Дверь в бездну

Олег Котенко

ДВЕРЬ В БЕЗДНУ

Желтая полоса дороги круто сбегала по склону холма.

- Что там?

- Там? - казалось, ее слова заставили его пробудиться от дремоты. - Там ни чего.

- Как? Совсем?

- Совсем.

- Тогда чего же бояться?

- А ты боишься?

- Не знаю. Наверное, нет. Хотя, может быть, и да.

- Все идут туда.

- Кто все?

Он усмехнулся.

- У каждого своя дорога. У каждого своя дверь.

Другие книги автора Олег Николаевич Котенко

Ты — ИЗБРАН.

Для ЧЕГО? Этого тебе еще не сказали…

Ты — бунтуешь против основ мироздания.

А бунт твой ОБРЕЧЕН НА ПОРАЖЕНИЕ.

Всемогущество обернется бессилием.

Слабость станет Силой…

А тебе — ИЗБРАННОМУ — останется только право совершить Выбор.

Человек

Ко мне явился вновь ты, странное виденье, Бессонных дух ночей, владыка звёзд и тьмы, Ты князь ветров земных, что носятся как тени…

Самаэль

Довольно, Человек, забудь слова мольбы! Я здесь не для того, чтоб страх рождать и пламя!

Человек

Скажи, зачем твой путь проложен по земле? Покорен я тебе, властитель Мирозданья…

Самаэль

Ты нужен мне, слуга с печатью на челе. Мы видим кровь и скорбь, заполнившую мир, Вас ждёт финал.

Громко шаркая ногами, Верт плелся по узкой улочке. Хотя она и была вымощена небольшими прямоугольными камнями, но весь вид портили огромные горы мусора, лежащие на обочинах. Город Верту не нравился. Встреча со старостой была назначена только на завтра и ночь придется провести в гостинице. Если таковая вообще найдется в этом городишке.

Верт выбрал более менее приличный кабак. Вернее, выглядел он так же «неприлично», как и остальные, но у этого, по крайней мере, были двери. Верт вошел. Кабак умещался в одной единственной комнате, насквозь прокуренной и провонявшейся гниющими остатками пищи. Однако в кабаке не было пьяных, хотя по лицам присутствующих нельзя было сказать, что они придерживаются здорового образа жизни.

Из человеческого сознания до сих пор не стерлась идея о том, что Земля является центром Вселенной. И это спустя многие века научного и духовного прогресса. Люди все так же боятся, что на их головы могут обрушиться небеса. Никто не способен или не желает поверить, что сам человек и есть Вселенная.

— Веселятся, чтоб их, — проворчал Герт, скребя немытой рукой еще более грязную физиономию.

— Рыцари, ясное дело, — согласился Брог.

Они сидели на земле у дороги, опершись спинами о деревянный забор. За забором был постоялый двор, откуда доносился смех, крики и громкая музыка.

— Дракона сегодня завалили, вот и веселятся, — добавил Герт.

— Чего-то я такого не слышал.

— Твои проблемы. Я этого дракона в деревне видел. Дохлого уже. Они его на куски резали.

Олег КОТЕНКО

ПОСЛЕДСТВИЯ ГНЕВА ИНФЕРНАЛЬНЫХ СУЩНОСТЕЙ

Дьявол явился ему в виде коровы. Он сразу понял, кто это, но почему-то ни капельки не испугался. Даже наоборот - им овладело что-то вроде задора. Степан пас ее, и она внезапно села на задницу, по-человечьи, запустила копыто в карман на брюхе - оказывается, там у нее карман - достала папиросину, задымила и стала внимательно смотреть на Степана. И они так и смотрели друг на друга, пока корова не нарушила молчания. Она выставила перед собой скуренную наполовину беломорину и произнесла мрачно: - Последняя. - У меня нету, - сказал Степан. У него, конечно, были, но ему и самому хотелось курить. - А я всех демонов ада нашлю, - ехидно пообещал Дьявол в образе коровы. - В смоле сварю. Со Сталиным трахаться заставлю... или с Лениным смотря какое будет настроение. Или вообще... - корова пошлепала губами и издала невольное: "Му-у!", после чего с досадой шлепнула себя копытом по губам. При этом кусочек горячего пепла попал ей на морду и корова замотала головой, разозлившись. - Или вообще - с Розой Люксембург. Вот потеха-то будет! Степан, ошеломленный такими обещаниями, достал из кармана пачку "LM" и протянул корове. - Ладно, на. Дьявол покрутил мордой, но сигареты взял. Всю пачку. Сунул в карман на брюхе. - Где вы его берете, курево это буржуйское... - тихо возмутилась корова и опять уставилась на Степана. - Знаешь, кто я? Знаешь. - Знаю, знаю, - подтвердил Степан. - И чего ты ждешь? - А ты как думаешь? Мне надо своими прямыми обязанностями заниматься, иначе я хирею. И так охлял уже. Смотри, одни кости торчат. - Да это хозяин тебя... то есть, корову... не кормит. Я-то не местный, я на лето в деревню приехал. Вот, попасти попросили... - А грешников сейчас все меньше, - Дьявол не обратил внимания на слова Степана и гнул свою линию. - Сплошные атеисты или праведники. Или сектанты. - Я, между прочим, тоже атеист, - сказал Степан. Дьявол в образе коровы нехорошо прищурился и скривил губы. - Сволочь ты, а не атеист, - сказал он, развернулся корпусом и шпульнул окурком в ближайшую корову. Буренка взревела, мотнула головой и успокоилась. Дьявол усмехнулся криво, снова стал, как положено корове, на четыре точки и принялся жевать траву. Степан полодшел к корове, заглянул ей под брюхо. Под объемистым выменем валялась пустая помятая сигаретная пачка... А на следующий день все коровы в стаде оказались беременными. Степана до конца лета подкалывали шуточками.

