Дыра

Дыра

Действие новой повести Светланы Шипуновой «Дыра» начинается за 100 дней до наступления 2000 года. Город Тихо-Пропащенск живет слухами о возможном «конце света» и одновременно готовится к встрече третьего тысячелетия. В это время буквально «с неба» сваливается некто неизвестный, в котором местные жители с удивлением узнают одного из московских политиков. Связи с Москвой у города нет, и «пришелец» оказывается заложником той чрезвычайной ситуации, которая сложилась в городе в результате экономического кризиса последних лет. Его попытки вырваться из «дыры» приводят к драматическим и курьезным приключениям.

Отрывок из произведения:

В пятом часу утра на берегу речки Пропащенки сидели в неподвижных позах два мужика с удочками, в одинаковых брезентовых куртках, резиновых сапогах и черных вязаных шапках, натянутых до самых глаз. В воде неподвижно стояли поплавки, не обещая мужикам ничего хорошего.

— Я так думаю, — сказал негромко один из рыбаков, — что двадцать первый век начнется все-таки не с двухтысячного года, а с две тыщи первого.

Второй никак не отреагировал на это умозаключение, только поежился. Был конец сентября, и по утрам у реки стоял холодный, сырой туман.

Другие книги автора Светлана Евгеньевна Шипунова

  Однажды, когда все взрослые были заняты своими делами, Алиса листала, как обычно, книгу волшебных сказок. Листала, листала, разглядывала картинки, разглядывала… И так дошла до страницы, на которой был нарисован большой и тёмный королевский замок. Вокруг была ужасная непогода – гремел гром, сверкала молния, дождь лил, как из ведра. У ворот замка стояла промокшая до нитки принцесса, но ей никто не открывал, должно быть, король с королевой крепко спали. Алисе стало жаль продрогшую принцессу, и она… постучала в нарисованные ворота своим маленьким кулачком. Ворота тотчас отворились, на улицу выглянул старый король в ночном колпаке и, посветив фонарём, спросил сонным голосом:

Книга представляет собой несколько самостоятельных произведений. "Курортные рассказы" - цикл забавных, романтических и даже трагических историй из жизни отдыхающих и "аборигенов" города Сочи. "Маленькие семейные истории", каждая из которых являет собой законченный сюжет, но все вместе они складываются в своеобразный роман о любви внутри одной семьи. "Французские новеллы", повествующие о судьбах русских эмигрантов, выходцев с юга России, нашедших свой последний приют на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем и православном кладбище в Ницце.

Светлана Шипунова

Маленькие семейные истории

Светлана Шипунова окончила факультет журналистики МГУ и Академию Общественных наук. Журналист, политолог. В 80-е годы была главным редактором краевых газет в Краснодаре. Автор книг "Дураки и умники. Газетный роман" (М., 1998), "Дыра. Ироническая повесть" (М., 1999). Живет в Краснодаре.

В "Знамени" печатается впервые. Публикуемые тексты входят в состав романа в новеллах, готовящегося к изданию книгой.

Перед нами необычное произведение - исповедальная женская проза.

Всё смешалось в доме генерала. В его семье всё складывалось удачно - карьера неизменно шла в гору, идеальная жена была надёжным другом и помощником. И вдруг она исчезает из роскошного трёхэтажного особняка на берегу моря... Похищение? Несчастный случай? Супружеская измена?

Эту историю мы увидим глазами его жены. Почти детективная история оборачивается психологической драмой.

В молодежной газете южного города Благополученска работает компания умных, веселых и беспечных журналистов. Они любят свою газету, друг друга и, кажется, ничто не может нарушить привычного хода вещей, даже такое событие, как смерть Брежнева… В этот день в редакции происходят события, о которых рассказывается в первой части газетного романа. Но уже в следующей части мы встречаемся с теми же героями спустя пятнадцать лет, в напряженной обстановке постперестроечных перемен. К тому же в Благополученске разворачивается кампания по выборам губернатора области. Одним из десяти претендентов на этот пост неожиданно для всех становится бывший сотрудник молодежной газеты. Выясняется, что его кандидатуру поддерживает Москва, но не хотят поддерживать бывшие коллеги, и на это у них есть свои причины…

Роман представляет собой своеобразную пародию на российские выборы и сатиру на современную российскую журналистику.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Самохвалов Максим

HОВОЕ ПРОЧТЕHИЕ

Я знал, что такой гоpод существует. Там бьют фонтаны, зеленоватые pыбины взлетают на полметpа и звонко удаpяются о воду. Hо бабушка, бабушка!

