Дюма. "Три мушкетера"

Леонид Блехер

Дюма: Три мушкетера

Так вот, если специалист по социальной психологии или социологии читает этот роман, то обращает внимание на то, как здорово описаны и применены характеры четырех друзей. По сути, они представляют собой качества или составляющие сверхдеятельной, результативной и эффективной личности.

Один из них - это воплощение нравственных ценностей, безупречной морали и правильного поведения.

Другой - воплощение силы и нерассуждающей, абсолютной верности.

Другие книги автора Леонид Иосифович Блехер

Леонид Блехер

Всех жалко

Рецензия на роман С.Логинова "Колодезь"

Прочел я таки "Колодезь" Логинова, как мне рекомендовали знающие его творчество люди. Hу, скажу я вам... Интересное произведение. Автор проявил большое незнание как русских и прочих реалий 17-го века, так и полное невладение русским языком. Он, бедняга, старается писать "в эпохе", а как писать - не знает. У него герои то говорят, как современные донские казаки, то вдруг сбиваются на современный язык, то употребляют какие-то совершенно неслыханные выражения и обороты. Hо видно, что автор читывал и Шолохова, и Соловьева, и Симашко, и Дюма, и раннего Гумилева. И каких-то неведомых мне писателей, живописующих азиатский быт.

Леонид Блехер

Особенности национальной торговли в Москве

В Москве, как и во многих больших городах мира, мелкооптовой и розничной торговлей занимались и занимаются в основном инородцы. О причинах - несколько позже. А сейчас - примеры.

Т.наз. "колхозные рынки" спокон веку в Москве контролировались азербайджанской общиной. Плодоовощная государственная торговля - армянской общиной. То же касалось и магазинов. Здесь армяне делили сферы управления с азербайджанцами. Конечно, это же было и на базах, и на складах.

Популярные книги в жанре Критика

Мое прежнее пристрастие к оригинальным народным песням не ослабело и впоследствии; скорее оно даже возросло благодаря обильному материалу, поступающему ко мне со всех сторон.

В особенно большом количестве получал я такие, разрозненные или достаточно полно подобранные, песни различных народностей с Востока; эти песни простираются от Олимпа до Балтийского моря, а от этой черты все дальше, внутрь страны, по направлению к северо-востоку.

«Прежде всего я должен ограничить свою задачу. Тема моя – русский драматический театр ближайшего будущего. Пускаться в общие рассуждения о театре далекого прошлого и отдаленного будущего у меня нет охоты. Еще недавно бедная, русская литература обогащается очень ценными вкладами в эту область. Правда, у нас еще нет истории театра, и даже история русского театра не доведена до конца. „История“ П. О. Морозова кончается восшествием на престол императрицы Елисаветы Петровны, то есть совсем первобытными временами русского театра, история XIX века не написана, если не считать труда Божерянова, который, по-видимому, не выйдет полностью в свет…»

русский религиозный философ, литературный критик и публицист

«Я с удовольствием вспоминаю», сказал Владимир Набоков в 1966 году Герберту Голду, который приехал в Монтре, чтобы взять у него интервью, «как я разодрал в Мемориальном холле на клочки «Дон Кихота», злобную топорную старую книгу, на глазах у шестисот студентов, к вящему ужасу и конфузу консервативных коллег». Разорвать–то он разорвал, имея на то веские причины умелого критика, но и составил обратно. Шедевр Сервантеса не входил в набоковский план занятий в Корнеле; вероятно, Набоков не испытывал к «Дон Кихоту» особой любви, и, когда начал готовиться к своим гарвардским лекциям (Гарвард настаивал, чтобы Набоков не упускал «Дон Кихота»), он тут же обнаружил, что американская профессура годами облагораживала грубую и жестокую книгу, превращая ее в претенциозный причудливый миф о видимости и реальности. Таким образом, первым делом Набоков должен был сдуть вековой слой сахарной пудры неверного толкования, налетевший на текст. Новое прочтение Набоковым «Дон Кихота» стало значительным событием в истории современной критики.

