Дверь

Андрей Быстров

Д В Е Р Ь

Самара, 1999

Памяти моей жены Светланы,

без которой не было бы ни этой,

ни других моих книг.

Существует мир видимый и мир неведомый.

Между двумя мирами есть двери.

Джим Моррисон

Если вам нужен образ Будущего, вообразите

сапог, топчущий лицо человека вечно.

Джордж Оруэлл

Никогда не ставь и доллара на лошадь по

имени Бессмертие.

Элис Купер

Другие книги автора Андрей Михайлович Быстров

Спустя три тысячелетия тайна, переданная жрецам Древнего Египта пришельцами из дальнего космоса, становится трофеем, за обладание которым ведут спор не на жизнь, а на смерть глава секретного подразделения ГРУ генерал Курбатов, агент Интеллидженс Сервис Джек Слейд, крестный отец русской мафии Генрих Бек и начинающий писатель Борис Градов. Для кого-то из них это путь к власти и мировому господству, а кто-то просто хочет спастись, отводя угрозу от человечества…

Андрей Быстров

СФИНКС

Роман "Сфинкс" - новая авторская редакция

книги "Проклятие Фараона".Сделанные мной

изменения едва ли принципиальны, но все-таки

оправдывают перемену названия. К тому же

"Сфинкс", как мне кажется, точнее.

Андрей Быстров

Пролог

1.

Колесницы Богов

Египет

Три тысячи лет до новой эры

Палящее солнце спускалось ниже к горизонту, превращалось в медно-красный закатный диск. Красный огонь заливал долину Нила, кроваво-красным в лучах беспощадного светила становилось и белое одеяние жреца Ханны. Старый жрец стоял в ожидании возле распахнутых дверей храма, опираясь на посох. Они придут на закате... Они всегда приходят на закате.

Пассажир потерпевшего катастрофу вертолета в последние минуты жизни успевает передать незнакомцу свой амулет, маленькую причудливую раковину… Джон Хойланд и предположить не мог, что в его руках окажется не только ключ к тайне неуловимого, невидимого подводного корабля, десятилетиями скитавшегося в глубинах океана, а нечто намного большее… Но способна ли горстка людей, знающих правду, противостоять безжалостным врагам, подчинившим себе Пространство и Время? Ответ на этот вопрос в состоянии дать лишь один человек… Или все-таки не совсем человек? Тот, чье появление было предсказано в древних преданиях… Тот, Кого Ждали.

Ученый-физик, ставший свидетелем аномального явления в тайге под Хабаровском и пытающийся найти пропавших коллег… Отставной сотрудник КГБ, разгадывающий тайну средневековой рукописи, за которой тянется кровавый след… Русский разведчик, подозревающий своего коллегу-американца в двойной игре и случайно обнаруживший у него в доме загадочную пластинку-ключ… Вряд ли кто-либо из перечисленных героев мог представить себе, что их расследование приведет к столкновению с представителями Сопряженного Мира, мира «бессмертных». И теперь их задача – спасти земную цивилизацию от неминуемой катастрофы…

Странные вещи происходят с недавних пор с музыкантом-джазменом Борисом Багрянцевым и его любимой девушкой Ольгой Ракитиной. То все наличные в доме в царские деньги превращаются, то вместо портретов Луи Армстронга и Дюка Эллингтона на стене олеографии конца 19-го века оказываются. А тут еще какой-то тип в черном со значком серебряного сфинкса и странной фамилией Монк к Борису пристает и требует книгу продать за десять миллионов баксов. Тот бы и рад, да что за книга, понятия не имеет…

Никому не известный писатель вдруг создает потрясающей силы произведение, но следующие его вещи никуда не годятся – он бездарен. Ничем прежде не прославившийся историк неожиданно делает гениальное открытие. Ничем не блещущий политик становится депутатом. И так далее – в списке семь имен. А потом от этих людей начинают избавляться.

Дискета со списком из семи имен попадает в руки телеоператора Димы и его знакомой журналистки Ники – и их тоже пытаются убить.

Странные события наслаиваются одно на другое. Ясно, что это не случайность. Может, дело в названии Штернбург, которое стоит на загадочной дискете?

А за всем этим неотрывно наблюдают чьи-то настороженные глаза.