Она, ловко двигая мышью, нападала на мой гоpод, била из чудовищных катапульт огpомными камнями и смеялась.

- Бабуль, - закpичал я, ну дай немного отстpоиться, посмотpи на себя, уже тpетье тысячелетие, а у тебя еще на телегах моpковь возят.

- У меня пpодольное pазвитие, pастянутое на века. Я тебя забью, а потом воспользуюсь pесуpсами твоей стpаны. У меня наступит коммунизм, опосля.

– Внимание! Центральная диспетчерская вызывает корабль Галактического патруля «Гала-4»!

Старенький, разболтанный динамик внешней связи хрипел и дребезжал так, что голос говорившего узнать было практически невозможно.

Ку Ши ударил указательным пальцем по клавише на клавиатуре блока связи и подтянул к себе стойку с микрофоном:

– Центральная, говорит патрульный корабль «Гала-4». На связи вахтенный Ку Ши.

Голос вахтенного прозвучал несколько рассеянно, потому что взгляд его при этом продолжал скользить по строчкам толстого тома, лежавшего у него на коленях. Если бы кто-нибудь удосужился посмотреть на обложку книги, которую читал Ку Ши, то увидел бы следующую надпись: «Доктор С.С. Ливенсон. Введение в краткий курс основополагающей теории взаимоотношений между полами гуманоидных рас Центральной части Вселенной».

— Администратор, — через «переводчика» изрёк Уустриц, — должен уметь справиться с проблемой, которая не по зубам его подчинённым.

— Разумеется, — согласился доктор Диллингэм, впрочем, без всякого энтузиазма.

Диллингэм только что вернулся со стажировки в Университете Администрирования. Хотя отметки в его Сертификате Потенциальных Достижений были достаточно высоки, доктора мучили сомнения, достоин ли он высокого поста Заместителя Директора Института Протезирования при Галактическом Университете. Правда, пост этот был временным: отработав семестр, Диллингэм вернётся продолжать административное образование. Если, конечно, отделается от Уустрица.

— Пятьдесят тысяч, — благоговейно прошептал Дасти Квен, держа за самые уголки узкий листочек велюровой бумаги — только что полученный чек.

— Еще раз повтори, — попросил Лэнс Пайво.

— Пятьдесят тысяч, — сказал Дасти.

— Век бы слушал, — Лэнс закрыл глаза, млея от удовольствия. — Не цифра, а просто музыка какая-то…

— Конечно, сто тысяч звучало бы гораздо музыкальнее, — пробормотал Дасти, бережно складывая чек и убирая его в карман пилотской куртки. — Но и пятьдесят звучит просто потрясающе…

Утро было самым обычным и не предвещало никаких особых событий, хотя, по правде говоря, какое утро и когда хоть что-нибудь предвещает.

Генеральный Менеджер компании «Вам будет что вспомнить! Инк.» сидел за рабочим столом в своей излюбленной позе, задрав нижние конечности на столешницу, и задумчиво ковырял в зубах. Когда экран его служебного видеофона вспыхнул бирюзовым цветом, означавшим, что к нему подключился секретарь, Ген Мен лениво протянул руку и ткнул пальцем в регистр прибора.

Если человеку не везет, то не везет по полной. Для Ани черная полоса началась еще вчера, когда Игорек встал на дыбы по поводу какого-то пустяка, а потом вдруг собрал свои вещи и ушел. И хоть бы причина была серьезная, так ведь нет - Аня просто попросила убрать за собой. Возможно, резковато попросила. Но что поделаешь, она становится раздражительной, когда видит вокруг себя беспорядок.

Аню воспитывала бабушка, которая всю жизнь проработала операционной медсестрой. Их дом на удивление редким гостям всегда сиял белизной и стерильностью. А самым лучшим ароматом бабушка считала запах хлорки. Она приучила внучку внимательно относиться к вещам и не допускать на их поверхности ни малейшего пятнышка.

