Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно

– Мераб Константинович, в одной из своих лекций, посвященных проблемам анализа сознания, вы говорили о некой «реальной философии», всегда присутствующей, пусть и неосознанно, в основе научного знания, например. Думаю, то же относится и к искусству, и ко всякому другому проявлению творящего человеческого духа. Насколько это справедливо, на ваш взгляд, и как выглядят в глазах философа эти – другие – проявления?

– Я бы сказал чуть иначе: определенные внутренние установки, внутренние формы сознания существуют у всякого человека, занимающегося мыслью, производящего мысль. Поймем это слово широко – оно может означать и художественное произведение и философский трактат. Ибо в искусстве и в философии человек занимается в конечном счете одним и тем же: отдает себе отчет о самом себе.

Другие книги автора Мераб Константинович Мамардашвили

Сквозная тема работ М. К. Мамардашвили - феномен сознания, раскрытие духовных возможностей человека. М. К. Мамардашвили постоянно задавался вопросом - как человеку исполниться, пребыть, войти в историческое бытие.

Составление и общая редакция Ю.П. Сенокосова.

«Что Вы собственно имеете в виду, когда говорите, что занимаетесь философией?» — вот вопрос, и все, что последует ниже, будет своего рода объяснением с читателем по этому поводу. С одной предваряющей оговоркой: это лишь попытка передать путем рассуждения вслух некую манеру или угол зрения, своего рода устройство моего глаза, относительно видения вещей.

Издаваемый впервые, настоящий курс лекций, или бесед, как называл их сам автор, был прочитан в 1986/1987 учебном году в Тбилисском университете.

После лекционных курсов о Декарте, Канте, Прусте, а также по античной и современной философии, это был фактически последний, итоговый курс М. К. Мамардашвили, посвященный теме мышления, обсуждая которую, он стремился показать своим слушателям, опираясь прежде всего на свой жизненный опыт, как человек мыслит и способен ли он в принципе подумать то, чем он мыслит. Когда он не может посмотреть на это со стороны, а значит, использовать мысль в качестве инструмента в прагматических целях. И именно поэтому, считал М. К. Мамардашвили, мысль как таковая, когда она становится предметом философствования, никому не предназначена, из нее нельзя извлечь никакой пользы. Она не для просвещения, если человек сам не предпринял для этого личных усилий. То есть не отличил хотя бы раз в жизни понятие мысли от самой мысли, в которой, как он выражался, «ты отсутствуешь, но она есть», и следовательно, твоя задача, когда она озарила тебя, попытаться каким-то образом удержать ее, чтобы остаться человеком.

Мераб Мамардашвили рассматривает в этих лекциях сущность жизни, как усилия во времени, используя в качестве примера текст романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени».

«Картезианские размышления» представляют собой курс лекций, прочитанных автором в январе — начале февраля 1981 г. в Институте общей и педагогической психологии в Москве.

Вынужденный к тому времени покинуть Москву Мераб Константинович охотно откликнулся на предложение своих друзей В. В. Давыдова, В. П. Зинченко и В. М. Мунипова прочитать этот курс для аспирантов и сотрудников Института психологии и ВНИИ технической эстетики. Собравшаяся, однако, уже на первую лекцию аудитория — свыше 300 человек — фактически перечеркнула этот замысел, а партийное начальство (как и положено было ему) отреагировало вскоре на факт публичного чтения как на прямой вызов существовавшей системе норм и правил «идеологического общежития».

М.К. Мамардашвили — фигура, имеющая сегодня много поклонников; оставил заметный след в памяти коллег, которым довелось с ним общаться. Фигура тоже масштаба, что и А. А. Зиновьев, Б. А. Грушин и Г. П. Щедровицкий, с которыми его объединяли совместные философские проекты. "Лекции о Прусте" — любопытный образец философствующего литературоведения или, наоборот, философии, ищущей себя в жанре и языке литературы.

Составивший эту книгу курс лекций о философии Канта был прочитан М. Мамардашвили в начале 1982 года в Москве.

