Двадцать четыре часа

Андрей КОСТИН

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ЧАСА

Он толкнул дверь и вошел в кабинет, привычно втягивая голову в плечи. Поздоровался тихим голосом, стараясь не смотреть сослуживцам в глаза. Подошел к своему столу, который стоял на проходе - самом неудобном месте.

Когда его отдел переехал в это здание, как-то само собой получилось, что ему опять досталось самое неудобное место. А до этого он сидел у окна, на сквозняке. И тогда он все время чихал и кашлял, мучаясь своей неполноценностью, стесняясь мятых носовых платков, болезненно переживая брезгливые взгляды сослуживцев.

Другие книги автора Андрей Юрьевич Костин

Андрей Костин

Звездный час

С трудом отыскав в темноте замочную скважину, Ферапонт Лейкин открыл дверь и шагнул в пахнущий старой мебелью и пылью дом. Это ему очень не нравилось, особенно летом: к запахам неустроенного жилья примешивался аромат полуденного зноя и хвои. То ли дело зимой, когда в этом плохо отапливаемом доме полновластно хозяйничает бодрящий дух свежести...

Зажигать свет он не стал: к сорока восьми годам холостяцкой жизни, когда ничья женская рука не могла нарушить установившийся порядок вещей, он мог ориентироваться в доме с закрытыми глазами.

Андрей Костин

КАШЕМИРОВОЕ ПАЛЬТО

Бабушку Аню знал весь двор. Да что там двор! В тысяча девятьсот дремучем году она, тогда совсем маленькая девочка, вручала праздничный букет самому Отцу Народов. И с тех пор фотография сего счастливого момента красовалась на стене комнаты в старом московском доме поблизости от Патриарших прудов. Красовалась так долго, что если ее снять, можно увидеть, какого цвета обои были прежде. А были они абрикосовые, с изящным рисунком в виде античных ваз. Поверьте, я сам не раз отодвигал эту фотографию, насколько позволяла веревочка, на которой она держалась, и ощущал ностальгию по прошлому. В те далекие времена такие обои полагались, наверное, только членам правительства. Зато теперь, нате вам, шелкография в каждой забегаловке.

Что может быть проще — дать объявление газету знакомств? Особенно, когда выпито немерено пива. Родион по прозвищу «Ротвейлер» так и сделал, на следующей же день забыв о шутке. Однако приключения нашли его сами… Он оказался замешан в убийствах, мошенничестве, и все потому, что решился на «знакомство вслепую»… Но на то он и «Ротвейлер», чтобы во всех схватках выходить победителем.

Бывший разведчик пытается парализовать работу конкурирующей фирмы. Неожиданно он узнает в руководителе той фирмы двойного агента, который много лет назад сдал нашу агентурную сеть за границей. И сразу же «охотник» за предателем попадает в «капкан»: его самого начинают преследовать не только работники фирмы, но и банда уголовников… Только смелость, решительность и помощь друга позволяют ему выбраться из казалось бы безнадежной ситуации и разоблачить предателя.

«Смертельная комбинация» («Вскользь») — этот роман А. Костин написал в самом начале 90-х годов. Однако детективная драма — о коррупции, мафиозных кланах, которыми руководят «отцы» города, ведущие своих граждан к экологической и экономической катастрофе — опередила на несколько лет издательские пристрастия. Поэтому впервые об этой повести узнали не читатели, а зрители. В 1992 году известным латышским режиссером А. Бренчем по мотивам повести «Вскользь» был снят к/ф «Дуплет». Прежде А. Бренч обращался к экранизации классики зарубежного детектива, но тема, хитроспетение сюжета, образы героев привлекли маститого режиссера.

А в свет роман вышел только в 1994 году и уже под другим названием — «Смертельная комбинация».

Повесть Андрея Костина «Предупреждение путешествующим в тумане» — первый опубликованный еще в советское время «крутосваренный» детектив. Не всесильные «органы» ведут «незримый бой» с преступностью, а частное лицо, приехавший погостить к другу главный герой, став свидетелем и невольным участником загадочных и на первый взгляд мистических событий, вступает в бой без правил с местной наркомафией.

Трое друзей возвращаются в город своего детства, чтобы провести там отпуск. Но их благим намерениям не суждено сбыться. На мирный джип приятелей нападают переодетые в милицейскую форму бандиты…

Вокруг «наследства» убитого бизнесмена — пакета акций крупного завода — разгорается борьба между политическими, коммерческими, преступными кланами, и трое друзей поначалу не понимают, почему именно они становятся козырными картами в многоходовой партии. А если в благополучной жизни их сдерживали моральные и социальные обязательства, то теперь они решили пойти ва-банк с твердым намерением победить мафию на ее поле…

Украсть миллион баксов у мафии — на такое может решиться или безумец, или очень умный человек. А Мартын, правая рука всемогущего Хозяина, в дураках себя не числит. Он продумал все — от двойника курьера, везущего доллары, до способов устранения свидетелей. Но как песчинки разрывают пушечные стволы — так досадные мелочи разрушают планы Мартына. И теперь уже Мистер Бронежилет, которому была уготована роль жертвы, начинает диктовать правила игры.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

На белом песке под жарким солнцем лежали два смуглых тела, утомленных любовью. Ничто не нарушало одиночества этой пары на берегу безымянного островка. Даже спутникам-шпионам, пролетающим где-то далеко в черной выси, не дано было видеть их.

Девушка села и устремила свой взор в синюю даль океана.

— Я хочу ребенка, — задумчиво сказала она.

— Не начинай, — буркнул юноша, не оборачиваясь. — Тебе же объяснили. Ты же знаешь, что это невозможно.

Можно посчитать рассказ и триллером с…своеобразной развязкой, но автор явно хотел сделать рассказ предупреждением человечеству в погоне за личными удовольствиями и несбыточным счастьем. Не все то золото, что блестит!

Профессор О'Хара встречает своего знакомого Цатара. Тот в последнее время занимается проблемой путешествий во времени. Профессор думает, что гипотеза Цатара — вздор. Вскоре и Цатар в этом убеждается. Но не совсем…

Молодой аристократ Марк Дэлвис узнает о том, что стал последним кандидатом на престол. Однако для этого ему надо возглавить восстание против победившей революции. Он предпочитает уехать на далекий остров Кинхаунт, где развлечения перемежаются с приключениями и подвигами. Но от судьбы не уйдешь…

Из книги «Десять моделей» (М.-Л.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1937; издание второе, дополненное). Рисунки Д. Смирнова.

Едва Женя пришел из школы, выяснилось, что в доме нет ни крошки хлеба. Выдавив из себя мученический стон, он бросил в коридоре ранец с учебниками и поплелся в «Пряник». В школьной форме было жарко — стоял на редкость теплый сентябрь. Женя был обыкновенный мальчишка двенадцати лет, зеленоглазый, курносый, со светлыми выгоревшими волосами, ничем особенно не выделяющийся среди своих сверстников. Разумеется, он не стал обходить забор, а пролез в дырку, сократив таким образом дорогу и сразу очутившись в мире железобетонных плит, ям, труб, досок, песка, обломков кирпича и прочих атрибутов стройки, где почему-то не было ни одного человека. Здесь Женя бывал не раз. Уверенно миновав пересеченное пространство — где по песку, где по гравию, где по шпалам, где по досочке, — он пролез через дырку в заборе и оказался во дворе, откуда до «Пряника» было рукой подать. Этот двор был бы ничем не интересен, если бы не рыжий кот, который залез на дерево и орал там дурным голосом. Вечно так — залезут и орут, пока не снимешь, а когда снимаешь — карябаются… Резкий порыв ветра стегнул по глазам колючими песчинками, отчего мгновенно выступили слезы и всё вокруг расплылось. Ветер еще более окреп и чуть не свалил Женю с ног. Протирая глаза кулаками, он попятился назад, но тут ветер стих так же внезапно, как начался.

The Story Roger Never Told Рассказ, 1998 год 

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Костин

ГОСТЬ ИЗ ВЕРХНЕГО ОЗЕРА

Малыш проснулся среди ночи. Осторожно, чтобы никого не разбудить, перевернулся на другой бок. Ночь была непроглядная, густая, словно вода в Черном озере. Заворочался во сне Длиннорукий. Где-то на краю леса что-то зарычало, хрипло и злобно, звук нарастал, менялся, пока не перешел в тоскливый, протяжный вой.

Белобородый говорил, что так кричат мохнатые деревья, когда умирают. Но Белобородому не особенно можно было верить: после того, как его искусали резальщики, он стал часто заговариваться. Малыш вспомнил, каким его тогда принесли из леса и испуганно поежился. Снова заворочался и застонал Длиннорукий и Малыш подумал, что надо было бы его разбудить, а то ещё скорчит во сне, как Красавчика, и придется ему уйти тогда к шатунам.

Андрей Костин

КЛАВДИЯ, ЛЮБОВЬ МОЯ!

Асфальт раскололся под каблуками на миллионы хрустальных снежинок. За ним была осень. Деревья пожелтели, и сморщенные листья падали на серебристое небо лужи.

До телефонной будки пять шагов. Раз, два, три... Он наступил на муравья, на асфальте осталось лишь мокрое пятнышко, а где-то далеко, на другом конце земного шара заплакала девочка.

Мать подошла к ней и спросила:

- Клавдия, что с тобой?

Андрей Костин

ЛЕСТНИЦА

Падал пушистый теплый снег, он как будто парил в воздухе, и казалось, что время остановилось.

От двери до двери - семьдесят две ступеньки. Одиннадцать часов зимнего вечера.. Четыре этажа, на каждой площадке - окно, которое упирается пыльными стеклами в ночь. Ужасно хочется есть. Прямо живот взбунтовался, как хочется.

Лестница пуста. Вот если бы сейчас... Если бы сейчас хлопнула входная дверь и легкие шаги - ее шаги, их не спутаешь,- тогда сердце замирает, словно входишь в ледяную воду. И с глазами что-то странное - по краям в фокусе, а в центре размытое, туманное. Потом внизу - стоит приникнуть к перилам покажется ее макушка. Темные волосы, в которых запутались неуспевшие растаять снежинки. Вокруг макушки индевеет белый пушистый воротник, а под ним - плечи в красном пальто. И тут - надо сразу отпрянуть к окну, потому что смотреть сверху можно лишь мгновение. Надо взобраться на подоконник и с безразличным видом отвернуться. Она должна увидеть все именно так: пустая лестница, черный прямоугольник окна и задумчивый молодой человек на подоконнике. Тогда она улыбнется. Это будет видно по отражению на стекле. Она улыбнется устало и радостно. Тут все рассчитано.

Андрей КОСТИН

ТАЙНА ДИОМИДА РЯСОВА

Я его заметил сразу - слишком уж он выделялся. И шел как-то не по-нашему, и одежда на нем сидела не по-людски, и на витрину рыбного магазина он так уставился, будто впервые увидел пирамиду из бычков в томате.

"Нет, - сказал я себе, - уж ты, Алексей, такого случая не упустишь. Ведь это же верный способ закончить дежурство раньше - не каждому дружиннику удается пьяного на центральной улице выловить..."