Андрей Быстров

ДОРОГИ РАЯ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (ВЗАМЕН ПРЕДИСЛОВИЯ)

Я посвящаю эту книгу, как и два предыдущих романа - "Эффект Проникновения", опубликованный издательством "Армада-Альфа" в 2000 году, и "Странники В Ночи" - памяти моей жены Светланы. Это естественно не только потому, что таково мое желание. В "Эффект Проникновения" вошел большой эпизод, написанный Светланой, а "Странники В Ночи" основаны на придуманной ею истории (подробнее я рассказываю об этом в предисловии к "Странникам"). Что же касается "Дорог Рая", то книга с похожим сюжетом могла быть написана [А.Б.1]еще четыре года назад. Тогда мы со Светланой записывали на магнитофон наши диалоги о будущем романе, и это была увлекательная игра. Светлана очень любила эту новую историю, и теперь мне уже трудно вспомнить, что здесь принадлежит ей, а что - мне. Во всяком случае, она точно придумала Айсинга Эппла, кота Чака и большинство связанных с ним приключений. Ее голос, её радость от удачных творческих открытий, колокольчики искристого юмора - все это осталось жить на той осыпавшейся магнитофонной ленте... Больно, что Светлане не суждено увидеть книгу, о которой она так мечтала.

Убийство сотрудника ЦРУ в Париже привлекло самое пристальное внимание американских спецслужб, но все усилия суперпрофессионалов не продвинули расследование и на миллиметр. А тем временем последовали убийства в Англии, Италии, Германии, России: создавалось впечатление, что кто-то методично и последовательно избавляется от лучших. Может быть, люди, обладающие знаком Сапфира и Рубина, знают правду? Но что могут противопоставить они здесь, на Земле, неодолимому Злу, родившемуся миллионы лет назад и питаемому мертвым механическим разумом, не знающим компромиссов.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Классический детектив строится по схеме: загадка (преступление), улики, версии, догадка и финал, где сыщик изобличает преступника. Справедливость и добро торжествуют (обязательно!). А читатель сверяет свои догадки с рассказом сыщика. классический детектив - это Артур Конан Дойль, Агата Кристи, Джон Диксон Карр, Эллери Квин… По сути, классический детектив - литературная игра, где кроме занимательности (это обязательное условие!) есть еще возможность для читателя поупражнять свое логическое мышление, свое творческое воображение, свою интуицию. Рассказ в жанре классического детектива дает читателю меньше возможностей для логического анализа по сравнению с романом (на одной странице невозможно уместить много улик и запутанные сюжетные линии), но в нем больше пищи для интуиции и развития фантазии.

Уэбстер Флэгг бережно подсыпал землю из садового совка на корни азалии — он имел полное право называть эту землю своей собственной. Некоторые считали, что азалии на заднем дворе не приживутся, но он не обращал на них внимания. В его жизни на безнадёжной, казалось, почве вырастали такие огромные цветы, что никто бы не поверил.

Флэггу принадлежал этот двор, который он превратил в сад одной силой своего желания; владел он и двумя соседними многоквартирными домами.

Я очень странно отношусь к 8-му марта. В этот день острее чувствую, что не родился женщиной. И, конечно, так, как есть, лучше. Что бы я делал? Мысль о том, что суровые мужики, с которыми я поглощаю пиво у себя дома, смотрели бы на меня облизываясь, и старались бы аккуратно погладить, эта мысль вызывает… нет, даже не отвращение — удивление, может быть, какое испытываешь при соприкосновении с чем-то, глубоко посторонним. А, ведь я мог родиться женщиной. Почему нет? Мужчиной же родился.

Игорь достал рукопись.

«Мертвый Штиль» было написано на первом листе. И дальше: «Детективная повесть. Основана на правдивых событиях».

Игорь хмыкнул. Такое предупреждение, конечно же, еще ничего не значило. Автор мог быть стареющим следователем, которому наскучило вытряхивать из подопечных взятки, и он, ввиду скорой пенсии, решил заняться чем-нибудь более интеллигентным и уважаемым. А мог оказаться рядовым графоманом, прочитавшим несколько переводных детективов, и решившим теперь, что он тоже писатель.

Тюрьма штата, 3 апреля:

Дорогая Джуди! Вот уж год прошел, как разлучен я с тобой, и какой же он долгий, этот год! Ну, да я был примерным заключенным и сторонился неприятностей, как кошка воды, и теперь все говорят, что ещё через год меня на поруки отпустят. Ты как раз успеешь поля засеять и урожай снять. Посему держитесь там с дядюшкой Айком, выше нос! Одно меня гложет: что-то давненько не получал я вестей от тебя. В чем дело? Что там у вас творится?