Читая лекции о своих любимых философах, Мераб Константинович никогда не предпринимал специальных усилий для их публикации. Единственное исключение — «Кантианские вариации». Он мечтал еще при жизни издать эту книгу, но обстоятельства сложились так, что только сейчас издательство «Аграф» выпускает в свет это уникальное издание.

Лекции о современной европейской философии были прочитаны Мерабом Константиновичем Мамардашвили студентам ВГИКа в 1978–1979 гг. В доходчивой, увлекательной манере автор разбирает основные течения философской мысли двадцатого столетия, уделяя внимание работам Фрейда, Гуссерля, Хайдеггера, Сартра, Витгенштейна и других великих преобразователей принципов мышления. Настоящее издание является наиболее выверенным на сегодняшний день и рассчитано на самый широкий круг читателей, интересующихся актуальными вопросами культуры.

Популярные книги в жанре Философия

М.Ю.Лебединский

ПОЛИСФЕРНЫЙ ДУАЛИЗМ

ФИЛОСОФИЯ ИДЕАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

1

ВВЕДЕНИЕ.

В данной работе дана,разработанная мною,в ос

новном,в конце 70-х годов и дорабатываемая в дета

лях до сих пор, философская система -"ПОЛИСФЕРНЫЙ

ДУАЛИЗМ".

Смысл этого понятия состоит в том,что полисфе

рная структура отдельного человека и идеального общ

ества,как совокупности отдельных индивидумов,логиче

Общество и молодежь. Москва, 1968, с. 258–279

Вопросы философии, 6 (2009), с. 92–100

Встреча директора Института синергийной антропологии Сергея Сергеевича Хоружего

с художниками — участниками проекта «ВЕРЮ»

1 ноября 2006 г., Москва

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

До последнего времени Серен Киркегард был совсем неизвестен во Франции: даже в литературных и философских кругах о нем ничего не знали. Сейчас же интерес к нему и во Франции сильно возрос: многие из его книг уже переведены на французский язык, в философских и общелитературных журналах о нем появилось немало статей, его идеи все больше и больше привлекают к себе внимание французских образованных людей. Но все-таки до настоящего времени найдется еще немало людей во Франции, которые едва ли слышали его имя. А меж тем, в других странах влияние Киркегарда на философскую и богословскую мысль огромно. В особенности в Германии, где Киркегарда "открыли" еще в конце прошлого столетия. Знаменитый теолог Карл Барт весь вышел из Киркегарда. В значительной степени можно сказать то же и о более выдающихся современных философах Германии - Ясперсе и Гейдеггере: посредственно или непосредственно, их мысль держится в орбите идей Киркегарда. Литература о Киркегарде в Германии разрослась безмерно: его изучают, как изучают классиков. Но скажу теперь же: Киркегард один из самых сложных и трудных мыслителей. Труден он, главным образом, необычной и совершенно непривычной для нашего мышления манерой ставить философские вопросы. Сложность его тоже своеобразна: главным образом смущает и запутывает читателя то, что он сам называет "непрямыми высказываниями": самые дорогие свои мысли он в такой же мере показывает, как и скрывает, и от читателя требуется огромное напряжение всех его душевных сил, крайняя сосредоточенность внимания, чтобы разыскать под часто умышленно противоречивыми и запутанными утверждениями то, чем жил и за что всю жизнь боролся Киркегард. Свою философию он назвал экзистенциаль-ной - это значит: он мыслил, чтобы жить, а не жил, чтобы мыслить. И в этом его отличие от профессиональных философов, для которых их философия является просто "специальностью", такой же, какой бывают всякие другие специальности - филология, астрономия, математика, - специальностью, не имеющей никакого отношения и никакой связи с их жизнью. Это однако не значит, что жизнь Киркегарда богата внешними, всем видными и для всех интересными событиями. Наоборот, к событиям, ознаменовавшим эпоху, в которую он жил, он никакого отношения не имел. В его книгах, как и его многочисленных дневниках вы не встретите даже упоминания о революции 48 года, хотя ему в эту пору было уже 35 лет и она совпала с разгаром его литературной деятельности. Киркегард как бы жил вне истории или, если угодно, - и для понимания Киркегарда это имеет огромное значение - у него была своя собственная история, безразличная для всех, но давшая ему совершенно необычайный материал для мышления.

