Дыхание страсти

Действие романа Розан Битнер происходит в Техасе и соседней с ним Мексике. Время действия — середина прошлого века. События разворачиваются в промежуток после окончания войны между Мексикой и США и в преддверии гражданской войны Севера с Югом. В основе сюжета лежит история мексиканской девушки Нины Хуарес, родители которой зверски убиты американскими солдатами во время войны. Нина и ее брат Эмилио мстят ненавистным американцам, угоняя их лошадей. Случайно юная красавица Нина встречает на своем пути лейтенанта американской армии Клея Янгблада. Между ними разгорается пламя любви.

Роман изобилует сценами погонь, перестрелок, столкновений с бандитами, схваток с индейцами, комическими эпизодами и любовными сценами, написанными умелой рукой.

Отрывок из произведения:

Восемнадцатилетняя Нина Хуарес всегда испытывала чувство воинственного воодушевления, оставляя свою родную Мексику и пересекая границу Техаса. По ее мнению, впрочем, она вовсе и не покидала Мексику, так как Техас по праву принадлежал ее народу, а не тем захватчикам и убийцам-американцам, которые отобрали эту землю у мексиканцев. И она вовсе не стыдилась того, чем занимались они с братом, чтобы не умереть с голоду. Так они мстили жадным гринго [1]

Рекомендуем почитать

В книге современной американской писательницы, впервые издающейся на русском языке, рассказывается о благовоспитанной романтической молодой леди, которая приезжает на Запад, чтобы заняться бизнесом после смерти отца. Она не знает, что в наследство ей достался публичный дом…

Героиня преодолевает множество опасных приключений, побеждает опасного и безжалостного преступника, обретает радость любви.

Действие знаменитого романа «Таверна «Ямайка» известной английской писательницы разворачивается в Англии начала XIX века.

Перебравшись после смерти матери в Корнуолл, юная Мэри Йеллан оказывается в центре страшных событий. Умная и мужественная девушка вступает в поединок с бандой контрабандистов, мародеров и убийц. Преодолев множество смертельных опасностей, Мэри находит свою любовь.

Действие романа стремительно разворачивается на Далеком Западе США в середине XIX века. Юная Ребекка Вич, отправившаяся на поиски брата, становится пленницей Храброго Орла — вождя индейцев-шайенов.

В сердцах молодых людей вспыхивает страсть, но на пути к истинному счастью стоят страшные тайны…

Когда суровый незнакомец предложил юной Лэйси Стюарт выйти за него замуж, девушка с радостью согла­силась. Еще бы! Не каждой выпадает счастье стать женой такого красавца, как Трэй Сондерс. Но очень скоро она поняла, что стала лишь орудием мести для своего мужа, и за семейное счастье ей еще предстоит бороться.

В войне за независимость Соединенных Штатов герой и героиня романа оказываются по разные стороны баррикад. Лайза Ван Гулик мечтает о независимой родине, ее возлюбленный – капитан британской армии Торн Холлуэй – разрывается между верностью присяге и всепоглощающей страстью. Сумеют ли влюбленные обрести счастье, и какова будет его цена?

1818 год. Дочь сельского священника Тесс выходит замуж за красивого и богатого аристократа, который оказывается настолько властным и жестоким, что она, пытаясь спасти себя и будущего ребенка от побоев, стреляет в него.

Девушка бежит из Англии на юг Франции, где находит приют у художника Александра Дюмона, тоже перенесшего личную трагедию. Молодые люди помогают друг другу освободиться от ужасов прошлого, но на их пути к счастью стоит муж Тесс…

Судьба постоянно искушает героев этого романа – девушку-шведку Дженни Ланган, готовящуюся начать новую жизнь в далекой Америке, и благородного итальянского юношу Габриеля Агнелли.

Неожиданная встреча на борту отплывающего за океан корабля, увлекательные приключения героев на землях Нового Света, нелегкие испытания, которым подвергается большое и светлое чувство, всепоглощающая страсть – обо всем этом рассказывает книга.

Действие книги разворачивается в Вайоминге, населенном ковбоями-скотоводами. Прекрасная девушка с романтическим именем Шторм и кумир местных женщин ковбой Уэйд с детства любят друг друга. Накануне свадьбы Уэйд получает письмо, которое может лишить его всяких надежд на счастье. Однако безумная страсть, охватившая обоих молодых людей, оказывается сильнее роковых обстоятельств. Пережив череду бед и злоключений, герои романа в конце концов соединяют свои судьбы.

