Душа дракона

– Ой-ой-ой, – тяжело вздохнул Денни, отрываясь от работы. – Боюсь, это уже не починить. И даже заплатку сделать не из чего.

Диль согласно пожал плечами. Рано или поздно это должно было случиться. Никакая вещь не выдерживает столько лет, а уж тем более трико. Денни задумался.

– А если штанины по колено отрезать и соорудить заплатку? Или… Ой, не знаю, не знаю. Зашью – а ты начнешь кувыркаться, и все снова поползет. Диль, а ты есть не хочешь?

Другие книги автора Тамара Воронина

Этот Шаг она делала, умирая от страха, такого страха, который хотелось писать с большой буквы. Может, поэтому и оступалась два раза, но на третий все же поняла: здесь. Еще бы было не понять: та самая деревня, где застала их стража, лежала перед ними. То, что от нее осталось: печи, трубы, железная дверь кузницы. Сказать, что у Лены упало сердце, значит, не сказать ничего.

— А плакать пока рано, — заметил Маркус. — Так что погоди лить слезы на эту землю. Давай-ка пройдемся. До города какого-нибудь, что ли. В городах всегда больше знают.

– А ты бы на мне женился?

Дан с грустью посмотрел на пепельную макушку.

– Ты же знаешь, что я себе не принадлежу.

– Знаю. Я имею в виду, если бы властитель разрешил тебе, а я не была бы замужем?

– Хоть сейчас, – вырвались у него слова, каких он никогда ни одной девушке не говорил.

– То есть ты не просто меня хочешь, не просто меня любишь, но даже и готов провести со мной остаток жизни?

– Я тебя очень люблю, Тика, – сказал Дан почти беззвучно. Она словно и не услышала, а может, и не услышала, заснула. Дан утомил ее настолько, что согнал с ее щек непередаваемо нежный румянец. А он, как всегда, таращил глаза куда придется, то в потолок, которого не было видно в сумраке спальни, то в окно. Ночь была ясная, так что он изучал звезды. Сколько же здесь было звезд – подумать страшно, яркие, крупные, разноцветные (какие поголубее, какие пожелтее), они теснились в небе, кружа голову. Снизу этого великолепия не видно: столица освещалась не в пример лучше других городов Траитии. Но отсюда, из Башни… Тике не нравилось, что она живет так высоко: забыв, например, губную помаду перед верховой прогулкой, назад не сбегаешь, полчаса уйти может, а императрица ждать не станет. Но ей не по чину было жить внизу, а Дана это более чем устраивало, потому что его комната была двумя этажами ниже, и подъемниками можно не пользоваться. Но вот за губной помадой точно не побежишь – в башнях было ровно по девяносто девять этажей, и потолки были никак не хрущевские. Квадра размещалась на сорок втором. Раз-два в день они пробегали по лестницам вместо тренировок, но обычно, раз спустившись, предпочитали проводить время в городе.

Истории молодого сталкера Маркиза. Написано по мотивам рассказа "Пикник на обочине" А. и Б. Стругацких.

Бывшие охранники Ли и Март идут через разрушенные селения, через загадочные леса, заглядывают в неведомые страшные подземелья, а ведут их - эльфа и человека - некие Лумис и Берт, странные спутники, спасшие их от смерти, кажется, только для того, чтобы предать смерти еще более мучительной...

Дан посмотрел в спину босса с такой ненавистью, что тот резко обернулся, однако увидеть сумел только прилежного клерка, погруженного в бумаги. На реакцию Дан не жаловался. Он вообще не жаловался на себя. Собой, в меру любимым, он был доволен. Конечно, до какого-нибудь Брэда Пита – или кто там у них самый сексуальный? – ему было далеко, ну так и обитал Дан не в Голливуде, а в Сибири, был не актером, а банковским служащим. Его физиономия не была растиражирована даже на фирменных календариках и рекламных буклетах банка, потому что босс невзлюбил Дана… а черт его знает почему невзлюбил. Дан, несмотря на несколько рекламную внешность, был дисциплинирован, исполнителен и неглуп, имел хорошие для провинции манеры, по-английски болтал, как по-русски, в своем деле разбирался. И вообще. Когда рекламщики шарились по банку в поисках чего-нибудь, они увидели Дана и битый час уговаривали босса поместить на буклет именно его, данову, персону. Кончилось тем, что босс наорал на рекламщиков, а заодно и на Дана, хотя он никак не рвался являть из себя символ надежности и привлекательности конторы, в которой работал.

