Две жизни Бориса Житкова

Геннадий Черненко

Две жизни Бориса Житкова

МЕЧТЫ И СОМНЕНИЯ

Морозным январским днём 1924 года в редакции ленинградского журнала "Воробей" появился невысокий худощавый человек в летнем пальто и кепке. Он принёс рассказ. Отдал его редактору, сам устроился на вытертом диване в гулком редакционном коридоре, закурил...

Неожиданно скоро вся редакция в полном составе вошла в коридор, чтобы поздравить нового автора с отличным рассказом.

Другие книги автора Геннадий Трофимович Черненко

Время автомобилей Слово «автомобиль» — греко-латинское. Первая половина его происходит от слова «аутос», что по-гречески означает «сам». Вторая, от слова «мобилис», с латинского переводится как «движущийся», «подвижный». Значит, все вместе — «самодвижущийся». Автомобиль изобретен не так уж и давно. Скоро будет отмечаться 130-летие со дня его создания. Обозначая наше время, одни говорят, что мы живем в век атома, другие — в век космоса, третьи — в век компьютеров. А можно, наверное, сказать и так: сейчас время автомобилей. Действительно, разве можно представить сегодняшний день без этих быстрых и красивых машин? Число автомобилей во всем мире давно уже превысило миллиард. И количество их быстро растет. Подсчитано, что через двадцать лет на земле будет более полутора миллиардов машин. Через сорок лет — два с половиной миллиарда! Только в США, по числу автомобилей обогнавших все другие страны, свыше 250 миллионов легковых машин. То есть на каждого жителя приходится по одному автомобилю. У нас легковых машин пока значительно меньше — около 40 миллионов. В Москве в 2013 году их было порядка пяти миллионов, и каждый год прибавляется по 400 тысяч. Автомобиль изменил мир, сделал его другим, как бы уменьшил, жизнь пошла быстрее. Легковые машины теперь уже не роскошь (хотя есть и роскошные, очень дорогие), а удобное средство передвижения. Автомобили создавались и создаются великими изобретателями и талантливыми инженерами. Кто же они? Как все начиналось?

Книга предназначена для детей младшего и среднего школьного возраста и посвящена жизни и деятельности пионеров отечественной техники: станкостроителя А. Нартова, создателя паровой машины И. Ползунова, строителей первого русского паровоза отца и сына Черепановых, механика И. Кулибина, конструктора «самобеглой коляски» Л. Шамшуренкова, основоположника космонавтики К. Циолковского. Жизненный путь их — яркий пример настойчивого стремления к цели, высокого творческого горения талантливых людей, вышедших из народа.

Что такое время? Странный вопрос. Ведь это каждый знает. Все только и говорят о нем. «Катастрофически не хватает времени», — жалуются одни. «Как медленно течет время», — говорят другие, когда приходится чего-то или кого-то ждать. То и дело можно слышать вопрос: «Который час?» или (что не очень правильно) «Сколько сейчас времени?»

А между тем еще в древности один философ сказал: «Я прекрасно знаю, что такое время, пока не задумываюсь об этом. Но стоит мне задуматься, и я не могу ответить».

С тех пор как были сказаны эти слова, прошло много лет, но до сих пор далеко не все тайны времени разгаданы. И, тем не менее, потребность знать время существовала всегда. Первые часы появились более двух с половиной тысяч лет назад. Какими они были, вы скоро узнаете. А вот знакомые нам механические часы изобретены «всего» лет 700 назад.

Книга предназначена для детей младшего и среднего школьного возраста и посвящена жизни и деятельности пионеров отечественной техники: станкостроителя А. Нартова, создателя паровой машины И. Ползунова, строителей первого русского паровоза отца и сына Черепановых, механика И. Кулибина, конструктора «самобеглой коляски» Л. Шамшуренкова, основоположника космонавтики К. Циолковского. Жизненный путь их – яркий пример настойчивого стремления к цели, высокого творческого горения талантливых людей, вышедших из народа.