Другие книги автора Розанна Битнер

Одержимая жаждой утвердиться в жизни, стать независимой и богатой, Элли Миллс отвергает любовь молодого индейца Итана Темпла, преданного ей всей душой. И только пройдя через суровые испытания и осуществив свою мечту, она понимает, что единственное настоящее богатство в этом мире — любовь.

Действие романа происходит в беспокойное бурное время, когда отношение людей к закону об отмене рабства разделило их на два враждующих лагеря. Вооруженные конфликты на границах штата и незаконные выборы вызвали взрыв насилия в Канзасе, который стали мрачно называть «кровавым».

Это увлекательная история любви и мужества молодой девушки Саманты Уолтерс и Блейка Хастингса, которых судьба забросила в «Кровавый Канзас» накануне Гражданской войны…

У Джолин Мастерс война отняла все: родных, дом, друзей. И тогда она решает начать новую жизнь на неосвоенной земле Монтаны. Только сильная женщина способна выжить в этом диком краю, и лишь один мужчина верит в осуществление смелых планов Джолин. Горец Клинт Ривз преклоняется перед ее мужеством, но любовь этой женщины ему еще предстоит завоевать.

В романе рассказывается о любви молодой девушки, дочери влиятельного плантатора из Луизианы, и молодого преуспевающего адвоката Ли Джеффриза. В стране назре­вает Гражданская война, южные штаты грозят отделени­ем. Трагические события войны во многом меняют самих молодых людей и их судьбы.

Когда противоречивые убеждения отмены или сохранения рабства достигли критической точки и граждане страны разделились на два враждеб­ных лагеря, молодых людей охватило пламя же­лания…

Побеждает в финале страстная и всепрощающая лю­бовь.

Белые поселенцы называют его Калеб Сакс, а среди воинственных индейцев-шайенов он известен под именем Голубой Ястреб. О его любви к белой женщине Саре слагали легенды. И вот теперь их детям предстоит найти свое место в жизни. Судьба часто посылает тяжелые испытания Калебу Саксу и его близким, и помочь им выстоять может только любовь и верность…

Популярные книги в жанре Исторические любовные романы

Эпатаж – их жизненное кредо, яркие незабываемые эмоции – отрада для сердца, скандал – единственно возможный способ существования! Для этих неординарных дам не было запретов в любви, они презирали условности, смеялись над общественной моралью, их совесть жила по собственным законам. Их ненавидели – и боготворили, презирали – и превозносили до небес. О жизни гениальной Софьи Ковалевской, несгибаемой Александры Коллонтай, хитроумной Соньки Золотой Ручки и других женщин, известных своей скандальной репутацией, читайте в исторических новеллах Елены Арсеньевой…

Эпатаж – их жизненное кредо, яркие незабываемые эмоции – отрада для сердца, скандал – единственно возможный способ существования! Для этих неординарных дам не было запретов в любви, они презирали условности, смеялись над общественной моралью, их совесть жила по собственным законам. Их ненавидели – и боготворили, презирали – и превозносили до небес. О жизни гениальной Софьи Ковалевской, несгибаемой Александры Коллонтай, хитроумной Соньки Золотой Ручки и других женщин, известных своей скандальной репутацией, читайте в исторических новеллах Елены Арсеньевой…

Ревнует – значит, любит. Так считалось во все времена. Ревновали короли, королевы и их фавориты. Поэты испытывали жгучие муки ревности по отношению к своим музам, терзались ею знаменитые актрисы и их поклонники. Александр Пушкин и роковая Идалия Полетика, знаменитая Анна Австрийская, ее английский возлюбленный и происки французского кардинала, Петр Первый и Мария Гамильтон… Кого-то из них роковая страсть доводила до преступлений – страшных, непростительных, кровавых. Есть ли этому оправдание? Или главное – любовь, а потому все, что связано с ней, свято?

