Дверь в зиму

«Независимый».

Космический корабль, который вновь и вновь отправляется навстречу приключениям – иногда веселым, а порой и смертельно опасным…

Новоиспеченный лейтенант вступает в войну с любимцами капитана – крысами-мутантами, предупреждающими об опасности… Кто победит?

Старпома преследуют кошмары самого невозможного толка, а механик играет в пространственные шашки с невидимым противником… Что происходит?

Гигантский астероид, внезапно изменивший свою траекторию, вот-вот столкнется с исследовательской станцией. Самое простое решение – расстрелять астероид из орудий «Независимого». Почему медлит капитан?

И это – лишь малая часть историй, о которых готова поведать команда «Независимого»!

Отрывок из произведения:

Кухонная дверь тихонько приоткрылась, и Он замер на пороге, разглядывая комнату. Она, конечно, не ждала его – вздрогнула и вскочила с кресла, прижав руки к груди. В дверном проёме сияло солнце, горячий ветер шевелил барханы, наметая песок на комнатный ковёр. Свет упал в квартиру ровной трапецией, и тень странника разлеглась поперёк дивана, уткнувшись головой во включённый ночник.

– Можно? – Он развязал платок, который прикрывал нижнюю часть лица. Из складок ткани тоже сыпался песок.

Рекомендуем почитать

Встреча с иными цивилизациями оказалась обескураживающей: земляне опоздали – Галактика уже поделена между Сильными расами, другим же, более молодым, отведена роль винтиков в этой сложной и одновременно простой структуре межзвездного сообщества – они могут делать только то, что у них получается лучше других, и не замахиваться на большее. И люди вынуждены смириться с участью космических извозчиков (ведь только они могут выжить в момент джампа – моментального прыжка на расстояние в несколько световых лет). Однако удовлетворится ли человечество торговлей космическими безделушками – или все же попытается найти свой путь и встать вровень с Сильными?..

Новый роман Сергея Лукьяненко выдержан в лучших традициях «космической оперы» и читается на одном дыхании с первой до последней страницы.

Сжимая в одной руке надкушенный бутерброд, а в другой – бутылку кефира, черт озирался по сторо­нам. Выглядел он вполне заурядно – мятый старомодный костюм, шелковая рубашка, тупоносые туфли, галстук лопатой. Все черное, только на галстуке алые языки пламени. Если бы не рожки, проглядывающие сквозь аккуратную прическу, и свешивающийся сзади хвост, черт походил бы на человека.

Толик отрешенно подумал, что в зале истории средних веков городского музея черт в костюме и при галстуке выглядит даже излишне модерново. Ему больше пошел бы сюртук или фрак.

Вторая книга лучшей российской «космической оперы»! Увлекательная история землянина, заброшенного в глубины космоса и возглавившего галактическую войну!

История, в которой есть место для всего, что только может быть создано фантазией в свободном полете, — бластеров и звездолетов, странных союзников и необыкновенных врагов, вампиров, что не прячут своих клыков, и атомарных мечей, что острее косы самой Смерти…

«Планета, которой нет» — это ДОСТОЙНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ романа «Принцесса стоит смерти»!

Сегодня он — неприметный парень, притворяющийся украинским гастарбайтером.

Поворот судьбы... И он попадает в страну сбывающихся желаний?!

НЕТ! Это мир — где схлестнулись добро и зло, тьма и свет!

Вопрос о победителе остается открытым...

— Спи! — Он поправил одеяло и взял ее за руку. — Завтра у нас будет еще один день. Целый день, представляешь?

Она послушно закрыла глаза, улыбнулась:

— Споешь мне что-нибудь?

— Колыбельную?

— Просто песенку. Про снег. Про Новый год. И про исполнение желаний.

— Спою. — Он знал очень много песен. А если подходящей песни не существовало, он сам ее придумывал.

Снежинки — маленькие феи,

Он зовет себя Лабух.

Он был одним из сотен нищих и свободных музыкантов трущобного «нижнего» города, веками враждовавшего с богатым, спокойным городом «верхним».

Но теперь он сумел сделать НЕВОЗМОЖНОЕ — сыграл музыку, которая освободила неупокоенных ПРИЗРАКОВ.

Отныне, согласно странному старинному пророчеству, он должен принять жребий Избранного — лидера, которому предстоит навеки прекратить войну «верхнего» и «нижнего» городов и подарить их обитателям НОВОЕ, ИНОЕ будущее.

Перед вами — НОВЫЙ СБОРНИК Евгения Лукина.