Автор: Jessie Keane

Only the lawless will survive…

It is 1975 and Ruby Darke is struggling to deal with the brutal murder of her lover, Michael Ward.

As her children, Daisy and Kit, battle their own demons, her retail empire starts to crumble.

Meanwhile, after the revenge killing of Tito Danieri, Kit is the lowest he's ever been. But soon doubt is thrown over whether Kit killed the right person, and now the Danieris are out for his blood and the blood of the entire Darke family.

As the bodies pile up, the chase is on – can the Darkes resolve their own family conflicts and find Michael Ward's true killer before the vengeful Danieris kill them? Or will they take the law into their own hands…

Lawless is the heart-racing sequel to Nameless, from bestselling author Jessie Keane.

Герои истории живут самой обыкновенной московской жизнью. У Виктора Шемякина — генерального директора верфи «ЯхтСтройТехнолоджис» красавица жена и шестилетний сынишка Никитка.

Подруга Катерины Шемякиной часто бывает у них дома и обожает нянчиться со своим крестником.

Рассказывая друг другу секреты, подруги делятся наболевшими проблемами, одной из которых оказывается болезнь Кати. Молодая девушка с испанским прозвищем Каталония оказывается заложницей не только собственного диагноза, но ещё и ошибки молодости — её неосторожного увлечения другим мужчиной.

Пока она пытается скрыть всё, что может сломать её семейную жизнь, Виктор вовлекается в конфликт со своим бывшим коллегой и работодателем — Кириллом Левиным. Бывший управляющий верфи всячески пытается сместить соперника с его поста и вернуть себе потерянное положение. Пытаясь получить своё любыми способами, он готов использовать даже ребёнка.

Чем закончится трагическая история взаимоотношений, в которые оказываются вовлечены даже сотрудники ФСБ? Сможет ли вера и любовь победить эгоистичные материальные желания?…

Арт-детектив, который не только развлечёт вас запутанной интригой и непредсказуемым поведением необычных героев, но даст ответы на некоторые острые вопросы. Среди которых: Загадка гибели Лермонтова (очень любопытная история, дорогие читатели, уверяю вас), Математическая цикличность смены власти в России (только ради этого стоит полистать страницы романа), И главное – что ждёт нас в 2018 году.   

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Быстров Андрей Михайлович

ЕСЛИ ОСТАНЕМСЯ ЖИВЫ...

Посвящаю эту книгу моей жене Светлане, которой я обязан всем хорошим в жизни. Без ее подцержки и заботы не мог бы состояться и этот роман. Благодарю моего друга В. Н. Пономаренко за предоставленную техническую информацию, с которой я обошелся весьма вольно в интересах сюжета.

Придуманный мною космический корабль "Атлантис" не имеет ничего общего с реально существующим "Атлантисом". Все персонажи и события также полностью вымышлены.

БЫСТРОВ АНДРЕЙ

Кардинал интернета

В основе романа "Кардинал Интернета" лежат две мои небольшие

повести - "Лондонский треугольник" (другое название - "Адская дорога")

и "Число Зверя". Надеюсь,и те читатели, которым они уже знакомы,

отнесутся к моей новой работе с интересом - ведь я старался сделать

"Кардинала" не просто обновлением, а самостоятельной, не зависящей

от прежних книгой.

Никаких намеков на действительные события и реально существующих

Александр Быстровский

Hовая библейская энциклопедия

БОГ

Есть только пустота.

Пространство, время, смерть, любовь

Сплетаются, даруя пустоте предназначенье

Обманывать людей

Тенями слов и призраком видений.

Она верховный абсолют.

Hичто не может быть так совершенно,

Как пустота, хранящая в себе

Любой из символов - от розы до огня.

Я вижу в ней свое предначертанье:

Семен Михайлович БЫТОВОЙ

Багульник

Дальневосточная повесть

Ленинградский писатель Семен Бытовой пятьдесят лет творческого труда отдал Дальнему Востоку, объездив этот край от берегов Амура до северной камчатской тундры. Две его повести, включенные в настоящий сборник, относятся к жанру путевой лирической прозы.

ДОКТОРУ МЕДИЦИНСКИХ НАУК, ПРОФЕССОРУ

ВАЛЕНТИНЕ ПАВЛОВНЕ КЛЕЩЕВНИКОВОЙ

С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ПОСВЯЩАЮ