Сколько лет прошло – неведомо нам.

Сколько зим прошло, сколько минуло

с той поры лихой – не припомним уж.

Только жил-был князь, славный молодец.

Хорошо он жил, жил он весело.

И в веселье том Русь забитая

хорошо уж жить не надеялась.

Только вдруг пришло горе страшное:

прилетел опять Змей-Горынч злой.

Где он раньше был, чем он тешился –

неведомо то. Он не сказывал.

Крикнул князь тогда громким голосом:

Если вы по весне идете охотится на шишигу, убедитесь, что шишига не идет охотится на вас…;)) Рассказ участвовал в конкурсе «Абсолютно Правдивая Ложь». Занял 10-е место.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Выдающийся немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Томас Манн (1875–1955) — автор романов «Будденброки», «Волшебная гора», «Лотта в Веймаре», «Доктор Фаустус», тетралогии «Иосиф и его братья». В том мемуарной и публицистической прозы Томаса Манна включены его воспоминания — «Детские игры», «Очерк моей жизни», отрывки из книги «Рассуждения аполитичного», статьи, посвященные творчеству великих немецких и русских писателей. Выстроенные в хронологическом порядке, они дают представление об эволюции творчества и мировоззрения этого ярчайшего представителя немецкой культуры двадцатого столетия.

В российском высшем обществе о Роберте Туманове говорили разное, и слухи были один страшнее другого. Туманов слыл чуть ли не главным поставщиком наркотиков в страну, бандитом с огромным стажем, матерым уголовником; человеком, который ни перед чем не остановится и ничего не боится. Однако его манеры, поведение, образованность и аристократичность говорили совсем об ином… Противоречивость и таинственность Туманова увлекли жену олигарха Ирину не на шутку. Но если бы она знала истинную правду об этом человеке, ее удивлению не было бы конца. Ведь у Роберта была не одна жизнь, а целых три…

Роман «Нормандия — Неман» представляет собой художественное изложение действительных событий. Все в нем абсолютно достоверно, и вместе с тем все полностью вымышлено. Чтобы сохранить должную пропорцию между эпизодами эпопеи, развертывающейся на протяжении трех лет, автор романа, как и авторы одноименного фильма, допустил некоторые вольности и свел к двадцати число основных персонажей, наделив их чертами, заимствованными почти у двухсот французских и русских летчиков, павших в боях, пропавших без вести и живущих в наши дни.

Виталий Григорьевич Мелентьев родился в 1916 году в г. Ленинграде, в семье служащего. После окончания семилетки работал слесарем, бригадиром ремонтников. Много ездил по стране. Был матросом, грузчиком, золотоискателем, работником газет и радио.

В 1937 году В. Г. Мелентьев был призван в армию, где в 1941 году вступил в Коммунистическую партию. В 1953 году он демобилизовался из рядов Советской Армии в звании подполковника.

Писать и печататься В. Г. Мелентьев начал в 1935 году. За последние годы им написано более 30 рассказов, опубликованных в различных журналах и газетах, в сборнике «Побратимы» (1955), а также повести «Леший хребет» (1952), «Записки рядового» (1953) «33-е марта» (1957), «Трудный путь» (1957), «Солнце над школой» (1958), «Тихий участок» (1959), «Иероглифы Сихотэ-Алиня» (1961).

В предлагаемой вниманию читателей повести «Фронтовичка» рассказывается о военной судьбе Вали Радионовой, московской комсомолки, которая с первых дней Великой Отечественной войны находилась на фронте. С группой разведчиков она идет через линию фронта. Разведчики, попав в засаду, гибнут. В живых остается только Валя: ее прикрыл своим телом товарищ. Поседевшая от всего пережитого Валя возвращается в Москву. Но она не в силах оставаться в стороне от активного боевого дела. И, движимая чувством гражданского долга, снова идет на фронт.

Через многие испытания проходит Валя Радионова. Она встречает хороших и плохих людей, переживает все трудности своего, женского, положения на фронте, познает, что такое настоящая, фронтовая дружба.

Читатель не может не полюбить эту девушку — в ней сочетаются волевые качества командира и нежность любящего сердца. В ее образе находят свое воплощение лучшие черты человека, воспитанного советским обществом.