Популярные книги в жанре Публицистика

…Выхожу я из дому пораньше, до восхода солнца, пока не поднялась жара. Полквартала вверх по улице Кольцовской, потом сворачиваю к Мефодиевскому рынку. У рынка поворачиваю на улицу Кирова — она меня и выводит на окраину города. Улица кончается, и начинается тропа, которая ведет по склону горы до самого Красовского перевала.

Пока иду по этой тропе, солнца не видно, оно справа за горой, по склону которой я иду. Ломаная тень от нее вычерчивается на противоположном, через балку склоне. По мере того как встает солнце — тень на той стороне сползает в ущелье, а освещенный склон блекнет, как бы тает в золотых лучах. На склонах в балке, в зеленых зарослях кустарника держи — дерева и молодого сосняка «кипит» невидимая глазу разноголосая птичья жизнь…

В настоящее время в государстве существует одно мнение о Сталине, которое возникло в период, когда создаваемое государство должно было защитить свою правду, какой бы неоднозначной для народа она не была. В данном случае это сокрытие правды через показ негативного, что было в прежнем государстве. Простим нынешних политиков. Ведь ещё В.И. Ленин говорил: «Всякая революция тогда что-нибудь стоит, если она умеет защищаться». А способы защиты могут быть разными: от создания Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА) до давления средствами массовой информации. Главное что бы был результат.

П.А.Сарапульцев А.П.Сарапульцев

Социально-психологические механизмы биржевых кризисов

Эта работа является в определённой степени продолжением нашего предыдущего исследования теории функционирования финансовых рынков Джорджа Сороса. (П.А Сарапульцев и А.П. Сарапульцев “Анализ теории рефлексивности Джорджа Сороса”). Своеобразным итогом этого исследования был вывод о том, что процессы, происходящие на бирже, в первую очередь зависят от человеческого фактора, а потому и регулируются законами социальной психологии. Для начала попытаемся доказать реальность существования социально-психологических ситуаций на биржевом рынке.

…В этой статье я предоставлю вам список наиболее интересных, с моей точки зрения, аниме по смысловой и комедийной характеристике. На мой выбор обычно влияют неплохой сюжет, нормальная прорисовка (графика) и некая изюминка, которая присутствует именно в этом произведении. Список составлен из шестнадцати наименований, которые помогут вам сориентироваться в дальнейшем выборе.

Ювенальная Юстиция — это система, подконтрольная международным фондам по правам человека, которая встаёт между родителями и детьми и берёт на себя право судить будут ли ваши дети жить с вами или же отправятся в спец. учреждения.

Ювенальная Юстиция как система разделения поколений уже дала свои ядовитые плоды семьям «развитых» стран, а сегодня мы можем наблюдать разрушительные действия её механизмов и в нашей стране. Внедрение уже давно перешло стадию «страшных сказок» и реально действует на территории России, Украины и других стран. С каждым днём, с каждой поправкой к закону, происходит юридическое закрепление механизмов изъятия детей от родителей.

Любая семья может столкнуться с Ювенальной Юстицией, попадая под множество критериев и даже случайностей: плохие оценки в школе, состояние и площадь жилья, отсутствие «необходимых» прививок или донос на ваше плохое обращение с детьми.

Важно понимать так же, что кроме самого факта изъятия ребёнка из семьи, Ювенальная Юстиция взращивает «стукачество», разрушает ячейки общества всеобщей атмосферой недоверия.

Данная книга является сборником статей, раскрывающих суть Ювенальной Юстиции, дающих возможность нам и нашим детям уйти из под её влияния. Мы с вами сможем предотвратить сползание общества в болото безнравственных, неестественных взаимоотношений между поколениями.

Книга будет интересна и полезна широкому кругу читателей.