Автор р. в 1971 в Томске, окончил лесохозяйственный факультет Сибирского технологического института (1993), в 2001 г. студент 4-го курса Католической высшей духовной семинарии в Санкт-Петербурге. [email protected]

Ист.: http://marcobinetti.narod.ru/versiorus/alltexts/gadam.htm

Эти диалоги касаются широкого круга вопросов. Свыше тридцати лет группа людей различной подготовки, происхождения и занятий, глубоко озабоченных грандиозностью стоящих перед человечеством проблем, с основной целью – раскрыть самого себя посредством самопознания, объединились вокруг Д. Кришнамурти чтобы совместно, путем диалога, предпринять исследование структуры и породы че ловеческого ума и сознания и ресурсов энергии, дремлющих внутри человека. Задача этих диалогов состоит в том, чтобы освободить ум от оков памяти и времени, осуществить мутацию в сознании и пробу ждение интуиции, что послужит глубокой основой устойчивости ума.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Полотно, сот­канное из паутиновой нити, по прочности, лёгкости и красоте в несколько раз превосходит шёлк. Оно ещё в древности изготовля­лось в Китае, где получило назва­ние «ткань восточного моря». Правда, процесс её изготовления был настолько трудоёмок, что одеться в одежду из неё мог себе позволить лишь сказочно богатый человек.

В Европе о промышленном про­изводстве ткани из паутины впер­вые задумались во Франции в на­чале XVIII столетия. Президент ко­ролевской счётной палаты Монпе-лье Бок предложил добывать нить из паука-крестовика. Как он уста­новил, паутину можно вытягивать прямо из его брюшка и сразу нама­тывать на катушку. От одного на­секомого удаётся получить до 500 метров нити. В подтверждение своих слов Бок представил в Ака­демию наук тончайшие женские чулки и перчатки, изготовленные из этого сырья, поразившие всех красотой и изяществом.

Книга воспоминаний полковника в отставке В. В. Пальмова, бывшего летчика-штурмовика, посвящена героическим будням авиаторов в годы Великой Отечественной войны. Перед читателем разворачиваются картины воздушных боев на Сталинградском фронте, над Кубанью и Донбассом, над Днепром и Крымом, в небе Прибалтики. Автор правдиво и обстоятельно рассказывает о боевых действиях летчиков, их мужестве и самоотверженности в выполнении воинского долга, о фронтовой дружбе и взаимовыручке, о беззаветной преданности Родине.

Подчеpкивая опpеделенную связь внутpеннего, психологического содеpжания личности с внешними, моpфологическими особенностями стpоения лица, следует помнить, что лицо любого человека не является чем-то застываем, а пpедставляет собой целую гамму pазличных движений, что выpажается в мимике.

Hапpимеp, полностью поднятая голова указывает на увеpенность в себе, выpаженное самосознание, полную откpытость и внимание к окpужающее миpу из-за интенсивных отношений с ним. Подчеpкнуто поднятая голова обнаpуживает отсутствие близости, самопpевознесение или высокомеpие. Запpокидывание головы назад демонстpиpует) большое желание деятельности, вызов. И, напpотив, склоненная набок голова указывает на отказ от собственной активности, полную откpытость собеседнику «стpемление идти навстpечу вплоть до покоpности. Расслабленно свисающая вниз голова – пpизнак всеобщей нехватки готовности к напpяжению, безволие.

Впервые на русском языке новый роман Джона Ринго и Майкла Уильямсона об опасных приключениях космических разведчиков!

Специальный Отряд Боевой Разведки отправляется на далекую планету, захваченную, если верить донесениям, злейшими врагами человечества – цлеками. Эти загадочные существа уже уничтожили несколько тысяч поселений в колонизированных людьми мирах и готовят очередное нападение. Однако на этот раз настоящую опасность для разведчиков представляют не цлеки, а таинственный артефакт, обнаруженный на вражеской планете, и предательство, запятнавшее честь непобедимого СОБРа.