Продолжение баклужинского цикла, в котором речь идет о юности Глеба Портнягина — достойного ученика Ефрема Нехорошева, и о его первых «самостоятельных делах» — забавных, жутковатых и ОЧЕНЬ ОРИГИНАЛЬНЫХ.

Спасти проклятые сны новорусской дамочки…

Помочь бедным селянам, у которых богатый сосед откачивает по трубопроводу положительную энергетику…

Наконец, найти ТРИДЦАТОГО идиота, который рискнет выкопать завороженный клад, сгубивший уже ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ добрых молодцев…

Все это — и многое другое — в одном из ЛУЧШИХ сборников МАСТЕРА отечественной фантастики!

«Сегодня, мама!», «Остров Русь» и «Царь, царевич, король, королевич…» — это развеселая и разудалая трилогия, сочиненная Сергеем Лукьяненко на пару с Юлием Буркиным.

Это безудержный полет фантазии, невероятное, причудливое развитие сюжета и, конечно, брызжущий, искрометный юмор!

Другие книги автора Михаил Борисов

Поклонники отечественной фантастики!

Новые рассказы, повести и статьи Сергея Лукьяненко и Евгения Лукина, Леонида Каганова и Юлии Остапенко, Сергея Чекмаева — и творческого дуэта Г. Л. Олди!

Все это — и многое, многое другое — в новом сборнике «Фантастика».

«Независимый».

Космический корабль, который вновь и вновь отправляется навстречу приключениям – иногда веселым, а порой и смертельно опасным…

Новоиспеченный лейтенант вступает в войну с любимцами капитана – крысами-мутантами, предупреждающими об опасности… Кто победит?

Старпома преследуют кошмары самого невозможного толка, а механик играет в пространственные шашки с невидимым противником… Что происходит?

Гигантский астероид, внезапно изменивший свою траекторию, вот-вот столкнется с исследовательской станцией. Самое простое решение – расстрелять астероид из орудий «Независимого». Почему медлит капитан?

И это – лишь малая часть историй, о которых готова поведать команда «Независимого»!

Сначала хорошо бы Фрая почитать… Собственно ему, Максу, и посвящается.

Он увидел её на берегу реки в разгар пляжного сезона. Она стояла по щиколотку в воде, нежась под солнцем, и едва заметно улыбалась чему-то своему. У него даже дух перехватило — столько грации было в её осанке, а ноги… Ноги могли свести с ума любого. Когда она повернулась и не спеша вышла на берег, прикрывая глаза от яркого света, он даже отвернулся, опасаясь показаться смешным. Вид у него действительно был ошарашенный.

Она присела, разглядывая что-то в траве, склонила голову к плечу, потом выпрямилась и пошла вдоль берега, осторожно ступая по горячему песку. Каждый её жест, каждое движение были полны удивительной, тонкой лёгкости, которой нельзя научиться — это врождённое качество, отличающее богинь от простых смертных.

«Независимый».

Космический корабль, который вновь и вновь отправляется навстречу приключениям – иногда веселым, а порой и смертельно опасным…

Новоиспеченный лейтенант вступает в войну с любимцами капитана – крысами-мутантами, предупреждающими об опасности… Кто победит?

Старпома преследуют кошмары самого невозможного толка, а механик играет в пространственные шашки с невидимым противником… Что происходит?

Гигантский астероид, внезапно изменивший свою траекторию, вот-вот столкнется с исследовательской станцией. Самое простое решение – расстрелять астероид из орудий «Независимого». Почему медлит капитан?

И это – лишь малая часть историй, о которых готова поведать команда «Независимого»!

Голубь ходил по краю крыши, косил рыжим глазом. Мешал, зараза, сосредоточиться. Отчего-то вспомнился петух на бабушкином подворье, тот вот так же глазом косил. Только глаз у него был злой, огненный. Не знаю, за что он меня тогда невзлюбил, только житья не давал никакого. Чтобы во двор сбегать (всем известно, где в деревне удобства находятся), приходилось надевать отцовские резиновые сапоги — клевался забияка очень больно.

Не знаю, что я ему плохого сделала. Кур никогда не обижала, куры мне, если честно, были до одного места. Но этот рыжий хам меня просто изводил; подкарауливал в самых неожиданных местах и зажимал в угол. Я принималась визжать, и тогда кто-нибудь из родных прибегал и прогонял петуха. Дед пару раз брался за топор, собираясь отправить наглеца в суп, но я всякий раз со слезами отговаривала — наверняка этим супом стали бы кормить и меня, а уж это точно было выше моих сил.