Третий Рим перегружен, перекошен и сотрясаем. Тревожно гудит, как перегретый котел, клокочет, как очнувшийся Везувий. Каждый миг грозит взрывом, смерчем, извержением. Пятнадцать миллионов встревоженных человеческих особей помещены в колоссальный инкубатор искусственной жизни — существуют вне природы, вне космоса, вне времени. Царят в этом городе дух наживы и дух неуверенности. Страх и похоть гоняют по кругу толпы существ, создают чудовищную воронку, куда каждый день втягиваются десятки тысяч молодых, опьяненных мегаполисом душ. Сиятельный град превратился в адский водоворот, в жуткий зев, в громадный магнит. Современная Москва, погрязшая в пробках и социальном сумраке, похожа не то на надувшегося всемирного бурундука, не то на немыслимого слона-канатоходца, упомянутого в сочинениях Светония. Страшно подумать, что будет, когда зверь оступится! Когда к невыносимым условиям обыденности добавятся обстоятельства чрезвычайные… В чем же выход?

Говорим на Русском

Политика и экономикаВ России

Станет ли дальневосточный остров Русский нашим ответом Гонконгу?

 

Острословы шутят, что, мол, в России процветают только два вида экономической деятельности — добыча углеводородов и пиар. С последним Приморскому краю несказанно повезло. Проведение ежегодной встречи лидеров стран организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества — вопрос национального престижа, а на это в России никогда не жалели денег. И если в развитых странах такие мероприятия принято проводить скромно, чтобы не злить налогоплательщиков и не вводить в минус местные бюджеты, то у нас все иначе: ну как не встретить дорогих зарубежных гостей с размахом! Размер потраченных на проведение саммита средств поражает воображение, но и отдача от вложений может оказаться существенной. Так что такое АТЭС-2012 — инвестиционный проект, который даст толчок развитию Дальнего Востока, или часть государственной политики по улучшению имиджа страны?

С самых давних пор человечество ищет ответ на вопрос: какая форма правления ближе всего к идеалу? Уинстон Черчилль выразил мысль, согласно которой лучшего государственного устройства, чем демократия, пока что не придумали. Но применимы ли демократические принципы, навязываемые западным обществом, к современной России?

Известная теле- и радиоведущая Анна Шафран уверена лучшим государственным устройством для России была и остается самодержавная монархия. Открытая, величественная, сильная. В своей новой книге «Государство чести» автор опровергает мифы и предрассудки, сложившиеся вокруг монархической формы правления.

• Почему российское общество отказалось от монархии и к чему это привело?

• Кто допустил, чтобы капитализм заменил нам религию?

• Почему мы отрицаем самодержавие и боимся его возрождения?

• Зачем мы продолжаем играть в «европейцев» и «американцев»?

Верните России государя императора!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

...По заключению судмедэксперта мастер по ремонту радиоаппаратуры Зуев был убит выстрелом в спину двое суток назад. За что его убили? Правда, у молодого мастера украли новый магнитофон. И еще одна зацепка — Зуев оставил неотправленное письмо прокурору. Однако не было решительно никаких причин лишать жизни безобидного парня...

Георгий ЧЕРНИКОВ

ОБ ОПЫТЕ СТЕФАНА МАРИНОВА

В "ТМ", No10за 2002 г., напечатана статья физика Юрия Обухова и радиофизика Игоря Захарченко "Эфир или физический вакуум?", в которой рассказывается об эксперименте австрийского физика Стефана Маринова и вытекающих из этого опыта фундаментальных следствиях.

К сожалению, авторами допущены, на мой взгляд, серьезные неточности, которые могут дезориентировать читателей.

Зачем нужен "эфир", якобы заполняющий все мировое пространство? Ничего дурного в этой идее нет, так как без подобной странной, всепроникающей и неуловимой, субстанции трудно понять многие известные факты. В древности его существованием объясняли движение планет, а после работ Галилея и Ньютона планеты перестали нуждаться в таком "двигателе". Но мысль о существовании "мирового эфира", хотя и в новой ипостаси, возникла вновь, когда началось планомерное изучение свойств света. Так, голландский физик Христиан Гюйгенс (1629 - 1695) показал, что свет имеет волновую природу (кстати, тот же Ньютон никак не мог решить, представляет свет волны или некие корпускулы) и что в пространстве, где он распространяется, что-то должно колебаться. А это значит, что должна существовать некая материальная среда, пронизывающая все пространство, в которой подобные колебания могут происходить.

