Душная ночь

Илья Члаки

Д У Ш Н А Я Н О Ч Ь

(МОНОЛОГ)

Стандартная однокомнатная квартира, ничем не примечательная обстановка. Впрочем, виден некоторый беспорядок. По комнате ходит женщина.

- Сволочь! Скотина! (Берет телефонную трубку.) Тварь, я тебе устрою! (Набирает номер). Ну держись!.. Поднимай, поднимай свой зад! Ну где ты?! Давай-давай! Нечего спать! Я не сплю и ты не поспишь! Ну!.. Если ты отключил телефон, я сама приеду, но спать ты не будешь! (Она замолкает, видимо, на другом конце взяли трубку, слушает, беззвучно передразнивает чужое "алеканье", затем бросает трубку.) Постоял?! Теперь двигай. Ложись, ложись, мой хороший, глазки закрывай, засыпай, деточка! Ты у меня поспишь сегодня! Будет тебе и сон и сны! Лег? Бедный, успокоиться не можешь! Ну успокойся, успокойся. Все будет хорошо, все будет наилучшим образом. Да засыпай же, засыпай! Хватит крутиться. Вот так, вот так, хорошо. Причмокнем и уснем.

Другие книги автора Илья Александрович Члаки

И. Члаки

У КАБИНЕТА ВРАЧА

(пьеса в одном действии)

У кабинета врача сидят двое: муж и жена.

Они молоды.

ОН. Что ты ему скажешь?

ОНА. Скажу, что болит грудь.

ОН. Так и скажешь?

ОНА. Так и скажу.

ОН. И что он будет делать?

ОНА. Не знаю.

...............

ОН. Меня всегда это поражало - как это женщины ходят к врачам-мужчинам с такими делами.

ОНА. Бывают дела и похлеще.

Илья Члаки

К А К Т Е Б Я З О В У Т ?..

(монолог)

Однокомнатная квартира. Книжная полка, диван, стол,

стулья, торшер, радио, висящее на стене.

- Мадам, мадам, мадам! Где вы, дорогая? Ну, давайте же, ей-богу, хватит прятаться! Черт возьми, выходите же! Мадам! Если вы сейчас же не появитесь, я... я не знаю, что сделаю! Так и знайте, я вас предупредил. Ну, милая моя!.. Ну, пожалуйста!.. Хорошо. Я понял. Хорошо. Давайте. Я согласен немного поиграть. Только договоримся твердо - немного. Договорились? О'кей. Что я должен делать? Да-да, я понимаю, искать. Шерше ля фам. Понимаю. Я уже ищу.

И. Члаки

ПЯТЬ МИНУТ ИЗ ЖИЗНИ ЛЮДОЕДОВ

(шутка в одном действии)

Действующие лица:

Обжора

Его Жена

Доктор

Людоеды

Тараканы

ОБЖОРА. Ой, болит! Ой, болит!!!

ЖЕНА. Что случилось? Что болит?

ОБЖОРА. Живот, живот болит. На помощь!

ЖЕНА. На помощь!

ОБЖОРА. Быстрее!

ЖЕНА. Быстрее!

ОБЖОРА. Доктора!

ЖЕНА. Доктора!

ОБЖОРА. А ты чего кричишь? Я же говорю - доктора.

Илья Члаки

Из цикла "Закон природы"

Психи

Действующие лица:

Парень

Девушка

Девушка сидит на лавочке, нюхает цветы.

Появляется парень, кричит кому-то за сцену.

ПАРЕНЬ. Я тебя знать не хочу! Нам с тобой не о чем говорить! Не желаю ничего слушать! Подумаешь! Дурака нашла! Да! Сама дура! Вот и гуляй!.. Или ищи дурнее себя!.. Попробуй, найди! Ты!.. пустая банка, вот ты кто! Тьфу, и растереть! Тебя даже сдать нельзя! Брак! Брак! Дурак я, что с такой!.. Гадина! Ну и ну!.. Я еще решил, что она... что я!.. Банка! (Замечает Девушку). Слыхала?

И. Члаки

В О Л Ч О К ,

или

т а к не б ы в а е т

(комедия без конца)

Люде

Действующие лица:

Павел

Света, Нина, Лена

Однокомнатная квартира. Прихожая.

