжении Бога. Философские портреты – не сумма литературоведческих экскурсов, но поиск богословия культуры в лицах.

Два типа диалектики

Существуют два наиболее распространенных значения термина «диалектика». В первом случае под диалектикой понимаются взаимно увязанные противоречия и их разрешения в различных сферах существования природы и общественной жизни. Это, собственно говоря, понимание диалектики в широком, общеупотребимом смысле слова. Оно проявляется, когда говорят о диалектике Платона; природы; «Капитала» К. Маркса, общественного развития... Но в точном научном (узком) смысле слова диалектика – это учение о всеобщих категориях, систематически развернутых в целостную логическую теорию. Таких логических систем диалектики у человечества имеется только три:

«Наука логики» — важнейшее сочинение Гегеля, где рельефно выступает его диалектический метод. Классики марксизма- ленинизма высоко ценят этот труд Гегеля. Ленин писал, что «нельзя вполне понять «Капитала» Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей Логики Гегеля». Гегель угадал диалектику вещей в диалектике понятий. Диалектика Гегеля идеалистична, поэтому Ленин писал: «Логику Гегеля нельзя применять в данном ее виде; нельзя брать как данное. Из нее надо выбрать логические (гносеологические) оттенки, очистив от мистики идей: это еще большая работа». «Наука логики» Гегеля дается в новом переводе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ведди Малый привстал на стременах и мощным взмахом левой руки послал высоко вверх секиру. Покуда она беспечно кувыркалась в морозном воздухе, могучий буланый конь под рыцарем успел сделать три или четыре неспешных шага, но это не помешало секире послушно вернуться к своему хозяину и с легким, почти нежным звяком рукояти о кольчужную рукавицу замереть в правой его ладони. Ведди Малый сунул секиру на место, прищурился на синее нарядное, в белых одуванчиках, небесное поле и без труда различил отдельные длинные перья на крылах у парящего орла, хотя смотрел он почти в упор против солнца. Ведди Малый вздохнул во всю свою богатырскую грудь, и этого вдоха хватило бы, наверное, чтобы расправить все паруса на одном из небольших купеческих кораблей, что время от времени причаливали в бухте Бери-Бо, на окраине юго-восточных владений маркизов Короны.

Перепутье — это мостик между двумя смежными романами, а поскольку в эпопее «ХВАК» у меня будет пять романов, то мостиков-перепутий между ними — четыре. Это первый мостик, ПЕРЕПУТЬЕ ПЕРВОЕ. В нем главные герои романа "Воспитан Рыцарем" уступают место главным героям второго романа, у которого пока только и есть, что рабочее название: "Маркизы Короны"

Это не значит, что герои первого романа уходят навсегда, нет, они просто отступают чуток и становятся персонажами. Второй роман уже почти весь в моей голове, и на первый бы взгляд — только записать осталось. Но не все так просто. Я хочу написать его немного иначе, другим слогом, нежели первый роман цикла… А третий — еще иным, и четвертый — отличным от трех предыдущих… И чтобы все они были интересны читателю, один пуще другого. Быть может, я лопну, пытаясь это воплотить, а может быть и справлюсь. Посмотрим…

Роман завершен. Я хотел, чтобы роман вышел необычным, но чтобы необычность его проступала перед читателем постепенно. Я надеюсь, что роман вышел захватывающим, но он — не фэнтези и не боевик. Название романа — великое дело. Для этого романа я искал его года два. И придумал, и удивлен, насколько хорошо оно подходит. «СУТЬ ОСТРОВА» — вот его название. Роман состоит из двух равных частей, каждая из которых имеет свое подназвание. Первая часть: «Суть острова» Вторая часть: «Суть острова» В первом случае слово «суть» существительное, во втором — глагол множественной формы (суть = имеют место быть), в первом случае слово «острова» — существительное единственного числа в родительном падеже, во втором — «острова» — существительное множественного числа в именительном падеже. Общее название — читается вслух на усмотрение читающего.

Автор.

Потеря памяти — вещь довольно неприятная, особенно если от тебя требуют вспомнить что-то из времен твоей молодости, а ты и знать не знаешь что…

Озадаченный Кашей носится по парамирам в поисках Иванушки и своего прошлого, колдуны бегают за ним и за компанию воюют с киборгами… Ну а дома Бессмертного ждут не дождутся разъяренные вампиры с незабвенным Гаддом во главе.

Такая вот она, тяжелая злодейская доля.