Лена не стала даже задумываться, действительно ли ее слезы помогли, или на самом деле повреждения, которые нанес мозгу Кайла допрос, оказались не столь уж серьезными. Все были уверены в первом, она, скорее, во втором. Слишком красивой бы получалась жизнь, если б исполнялось все, чего ей особенно бы хотелось. Тогда бы кругом наступили рай и благоденствие, то есть скука неземная. А что? Пусть бы и скука. Это в книжках о ней читать невозможно до зевоты, зато жить при ней хорошо. Нет, бесспорно, имеются люди, которые любят искать приключений на свою голову — или на свою задницу, что, в сущности, в данном случае одно и то же. Только Лена была не из их числа. Ее вполне устраивало спокойное обывательское существование, особенно сейчас. Ей не было скучно рядом с шутом и с Маркусом. И рядом со щенком, который был ростом с иную взрослую собаку, а умом — чистый младенец. И рядом с эльфами. Как можно скучать, если ее старательно развлекают: шут не без удовольствия играет на аллели и поет, и пусть он говорит о своих способностях что угодно, Лене нравилось его слушать, нравился его голос — действительно не тянущий на здешнего менестреля из-за некоторой то ли хрипотцы, то ли сипловатости, но удивительно приятный, богатый и сильный. Нравилось, как он перебирает струны аллели — Лена как-то пересчитала, о ужас, их было десять штук, оттого гриф был короткий, но широкий, и музыкант должен был обладать очень длинными пальцами. Аллель, похожая то ли на лютню, то ли на гитару, то ли на мандолину, давала звук чистый и продолжительный.

Дан поболтал ногой в аномально прозрачной воде. Причудливы выкрутасы привычек. Или памяти? Ему ведь давно аномальной должна бы казаться грязная вода, с радужными пятнами бензина, мутная от немыслимых промышленных стоков, воняющая чем угодно, только не этим – свежестью, морской солью, водорослями. Прозрачность абсолютная. Только тени на волнистом песчаном дне. От волн теней вроде бы и нет, но свет преломляется как-то иначе, и песок начинает играть. Проскользнула рыбешка, и Дан настолько увлеченно следил не за ней, а за ее тенью, что едва успел выдернуть ногу. Рыбка не ядовитая. Ее даже есть можно с голодухи, но отчего-то обожает по-кошачьи тереться о встреченные большие предметы, в частности ноги и иные части тела купальщиков. А рыбка эта не в чешуе и даже не в наждачной бумаге, а в кухонной терке. В сочетании с соленой водой – офигительно. Правда, привлекают ее только неподвижные цели, пловцу она неопасна.

Игры Богов закончились, но стала ли спокойнее жизнь Марта и Ли? Ведь остались люди, которые не против повторить жестокие игры Богов...

Популярные книги в жанре Фэнтези

Романом «Коль в роли Фауста тебе не преуспеть» продолжается юмористическая трилогия, созданная Р. Желязны в соавторстве с Р. Шекли. Потерпев поражение, демон-неудачник Аззи, однако, не успокаивается. Теперь его жертвой суждено стать знаменитому чернокнижнику доктору Фаусту. Но случай путает все карты…

Перевод: В. Задорожный

Чем завершается последняя битва? Победой или поражением. Твоей смертью или смертью твоих врагов. Теона отдала все, ради спокойной жизни вдали от вампирского мира, но даже отпуская прошлое, мы не можем быть уверены, что оно когда-то отпустит нас. Мирное сосуществование подошло к концу, теперь, когда бессмертные решили взять власть в свои руки. Договор расторгнут, а люди становятся для них всего лишь непослушным стадом, ждущим пастуха. Девушке приходиться вернуться в самый эпицентр битвы, чтобы спасти от вампиров свою семью. Но раз оказавшись в логове врага, не так то просто вырваться на свободу.

