Дворовое Евангелие

Другие книги автора Игорь Кузьмич Бойков
Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Фольклорный вариант стихотворения Александра Коренева «Bьюга. Ночь...» Е. Евтушенко напечатал в «Огоньке» как «стихи неизвестного поэта», назвав автора гениальным и согласившись с мнением М. Луконина, что это лучшее стихотворение о войне.

А. Коренев (1921 —1989) — автор более 20 поэтических книг. Однако главные свои стихи поэт при жизни напечатать не мог; они были скроены не по меркам соцреализма.

В предисловии к «Избранному» (1979) поэта Е. Винокуров писал: «Бесспорно одно — это настоящие стихи. Слишком много в них действительной боли, опыта, всего — и горького и радостного. Не так-то много сегодня поэтов, творчество которых было бы столь подлинно самобытным, как творчество Коренева».

Значительная часть произведений, вошедших в сборник, публикуется впервые.

«Подле шкафа, в передней, Паук

Себе мудрые сети устроил;

И живет он один, не сам друг;

Он как скряга себя успокоил…»

Поэзия Андрея Коровёнкова чем-то сродни сатирической лирике Владимира Высоцкого – лихо высмеивающая нравственные и социальные уродства. Она не лишена и ноток самоиронии, трезвого чувства собственного несовершенства и понимания временной ограниченности личного бытия в этом мире. Что интересно, миры в этих стихах задорно смешиваются: трудно понять, где «тот мир», a где «этот».

Лейтмотивом звучит тема потерянного времени и размышления о времени вообще: отпущенном нa жизнь, драгоценном или суетном, но, к горечи автора и любого смертного человека, потенциально завершённом. Задачa же поэта, с которой пытается справиться Андрей Коровёнков, – в преодолении этих темпоральных и территориальных границ в надежде даже вернуться «из того мира». Это неудивительно, ведь автор рождён Надеждой и с надеждой…

Рафаил Синцов – поэт широкой души, вобравшей в себя многоголосье окружающего мира во всём разноцветье его про– явлений. Ему созвучно всё: от еле слышного голосочка негаснущей свечи до громогласного крика эпохи. Одно их первых мест в творчестве поэта занимают темы любви к женщине и к Родине в её материнском образе.

Автор с нежностью обращается к своим знаменитым собратьям по перу – Владимиру Высоцкому, Евгению Евтушенко, Андрею Вознесенскому – и с неподдельной искренностью разделяет с ними разнополярные чувства мировой скорби и радости.

Лирическая героиня «истории в стихах» – петербурженка и по рождению, и по духу. Лирический герой – Неназванный Адресат – тоже петербуржец, хотя не по крови, но по самой своей сути. Их совместная повесть пишется в неразрывной связи с Городом, неизменным третьим героем во всех петербургских повестях, романах и стихотворениях. Топоним, пронизывающий всю книгу – Фонтанный дом, в котором провела многие годы жизни Анна Андреевна Ахматова, а символ-воспоминание – куст шиповника.

Через всю книгу проходит образ лирической героини – мудрой, рефлексирующей, сильной и оптимистичной. Это максималистка с улыбкой Моны Лизы, она умеет и хочет любить, не перестаёт надеяться и верить всем невзгодам вопреки. Образ девушки, причудливо воплотившийся в берёзовом стволе, задаёт общий тон лирическому повествованию о женской сущности, преданности и любви.

Поэзии Ольги Аленской-Ершовой присущи ненавязчивый автобиографизм, искренность эмоционального порыва, песенные модуляции изложения. Это гимн жизни, которая дарит радости и испытания, любовь и разлуку, боль и счастье, жизни – зиму которой обязательно сменит весна.

Через всю книгу проходит образ лирической героини – мудрой, рефлексирующей, сильной и оптимистичной. Это максималистка с улыбкой Моны Лизы, она умеет и хочет любить, не перестаёт надеяться и верить всем невзгодам вопреки. Образ девушки, причудливо воплотившийся в берёзовом стволе, задаёт общий тон лирическому повествованию о женской сущности, преданности и любви.

Поэзии Ольги Аленской-Ершовой присущи ненавязчивый автобиографизм, искренность эмоционального порыва, песенные модуляции изложения. Это гимн жизни, которая дарит радости и испытания, любовь и разлуку, боль и счастье, жизни – зиму которой обязательно сменит весна.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

…Песчинка влетела в глаз, или камушек попал в обувь…

День был один. Один одинёшенек — хотя стоил четырёх Четверых… Впрочем, нет, не стоил. Ему ли размениваться на другие, сколько бы их ни было? Ему ли — бесконечному и неестественному, словно равнодушная ухмылка.

День топорщился, ершился, вот только со мной поделать ничего не мог: я уничтожал его со знанием дела.

Он и не был днём, разве что походил на него несколькими неважными приметами. Просто-напросто — лунный огрызок уступил место чему-то, название чего я не хотел вспоминать. Музыка разливалась, словно не по-дневному густые красные чернила из треснувшей чёрной чернильницы. И этими красно-чёрными чернилами повсюду была выведена перечёркнутая, словно несбывшаяся надежда, натвердо сбитая, неряшливая буква.

Малыш Ральф, носитель ужасающе мощного интеллекта с коэффициентом 475, не приемлет речь по причинам философским и эстетическим. Кроме того, к 4 годам его похищают: 1. психически неустойчивая психиатресса, которая желает вскрыть его мозг; 2. пентагоновский полковник, который желает превратить его в совершенную шпионскую машину; 3. мексиканская пара, мечтающая о собственном ребенке; 4. католический священник, стремящийся изгнать из него демонов. И все это – лишь начало счастливого детства…

Шедевр искусства лингвистики – роман Персиваля Эверетта «Глиф».

Героиня повести, став невольной свидетельницей происходящих в летнем лагере загадочных «несчастных случаев», берется за их расследование.

Настоящее собрание сочинений А. Блока в восьми томах является наиболее полным из всех ранее выходивших. Задача его — представить все разделы обширного литературного наследия поэта, — не только его художественные произведения (лирику, поэмы, драматургию), но также литературную критику и публицистику, дневники и записные книжки, письма.

В пятый том собрания сочинений вошли очерки, статьи, речи, рецензии, отчеты, заявления и письма в редакцию, ответы на анкеты, приложения.

http://ruslit.traumlibrary.net