Олег Котенко

ЦВЕТОК

Холодный сырой ветер бросал в лицо редкие снежинки вперемешку с мелкими каплями дождя. По небу тяжело ползли серые низкие облака, время от времени изрыгающие низкие звуки грома. Ветер протяжно завывал между полуразваленными серыми коробками зданий, некогда составлявших город.

Сын спокойно глядел на этот мир, отравленный радиацией, сожженный, вымерший. Картина мертвой природы была ему привычна. Отец же еще помнил былые времена, когда светило яркое солнце, раскрашивающее предметы пестрыми летними красками, когда тихо падал чистый пушистый снег, когда деревья стояли в золоте и серебре, готовясь отойти ко сну и когда они просыпались, покрываясь нежной зеленью. Природа никогда не старалась уничтожить человека, она отдавала все силы, чтобы помочь ему. Человечество росло избалованным ребенком, требующим беспрекословного исполнения всех его капризов.

Вот странно — бывает, опустится ночь, а ты стоишь и смотришь, как постепенно, одна за одной разгораются звезды. Чарующая магия, высшая мудрость — та самая красота, которая призвана спасти мир.

А ты стоишь и смотришь — безучастный, привороженный серебряной улыбкой. И не знаешь сам: человек ли ты или еще один зверь. Только в этот миг понимаешь, насколько ты ничтожен — и отходит все, что еще несколько часов назад казалось непостижимо важным.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Над горными вершинами висела багровая тяжесть туч. Черные тени ущелий были как траурная кайма. Печаль сжимала сердце, и слезы душили, горькие слезы неизбежного расставания.

— Мы разлучаемся! — возвещал чей-то громовой голос. — Но мы встретимся, встретимся, встретимся!..

Толпа шумела, расслаивалась на две колонны. И они, эти две колонны, уходили в разные стороны. И багровые тучи переваливали через горы, текли вслед за людьми, затмевая долину.

Ужасающи бездны космоса. Суперкорабль «Актур-12» сто тысяч лет носился по межгалактическим параболам, без конца фиксируя звездные облака, то свитые в спирали, то рассеянные неведомыми силами, то сдвинутые в плотные молочные сгустки. Иногда приборы нащупывали в глубинах галактик планеты, похожие на Землю. Тогда корабль вонзался в звездную кашу, находил планету, и люди долго жили там среди иных существ как среди себе подобных.

Каждые сорок лет космолетчики запирались в антианнигиляционные капсулы, переводили корабль на субсветовую скорость и там, в беззвездном и бесцветном засветовом антимире, где все наоборот, возвращали себе молодость. А тем временем корабль проскакивал очередной межгалактический вакуум, и перед глазами обновленных людей вспыхивали новые звезды, возникали новые миры, ждущие исследователей.

Произведения Сергея Абрамова — это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического, мифического, ирреального причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки местами веселы, временами — печально — лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

Бог, создатель Марса, оставил на нем отпечатки своих пальцев. Первым их увидел Роув, который потерпел крушение на корабле «Диметрис» и оказался обречен вечно вращаться по орбите вокруг Марса в полном одиночестве. Когда его спасли, он стал для всех Потерянным Землянином.

© Ank

В патрульном облёте галактических окраин Де Тойлис наткнулся на древнюю космическую станцию, которую никто не посещал уже много веков. Станция была всё ещё исправна: внутри работало освещение и звучала музыка, воздух был пригоден для дыхания, а в главном зале с балконами продолжался бесконечный бал мертвецов.

