Дух Джедая

Дверь шаттла открылась, и можно было увидеть серый пейзаж мертвого мира. Ветер выл на сухой равнине, свистя между острых, зубчатых скал, которые, казались, росли из земли, подобно каменным деревьям.

Борборигмус Гог вышел из шаттла. Он был расстроен.

Его расстройство перерастало в чистую ненависть к тому, когда он увидел того, кто ожидает его на поверхности планеты.

– Какая неожиданная радость, – иронизировал он.

Дарт Вейдер стоял на ветру, возвышаясь над зубчатыми камнями, что были рядом с ним.

Рекомендуем почитать

Маленький шаттл плавно скользил сквозь космос к огромному Звездному разрушителю. Шаттл выглядел песчинкой по сравнению с огромным линейным кораблем. Но тысячи солдат на борту этого мощного звездного разрушителя дрожали в страхе, едва услышав имя единственного пассажира этого шаттла.

Дарт Вейдер.

Вейдер не наблюдал за тем, как его шаттл будет пристыкован и посажен в ангаре Звездного Разрушителя. Он был в глубоких раздумьях, в своих темных мыслях. Одна фраза занимала все его размышление. Проект "Звездный крик".

Дарт Вейдер приблизился к древним развалинам храма Джедаев.

Когда-то здесь была комплекс: храм и крепость Джедаев. Но все было заброшено, еще за столетия до возвышения Империи. На мгновение Вейдер остановился, вспоминая старое время. Еще до того, как он служил Императору. Время, когда он сам был рыцарем Джедая.

Позади него остановилась его команда штурмовиков, задаваясь вопросом, почему он остановился.

Вейдер стряхнул воспоминания о прошлой жизни. Сейчас он был Темным Лордом Ситхов, он служил Императору.

Другие книги автора Джон Уайтман

Дяде Хулу пришла идея, съездить на каникулы в дворец Джаббы Хатта. Конечно, это не каникулы, а командировка. Хул хочет изучить Б'оммарских монахов, которые живут в тоннелях под дворцом. Если Джаббы не достаточно, чтобы вызвать у Зака и Таш кошмары, то монахи самое оно. У самых просвященных монахов нету тел. Они всего лишь мозги в банках. Мозги в банках, которые перемещаются на механических ногах. Хуже всего это то, что один из монахов безумен...он не просто вышел из себя, а съехал с катушек. И если Таш не будет осторожно, она может потерять голову.

Д'воуран кажется довольно обычной планетой. Дружелюбные местные жители встречают Таш, Зака и дядю Хула с распростёртыми объятьями.

Но у Таш это место вызывает плохое предчувствие.

По улицам здесь бродит сумасшедший и кричит, что люди пропадают. Он говорит, что они просто растворяются в воздухе.

Таш знает, что это невозможно. Но на Д'воуране и в самом деле что-то не так. Осмелится ли она довериться своей интуиции... пока не стало слишком поздно?

Дверь плавно открылась. Мужчина вошел в комнату, которая была забита всевозможным электронным оборудованием. Он работал быстро и спокойно, осмотрел, что-то записал в центральный компьютер, а затем достал мини-компьютер и соединяющий шнур из кармана.

Его руки порхали над клавиатурой также стремительно, как работали компьютеры, окружавшие его. Человек включил один конец провода в компьютер, а другой подключил к еще одной системе.

Глубоко вдохнув, он нажал кнопку на клавиатуре. В этот момент десятки миллионов байтов информации понеслись от одного компьютера к другому со скоростью света. Требовалось десятки тысяч живых существ, изучить их жизнь, запомнить всю информацию и воплотить ее в компьютерную программу, которую он сейчас загружал.

Там, глубоко в темноте, оно ждало. Ждало этого момента на протяжении сотен лет. Оно не могло двигаться. Но это уже ненадолго. Скоро оно будет свободным. Оно уже могло чувствовать дыхание живых существ по ту сторону своей темницы. Очень долгое время там не было никого, но сейчас кто-то живой стал совсем рядом.

Существо в тюрьме уже чувствовало их. Надо было лишь ждать. Больше чем что-либо на этом свете, оно желало вступить с ними в контакт.

Свежий воздух проникал через открытые окна, наполняя небольшое помещение приятным ароматом цветов. Но одинокая фигура, стоящая в этом помещении, на аромат не обращала никакого внимания. У нее были куда более важные дела. Он сидел перед большим прозрачным ящиком. В нем два небольших существа отчаянно пытались взобраться по гладкой поверхности стены. Они расправляли крылья, но улететь не могли, будучи заключены в ящике. А тот, кто смотрел на них, совсем не желал причинять им вред. Напротив, он считал себя их опекуном.