Сестры-принцессы Кадия, Харамис и Анигель, разделенные пространством и обстоятельствами, вновь объединяются, когда в мире Трех Лун вспыхивает кровавый мятеж скритеков-топителей. Немало испытаний выпадает на долю сестер, прежде чем им удается выяснить, что организатор страшных событий не кто иной, как маг Орогастус, их вечный преследователь и противник.

Содержание:

Андрэ Нортон. Золотой Триллиум (роман, перевод И. Гуровой)

Мэрион Зиммер Брэдли. Леди Триллиума (роман, перевод М. Шикова)

Джулиан Мэй. Небесный Триллиум (роман, перевод Н. Берденникова)

Этот роман является прямым продолжением рассказа «Лес и замок».

В хронологическом порядке по очереди следуют рассказы «Араис», «Охотница», «Лес и замок» и еще один, еще не законченный рассказ.

Несмотря на то, что местами повествование ведется от лица дракона, этот не означает идентичности личности дракона и автора. Это сделано для того, чтобы читателю было проще мысленно ставить себя на место главного героя.

Так же с этим романом связан рассказ «Охотник на драконов».

Еще о много хотелось бы написать, я чувствую, что не смог раскрыть мир Фирнберга полностью. Особенно жалею, что не удалось зримо показать его природу в полных масштабах. Роман еще в некоторой степени черновой, а некоторые эпизоды были пропущены по разным причинам. И я помню, что это только часть полной истории. Возможно, когда нибудь нескоро, я вернусь к этому роману, дополнив расширенную версию.

В одном королевстве главным советником короля был необыкновенный человек — мудрый, справедливый и честный. Не совсем, впрочем, человек…

«Серебро» на весеннем Колфане-2008.

«Телега сломалась как раз в середине начала пути на войну» (с) Йовин.

«Меня зовут Дамело» — книга-зеркало к трилогии «Личный демон». Проблемы того же порядка, тот же расклад: жизнь, любовь, смерть, суд, ад — только решать их, проходя собственную полосу препятствий, приходится мужчине. Он должен выиграть предложенную богами покерную партию — а может быть, ее предложили не боги, а сам он себе предложил? Но зачем бы уверенному в себе красавцу-ловеласу рисковать самооценкой и налаженной жизнью, чтобы узнать о себе столько нового и лишнего? Читайте и узнаете.

[b] У бедного сиротки Гарри Поттера появляется воображаемый друг.[/b]

Гарри Поттер, Том Риддл, Петуния Дурсли, Вернон Дурсли

Ужасы/ / || джен || PG-13 || Глав: 3 || Размер: миди

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Первая любовь обрушилась на Настю Ниагарским водопадом – она потеряла покой и сон! Павел Акимов – вот кто должен стать ее мужем. Обязательно! Точно! Раз и навсегда! Разве можно прожить без этого удивительно красивого парня хотя бы один день? Разве можно отказаться от шанса стать счастливой? Конечно, нет!

Но судьба плетет свою интригу, и мечтам не так-то просто стать реальностью.

Настя бедна, а Павел – богат. Она – сирота, а он – сын состоятельных людей. И к тому же есть тайна, мимо которой нельзя пройти…

Одинокий, молодой, состоятельный, неженатый… Кажется, такие мужчины встречаются только на страницах романов. Но вот Лера познакомилась с Глебом Каратовым и поняла, что в жизни подобные экземпляры тоже попадаются.

Чем не подарок судьбы? Но оказалось, что Каратов – не подарок, а скорее приз: за его любовь придется побороться.

Ну что ж, Лера не против, тем более что на ее стороне могущественный союзник – дочь Глеба Анфиса очень ей симпатизирует.

Роман «Пора летних каникул» (прежнее название «Трое у пулемета» рисует картину грозного и героического лета 1941-го года подвиг семнадцатилетних юношей, ставших солдатами.

Когда я вошел в номер Шерлока Холмса, я застал его за чтением газет.

Увидав меня, он отложил в сторону номер и произнес:

— В нашей жизни, дорогой Ватсон, бывают два случая: или нас просят сделать что-нибудь, или мы делаем это сами по какому бы то ни было побуждению.

— То есть? — спросил я.

— Я говорю о нашей профессии. Чаще всего бывает так, что другие обращаются к нам за помощью, но иногда попадаются такие дела, поработать над которыми для меня положительно составляет удовольствие, хотя меня об этом никто и не просил.