© Ank

В то самое время, когда ракета Барабуса опустилась на космодром перед домом Лопо, небо Стакоро окрасилось в зелёный цвет.

— Барабус! — закричала с крыльца Лопо. — Беги скорее! Сейчас будет дождь!

Барабус выключил питание ракеты, захватил из гибернатора цветы, которые только что начали оттаивать, и вышел.

— Барабус! — снова закричала Лопо.

— Космонавт всегда успеет, — флегматично заметил Барабус, поправляя галстук.

Небо потемнело. Тучи опустились так низко, что закрыли верхушку метеорологической башни над домом Лопо.

Склинк решил поесть. Собрал скребком остатки вчерашнего ужина со стола, положил в чашу, накрыл крышкой и поставил в печь. Кусочки грингза, нагревшись, осознали себя как части целого и собрались вместе. Грингз осторожно приоткрыл крышку и вытек. Попробовал открыть печь, но это не удалось. Спрятался в углу и стал ждать.

Склинк подумал, что завтрак готов. Открыл печь и вынул чашку. Снял крышку и заглянул внутрь. Ничего, кроме мутно-коричневой слизи на дне.

Жруган дотянулся шупальцами до зуммера и вдавил кнопку до предела. Паразиты, сидевшие на потолке и на стенах, беспокойно забегали, оставляя светящиеся следы. Комната дрогнула, открылось окно и в него стало видно, как огромное колесо межпространственной станции медленно тает на фоне распухающего багрового солнца.

— Время обедать! — прокричал в окно Жруган, не удовлетворившись зуммером.

Над лужайкой у дома лопнула небольшая шаровая молния и стало приятно дышать. Жруган вообще любил это занятие — дышать, а после молний оно ему особенно нравилось.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ю. КОТЛЯРСКИЙ

МАСТЕР БИС-ВОСЕМНАДЦАТЬ

Юмореска

Не успел я сдать пальто в гардероб, как над моей головой послышался мягкий, обволакивающий женский голос:

- Добрый вечер! Проходите, пожалуйста! К вашим услугам кресло номер три.

Я вошел в светлый, просторный зал. Было около девяти часов вечера, на улице давно царила осенняя темнота, однако мне показалось, будто я снова попал в лето. Обманчивое впечатление вызывало специальное освещение.

НЕВЕДОМОЕ: БОРЬБА И ПОИСК

ГЕОРГИЙ КОТОВ

Космические загадки

Под таким названием прошел вечер в нашем Дворце культуры.

Гостем был специалист по атмосферным аномальным явлениям Александр Сергеевич Кузовкин В зале не было свободных мест. И это свидетельствует о неослабевающем интересе к неопознанным летающим объектам.

В печати немало было публикаций о НЛО. Мнения разделились; кто-то верит, что они есть, а кто-то считает все это чушью. Себя я не причисляю к сторонникам ни того, ни другого лагеря, хотя, признаться, и симпатизирую первому. Надо подходить ко всему объективно, и в то же время не следует забывать, что человек знает об окружающем мире еще слишком мало. Мы лишь на первой ступени бесконечной лестницы познания.

Олег Котов

СКАЗ ПРО ИЛЬЮ

...Спохватился Илья и набил Тугаpину

Змиевичу моpду, а тот и говоpит ему

с набитым pтом:"Что ж ты, Илюша,

pазмахался? Это ж только пpисказка,

в сказке для такого добpа еще полно места будет!.."

Как во славном гpаде Муpоме жил да был богатыpь Илья Пи теpский. Меч Илья очень быстpо выхватывал: pукояткой, уже, быва ло, замахивается, а сам-то меч еще в ножнах. В наследство отец ему оставил сиду немеpяную, меч булатный и татаpина деpевянного. А на словах пеpедал: "Душегуб ты, а не богатыpь! Hет в тебе понта бо гатыpского!". С тем и помеp.

В.Котов, С.Малахов

МАГИЯ СHОВИДЕHИЙ: ПУТЬ ЗHАHИЯ И ДЕЙСТВИЯ

1. О КHИГАХ HА ЭТУ ТЕМУ.

Иногда (довольно чаcто) методы пpямого cамовнyшения, включая и значительнyю чаcть pекомендаций Патpиcии Гаpтфилд ("Твоpчеcкий cон"), оказываютcя cовеpшенно недейcтвенными. Более эффективно наблюдение за тpюками подcознания, "забываемое" cамовнyшение,"неделание cна". В этом cмыcле cпоcобы, опиcанные Каcтанедой, веpнее и тоньше. Hо было бы ошибкой огpаничиватьcя вычленением из книг Каcтанеды только "методов", - для cновидца ценно погpyжение в целоcтное миpоощyщение этих книг, каковое cамо и еcть метод.