Павел открывает входную дверь, входит Света.

ПАВЕЛ. Светик!

СВЕТА. Здравствуй, Павел.

ПАВЕЛ. Как я рад, что ты пришла. (Хочет обнять.)

СВЕТА. Я пришла серьезно поговорить. (Проходит в комнату.)

ПАВЕЛ. Светик... (Идет за ней.) Садись...

Илья Члаки

Б Р Е Д

(шоу-сумасшествие без антракта)

Действующие не-лица:

Хромой

Сын

Дамочка

Внук

Девушка

Милиционер

А также совсем незначительные не-лица.

Возраст не-лиц целиком и полностью зависит от дурости режиссера-постановщика. К примеру, пионеры могут оказаться зрелыми людьми...

Действие происходит... Впрочем, неизвестно где, когда и при каких обстоятельствах происходит действие. Сцена представляет собой... ничего собой она не представляет, но очень похожа на квартиру, и то исключительно тем, что на ней пара стульев.

И. Члаки

Д О М О Т Д Ы Х А

1.

Утро. Андрей и Наташа.

АНДРЕЙ. Заходите, Наташа.

НАТАША (входя). Ой, мне неудобно...

АНДРЕЙ. Что же здесь неудобного? Я - отдыхающий, вы - отдыхающая, все нормально.

НАТАША. Да?

АНДРЕЙ. Конечно. Садитесь.

НАТАША. Спасибо. У вас хороший номер...

АНДРЕЙ. Мой сосед сегодня уехал. Так что, можно сказать, одиночка. Надеюсь, никого не подселят.

НАТАША. Вам хорошо.

И. Члаки

ДВЕ ПОДРУГИ

(пьесе в одном действии)

Комната в общежитии, две кровати, стол, стулья и т.д.

В комнату входят OH, за ним КАТЯ и ЖЕНЯ.

ОН (Кате). Значит, здесь вы и живете? Хорошая комната. Тесновато для двоих, да?

ЖЕНЯ (продолжая начатый разговор). ...Они сейчас совсем другие, не те, какими были мы...

ОН. Что вы говорите?

ЖЕНЯ. Да, да, именно так. Конечно, в этом винить некого: другое время, другие ритмы,

Популярные книги в жанре Современная проза

Тайными общества бывают и в том смысле, что они складываются и существуют потихоньку от властей предержащих и огласка для них — нож острый, и еще в том смысле, что эти общества не подозревают, что они тайные, а, напротив, каждый из его членов подозревает, будто бы он сам по себе, будто бы с прочими членами его связывают только кое-какие мелкие интересы, как-то: расположение к выпивке и сочинский преферанс.

Вероятно, последним из тайных обществ следует считать то, которое сложилось в самом конце ХХ столетия неподалеку от Москвы, а именно в семи километрах к западу от кольцевой автодороги, на землях, некогда принадлежавших колхозу «Луч». Пару лет спустя после того, как колхоз распался и нажитое тремя поколениями земледельцев имущество мало-помалу разворовали, на месте бывшей центральной усадьбы Братеево очень быстро вырос огромный дом. Построили его ушлые люди из Общества ограниченной ответственности «Агростиль». Эти люди оказались еще и большие выдумщики, поскольку новый дом, так и окрещенный владельцами по названию фирмы — «ООО Агростиль», выдался, пожалуй, единственным в своем роде: в горизонтальном разрезе он давал форму луны на ущербе, к подъезду был приделан пандус и крыльцо в псевдорусском вкусе, но главное, каждый этаж агростилевцы отвели под одну квартиру, в которой были шесть больших комнат, два санузла, кухня, при кухне помещение для прислуги, большая прихожая и чулан.

