Дурацкое пространство

Другие книги автора Евгений Владимирович Сапожинский

Зачастую продавец выглядит полным идиотом в глазах покупателя. А кем видит покупателя продавец?..

Автор книги, написанной на закате аналоговой эры, пытается в весьма субъективной манере ответить на вопрос, что́ есть фотоискусство. Текст рассчитан на читателя, склонного к размышлениям.

Фотографиями книга не иллюстрирована.

  Предутренний лунный луч скользнул по лицу Ленки и разбудил ее. Конечно, не сразу; пробуждение было, как всегда, мучительным и долгим. Помятая физиономия в серебристом свете вовсе не выглядела романтично — вчера Лена забыла задернуть шторы, и осознание этого факта сразу ее насторожило: подобные вещи происходили только тогда, когда она перебирала. С трудом разлепив веки, Лена посмотрела в угол комнаты, куда всегда аккуратно, в каком бы ни была состоянии, составляла пустые бутылки. Сложно поверить, но там стояли четыре баклажки. Пять! Пятая лежала, что не меняло сути дела. Нельзя же было вчера столько одолеть! Наверняка употребила не более двух, свою разовую норму. Но тогда позавчера было три? Скорее, ей либо кто-то помогал, либо она выносила их не попарно, как обычно, а в каком-то хаотическом порядке, потому и количество баклажек нечетное… С этой интересной мыслью Лена вновь задремала, а когда пробудилась, заметила, что Луна опустилась гораздо ниже, хотя все говорило о том, что дрема продолжалась считанные минуты. Сколько на самом деле прошло времени? Каждому знакомо это пограничное существование между сном и явью, когда легко выключиться на полчаса или час и не заметить этого. Лена измученно вздохнула, потому что появились первые признаки омерзительного рассвета, а это означало, что сейчас ей придется встать, одеться и ехать на проклятую сволочную работу. Ф-фу, она даже вздрогнула; ведь сегодня суббота. Ура! Выходной! Мать с Ленкиным сыном уже второй день у сестры, вот и появился повод погулять…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Рыцарь Клаус бросил взгляд на повозку и невольно расправил плечи. Усталости его — как не бывало. Душу переполнило чувство гордости и предвкушение счастья. Нелегко было одолеть Золотого Дракона, но дело того стоило! Ведь от этого зависело его, Клауса, будущее.

Жаль, конечно, что придётся уехать отсюда. Но Принцесса говорила, что пройдёт десять-двадцать лет, и Зёрнышко прорастёт. А там и до плодов — рукой подать! А тогда уже Клаус сможет выкупить себе приличный замок у какогонибудь обнищавшего барона. И они с Принцессой станут жить там, не зная горя…

Писатель Васечкин никогда не писал рассказов — он ДЕЛАЛ ВЕЩИ. Иногда они у него получались, чаще — нет. Тогда Васечкин расстраивался, разбивал их об пол и долго и злобно мочился на осколки. Когда же вещь получалась, Васечкин радовался и показывал её друзьям — супружеской чете Слонов, Мусорщику и Реальности.

Вообще-то, Реальность следовало бы упомянуть первой. Во-первых, потому, что Васечкин её очень любил, а во-вторых, потому что она болела.

Я взмахнул оттяпанной левой сиськой цыпочки-блондиночки. Края были неровными — когда я был ребенком, мамочка не удосужилась поставить мне на зубы пластинку.

Цыпочка всхлипывала, съежившись в углу комнаты, ее сказочное тело было спереди все в крови и требухе.

— А теперь, детка, — прокукарекал я, подцепляя ее бюстгальтер за глубокую чашечку, — поиграем в Давида и Голиафа.

Я засунул сырой комок грудной железы в левую чашечку и начал крутить дамской принадлежностью над головой, пока она не извергла свой жуткий снаряд. Он пролетел через всю комнату, подобно ядру, для того лишь, чтобы шмякнуться о дальнюю стену с омерзительным "блям!" и сползти по штукатурке на пол, будто слизень, оставляя за собой влажный след, но только кровавый. От него отделился бледно-коричневый сосок и упал на паркет с легким "тюк!".

Рассказ об особенностях бизнес-процессов.

Дмитрий КАРАСЕВ

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Сергей открыл глаза. На глиняном полу рядом с его рукой дрожали зеленые и желтые пятна света. В дверной проем заглядывал яркий шар. Где-то рядом стучали молоты. Сергей встал и сделал три шага к двери.

Сруб нагрет, от него тепло рукам и щеке. Длинный лист, похожий на пальмовый, покачивается от влажного ветра вместе со своей полупрозрачной тенью. Перед хижиной площадка, на другом краю которой мечется пламя в горне, звенят молоты, жарко гудит наковальня. Земля поворачивается перед глазами, как в неокончившемся сне. Справа, из-за рядов зеленых кустов, напоминающих огородные грядки, поднимается вверх огромная металлическая колонна.