А.З.Черняк

Проблема очевидности

Введение. "Очевидность" как тема в истории философии.

Когда Сократ спрашивает у своих сограждан: что такое добродетель? оказывается, что все знают, что это такое, но не могут дать приемлемого определения. Определить предмет означает понять, откуда берется знание о нем. И насколько мы действительно знаем его, а не только думаем, что знаем? Отвечая на этот вопрос - откуда? - Платон обращался к миру идей. Так и рационализм Нового Времени выглядит попыткой заполнить пропасть между знанием о предмете и знанием самого предмета посредством построения генеалогии знания - то есть, путем ответа на вопросы о том, как осуществляются оба этих типа познания и как вообще мы можем что-то знать. Понять, как мы можем знать нечто, означает выяснить, чему - в окружающем нас мире или в нас самих - мы можем доверять, на какой незыблемой истине можем мы основать все остальное? Рационализм как метод, берущий свое начало из вопроса о доверии к знанию, "подогреваемый" изнутри невозможностью мириться со всеобщим скепсисом, порожденным утратой доверия к основаниям знания (скажем, теологическим), представляет собой поиск оснований. "Утрата доверия" означает, прежде всего, утрату особой значимости некоторых истин как Божественных; эту духовную ситуацию "конца схоластики" можно, как кажется, вполне оправдано охарактеризовать как ситуацию "утраты Бога в мире". Новое движение европейской мысли, обозначаемое нами именем "рационализм", оказалось в ситуации "без опоры", когда больше не на что было полагаться, кроме как на собственный несовершенный разум, а мир лишился своей онтологической однозначности. Вопрос о "местонахождении" истины, которой можно было бы доверять, на которую можно было бы опереться в новой духовной ситуации, соответственно, предполагал двойную перспективу своего разрешения: либо надо было обращаться "вовне" и искать опору в "окружающем мире", заново переопределяя его, либо обращаться "внутрь" себя и искать ответ на вопрос "как разумное человеческое существо осуществляет познание, как оно соотносится с миром". Обе эти перспективы были реализованы в философии Нового Времени в соответствующих подходах к проблеме, каждый из которых сформировал свою традицию. Начало первого из них мы связываем с именем Ф. Бэкона, второго - с именем Р. Декарта. Бэкон обратился в поисках основания знания к опыту внешнего, он принял окружающий мир, природу, как первичную, неизбежную реальность, в которую "погружен" человек со своим разумом, и на основании которой только он и может заключать обо всем остальном. Причем, заключать индуктивно, поскольку природная реальность, реальность внешнего мира, для нас - это только реальность фактов: единственных в своем роде или повторяющихся с большей или меньшей регулярностью. Декарт обратился к внутреннему опыту, следуя изначально иной установке. Сомнение двигало обоими философами, но направлено оно было на разные предметы. Бэкон высказывал недоверие прежде всего к методу, каким мы получаем знание, и в первую очередь, к дедукции: то, как формируется наше знание о мире, не вызывает доверия у Бэкона, потому что наши методы не соответствуют познаваемому миру. Сомнение Декарта затрагивает само содержание нашего знания. Если вглядеться, то это предметное различие не столь велико. И для Бэкона, разумеется, то наше знание о мире, которое получено на основании "ложных" методов, "ложно". Гораздо большее различие между подходами обоих философов видится в том, как это сомнение было осуществлено, а уже это различие может быть понято как основанное на предметном различии. На основании требования адекватности познания познаваемому Бэкон выделяет ту "область", где это требование, на его взгляд, выполняется - "область" чувственного опыта, предшествующего теоретическим конструкциям ума. Здесь мы можем иметь чистое, свободное от искажений, привносимых человеческими предрассудками и, возможно, даже человеческой природой, знание. Декарт осуществил свое сомнение иначе, сделав себя самого объектом мысленного эксперимента. Он поставил себя в позицию сомнения во всем, что он полагал истинным, с тем, чтобы только попытаться обнаружить что-либо