Добро пожаловать в город мёртвых…

Когда Хул, Таш и Зак делают остановку на Некрополе, чтобы найти новый корабль, Зак немедленно приобретает друзей среди местных ребят. И он решается на безумный поступок — отправляется ночью на некропольское кладбище только для того, чтобы доказать, что он так же крут, как и они.

На кладбище тихо, как в могиле, там полно белых, извивающихся червей-костоглодов. Быть может, Заку следовало бы дважды подумать, прежде чем принимать этот вызов. То, что тела похоронены, не значит, что они мертвы…

Изображение, которое было перед глазами ученого, рябило. Это была всего лишь голограмма, но это была голограмма самой могущественной личности, которую когда-либо знала галактика.

Это был лично Император.

И хотя ученый находился в центре управления, центре его собственной власти, он дрожал. Ученый при желании мог обречь на смерть сотни существ, его ужасные знания могли воплотить самые страшные кошмары. Но каким бы могущественным не был ученый, Император с легкостью мог уничтожить его.

Ученый ворвался в свою лабораторию, опрокидывая столы и разбивая пробирки с какими-то дымящимися жидкостями. Его слуги, как дроиды, так и живые существа кинулись в рассыпную, чтобы избежать его гнева. Ученый достиг центра своей гигантской крепости и уселся перед пятью мониторами.

– Дайте мне доклад о достигнутых результатах проекта "Звездный крик", – приказал ученый.

Один за другим, пять экранов включились. Три из них показывали лишь "снег", бегущий по монитору.

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Рассказ из авторского сборника «Сержанту никто не звонит», 2006 г.

Космические приключения в далеком будущем.

Сколианская Империя сражается за власть в галактике, используя все средства: интриги, подкуп, предательство…

Но самое главное ее оружие Джагернауты — непобедимые элитные отряды эмпатов, для которых нет ничего невозможного.

Как же используют Джагернауты тайну, от которой зависит судьба человечества?

Если вы уже достаточно поживший на свете человек, то наверняка увлекались в детстве романами нашего великого писателя шпионских боевиков Николая Томана. Вспомните библиотечку "Военные приключения". А в более зрелом возрасте, после падения "Железного занавеса", мы наконец-то смогли приобщиться к литературе главного забугорного воспевателя этого жанра – Йена Флеминга. А что было бы, если бы оба этих писателя творили совместно?

Лженаучно-фантастический тупосюжетный супер-пупер боевик!

А вот и я пришел… в Зону… да-а-а странное место эта Зона. Воздух, какой то другой… как будто тебе кто-то наждачкой по горлу орудует…

Мрачные небеса… не видно солнца… голые деревья… развалины деревянного домика… как будто вышел из укрытия после падения ядерных бомб.

Действие большинства фантастических произведений происходит в XXI веке. Для многих поколений писателей-фантастов и читателей 2000 год был загадочной, волнующей, недостижимой датой, фронтиром между реальностью и неким туманным завтра, в котором человечество ожидал технократический рай или технократический ад.

Завтра наступило несколько лет назад. Многочисленные предсказания не сбылись. Фантастика не умерла, но теперь писателей, работающих в этом направлении, волнуют другие темы и проблемы, связанные с современностью, в которой порой происходят самые невероятные вещи.

В этот сборник вошли новые произведения ведущих отечественных фантастов, написанные на стыке различных жанров и направлений, представляющие популярных писателей в неожиданном ракурсе, расширяющие пространство современной фантастической литературы.

Механизм уничтожения

Чего стоит дружба? Многие скажут, что дружба бесценна. Тогда спросим: бесценна ли дружба или можно ли ее купить? Тогда нам ответят: а что в наше время нельзя купить.

Три человека знали, что такое настоящая дружба и чего она стоит. Они топтали зону уже шестой год подряд, и понимали, что по одиночке они ничего ни стоят. Понимали, что по одному не выживут, как физически, так и морально.

Они были знакомы с детства. Учились в одной школе, в одном классе. Были ссоры, были разногласия, были драки.

Аннотация:

Эти степи помнят многое. Славные подвиги Рюриковичей и нашествие орды, рубань вольных казаков с ляхами, славные батальоны Петра и смерть концлагерей, предательство и крамолу, расцветы и закаты империй. Не раз их освещало зарево войны. Много смерти и ужасов помнят эти степи. Но всегда выжигаемые огнем войны они возрождались. Выжженные и поникшие травы, рано или поздно сменяли цветущие поля. Но не сейчас.