— …И будьте счастливы! Надеюсь, в доме вашем всегда будет достаточно тёпла; мы отдаём тебе в жёны, Тано, лучшую хозяйку в Столице, береги её…

Невеста смущённо улыбалась, сжимая руку жениха. Тано, невероятно гордый, не сводил с Принцессы глаз.

— …И не обделяй своей заботой. Тебе стоило бы почаще смотреть на неё, а не на меня. — Принцесса улыбнулась.

Тано покраснел, потупился. Они с невестой обменялись быстрыми взглядами, среди родственников пробежал и стих одобрительный шумок.

Всё это было очень похоже на правду, и она почти ему поверила — может быть, потому, что очень хотела поверить.

А и как деревенской девушке не поверить такому роскошному господину, который вот уже битый час сидел за столиком и вроде бы не собирался уезжать, хоть и попутчики заждались?

— Поедем, красотка, — уговаривал он, — поедем со мной. Обещаю, тебе не придётся жалеть! Мы сейчас отправляемся через Лион в Париж, ко двору Его высочества герцога Анжуйского. А там, глядишь, и к королевскому двору; ты когда-нибудь бывала при дворе, красотка?

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Транксы похожи на насекомых, а-анны напоминают ящеров. Люди же, как известно, не похожи ни на первых, ни на вторых. Отсюда все проблемы контакта с братьями по Вселенной. И если вдруг встречается раса, божественно прекрасная внешне и плюс к тому бесконечно добрая (подарили людям планету!), - казалось бы, какая удача! Но, оказывается, даже братьев по разуму принимать надо не по одежке.

Филип К.Дик настолько прочно вошел в пространство современной культуры, что только ленивый не слышал об этом удивительном феномене. Книги и фильмы, снятые по его романам, читают и смотрят миллионы людей во всем мире. Его фантастика актуальна. Его ученики и последователи сами сделались классиками новой литературы. А это значит, что писатель принадлежит Вечности и книги его будут жить столько, сколько продержится на плаву корабль под названием "Земля".

   Лайнер резко взмыл вверх, и у Масти помутнело в глазах. Он беспомощно закрыл их и тяжело дыша откинулся на спинку сиденья. Теперь он сожалел о том, что не взял те таблетки, которые ему рекомендовала мать. Он боялся, что друзья за это его засмеют, и поэтому отказался. Но теперь, когда он узнал, что это такое, ему казалось, что он согласился бы на любой позор, лишь бы ему сейчас стало легче. А лайнер так и не думал останавливаться, он наоборот всё набирал и набирал скорость. Масти не покидало ощущение, что все его органы сжимаются в комок, и что именно от этого его тошнит. Ему казалось, что сила, вдавливающая его в сидение, гораздо больше, чем предельно допустимая для человека, и от этого ему было ещё хуже. Хотя на самом деле всё было не так.

Третий параграф Космического кодекса гласит: «В особо сложных ситуациях командир имеет право принять альтернативное решение, которое временно создает большую опасность для звездолета и экипажа». Межзвездный капитан считает, что параграф устарел и ради успешного поиска инопланетных братьев его следует изменить.

Артур Ч. Кларк, один из самых знаменитых писателей-фантастов, начал свою карьеру рассказами в школьном журнале. Однако больше всего славы ему принес сценарий сенсационного фильма «2001: Одиссея в космосе», который он писал в сотрудничестве с режиссером Станли Кубриком.

Обращаясь к школьным дням, Артур Кларк, которому теперь 61 год, говорит: «Я все еще вспоминаю те редакторские дискуссии в 1930-ых годах. Примерно раз в неделю после занятий Митти (его учитель, капитан Е.Б. Митфорд) собирал своих школьников, составлявших редакторскую коллегию, и мы садились за стол, на котором лежал мешочек с конфетами. Хорошие идеи немедленно вознаграждались…. 30 лет спустя мне удалось в какой-то мере отблагодарить его, посвятив мою книгу «Девять миллиардов имен Бога» «Моему первому редактору, Митти».

Уже тогда, по его словам, стала проявляться его склонность к научной фантастике. Некоторое время он увлекался ранними журналами научной фантастики, а затем большое впечатление на него оказала «титаническая книга» Олафа Стейплдона «Последние и первые люди» (1930). «Ни до ни после этого я никогда не читал книгу, которая бы так подействовала на меня», говорит он.

Он стал интенсивно писать незадолго до войны, во время которой он служил в британских военно-воздушных силах, но убедившись в том, что в Великобритании нет большого спроса на научную фантастику, он начал писать для американских журналов.

Кларк написал около 20 книг в жанре популярно-научной литературы, большинство из них на темы, связанные с космическим пространством; в их числе «Создание луны» (1957) и «Вызов космического корабля» (1960); он опубликовал также около 25 романов и сборников рассказов. Самые замечательные из них — «Пески Марса» (I951) и «Конец детства» (1953).