Издание составлено из ряда статей М. Кузьмина, появлявшихся в печати в период 1908–1921 гг., а именно тех, которые, по мнению автора, «имеют общее и теоретическое значение. Все они написаны „на случай“ и точкой отправления для всех служило какое-нибудь конкретное явление в области искусства. Всякое теоретическое соображение, вызванное наглядным фактом, преследует и некоторую практическую, применительную цель, интерес к которой, может быть, еще не ослабел. Причем значительность теоретических выводов далеко не всегда соответствует важности и величине вызвавшего их явления».

http://ruslit.traumlibrary.net

Мне думается, это благороднейшее из наших чувств: надежда существовать и тогда, когда судьба, казалось бы, уводит нас назад, ко всеобщему небытию. Эта жизнь, милостивые государи, слишком коротка для нашей души; доказательство тому, что каждый человек, самый малый, равно как и величайший, самый бесталанный и наиболее достойный, скорее устает от чего угодно, чем от жизни, и что никто не достигает цели, к которой он так пламенно стремится; ибо если кому-нибудь и посчастливилось на жизненном пути, то в конце концов он все же — часто перед лицом так долго чаянной цели — попадает в яму, бог весть кем вырытую, и считается за ничто.

Статья А. Москвина рассказывает о произведениях Жюля Верна, составивших 21-й том 29-томного собрания сочинений: романе «Удивительные приключения дядюшки Антифера» и переработанном сыном писателя романе «Тайна Вильгельма Шторица».

С племянником «великого авантюриста» я был знаком шапочно. Причём выражение «шапочно» носит здесь буквальный смысл. Мы сдавали шапки и верхнюю одежду в гардероб. Шевелюра у меня была взлохмаченной, а расчёски не оказалось. И вдруг со мной поделился собственной расчёской Владимир Зубков. Через зубья этой расчёски меня словно щёлкнуло электричеством! Так какой-нибудь незначительный предмет становится ключиком к давно минувшей истории.

Когда-то таким же образом в Бонне поделился дальний родственник брюками с Александром Зубковым, поизносившимся на чужбине и ещё не вошедшим в книгу «100 великих авантюристов», но уже получившим нечаянное приглашение на чай к вдовствующей принцессе Прусской Фредерике Амалии Вильгельмине Виктории цу Шаумбург-Липпе — родной сестре последнего германского кайзера Вильгельма.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мара Делакруа, капризная красотка из Луизианы, неожиданно столкнулась с жестокой действительностью, когда по приезде в Париж ее бабушка проиграла целое состояние коварному мошеннику. Чтобы спасти семью от разорения, Мара соглашается участвовать в планах этого негодяя. Для начала ей нужно соблазнить иностранного принца Родерика, разыграв из себя потерявшую память незнакомку. Но принц недаром слывет покорителем женских сердец. И вот уже коварная соблазнительница сама без памяти влюблена. Но что может принести ей любовь принца, кроме бесчестия и разбитого сердца? Впрочем, кто рискнет предсказывать судьбу двух влюбленных?!

Язык цветов и тонких ароматов, мир чувственных наслаждений и старинных духов… В их чарующей прелести заключены опасные тайны, и, чтобы их разгадать, красавица Джолетта отправляется в путешествие по городам Европы. Ее ждут волнующие приключения, разочарования и удивительные открытия, а также встреча с настойчивым и очень привлекательным незнакомцем. Но что ее ждет в конце пути?

Загадочные убийства, обнаруженные наркотики, подброшенная гремучая змея, — эти и другие странные происшествия, происходящие при съемках фильма «Болотное царство», вызывают сильный гнев режиссера картины Джулии Буллард. Пытаясь разобраться в том, кто мешает ее работе и покушается на ее жизнь, она вступает в опасную борьбу с преступником. В этой борьбе она не только побеждает, но и обретает радость любви к умному, сильному, мужественному человеку.

Рено де Шевалье, сын французского дворянина и индианки, влюбляется в молодую вдову Элиз Лаффонт. Между ними слишком много преград — вражда между французами и индейцами, предрассудки, собственная гордыня. Сделав Элиз своей пленницей, Рено готов на все, чтобы пробудить в ней чувства. Но война делает его изгоем, и он отказывается от своей любви. Однако он еще не знает, на что способна любящая женщина…