«Победительница» – новый роман Алексея Слаповского. Как всегда на грани безудержной фантазии и абсолютно узнаваемой реальности. Героиня романа прожила интересную жизнь. И сейчас, в 124 года, ей нужно непременно обо всех событиях рассказать своему сыну. Ведь ей есть о чем вспомнить – она была Мисс мира! Она говорит о своей молодости, о нравах, моде, светской жизни и даже политике того далекого времени – 2009 года. Она путает слова, вставляет китайские, арабские и английские фразы... и вспоминает, вспоминает…

Цветы в садах и почерневшая турецкая черепица. Дотянувшиеся да самых крыш виноградные лозы, листья которых заглядывают в окна. Трещины, расползшиеся по стенам, добравшиеся до самого порога и маленького истертого коврика для ног, под которым прячут ключ. Прогнивший дощатый забор, почти не видный за стройными стволами яблонь. На окнах – цветы в консервных банках: сады Семирамиды. И мерные звуки, капающей в тазы и ведра с протекающего потолка воды. И яркие коврики на много раз штукатуренных и беленных стенах. И старая дверь – снаружи зеленая, а изнутри белая. И пол из досок лимонно-желтого цвета, и щетки для натирания полов, тоже желтые. И старая кровать, на спинке которой изображены лебеди, спящие на озере вишневого цвета. В углу – лампада пыльная и пламя свечи па Рождество, и на иконе маленькой – капли алой крови по белым терниям. И ложек несколько, нож с деревянной ручкой, и стол, на который кладут хлеб. Стол сделал твой отец, работал он под черешней пилой, что пела, да теслом. Кусты, деревья во дворе, старый сарай и голуби с глазами красными, глядящими на нас, фонари из арбузов с треугольными окошками, тряпичные мячи, кран во дворе над цементным корытом, кран с ледяной водой, замерзающий зимой, каждое утро его приходилось отогревать. Куры, расхаживающие по двору, – словно коричневые пятна на снегу, – их отпечатки изящные, как следы ангела. На улице – огромные черные колеса телег, мелодия старого граммофона, железнодорожник в фуражке, с сумкой через плечо, спешащий к поезду, и тихопомешанный из нашего квартала, завороженно глядящий на сумку. И два цыгана, несущие в мешке синий бархат в мастерскую, где шьют из него домашние тапочки. И тетя Миче с петухом под мышкой идет к соседям просить, чтобы его зарезали. И церковь, что утопает в зелени. И звон ее маленького колокола, плывущий над нашим крайним кварталом, над домами с цветами и деревьями в садах, с курами и старыми виноградными лозами, с заборами, через которые лазают дети. И свадьбы – со столами и стульями, с тарелками и вилками, взятыми у соседей, свадьбы во дворе, смех и веселье. И снова кружится снег над этим двором, над домами. И все в белых шапках: и сарай, и деревья, и перевернутое корыто, и уснувший и замерзший ночью воробей. Снег кружится над этим домом, таким любимым, увитым виноградом и паутиной.

ВОЛЬНЫЕ МЫСЛИ САМОЙ СВЕТЛАНЫ В ОСОЗНАНИИ ЖИТИЙНОГО МИРА

Выхваченный вроде бы из досужих разговоров задорный высказ с привычным высмехом самих себя тут же и липнет к языку охочих до веселых пересудов. И так укореняется в молве. Прорастает в ней как попавшее в сыру землю живое зерно. И так же, как и зерно, порой ядрено всходит, а порой и с изъяном ущербным. И всходы пожинаются от того зерна-слова то ли с рассудочно-притчевыми речениями, то ли в высказах, красующихся как наклейки на приманчивых бутылках, жижу из которых так тянет и тут же испробовать.

Новые коттеджи стояли на стратегической высотке, и каждый из них являл собой неприступную крепость.

Стрелы новоявленных стрит были вложены строителями в туго натянутую тетиву леса, окружившего эту былую пригородную деревеньку. В легендарные времена, наверное, стояла здесь церковь с погостом, а каждый мирянин мог заснуть вечным сном в сухом песчанике после трудов своих. В таком золотом песчанике, какой любят сосны, где маслята с капельками радужной росы на шляпах.