Книги Кларка явно свидетельствуют о его профессиональном опыте: в 1943 году он был техническим офицером на первой радиолокационной установке и состоял также членом Института электротехников. В 1945 году он участвовал в исследовательской подготовке запуска первых спутников связи; был членом-основателем и позже председателем Британского межпланетного общества — в 1946-7 и снова в 1950–1953 гг.

Артур Кларк был награжден несколькими международными премиями за его книги, включая одну от Всемирной академии искусства и науки (1962).

За истекшие годы он часто читал лекции по радио и по телевидению как в Соединенном Королевстве и в США, так и для ЮНЕСКО (Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры.)

Теперь Кларк живет в Шри Ланке, где он увлекается подводным спортом. С 1954 года он занимается подводными исследованиями Большого барьерного кораллового рифа Австралии и у берегов Шри Ланки. Одна из его книг «Сокровище Большого рифа» (1964).

В рассказе «Солнечные паруса», написанном в 1965-ом году, он рассказывает о флотилии огромных солнечных кораблей, которые участвуют в фантастических гонках, движимые «солнечным ветром, который веет между планетами».

Рассказ взят из сборника «Лучшие рассказы Артура Ч. Кларка 1939–1971», который, по словам автора, представляет собой выбор из шести томов рассказов, «охватывающий почти все, что я написал в этом жанре».

Советский космонавт лейтенант Снежинин отправлен в тайный космический полет на многоразовом космическом корабле с фотонным движителем на предполагаемую обитаемую планету XZ, являющуюся противовесом нашей Земли в другой Галактике.

Специальный диверсионный взвод Лунной группировки войск при Генштабе Вооруженных сил РФ послан в особое задание на луну Юпитера: сопровождать работников дипломатической миссии, которые должны установить отношения с чужаками: «Местные страдают от американской оккупации. Защиты просят. А мы, типа, миротворцы».

Два рассказа из  серии Миры Содружества (Вселенная EVE-online)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кусок планеты не поражал размерами, но пришлось довольствоваться малым. Потому что все остальное превратилось в камни, пыль, мусор. А тут все-таки остался участок земли, большая часть крестьянского дома, растущее перед ним дерево, даже пятачок пастбища с замороженным бараном. И ничего больше. Со всех сторон земля резко обрывалась, кое-где из нее торчали корни. На краю сидел мужчина, болтая ногами над пустотой. Отбросил сучок, который медленно скрылся из виду. Звали его Френк, а девушку, которая устроилась на качелях, закрепленных за ветви дерева, – Гвенн.

Язон динАльт – ловкий галактический мошенник, успел хорошенько «наследить» на многих из тысяч разбросанных по Вселенной обитаемых планет. Нет, разумеется, он не шулер и не наивный лох, чтобы его схватили за руку, – он просто любит играть по-крупному и умеет выигрывать именно тогда, когда особенно хочет. Это, конечно, не ахти какая, но все-таки репутация, обладателю которой обеспечен кое-где весьма теплый прием. Например, на неукротимой планете Пирр, которую недаром называют Миром Смерти…

Вороток на баллисте никак не хотел отпустить тетиву. Заело. Беатор в отчаянии ковырял его ножом, впрочем, безо всякого успеха. Эльф опустошил половину колчана и ни разу не промахнулся. Но его стрелы одна за другой отскакивали от гоблинских доспехов. Кое-что, кажется, застряло во вражьей шкуре, но что им, исчадью Ангмара, эльфийские стрелы? Не страшнее шильных тычков.

– Заговоренные, что ли? – с суеверным ужасом бормочет Кэбидж. Свинцовые шарики из его пращи отлетают от громадин-гоблинов, не причиняя им ни малейшего вреда. Жуть какая: гоблины-переростки, они же не бывают такими здоровыми, просто не бывают… никогда… Никогда?

От издателя `Я замечаю, что любые воспоминания о чем-то всегда оказываются воспоминаниями о самом себе. А вспоминать себя, да еще связно, толково, без выпячивания собственной `удивительной личности` — практически невозможно. И тут дело вовсе не в скромности или, наоборот, нескромности автора, а в том, что он волей-неволей обязательно становится неким судьей, высшей инстанцией, которая начинает давать оценки людям, событиям, поступкам. Все равно мир (тот, прошлый, давешний) становится искаженным, так или иначе выдуманным. И в этом искаженном выдуманном мире бродит тоже не шибко реальный `вспоминатель`.

Роберт Рождественский