Уже восемь лет как луга не расцветали яркими цветами. Уже восемь лет как тут не было слышно пения соловья. Уже семь лет как ад открыл свои врата, и пламенное дыхание его, обжигало землю. Помню, как по новостям в тот день вкратце сказали, что на чернобыльской станции произошла авария, но не больше. Над миром нависла угроза, которую он ни когда не видел, а мы лишь жадно поглощали пиво в тот жаркий весенний день, и веселились в клубе. Я и не представлял тогда, что меня ждет через пару лет, какие испытания рухнут на меня.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В одинадцатой книге мастер Куай-Гон Джинн и его ученик Оби-Ван Кеноби, стараясь помочь давнему другу, сталкиваются с неожиданной опасностью — безымянной охотницей за головами, столь искусно плетущей свои сети, что в них может попасть любая добыча, даже джедаи. Попутно Оби-Ван вынужден выяснить кое-что о природе дружбы и доверия, и ещё раз убедиться в верности бессмертной истине о том, что вещи редко бывают такими, какими они кажутся на первый взгляд…

Он слышал нечто, но это было не более, чем шум. Его глаза были открыты, но он ничего не видел кроме тумана. Он был мокрый, хотя и не находился в воде. Так как он не мог положиться на своё зрение и слух, Куай-Гон Джинн решил сосредоточить своё внимание на боли. Он искал её центр, оценивал местоположение и размер раны. Боль ощущалась в груди слева, выше сердца, а потом распространялась вверх, до плеча. Это была не режущая боль, а скорее пульсирующая. Боль говорила ему, что он все ещё жив. Куай-Гон попытался пошевелить рукой, но это лёгкое движение потребовало невероятных усилий. Его пальцы коснулись чего-то гладкого. Он провёл ими сверху вниз по гладкой стене. Куай-Гон пошевелил другой рукой, и она также наткнулась на гладкую твёрдую стену. Она была всюду, окружая его. Он был в ловушке. Лёгкий приступ паники охватил его, когда он понял, что не знает почему он здесь находится. Куай-Гон прогнал его и заметил, что это ему удалось. Он был рыцарем Джедай. Возможно его световой меч исчез, как и пояс с оборудованием, но у него оставалась Сила. Он был не один. Равномерно дыша, он успокоил свои мысли, а также попытался вспомнить произошедшее. Однако не слишком настойчиво. Воспоминания ему пока были не нужны, ведь теперь он мог жить. Куай-Гон сконцентрировался, чтобы понять, где он сейчас находится. Постепенно ему становилось ясно, что он заключён в прозрачную камеру-палату. Он чувствовал себя необычно, потому что парил в воздухе, находясь практически вверх тормашками. Газ окружал его туманом. Он висел в воздухе в каком-то резервуаре. Туман не позволял разглядеть, что находится снаружи. Куай-гон попытался изменить положение, но тут же боль пронзила его плечо. Раны от бластеров коварны. Вы считаете, что тело уже зажило, но рана может очень скоро напомнить о себе, и делать это довольно долго. Рана от бластера. Память постепенно возвращалась к нему.

Оби-Ван Кеноби услышал, как дверь закрылась за его спиной. Замок щёлкнул и прожужжал.

Он остановился в приступе беспомощности.

«Нет», — сказал он.

Его напарница Астри Оддо обернулась:

— Что такое?

Оби-Ван в отчаянии уставился на дверь:

— Я не могу оставить его.

— Но он приказал тебе улетать.

Оби-Ван опёрся обеими руками на дверь и покачал головой:

— Я не могу.

Астри ждала. Она не двигалась, но он чувствовал её нетерпение. Её недавно обритая голова блестела на тусклом свету. Опустился густой туман и превратился в капельки на их коже.

Атмосфера планеты состояла из разреженного и очень холодного воздуха. Оби-Вану потребовался целый день, чтобы привыкнуть нему. Зато теперь он наслаждался, вдыхая чистый, свежий воздух.

Он и его учитель Куай-Гон Джинн были высоко в горах Рагоона-6, одной из планет, которая была известна своей захватывающей красотой. Миссия двух Джедаев состояла в том, чтобы просто выжить здесь. Они не взяли с собой ничего больше, кроме сухпайков. Другие Джедаи оставили для них тропу, идя по которой можно было бы придти к транспортнику. Но тропа вела их по снегу, к высоким утёсам и отвесным скалам, по которым было не так уж легко идти.