Дуэль Лермонтова (Еще одна гипотеза)

Владимир Левин

"Дуэль Лермонтова"

(Еще одна гипотеза)

В 1843 году друг и родственник Лермонтова А. А. Столыпин, прозванный поэтом "Монго", впервые перевел на французский язык "Героя нашего времени". Столыпин, живший в то время в Париже, увлекался идеями Фурье и свой перевод поместил в фурьеристкой газете "La Democratic pacifique".

В редакционной заметке, анонсировавшей начало печатания в ближайших номерах газеты лермонтовского романа, говорилось о его теме и реакции на него русского читателя и критики. Заметка заканчивалась весьма значительной фразой: "Г. Лермонтов недавно погиб на дуэли, причины которой остались неясными".

Другие книги автора Владимир Левин

Владимир Левин

Плоды прогресса (часть 1) (рассказ на букву "П")

Посреди пустыни произрастала пальма. Под пальмой племя папуасов, пораженное проказой, попивало портвейн. Пальма плодоносила плохо, папуасы прозябали, питались падалью, пожирали попугаев, протухших пятнистых питонов. Процветали полиомиелит, паранойя, псориаз, понос, паркинсонизм.

Пытаясь предотвратить погибель папуасов, подкомитет помощи первобытным племенам прислал полпреда Попова. Попов, подобно Прометею, принес папуасам плоды прогресса: полупроводники, пылесос, плетизиограф, прочее. Получку Попов получал по пятницам, покупал пиво, пирожки, папайю, повидло -подкармливал проституток, пробуя поддержать популяцию папуасов. План Попова позорно провалился -- подлые проститутки применяли противозачаточные пилюли. Племя подыхало. Пронырливые португальцы продавали портвейн по пятьдесят песо, получая пятьсот процентов прибыли. Папуасы пропивали последние плавки.

В. ЛЕВИН

Экспедиция уходит в поиск

МАСТЕРСКАЯ СОЗНАНИЯ

Петроглифы Онежского озера.

Эта экспедиция началась... 125 лет назад. В 1818 году консерватор Минералогического музея К. Гревингк по поручению Академии наук и Вольного экономического общества выехал из Санкт-Петербурга в губернии Архангельскую и Олонецкую на предмет обследования состояния туземных промыслов и обнаружения древностей, могущих пролить свет на историю этих отдаленных краев. Как и всякая поездка такого рода, вояж консерватора был неспешен, ибо свои личные наблюдения и выводы Гревингк сопоставлял с рассказами местножительствующих земледельцев, охотников и рыбаков: И вот в одной из деревень вблизи Онежского озера ученому рассказали о бесовских, языческих знаках и фигурах, выбитых в незапамятные времена на прибрежных озерных скалах. И действительно, на красноватом, отполированном временем и онежской водой граните, вдающемся узким мысом в озеро, исследователь увидел картины поистине необычайные.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

Могут ли машины мыслить как человек? Будет ли когда-нибудь создан могущественный электронный разум? Разговоры о соперничестве между человеком и машиной по прежнему не утихают. О том, насколько твердую почву имеют под собой подобные разговоры в настоящем и каковы перспективы развития кибернетики в будущем, рассказывается в этой брошюре, рассчитанной на широкий круг читателя.

http://znak.traumlibrary.net

Газеты, радио, телевидение чуть ли не каждую неделю сообщают о загадочных происшествиях, явлениях. Они будоражат любопытство я фантазию, дают простор для всякого роде рассуждений и догадок и, разумеется, снова и снова ставят перед нами главный вопрос, что это — фантазии или реальность?

Эта брошюра — попытка разобраться в таких загадочных пока феноменах, имеющих, по всей вероятности, место на нашей планете. Авторы собрали и систематизировали огромное количество фактических данных и попытались логически увязать их в единую цепь, объяснить, не выходя за рамки законов физики.

http://znak.traumlibrary.net

Сколько сказок, научно-фантастических произведений связано с чудесными шапками-невидимками или какими-либо другими ухищрениями, делающими человека невидимым. А можно ли добиться невидимости и реальной жизни? Проводились ли какие-нибудь исследования в этом направлении?

Всем этим вопросам и посвящен наш очередной выпуск, рассказывающий о гак называемом Филадельфийском эксперименте с американским эсминцем «Элдридж».

http://znak.traumlibrary.net

Освещается творческий путь великого русского ученого, показывается вклад Ломоносова в развитие русской науки и культуры, в создание научных кадров, его действенный патриотизм.

Брошюра предназначена для лекторов и широкого круга читателей.

Издание рекомендовано секцией по пропаганде естественнонаучных знаний при Правлении Ленинградской организации общества «Знание» РСФСР.