действительно несомненное и найти таким образом "внутри себя" ту "автономную" область основополагающего опыта, которую Бэкон обнаружил "вовне". Метод Декарта - анализ1. Анализ приводит его к тому усмотрению, которому единственно он не может не доверять и которое было сформулировано им в форме силлогизма: cogito ergo sum2. Метод, избранный Декартом, предполагает иного типа "доверие", нежели то, на которое мог опереться Бэкон, и на котором затем, по его мнению, должно было быть построено новое знание, и другие "предметы", относительно которых мы не можем обмануться: не внешний опыт, а предельный опыт "внутреннего" опыт самого философствующего и сомневающегося "Я". Недаром же он уделяет столько места в Рассуждении о Методе описанию своего разнообразного житейского опыта, казалось бы, неуместном на страницах философского трактата. Что же позволило философу именно это усмотрение положить в основание всех прочих, выразив по отношению к нему совершенное доверие? Можно даже сказать - доверие по необходимости. У этого картезианского "доверия", явившегося результатом анализа, есть свои основания. Эти основания - очевидность соответствующих усмотрений. "Я вижу очень ясно, что для того, чтобы мыслить, нужно быть".3 Эта ясность или очевидность бытия собственного Я философствующего и сомневающегося субъекта стала исходным пунктом рационалистической тематизации оснований знания в философии Нового Времени, с одной стороны, и новой темой для этой философии - фундаментальной темой, учитывая то "место" в отношении к знанию, к миру и к бытию, которое изначально было придано "очевидности" родоначальником современного рационализма. Тема достоверности знания шире темы очевидности некоего знания, претендующего на достоверность. По отношении к истине взыскующий ее достоверности - как это теперь, в конце ХХ столетия, особенно отчетливо видно - может иметь по крайней мере две альтернативных исследовательских позиции. Первую в общем виде можно сформулировать так: "следует всматриваться в то положение дел, которое полагается истинным". Альтернативную этой позицию можно сформулировать (также, в наиболее общем виде) следующим образом: "следует обозревать результаты практического применения идеи, чтобы она сама показала свою истинность в ходе этой практики". Этот второй подход к проблеме достоверности в философии ХХ века продемонстрировали (в разных вариантов) Ч. Пирс и Л. Витгенштейн. Я здесь, однако, намерен уделить преимущественное внимание тому, как именно первый подход (можно назвать его, для простоты, фундаментализмом), впервые в Новое Время обоснованный Декартом, работает в ситуации поиска достоверности.4 Дж. Локк в "Опыте о человеческом разумении" формулирует задачу разума в отыскании достоверности истины как "путь идей"5. Среди видов знания, согласно Локку, наибольшей достоверностью обладает интуиция соответствия или несоответствия между идеями - то есть, непосредственное и ясное усмотрение некоего отношения. Лейбниц, с одной стороны, различает интуиции разума и интуиции опыта, соответствующие "вечным" истинам и истинам "факта", с другой стороны, проясняет смысл очевидности истин логически как усмотрения внутренней непротиворечивости и тождественности истин6. Среди выделяемых философом видов знания "наибольшей непосредственностью обладают истины интуиции, наименьшей... - отдаленные звенья в демонстративном доказательстве"7. Таким образом, когда Д. Юм в "Исследовании о человеческом разумении" размышляет над проблемой основания и достоверности умозаключений о причинах и следствиях, он отсылает к очевидностям абстрактных и фактических истин и к степеням очевидностей как к "само-собой-разумеющимся" тематическим объектам философии.

Профессор Арон ЧЕРНЯК

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС В РОССИИ: ГЛАЗАМИ АЛЕКСАНДРА СОЛЖЕНИЦЫНА

По страницам книги "Двести лет вместе"

"Ожесточение это свидетельствует ярко о том, как сами евреи смотрят на русских... что в мотивах нашего разъединения с евреем виновен, может быть, и не один русский народ и что скопились эти мотивы, конечно, с обеих сторон, и еще неизвестно, на какой стороне в большей степени".

Ф.Достоевский. Дневник писателя