Началом всему послужил знаменитый ураган Тапси.

Он возник в низких широтах Тихого океана, прошел над Полинезией и Индокитаем и всей своей мощью обрушился на отроги Килиманджаро. Здесь и следует искать причину событий, которые впоследствии чуть не приняли трагический оборот.

Горный обвал, вызванный ураганом, вскрыл гигантскую пещеру с полуразрушенным атомным реактором и останками того, что некогда могло быть лабораторией. Каменной лавиной был увлечен и странный сосуд из прозрачного материала, наполненный белыми крупинками, плававшими в розоватой жидкости.

Прозаик Елизар Пупко совершил литературный подвиг. Он сжег свою повесть объемом в десять печатных листов.

Легко сказать — сжег. Не говоря уже о том, что каждый из четырехсот тысяч печатных знаков, включая даже пропуски между буквами, весомо, грубо, зримо представляет собой часть гонорара, сам процесс сожжения двухсот сорока страниц машинописного текста — дело далеко не простое. Отошли в небытие камины, где плод бессонных ночей и полных отчаяния дней последний раз вспыхивает ярким пламенем улетающего в трубу вдохновения. Да что там камины! Даже простой ванной колонки с дровяным отоплением не сыщешь в нынешних малогабаритных квартирах. Попробуй сжечь на газовой плите объемистую рукопись. Бумага обладает препротивным свойством разлетаться при этом черными хлопьями, так что тут уж к потере проблематичного гонорара следует добавить весьма реальные расходы на косметический ремонт кухни.

Казнь Буонапарте и все, что с ней связано, безусловно принадлежит к числу наиболее интересных событий шестьдесят второго века нашей эры, часто называемого историками «Золотым».

Следует отметить, что к началу шестидесятых годов этого столетия человеческое общество на нашей планете переживало глубокий кризис.

Две проблемы волновали социологов того времени: неуклонно падающая рождаемость и отсутствие социальных противоречий, стимулирующих дальнейшее общественное развитие.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ВНИМАНИЕ!

Текст предназначен только для предварительного и ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей.

Эта книга о человеке из нашего мира, который случайно освободил одного из Принцев демонов. Тот в благодарность, наделяет его силой и отправляет в Город Дверей — Сигил. Где герой изучает магию и путешествует по другим Планам. И лелеет надежду когда-нибудь стать Принцем демонов и правителем одного из нижних планов Бездны.

Одиночество — единственное, что в этой жизни известно Бренне. Она не ждет ни настоящей дружбы, ни, тем более, любви. Люди говорят, она с рождения помечена Одином, но для Бренны это, скорее, проклятие, нежели благословение. Даже те, кто говорит, что на нее снизошла милость Великого Отца, боятся взглянуть на нее. Люди ее сторонятся. Но Бренна научилась пользоваться данной ей силой и заставила свой дар служить себе. Она — Дева-защитница, ставшая настоящей легендой благодаря своему мужеству и волшебному дару. Вали — настоящий гигант среди своего народа, всеми любимый и уважаемый. Он — Улфенар, берсеркер, один из элитных воинов Одина, один из самых яростных и храбрых, владеющий топором и копьем. Его называют Грозовым Волком, его сила и ярость — дары Великого Отца. Судьба разлучила двух воинов еще детьми. Вера свела их вместе, как воинов ярла, в походе к Эстландии. Снова и снова Вали ищет Бренну. Он видит ее, он видит женщину, скрытую за облаком сплетен. И он не отведет от нее своего взгляда. Вали не забыл, что с самой первой встречи он — должник Бренны. Пытаясь найти способ отплатить ей, он неожиданно находит одинокую, красивую женщину, чья спокойная сила завладевает его сердцем. Но саги не воспевают воинов, живущих спокойной жизнью, или любовь, которая не знает препятствий и испытаний. Может, они и благословлены богами, но это не защищает Бренну и Вали от появляющихся в жизни каждого из них разрушительных препятствий. Их репутация не может им помочь. Их спасет только любовь, и эта любовь должна стать их легендой.

Леда Пирс — паранормальный охотник за головами на Границе, отделяющей цивилизацию людей от равнин монстров. Живется ей легко, платят мало, но по крайней мере, у нее есть семья. До тех пор, пока охота на вампиров идет не плану и ее брат не оказывается в плену у темных ангелов ада.

Без магических способностей и возможности разыскать его у Леды остается единственный выход — отправиться в Нью-Йорк и присоединиться к Легиону Ангелов, элитному отряду сверхъестественных воинов, обладающих мощью, данной им самими богами. Если она продержится достаточно долго, чтобы заслужить чины, ей станут доступны магические способности, необходимые для поисков брата.

Но вскоре Леда обнаруживает, что оказалась на неправильной стороне заговора, который потрясет мир сверхъестественного… и во власти могучего ангела-искусителя.

«Поцелуй Вампира» — первая книга в серии «Легион Ангелов».