До конца двадцатого столетия осталось менее двенадцати лет, проблема «снежного человека» так и не решена. Но загадка продолжает будоражить умы оптимистически настроенных исследователей и вызывает саркастические улыбка противников всевозможных «изысков в области паразоологии и псевдоистории».

Речь идет о существе, предположительно отстоящем от человека никак не дальше человекообразных обезьян, одном из самых «разумных» — в пределах тех зачатков разумной деятельности у животных, которые допускает современная наука о существе, ведущем столь потаенный образ жизни, что встреча с ним практически не может быть запланирована. Но что нам даст встреча с ним?

Режиссер, сценарист и преподаватель Миша Сафронов продолжает знакомить читателей с особенностями сценаристики анимационного кино. В «Книге вопросов» поднимаются как общие (применение драматургических схем, типология героев, связь мультипликации с детской литературой), так и конкретные проблемы (как представить персонажа? как подготовить заявку на фильм? как составить библию проекта?). В качестве примеров книгу дополняют нереализованные сценарии автора.

Болезни не возникают на пустом месте. Их причиной становятся внезапные, острые, стрессовые ситуации. После этих событий в теле начинают происходить негативные изменения: от воспаления горла до онкологии. Мастер провокативной психотерапии и специалист по психосоматике Михаил Филяев работает с последствиями таких шоковых событий. У него на приемах происходят необычные вещи – люди избавляются от смертельных болезней, находят призвание и любовь, полностью меняют свои судьбы.

Книга откроет вам, как на самом деле работает психосоматика, и перевернет ваши представления о причинах болезней и способах избавления от них. Вы научитесь общаться со своим телом, самостоятельно избавляться от душевной и физической боли, устранять причины тех или иных недугов, сможете грамотно использовать сенсационный механизм исцеления для восстановления качества своей жизни в целом. В конце каждой главы вы найдете авторские упражнения Михаила Филяева, которые нигде ранее не публиковались.

Будьте осторожны, эта книга может совершить революцию в вашем сознании и развернуть вашу жизнь на 180 градусов!

Вырастая из живописи, кукольного театра, книжной иллюстрации, кинематографа и литературы, анимация дарит авторам очень много возможностей. Эта книга для тех, кто любит анимационное кино так сильно, что хочет научиться писать сценарии для мультфильмов. Сценарист анимационного кино – это человек, который увлечен окружающим миром, беспамятно влюблен в жизнь и стремится делиться своим опытом со зрителем. Для зрителя важны искренность автора, его жизненный опыт, система ценностей, страхи и мечты. Эта книга посвящена не только ремеслу написания сценариев, но и размышлениям о том, чем анимационное кино отличается от других видов искусства, как найти свою интонацию, что значит быть автором.

«Живущему в профессии человеку трудно скрыть свои знания и опыт. Нет сейфа, в котором их можно было бы запереть. Как лава вулкана, они рвутся наружу. Человеку повезло, в отличие от вулкана, он может систематизировать эту лаву, передать знания коллегам и ученикам в виде текста. Миша Сафронов – созидающий человек-вулкан, который бесконечно интересуется всем, что связано с кино и, прежде всего, с мультипликацией. Если вам давно хотелось оказаться в чудодейственной «зоне мультипликации», понять, где рождаются и как превращаются в сценарии замыслы, побродить по бесчисленным драматургическим закоулкам, эта книга – ваш «путеводитель», сталкер, который укажет не только прямые пути, но и ведущие к заветной цели обходные тропы. Пробегитесь по оглавлению – с этой книгой вы не заблудитесь, не упретесь в тупик в лабиринте под названием «анимационное кино».

Константин Бронзит

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А. Левинтон

О ПИСАТЕЛЕ

Натаниель Готорн (Хоторн)

(Взято из предисловия к книге:

Натаниель Готорн "Новеллы", 1965 год)

Большинство американских писателей середины века жило в Новой Англии - так назывались шесть северо-восточных штатов, включая Массачусетс с его Гарвардским университетом в Кембридже, неподалеку от Бостона. Но никто из этих писателей не был так тесно связан с историей и природой Новой Англии, как Готорн. Один из его биографов писал, что можно понять Новую Англию без Готорна, но нельзя понять Готорна без Новой Англии. Это была область, самых ранних северных поселений английских колонистов-пуритан; в 1630 году на корабле "Арабелла" сюда прибыла группа Уинтропа, положившая основание колонии Массачусетс. Вместе с Уиитропом, будущим губернатором этой колонии, приехал и Уильям Готорн, воин и дипломат, занявший высокие посты в администрации города Салема. Во времена Реставрации этот дальний предок будущего писателя возглавил первые акты неповиновения молодой пуританской колонии английскому королю Карлу II. Его сын Джон Готорн был судьей на знаменитом ведовском процессе 1691-1692 годов, когда, по настоянию священника Коттона Мэзера, девятнадцать "салемских колдуний" были осуждены на смертную казнь. Одна из жертв этого процесса прокляла изувера-судью, и суеверные жители Салема видели в атом проклятии причину постепенного оскудения семейства Готорнов. Ближайшие предки писателя были моряками, как и отец Готорна, который водил суда в дальние страны и нашел свою смерть в Суринаме, когда его сыну не минуло еще и четырех лет.