Говорят, что браки совершаются на небесах! Но разве это относится к венценосным женихам и невестам, которые знакомились лишь накануне венчания? Их, государей и правителей больших и маленьких стран, ждала всенародная любовь и поклонение. Но права на свою собственную любовь они не имели… Приходилось обзаводиться тайными и официальными фаворитами, появляясь со своей `второй половиной` лишь на официальных приемах. Но иногда повенчанные царственные персоны влюблялись друг в друга, и тогда их союз становился поэтическим преданием, счастливой сказкой. Королева Франции Анна Ярославна и ее муж Генрих I, Мария Темрюковна и Иван Грозный, Екатерина II и Петр III – об этих и других историях любви и ненависти рассказывают исторические новеллы Елены Арсеньевой…

Эта любовь не имела права на существование и была под запретом – любовь монархов и простых смертных. Но страсть, возникающая к чужой жене или мужу, стократ большая трагедия для тех, кто облечен властью и вознесен на ее вершину – на трон! И вот у подножия трона возникает любовная связь, которую невозможно сохранить в тайне. Она становится источником неисчислимых сплетен и слухов, обрастает невероятными домыслами, осуждается… и вызывает сочувствие в душах тех, кто сам любил и знает неодолимую силу запретной страсти! Мать Ивана Грозного Елена Глинская и ее возлюбленный, князь Иван Оболенский-Телепнев-Овчина, императрица Екатерина Великая и Александр Ланской, Николай Второй и Матильда Кшесинская – истории их любви и страсти читайте в новеллах Елены Арсеньевой…

Любовь и коварство. Светлое чувство и низменная страсть идут часто рука об руку. Порой люди добиваются своей цели, устилая свой путь к ней трупами соперников или тех, кто был верен им и кого они предали, следуя своему плану. Но ожидает ли интриганов расплата? Получила ли наказание Далила, отдавшая Самсона в руки врагов? Что чувствовала коварная Мата Хари, обманувшая многих и оставшаяся одна в роковую минуту, когда от нее отвернулись те, кого она любила?..

Розовые, румяные ватрушки, рогалики, присыпанные сахарной пудрой, дразнились выглядывающими из под неё алыми капельками повидла. Маленькие круглые пирожные, с нахальными красными вишенками, на шапочках из взбитых сливок, аппетитно красовались на фарфоровом блюде, посреди стола, накрытого белой праздничной скатертью. Акакий Петрович сладко улыбался, наливая крепкий ароматный чай в большие фарфоровые чашки из стоящего тут же на столе пузатого самовара:

Роман Ильи Баксаляра «Всадники апокалипсиса Сальвадора Дали» проливает свет на тайны гениальности Сальвадора Дали, остававшиеся неразгаданными многие годы. Маленький мальчик поздним вечером, когда спали родители, заглядывает в запретную комнату. Он прекрасно понимает, что туда входить категорически запрещено. Преодолевая страх, он нарушает запрет и находит нечто такое, что окажет огромное влияние на всю его жизнь. Мальчик вырос, стал успешным человеком и известным художником, покорил мир. Но тайна, которую он обнаружил в детстве, создала в голове художника свой мир – очень сложный, страшный и непонятный большинству людей, которые его окружали.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Битов

"Дайте времени поговорить его языком..."

(интервью)

- Андрей Георгиевич, вы много размышляли и писали о времени.. И смена исторических эпох, выраженная в том числе и цифрами, по-моему, никогда не казалась вам условностью...

- Конечно, смена века - не условность. Меня очень занимал этот переход, и я к нему готовился. Не рассчитывал, как бы дожить, - по молодости лет не можешь же себе представить, что тебе будет за шестьдесят. Но, в общем, я ждал этого перехода через нули и по этому поводу что-то делал. Поставил себе задачи, как стахановец, и, как ни странно, выполнил эти задачи. Одна - это памятник зайцу, который перебежал дорогу Пушкину в Михайловском. Я этим памятником всем надоел: хотел, чтобы он появился ровно в канун перехода. А вторая: отметить пятого января 2001 года - пятидесятилетие смерти Платонова, который, при некотором воображении, может представиться писателем будущего.

Андрей Битов

Бездельник

Руководитель сказал мне:

- Нет, Витя, так не пойдет. Так не годится. Не могу, Витя, понять, чем у вас голова забита. Вы производите впечатление такого солидного человека, а на поверку выходит что? Выходит вот что. Испытательный срок кончается? Кончается. А кончится - будет что? Будет фук? (Это он так шутит.) Так вот, слушайте меня внимательно...