В кабинете душно. Встать и открыть форточку Павлу Михайловичу лень. Видно, такой уж сегодня задался день: ничего не хочется, ничего не ладится. С утра поцапался с женой: ей приспичило с утра! Дура полная, как будто не знает, что в понедельник большая планерка, и не дай боже на нее опоздать. Конечно, если быть честным, планерка планеркой, а при желании можно все успеть, но вот как раз желание у Павла к своей законной супруге в последнее время начисто отсутствовало. Это обстоятельство его мало волновало, и если бы не приступы раздражительности, подступавшие, как ком к горлу, доводившие до бешенства, можно было бы давно забыть о необходимости подобных отношений, почему-то возведенных народным кодексом в ранг непременных супружеских обязанностей.

Геннадий Маркович Прашкевич – прозаик, поэт, переводчик. Родился в 1941 году в селе Пировское Красноярского края. Автор многих книг, лауреат многих литературных премий. Заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, Союза журналистов России, Нью-Йоркского клуба русских писателей, ПЕН-клуба. Переводчик и издатель антологии современной болгарской поэзии “Поэзия меридиана роз”, книги стихов корейского поэта Ким Цын Сона “Пылающие листья” (в соавторстве с В. Горбенко), романа Бруно Травена – “Корабль мертвых”. Произведения Геннадия Прашкевича издавались в США, Англии, Франции, Германии, Польше, Болгарии, Югославии, Румынии, Литве, Узбекистане, Казахстане, Украине и в других странах. Живет в Красноярске

Непрощенные обиды – это негативная энергия, которая накапливается и портит нам жизнь. Но «взять и простить» – не так-то просто. Метод Радикального Прощения, основанный на знании психологии, отлично работает и не требует никаких специальных навыков и даже веры в него. Используйте инструменты, которые даются в этой книге, и освободитесь навсегда от гнева, обиды, раздражения и других негативных чувств по отношению к родителям – самым важным людям в вашей жизни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Илья Члаки

Из цикла "Закон природы"

Мотыльки

Действующие лица:

ВДОВА

ЖЕНИХ

Пустая комната. В разных концах этой комнаты спят двое - Вдова и Жених. Спят на полу, ничем не прикрытые.

ВДОВА. Ой, фу... Где я? Что здесь? Комнаты... Зачем я здесь в этой пустой комнате?.. Кто я?.. Ох, я несчастная женщина! Да, я - несчастная женщина! Вдова я! Да, я вдова.

Просыпается Жених, оглядывается.

ЖЕНИХ. Ну и ну! Вот так дворец! Опять в какой-то жопе проснулся! Черт бы их!.. Хоть бы раз проснуться в нормальном месте! Кем же сегодня придется быть?.. (Замечает Вдову). Ты кто?

Илья Члаки

С О К О В Ы Ж И М А Л К А

Действующие лица:

Зоя Федоровна

Петр Васильевич

Галя, их дочь

Александр, муж Гали

Ирина Антоновна, мать Александра

Виктор Сергеевич, отец Александра

Кухня. Зоя Федоровна готовит. Петр Васильевич читает газету. Входит Александр.

АЛЕКСАНДР. Здравствуйте, мама.

Зоя Федоровна молчит.

АЛЕКСАНДР. Здравствуйте, мама.

Зоя Федоровна молчит.

Илья Члаки

С О Н Е Ч К А

(пьеса в двух действиях)

Действующие лица:

Вадим

Анна

Сонечка

Роман

Иван Степанович

Действие первое.

Однокомнатная квартира. Полумрак. Только свет уличного фонаря.

Анна и Вадим.

АННА. Никто не придет?

ВАДИМ. Нет.

АННА. Ты никого не позвал?

ВАДИМ. Разве тебе мало, что есть я?

АННА. Лишь бы тебе было достаточно.

Илья Члаки

Т Ы П Р О С Т И М Е Н Я...

(монолог)

Двухкомнатная квартира. Впрочем, перед нами

лишь одна из комнат, дверь в другую закрыта.

Утро. Старик. Говорит в сторону закрытой

двери.

- Эй, старая, вставай, утро уже. Что-то поесть надо. Незачем так долго спать. Тогда надо было, в молодости, а теперь на заходе - нельзя. Да и брюхо у меня пустое. А мне, старая, голодать ну никак невозможно. Не привык я. Сама приучила. Так что я теперь могу и разозлиться. Эй, не слышишь, что ли? Чертовка! Чайник, так и быть, поставлю, но остальное сама будешь делать.