Ирина Левит

Цвет власти

- Ты станешь Королем в День Великих Свершений. Это редкая удача. Каждый надеется взойти на трон в этот день, но Короли не выбирают себе судьбу. Судьба выбрала тебя. Значит, за тобой большое будущее. И хотя мы видимся в последний раз, та страна далека и народ ее неведом, я, твоя мать, счастлива. Впервые в жизни! "Моя мать никогда не ошибалась, - думал он. - Она предрекла Королю страны Кокосовых Пальм, что его свергнут, и его свергли. Она посоветовала Королю страны Заходящей Луны меньше доверять советникам, и раскрылся заговор. Мне она сказала только то, что за мной большое будущее". Накануне коронации все газеты печатали его фотографии. Писали о его уме, молодости и прекрасном образовании. Он листал газеты и мечтал, как мудро станет править страной. В течение первых недель Король велел построить дома для малолетних сирот и одиноких стариков, разбить для массовых гуляний парки и собрать для всеобщего обозрения шедевры искусства, снизить цены на хлеб и отдать под суд вельмож-казнокрадов. Он успевал многое и не успевал лишь одно прочитать толстую книгу по истории собственной страны. Впрочем, это его не слишком тревожило: история уводила в прошлое, а Король устремлялся в будущее. - Народ полюбил вас с первого взгляда! -уверяли придворные. - Смотрите, что пишут люди в газетах. - Народ оценил ваш талант!-убеждали советники. - Смотрите, сколько всего люди совершили. - Народ благословляет ваше имя! - утверждали церковники. - Смотрите, какие средства пожертвовали они на восславление ваших деяний. Король был молод, но ум и образованность не позволяли ему слепо верить словам, статистике и финансовым ведомостям. "Кто не убеждается сам, того легко убедить во всякой глупости", повторяла мать, которая никогда не ошибалась. Король тоже не хотел ошибаться, и потому однажды встал с трона и ушел на улицу. Вот так просто встал и ушел - никого не предупреждая, без свиты, без единого телохранителя, без маски на лице и даже без шляпы, надвинутой на брови. Он предполагал, что стоит ему покинуть дворец, и люди окружат его, расскажут о своих проблемах и радостях, возникнет столпотворение, но это не пугало Короля. Он хотел знать правду. Король бродил дотемна. Он впервые столь близко видел столицу и ее жителей. Он выходил на шумные площади и сворачивал в тихие улочки, посидел в каком-то садике и выпил чашечку кофе в баре. Удивительно! Он плохо понимал речь своих подданных, хотя считал, что прекрасно выучил их язык - по крайней мере изъясняться с обитателями дворца ему не составляло ни малейшего труда. Но не это было главным. Главное - его никто не останавливал, не расспрашивал и вообще не узнавал! "Боже мой! - сначала с изумлением, а затем с отчаянием думал Король. Почему никто, ну совершенно никто меня не узнает?!" - Говорят, наш Король велел выстроить дома для малолетних сирот и одиноких стариков, - заметил, как бы между прочим, Король, останавливаясь около будки пожилого сапожника. - Да, говорят, - согласился сапожник, продолжая подбивать ботинки. Благая мысль. Будет, куда перед смертью податься. Но когда еще это будет... - Говорят, наш Король велел разбить для массовых гуляний парки и собрать для всеобщего обозрения шедевры искусства, - сказал Король, усаживаясь рядом с уличным художником. - Да, говорят, - кивнул художник, не отрываясь от мольберта. - Хорошая идея. Будет, где отдохнуть. Но когда еще это будет... - Говорят, наш Король велел снизить цены на хлеб и отдать под суд вельмож-казнокрадов, - почти крикнул Король проходившей мимо девушке. - Да, говорят, - отозвалась девушка, не останавливаясь. - Похвальные дела. Они ему зачтутся. Но когда еще это будет... "Невероятно! - застонал Король. - Меня не ругают - хвалят! Но я живой, как есть живой, для них не существую!" - Что с тобой, сынок? Король обернулся и увидел женщину - не очень старую, но и не молодую, с лицом, напоминающим лицо его матери. - Ты знаешь, кто я? - грозно спросил Король. - Откуда же мне знать? - удивилась женщина. - Не знаешь?! Не узнаешь?! Но ведь я - Король! - Вот как... - задумчиво произнесла женщина, и не было в ее голосе ни страха, ни волнения.-А и впрямь- Король. - Но почему же ты меня сразу не узнала? Почему никто меня не узнает?! Вот мои портреты! И вот мои фотографии! - Конечно, конечно, - согласилась женщина. - Вот твои портреты и вот твои фотографии. Очень похожи... Да ты не обижайся. У нас Короли приходят и уходят - одни умирают, других свергают, третьи сами куда-то исчезают. И все быстро, все ненадолго. Мы и лица-то их различать не успеваем. Знаем только: один появляется, заявляет: "Все черное", и государственный цвет черным становится, а другой: "Все белое", и красят в белый цвет. А потом опять черное и опять белое... Мы уже приноровились. Всего два цвета запомнить легко. Не то что лица... На следующий день Король собрал всех обитателей дворца. - Безобразие! - гремел он. - Косность! Инерция! Равнодушие! И вы еще питаете меня иллюзиями! Народ вас любит! Народ вас ценит! Народ вас благословляет! А народ знает лишь черное и белое! Почему?! Почему никто не открыл мне правды?! - Ваше Величество, - смиренно склонил голову Первый Помощник, сохранившийся еще с прежнего Короля, а потому не сегодня завтра ждавший отставки. - Мы не осмеливались тревожить вас своими советами. Но коли вы спрашиваете, позволю себе сказать: каждый Король начинает с того, что устанавливал Цвет Власти. Вы же не изволили, и народ в смятении. Как строить дома, разбивать парки, собирать шедевры искусства, когда неясно, под знаменем какого цвета это делать? - А вельможи-казнокрады? - гневно прервал Король. - О-о! - обреченно вздохнул Первый Помощник.- Они есть и среди тех, кто исповедовал черный цвет, и среди тех, кто белый. Вы не уточнили, кого имеете в виду. - Так, так... - недобро усмехнулся Король. - А почему обязательно черный или белый? Почему не серый, не бурый, не малиновый, наконец? Смятение пронеслось по залу. Советники, генералы, церковники - все, вплоть до младшей горничной, испуганно зашептали: - Серый.... Бурый... Малиновый... - Ваше Величество! - смело выступил вперед Главный Трибун - единственный приближенный, сохранявший свой пост при всех Королях. - Позвольте заверить, что ваша мысль очень верна, она будет донесена до народа и найдет самый широкий отклик! - Да, да, - кивнул Король, уязвленный собственным гневом, который не совпадал с желанием при любых обстоятельствах оставаться добрым Королем. Я верю, что народ поймет меня правильно. Советники, генералы, церковники - все, вплоть до младшей горничной, облегченно вздохнули. Первый Помощник судорожно обмахнул рукавом лысину, а Главный Трибун победно улыбнулся дамам. Женщины, как известно, любят спасителей. Утром Король проснулся рано. Он всегда просыпался рано, хотя ему не всегда этого хотелось. Но он чтил завет матери: "Если желаешь быть подлинным владыкой, не упускай утренних часов. Многие Короли открывают глаза к полудню, когда все самое важное сделано без них". Правителя страны Кокосовых Пальм свергли на рассвете. И заговор против главы страны Заходящей Луны тоже намечался на утро. Чужих уроков Король не забывал. Утро начиналось с газет. Один из Указов предписывал печатать правду и только правду. И хотя минувшие события вселили некоторые сомнения, Король верил, что его повеления выполняются свято. "А как же иначе? - размышлял он. - Они мудры и направлены на общее благо. Кто же будет упускать свое благо?" Всю первую страницу газет занимала статья, подписанная Главным Трибуном. Называлась она: "Под знаком серо-буро-малинового цвета!" В стиле высокой патетики Главный Трибун сообщал, какую прозорливость и дальновидность продемонстрировал Король, объявив серо-буро-малиновый цвет символом власти. "Борьбе черного и белого положен конец! Положен конец нашим противоречиям и сомнениям! Только под серо-буро-малиновым знаменем мы достигнем всеобщей гармонии и благоденствия. Теперь мы все, как один, можем провозгласить: "Да здравствует Король! Да здравствует новый цвет, гарантирующий нашему народу подлинное процветание!!!" Так - тремя восклицательными знаками - заканчивалась статья. "Мамочка!" - ахнул Король, вспомнив свою мудрую мать, которая любила повторять: "Бойся восклицательных знаков. Они порой сильнее самой жирной точки". - Позвать ко мне Главного Трибуна! - приказал Король. Но прежде, чем слуга успел ступить через порог, в покои проскользнул Первый Помощник. На его лице лежала привычная тень неуверенности, а на вытянутых руках - праздничная корона. - Что это? - спросил Король. - Корона, - смиренно ответил Первый Помощник. - Я вижу, что корона, - Король чувствовал, как в нем, словно в бутылке с минеральной водой, начинают подниматься пузырьки раздражения. - Для чего она здесь? Разве сегодня бал, или какое иное торжество? - Вы как всегда правы, Ваше Величество. Как всегда! - Ив чем же на сей раз? Гневные пузырьки защекотали язык, и, чтобы не дать им вырваться наружу, Король прикусил язык зубами. - Вы совершенно верно изволили заметить: у нас торжество. Сегодня День провозглашения Цвета Власти. Народ уже приготовился ликовать. Первый Помощник пододвинул газеты, и Король прочитал, что сегодня действительно День Провозглашения Цвета Власти. Увлекшись статьей Главного Трибуна, он не обратил на это внимания. - Ну и ну... - недоуменно протянул Король и тут увидел еще одно новшество. В центре короны, на том самом месте, где полагалось сверкать большому бриллианту, поблескивал камень странного грязноватого цвета. - А это что? - спросил он изумленно и в нарушение всяких приличий ткнул в камень пальцем. - О-о! - простонал Первый Помощник, схватившись за сердце. - Не извольте гневаться, Ваше Величество! Это ученые. Это они во всем виноваты. Как всегда. Эти умники, которые сидят на шее Вашего Величества, заявили: есть бриллианты белые, есть бриллианты черные, а серо-буро-малиновых нет. Представляете?! Они осмелились так заявить! Разумеется, институтам было дано соответствующее задание. Прошло несколько часов - пропасть времени! но они ничего не предложили. И вот... - Первый Помощник опять схватился за грудь, однако, видимо, по рассеянности, за правую сторону, - ...на узком совещании решили заменить пока на стекло. Оно ведь тоже блестит. - Кошмар! - воскликнул Король. - Кто это придумал? Кто все это придумал?! Первый Помощник молчал, обреченно закрыв глаза. Мелкие капли, росой покрывшие его лысину, беспрепятственно скатывались за шиворот. - Ваше Величество! - раздался бодрый голос Главного Трибуна. - А-а, вы наконец-то явились... Оч-чень даже отлично... Похоже, это ваша идея? - язвительная улыбка подергивала губы Короля. Он широким жестом обвел комнату, машинально сдвинул тяжелую штору, бросил взгляд в окно: на соседних домах развевались серо-буро-малиновые знамена. - Ваша идея?! - Как можно! - радостно откликнулся Главный Трибун. - Я всего лишь донес прекрасную идею до народа. А придумали - вы! - Я?! - Разумеется! И, должен заметить с присущей мне прямотой, мысль ваша великолепна! Право же, сколько еще менять черный цвет на белый, и снова на черный, и опять на белый. Никакого развития, никакого движения вперед, А народ жаждет перспективы, ему нужны новые идеалы! Не знаю, кто как... Главный Трибун словно невзначай глянул на Первого Помощника, - ...но я народ понимаю. И скажу с присущей мне объективностью: вы его понимаете прежде всего! Объявить совершенно новый Цвет Власти - это величайшая смелость. А выбрать серо-буро-малиновый - это показатель высочайшего полета мысли! - Но я ничего не объявлял и не выбирал! - Вы слишком скромны, - тонко улыбнулся Главный Трибун. - Позвольте говорить с присущей мне откровенностью. Мысль, выданная в лоб, не обязательно самая доходчивая. Порой достаточно намека, и всегда найдутся люди, которые этот намек облачат в надлежащую форму. Вы благородно предоставили простор нашей фантазии, и, поверьте, то было гениальным решением! Нет теперь ни черного, ни белого - есть единый серо-буро-малиновый, он объединит разные устремления, уничтожит противоречия, примирит враждующих. Гениально! Слов не найти - гениально! Король был молод и, как свойственно молодым, легко поддавался свежим идеям. Особенно, если они сопровождались комплиментами. Главный Трибун был зрелым (хотя на его голове ни один волосок не отливал сединой) и, как свойственно зрелым людям, умел пользоваться чужой молодостью. "А может, он прав?" - подумал Король, который благодаря природной мудрости не утратил способности сомневаться в себе. - Ну что ж... - произнес он вслух. - Попробуем... Посмотрим... Не исключено, что тут есть резон... В течение дня Королю сообщили, как радуется народ новому Цвету Власти. Однако он уже не был столь доверчив и хотел во всем убедиться сам. Несколько раз приказывал подать машину, чтобы отправиться в город, но тут выяснилось: его приема ждет очередной посланник очередной страны, или требуется срочное указание, или... В общем, когда Король решил, что с делами наконец-то управился, ему принесли парадное платье: через час начинался бал. Глубокой ночью, ложась в постель, Король услышал едва различимые залпы канонады. "Надо же, до сих пор гремят праздничные салюты", - мелькнула усталая мысль, которая тут же растворилась в сладкой дреме. Проснулся Король раньше обычного. Его разбудил шум, рвущийся сквозь плотно занавешенные шторы. - В чем дело? - спросил он, нажав кнопку звонка. - В-ваше В-величество, - появившийся на пороге слуга заикался, хотя заик во дворце не держали. - Т-там... эт-то... н-ну... - Там некоторые неувязки, - робко перебил слугу невесть откуда взявшийся Первый Помощник. - Там все нормально! - бодро перебил Первого Помощника неожиданно возникший Главный Трибун. - Конкретнее! - потребовал Король, которому залпы ночного салюта стали подозрительно напоминать оружейные выстрелы. Слуга шустро юркнул за дверь. За ним попытался ретироваться Первый Помощник, но Главный Трибун перехватил его за полу пиджака, поскольку рукав самого Главного Трибуна цепко сжал Король. - Видите ли, - вкрадчиво заметил Первый Помощник, - как ни странно, люди восприняли ваше благодеяние по-разному... - Но восприняли все! - решительно вставил Главный Трибун. - Они почему-то начали спорить... - Но спорить не принципиально! - Нельзя сказать, чтобы они не приняли новый Цвет Власти... - Они его, разумеется, приняли! - Однако некоторые... - Отдельные элементы! - Стали утверждать, что белый цвет им нравится больше.. - Черный дороже! - А серо-буро-малиновый... - Да, серо-буро-малиновый! - Вроде как не тот... - Вроде как не этот! - И в итоге... - В конечном счете! - Началось брожение... - Волнение! - Но это ни о чем не говорит... - Абсолютно! - Потому что мы-то с вами понимаем... - Твердо знаем! - Всякое новшество сначала пугает... - А потом радует! - Машину! - приказал Король. - Зачем? - разом спросили Первый Помощник и Главный Трибун. - Я должен сам увидеть и понять! - Ваше Величество! - взмолился Первый Помощник. - Я послал своих людей, они разберутся и примут меры. - Ваше Величество! - объявил Главный Трибун. - Я тоже послал своих людей, они выступят и убедят. Король распахнул окно. Порывистый ветер ворвался в комнату, обрушив свежую волну, смешанную с многоголосым гулом. Огромная площадь, где проходили торжества, напоминала пестрый ковер. Так много было здесь людей, державших в руках черные и белые знамена, черные транспаранты с белыми надписями и белые транспаранты с черными надписями. Все, казалось, говорили разом, но громче других ораторы, стоящие на высоком помосте, обтянутом черной и белой материей. - Я всегда исповедовал черный цвет! - гремел один оратор. - И я всегда боролся за свой цвет! Но я никогда не боролся за серо-буро-малиновый! Он чужд мне! Он противоречит моим убеждениям! - Я за белый и только за белый, - взывал другой. - Я готов жизнь за негоположить! Черный сроду не доводил до добра! Но серо-буро-малиновый - это еще худшее безобразие! - Он вносит раскол в наши ряды! Он лишает нас идейной почвы! - дружно неслось из толпы. - С ума сойти... - бормотал Король, наблюдая, как летят, разметаемые ветром, серо-буро-малиновые клочья знамен. В полдень во дворце собрались все его обитатели. - Как это расценивать? - Король мрачно посмотрел на придворных. - Вчера мне докладывали, что народ ликует. А сегодня... - Вы напрасно слушали эту ругань на площади. Обычная площадная ругань, и только, - испуганно попятился Первый Помощник. - Вы бы лучше поручили это мне! - предусмотрительно отошел подальше Главный Трибун. - Попрошу не указывать! - яростно одернул Король. - Пока еще я здесь правлю! - Конечно, конечно, - прошептал Первый Помощник. - Никто не смеет оспаривать! - поддакнул Главный Трибун. - Однако... - Что - однако? - метнул гневный взгляд Король. - Если вы настаиваете, скажу со свойственной мне откровенностью. Правителям не по чину опускаться до масс. Там же вечно черт-те что творится! Это мы, ваши придворные, должны узнавать настроения людей и доносить их до ваших светлейших ушей. Так было всегда. И всегда Короли были спокойны. 'А спокойствие Короля - это спокойствие всех нас, спокойствие государства! - Вранье! - Король уже забыл, что он должен быть добрым и великодушным. Выдумки! Чушь! Серо-буро-малиновый! Движение вперед! Перспектива! Новый Цвет Власти, гарантирующий процветание! А что на самом деле?! Черные и белые объединились против этого цвета! И против меня - тоже! А я хочу народу добра! Но разве можно творить добро, когда все против?! - Мы - за! Мы всегда - за! - разом закричали придворные. "Все политики одним цветом мазаны, но каждый пытается доказать, что его краски чище", - предупреждала мать. "Я что-то недодумал. Я позволил легко убедить себя, потому что не мог ничего предложить сам. Из множества трудных задач приятнее та, которая легче", - с горечью размышлял Король, умевший относиться к себе критически. - Мои люди немедленно наведут порядок, - нарушил повисшую тишину Первый Помощник. - Мои люди немедленно докажут вашу правоту! - добавил Главный Трибун. - Да! Да! - подхватили придворные. - Нет! - отрезал Король. - Я все отменяю! Никакого черного. Никакого белого. Никакого серо-буро-малинового. Пусть каждый выбирает тот Цвет Власти, какой ему хочется. Пусть будет свобода выбора! Зал ахнул. Такого в истории страны еще не случалось. - Мои люди сейчас же пойдут снимать серо-буро-малиновые знамена, радостно откликнулся Первый Помощник. - Мои люди сейчас же донесут до народа ваше мудрейшее решение! торжественно провозгласил Главный Трибун. - Пусть будет так! - сказал Король. - Я верю, что этот шаг оценят правильно. Несколько дней страна пребывала в суматохе. Люди Первого Помощника пытались чем-нибудь забить серо-буро-малиновый цвет, которым прежде умудрились выкрасить все, что только было можно. Но получалась жуткая мазня. Проще оказалось со знаменами - их срывали и сжигали во дворцовом подвале. Первый Помощник, чье лицо от недосыпания и нервотрепки само покрылось убийственным цветом, безжалостно гонял подчиненных и беспрестанно ругался с учеными. - Бездельники! - надрывался он. - Нахлебники, тугоумы! Время идет, а вы не в состоянии придумать, чем уничтожить этот омерзительный серо-буро-малиновый! Угроза отставки истребляла последние нервные клетки Первого Помощника. Главному Трибуну было легче. Конкретный результат не входил в его служебные обязанности. Его работа заключалась в словах. Тут, правда, тоже таилась опасность: слов имелась масса, и из них следовало безошибочно выбрать единственно правильные. Однако Главный Трибун давно поднаторел в своем деле, и даже среди ночи, даже в глубоком сне мог произнести нужную речь на любую тему. Подручных Главный Трибун подбирал и хорошо кормил, отчего те обладали крепкими ногами и сильными голосами. С утра до ночи носились они по стране, объявляя, что теперь серо-буро-малиновому конец, каждый волен решать, какой цвет ему милее, это мудрое повеление Короля, которое... Далее следовали сочные эпитеты, колоритные сравнения, впечатляющие выводы. Король ждал. Он часами простаивал у окна, прислушиваясь: не раздадутся ли звуки негодования или ликования. Нет, ничего не раздавалось. Он садился в машину и объезжал город, всматриваясь: есть ли на лицах его подданных возмущение или радость. Нет, ничего не читалось на лицах. Король был молод и мечтал о признании. Оно рисовалось ему ярким, восторженным, громким, как в многочисленных кинофильмах, отснятых в очень богатой стране, где жило полно бедняков. Но с другой стороны... "Может, так и надо? - рассуждал Король. - Может, самое разумное решение это то, что воспринимается спокойно?" По нескольку раз на дню к нему являлись Первый Помощник с Главным Трибуном и докладывали: все идет отлично. Впрочем, когда Король пытался выяснить, что же конкретно отлично, оба ограничивались междометиями. Только один исторгал их робко, а другой бодро. Король из последних сил старался доверять придворным, однако успел заразиться недоверием. И потому однажды, как уже случилось, встал с трона и ушел на улицу. Вот так просто встал и ушел - никого не предупреждая, без свиты, без единого телохранителя, без маски на лице и даже без шляпы, надвинутой на брови. Он надеялся, что стоит ему покинуть дворец, и люди окружат его, расскажут о своих проблемах и радостях, возникнет столпотворение, но это не пугало Короля. Он вполне допускал, что ничего подобного не произойдет, Король бродил дотемна. Он второй раз столь близко видел столицу и ее жителей, но отчего-то все казалось иным. Он выходил на шумные площади, забитые автомобильными пробками, и сворачивал в тихие улочки, заваленные старым мусором, посидел в каком-то садике с разбитыми скамейками и выпил чашечку жидкого кофе в баре. И опять его никто не узнавал. Абсолютно никто! - Говорят, наш Король велел выстроить дома для малолетних сирот и одиноких стариков, - заметил как бы между прочим Король, останавливаясь около будки пожилого сапожника. - Да? Возможно... - согласился сапожник. - Но я чиню только зеленую обувь, а ее так мало, что я постоянно без заработка. - Говорят, наш Король велел разбить для массовых гуляний парки и собрать для всеобщего обозрения шедевры искусства, - сказал Король, усаживаясь рядом с уличным художником. - Да? Возможно... - кивнул художник. - Но я пишу серебристой краской, а серебристые - лишь звезды. Людям надоело их покупать. - Говорят, наш Король велел снизить цены на хлеб и отдать под суд вельмож-казнокрадов, - почти крикнул Король проходившей мимо девушке. - Да? Возможно... - отозвалась девушка. - Но жениху не нравятся мои розовые волосы, и я, наверно, никогда не выйду замуж. - Невероятно! - застонал Король. - Они буквально помешаны на этих цветах. Они ничего, кроме них, не знают и знать не хотят! - Что с тобой, сынок? Король обернулся и увидел женщину - ту самую, что видел в прошлый раз, не очень старую, но и не молодую, с лицом, напоминающим лицо его матери. - Ты знаешь, кто я? - грустно спросил Король. - Разумеется. Ты - Король. Вот твои портреты и вот твои фотографии. Да и я не настолько дряхлая, чтобы позабыть тебя. - Ты похожа на мою мать, а она очень мудра. Ты не Первый Помощник, не Главный Трибун и даже не младшая горничная. А потому скажи: что творится в моей стране? - В твоей стране? - улыбнулась женщина.- Я здесь родилась, выросла и состарилась. Я помню год Великого Голода и год Богатого Урожая. Я помню, когда соседний правитель хотел напасть на нас, и мои сыновья даже спали, не выпуская из рук оружия. А потом объявили мир, и сыновья ушли искать счастье. Я помню, когда на месте многих зданий стояли убогие хибары, а гнилое болото было чистым прудом. Разве помнишь это ты? - Но я еще очень молод! - воскликнул Король. - Великий храм появился задолго до моего рождения, - сказала женщина, - но я знаю, как его строили. - Зато я велел выстроить дома для малолетних сирот и одиноких стариков, разбить парки, снизить цены, отдать под суд... - Это добрые помыслы, - мягко перебила женщина. - Все Короли приходили в мою страну с добрыми помыслами. Разница лишь та, что одни облачали их в белый цвет, а другие в черный. И когда они сменяли других, менялись и помыслы. Добрые на добрые. А дела... Время скоротечно, черный цвет не терпит белый, и белый не мирится с черным. - Но я отменил эти цвета! - Ты даже отменил серо-буро-малиновый, который прежде не провозглашал никто. Ты повелел людям самим выбирать цвета, и они исполнили твое повеление. Но... Нельзя носить лишь синие платья и убирать лишь коричневый мусор. Как нельзя всегда смеяться или всегда плакать. - В чем же моя вина?! - изумился Король. - В том, что я дал людям свободу?! - Свободу? Возможно, возможно... Суть, однако, в том, что ты думал о цвете и не думал о власти. А что такое цвет? Мазок кистью - и только. - И это все, что ты мне можешь сказать? - Пожалуй, все. Слов много. Как и помыслов. Держать кисть способен даже младенец. Но чтобы удержать власть... Нежная ладонь скользнула по руке Короля. Пальцы женщины были мягкие и теплые, словно пальцы матери. - Ты станешь Королем в День Великих Свершений. Это редкая удача. Ночь, залившая город темной краской, медленно рассеивалась. Далеко за домами пробивались первые солнечные лучи. Они несли на себе новый день. День Великих Свершений.

Юрий Давыдович Левитанский

- Белый снег - Береза - В Оружейной палате - Вот приходит замысел рисунка... - Всего и надо, что вглядеться... - Вы помните песню про славное море?.. - Грач над березовой чащей... - Диалог у новогодней елки - Здесь обычай древний... - Как я спал на войне... - Люблю осеннюю Москву... - Мое поколение - Не брести мне сушею... - Памяти ровесника - Пейзаж - Что делать, мой ангел, мы стали спокойней... - Что я знаю про стороны света?..

Левитас Алекс

Юpидически гpамотная самооборона

Предлагаю вниманию всех интересующихся кусок из моей еще недописанной книги, посвященный правовому аспекту самообороны. Книга, как вы догадываетесь, о самообороне. Копирайт мой, при распространении (если кому захочется) ссылка на меня обязательна ! Дельные комментарии в эху и/или мылом всячески приветствуются.

---------------------------------------------------------------

Глава 26. Правовой аспект.