Это он верно отметил. Впечатление такое я произвожу. Я произвожу очень много разных впечатлений. Солидного человека - тоже. Точно, какой я на самом деле, сказать не могу. Возьмем, скажем, зеркало. Ведь именно перед зеркалом мы понимаем, какими нас видят люди. Для того и смотримся. Я же редко узнаю себя в зеркале. То стою перед ним высокий и стройный, и лицо красивое, подтянутое, черты правильные и резкие, то невозможно толстая оладья - не понять вообще, есть ли эти черты. И не просто широкое, а безбрежное у меня иногда лицо, и сам я тогда коротенький и толстый. Одно время я думал, что только сам в этом путаюсь, а остальные видят меня объективно, с такими-то и такими-то определенными, именно мне присущими чертами. Оказывается, нет. Руководитель сказал мне как-то: "Позвольте, что с вами? Какой вы, оказывается, высокий! Вы что, на котурнах? Вы же всегда были низеньким?" При этом он знал меня уже около месяца и каждый день видел. Тогда, как водится, я заметил это за всеми. Не обращал, не обращал - и вот заметил. За всеми и всюду. И не только, что разные люди видят меня по-разному, - и каждый в отдельности, даже лучший друг твой. И есть у меня один момент, так его я просто страшусь. Это мои уши. Их никогда не замечают сразу. И каждый твой приятель неизбежно когда-нибудь их заметит. У каждого на это уходит разное время. Некоторые не замечают их очень долго. И это страшно. Представьте себе какое-нибудь сборище, в котором вы хотите произвести то или иное благоприятное впечатление, - и вдруг ваш приятель, разговаривая с вами, может, о чем-либо очень серьезном, замирает на полслове, смотрит на вас удивительными глазами, лицо его делается неузнаваемым, и он начинает хохотать. И только в редкие промежутки, когда он, красный, пытается вдохнуть или выдохнуть, вы слышите свистящее: "Уш-ши... Посмотрите, какие у него уш-ш-ши!" И тогда все замирают, у всех удивленные лица, и все шипят: "Уш-ши! Уш-ш-ши!" А один даже сказал: "Что, у тебя и второе такое жe?" - и заглянул сбоку. Так что ничего мы не видим сразу и все видим по-разному. Не говоря о том, что люди - это разные люди. Ну а уж о том, какие разные черты характера вижу я в своем лице, глядя в зеркало, и говорить не приходится. Вот оно волевое и нежное, лицо Джека Лондона. А вот фанатичное, сгоревшее - одни глаза, - лицо индийского факира. Вот лицо чемпиона мира Юрия Власова. Вот лицо князя Мышкнна. А вот безвольное, грязное лицо, со следами разврата, лицо человека, способного на любую подлость. Есть, конечно, и кое-какие объективные, вернее, полицейские данные: глаза - карие, волос русый, губы - толстые. Хотя, кто знает: может, и это неточно.

БИТОВ Андрей Георгиевич - Об авторе

Лауреат Государственных премий РФ, президент Российского Пен-клуба

Родился 27 мая в 1937 года в Ленинграде. Потомственный петербуржец. Отец Битов Георгий Леонидович (1902-1977), архитектор. Мать - Кедрова Ольга Алексеевна (1905-1990), юрист. Дети: Анна (1962 г.рожд.), Иван (1977 г.рожд.), Георгий (1988 г.рожд.).

Первые воспоминания детства у Андрея Битова связаны с блокадной зимой 1941/42 года. Потом была эвакуация на Урал, затем - переезд в Ташкент, с которых он начал свои "путешествия", не прекращающиеся и по сей день. В школьные годы увлекся альпинизмом, в 16 лет получил значок "Альпинист СССР". Тогда же открыл для себя бодибилдинг. Любовь к горам привела его в 1957 году в Ленинградский горный институт на геолого-разведочный факультет. Писать Андрей Битов начал будучи студентом. В институте он вошел в литобъединение под руководством Глеба Семенова. Там работали такие известные ныне поэты, как А. Кушнер, А. Городницкий, В. Британишский, Г. Горбовский и др.

Андрей Битов

Человек в пейзаже

Опубликован в "Новом мире" No 3 за 1987 год. С 1961 года носил я туда все свои рукописи! Сейчас - пожалуйста, совсем другой разговор гласность. Только вот зачем же у вас в такой прекрасной повести пьют так много? Гласность гласностью, а указ о мерах - указом... Только и я ведь недаром прошел почти тридцатилетнюю школу редактуры: редактируя, делаю еще лучше, чем было. Приписал страничку в начало - и повесть прошла. И теперь, когда указ ослаб, а гласность окончательно окрепла, вроде могу вернуться к исходному варианту, чтобы и следа насилия над текстом не оставалось. Так я и поступил здесь, а странички, вынужденной, жаль. Вот она: