Два Призрака

Никаких особых надежд не возлагал Юра на летние каникулы — они обещали быть такими скучными, однообразными! Однако все изменилось после того, как мальчик обнаружил в лесу… жуткий камень, в котором хранилась сила дьявольского призрака. Этот призрак рвался в наш мир, а потому вселился в мальчишку — и вот уже Юрка воет, рычит, как хищный зверь, он теперь ужасен и опасен… Кто поможет ему избавиться от злого наваждения? Наверное, только одноклассница Уля, которая случайно увязалась за ним в лес. А может быть, еше и таинственная лесная колокольня, возведенная когда-то тем, кто теперь тоже стал призраком…

Отрывок из произведения:

У двенадцатилетнего Юры начались летние каникулы. Уже несколько раз ходил он вместе с друзьями купаться на речку, и на шашлыки в лес. Но вот после нескольких жарких, солнечных дней небо затянуло тучами, и пошёл несильный, но затяжной дождь.

С одной стороны: дома сидеть скучно, а с другой — и по природе особо не разгуляешься. Можно, конечно, было побродить с зонтиком, но Юра не любил гулять под зонтом.

И тут состоялся достопамятный разговор с его старшим братом Колей, который был студентом, и после недавней, успешной сессии подрабатывал. И вот что говорил Коля:

Другие книги автора Дмитрий Владимирович Щербинин

Жители называли свой мир Яблочным, и на это у них были веские основания: больше всего у них произрастало именно яблоневых деревьев. Имелись, правда, и вишнёвые, и грушевые деревья…

Размерами мир Яблочный был вполне даже стандартным для Многомирья: то есть, примерно 30 километров в диаметре. Казалось бы, совсем немного, но ведь и все его разумные обитатели умещались в одной деревне под названием Яблоневка.

Если выйти за околицу этой деревни, туда, где уже не закрывали небо развесистые кроны яблонь, да поднять голову, то можно увидеть небо, а в небе – другие, тоже совсем небольшие, но обычные для Многомирья миры. Вот, например, ближайший мир – Темнолес. Название для него вполне подходящее, потому что большую часть это мира занимал тёмный, дремучий лес. До Темнолеса – примерно три километра. Два километра заполненные воздухом. И всё же в ясные, безоблачные дни можно разглядеть и покрывающие Темнолес исполинские деревья и отдельные лесные озерца. Темнолес ближайший к Яблочному мир, но имеются и иные миры.

Бадж был маленьким, ничем особо не примечательным миром, в трёхстах пятидесяти километрах от тёмной стороны Нокта. Бадж — тридцатикилометровый шарик, а Нокт — восьмисоткилометровый гигант — крупнейший мир в обозримом пространстве.

Хотя сколько было их, этих миров? Даже невооружённый глаз замечал десятки, а уж если взглянуть в средней мощности телескоп, то виднелись уже сотни и даже тысячи миров. Все они висели в одном ярком, лазурном океане воздуха, и все оставались недостижимыми для простых жителей Баджа.

Семь месяцев Эван провёл на мире, предоставленном ему правительством Нокта. Семь месяцев он ни с кем не общался, и это не слишком тяготило его, потому что были в его жизни периоды, когда он ни с кем не общался, и ещё большее время.

И всё же, часто случалось так, что Эван начинал волноваться, смотрел на высаженные им грядки с овощами, смотрел на плодовые деревья и думал, что все это, конечно, хорошо, но вот где-то летит или висит огромный, неведомо откуда взявшийся «Объект», что живёт в этом «Объекте» Существо, которое владеет такими знаниями, которые Эвану и не снились.

Свой роман я посвятил 9 кольценосцам — тем самым ужас вызывающим темным призракам, с которыми довелось столкнуться Фродо в конце 3 эпохи.

Однако действие разворачивается за 5 тысячелетий до падения Властелина Колец — в середине 2 эпохи. В те времена, когда еще сиял над морем Нуменор — блаженная земля, дар Валаров людям; когда разбросанные по лику Среднеземья варварские королевства, сворой голодных псов грызлись между собою, не ведая ни мудрости, ни любви; когда маленький, миролюбивый народец хоббитов обитал, пристроившись у берегов Андуина-великого, и даже не подозревал, как легко может быть разрушено их благополучие…

Да, до падения Саурона было еще 5 тысячелетий, и только появились в разных частях Среднеземья 9 младенцев. На этих страницах их трагическая история: детство, юность… Они любили, страдали, ненавидели, боролись — многие испытания ждали их в жизни не столь уж долгой, подобно буре пролетевшей…

Самым ярким, оставшимся в памяти Эвана воспоминанием был тот день, когда он вместе со своим другом Стефаном отправился на тёмную сторону их мира. Тем самым друзья нарушили запрет взрослых, но мальчишеское любопытство было сильнее любых запретов и страхов.

Оставив селение, они долго и в полном безмолвии пробирались по глубокому, извилистому оврагу и, наконец, вышли на Окраинное поле. Там остановились.

Небо, как и всегда, было ярко, лазурно светлым, и в этом сиянии висел огромный, не совсем правильной формы, тёмный шар. Также висел он и задолго до рождения Эвана и Стефана… И ещё несколько тёмных шаров, не таких крупных, как тот, главный, висело в воздухе…

Завораживающий, переливающийся разными оттенками: золотистыми, пурпурными и бирюзовыми, рассвет поднимался, рос в небе Каэлдэрона. Начинался новый день, который не обещал никаких отличий от многих–многих предшествовавших ему размеренных, тихих дней…

* * *

В небе неспешно плыли, плавно изменяя свои очертания, кучерявые облака: ни грозы, ни дождя, вроде бы, не ожидалось. А ещё, в этом лазурчатом небе висели иные миры. До некоторых из них, по меркам Многомирья, было далече – то есть, по двести, а то и триста километров. Но такие, отдалённые миры, едва можно было увидеть: небольшими пятнышками или же крапинками выглядывали они из–за облаков; ближние же миры можно было, при желании, разглядеть в деталях.

ЩЕРБИНИН ДМИТРИЙ

ЗВЕЗДА

(Н. Ф. Драма)

Посвящаю Лене Гурской.

Вилтор был в отчаянии. В том положении, в каком он оказался, даже и оптимист, даже и человек идущий через жизнь со смехом впал бы в отчаяние. За последние несколько часов Вилтор лишился почти всего, что было у него дорогого, а в течении следующего часа должно было исчезнуть и последнее - он неминуемо должен был погибнуть - ему предстояла жуткая смерть - она должна была прийти с неба.

Свой роман я посвятил 9 кольценосцам — тем самым ужас вызывающим темным призракам, с которыми довелось столкнуться Фродо в конце 3 эпохи.

Однако действие разворачивается за 5 тысячелетий до падения Властелина Колец — в середине 2 эпохи. В те времена, когда еще сиял над морем Нуменор — блаженная земля, дар Валаров людям; когда разбросанные по лику Среднеземья варварские королевства сворой голодных псов грызлись между собою, не ведая ни мудрости, ни любви; когда маленький, миролюбивый народец хоббитов обитал, пристроившись, у берегов Андуина-великого и даже не подозревал, как легко может быть разрушено их благополучие…

Да, до падения Саурона было еще 5 тысячелетий, и только появились в разных частях Среднеземья 9 младенцев. На этих страницах их трагическая история: детство, юность… Они любили, страдали, ненавидели, боролись — многие испытания ждали их в жизни не столь уж долгой, подобно буре пролетевшей…

Популярные книги в жанре Ужасы

Трудно винить очевидцев Крушения в том, что почти двести лет спустя нам так мало о нем известно. Алабамская «Газетт» от 13 ноября 1833 года сообщает: «Тысячи сияющих тел носились по небосводу во всех направлениях». Некий мистер Смит, по записи суда в Луизиане, уверяет, что в полночь низко над горизонтом будто взошло солнце, а после он «упал головой и ничего не помнит», посему был оштрафован на три доллара за пьянство. Кто-то в Небраске проснулся, свалившись во сне с кровати, а в следующий миг на него обрушился дом. Якобы целое племя индейцев исчезло, растоптанное стадами взбесившейся живности, и даже в апартаментах Нью-Йорка у кого-то звенела посуда.

Фантастическая история о привидении, слюне Сатаны, охоте на тараканов и чтении мыслей, написанная популярным писателем А. Е. Зариным (1862–1929).

«Дом был полон пурпурных занавесей. Тяжелых портьер цвета старого вина и запекшейся крови. Как в чертовом «Твин-Пиксе» — была там такая комната, выходя из которой, снова в нее попадаешь. Тут, впрочем, комнаты были разные, их было множество. Целый лабиринт».

На встречу к писателю едет преданный почитатель, который просто живет в его романах…

Когда я еще был директором частной психиатрической клиники Эпплсет, у нас лежал один интересный пациент, причем так долго, что со временем стал как бы частью самой клиники. Он был очень спокойный и не доставлял персоналу никаких хлопот, чем выгодно отличался от многих других. Из документов следовало, что он находится у нас добровольно и за лечение платит сам. У него не было близких родственников, никто не навещал его, и интересовались им только врачи — физиологи и психиатры, для которых он представлял занятный объект для исследований.

Сестра Коксэлл работала в этой клинике уже не первый десяток лет. Ее гордостью и радостью был собственный крошечный кабинет, всегда скрупулезно убранный, тщательно вымытый, чистый и светлый. Стены его блестели свежей белой краской. Строго посередине стола, ровно в одном дюйме от обтянутого кожей тяжелого пресс-папье, возвышалась неизменная ваза с нарциссами, а позади нее в идеальном порядке были разложены ручки с плотно навинченными на них черными колпачками, придававшими им сходство с рядами окоченевших трупов солдат.

Впечатляющие рассказы, которые вырваны из самых разных временных и пространственных плоскостей. Эти мистические текстовые отрывки не привязаны к конкретным условиям, что добавляет каждому из них особенное настроение и смысл.

Страшный медведь, готовый загрызть заблудшего путника до смерти, странные сны, от которых веет могильной прохладой, убитая собственным мужем жена – лишь малая часть тревожных элементов этого зловещего сборника.

Комментарий Редакции: Если храбрый читатель все же решится открыть эту жуткую книгу, его непременно настигнет неизбежная истина: придется дочитать до самой последней страницы – и никак иначе! Потому что оторваться от этих увлекательных, непростых и очень пугающих мистических историй попросту невозможно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ехали Игорь и Света отдыхать на юг, а очутились за темным зловещим лесом, в Лабиринте призрачных домов, оживших мумий и кусающихся черепов — в таинственном и жутком Мертвом городе, которым правит злобная Королева-ведьма… Это она заманила ребят в свои владения, ибо ей необходимо каждые сто лет подпитываться юной кровью мальчика и девочки. Спасти их и рассеять злые чары может только одно: магический круг, свет которого брезжит во дворце ужасной Королевы. Этого света боится и сама ведьма… «Значит, наш путь лежит в ее логово!» — говорят себе Игорь и Света. По подземным коридорам, продираясь сквозь полчища нечисти, они идут к заветной цели. Осталось совсем чуть-чуть, свобода близка. Но тут Королева Мертвого города вкидывает свою «козырную карту» — призывает на помощь жуткого монстра с гигантскими когтями…

Хорошо иметь домик в деревне, а уж если не домик, а целый дом продается за бесценок, то понятно, что родители Тани и Миши с радостью уцепились за это предложение. Но не успели ребята переступить порог своего нового жилища, как радость сменяется леденящим ужасом.

Под названием «Заклятье красных свечей» выпущена повесть «Дом на Холме».

2-e место на конкурсе фантастического рассказа "Звезда Магистра" 9-23 февраля 2005 года

Аннотация:1-е место на конкурсе "Будущее человечесва" ТМ, 2005 г. в номинации "за лучший стиль" опубликован в сборнике "Аэлита. Новая волна – 2005"