Другое Место. Рассказы

Другое Место. Рассказы
Автор:
Перевод: Виктор Анатольевич Вебер, Мария Нуянзина, Владимир Азов, Владимир Болотников, В. Завьялова
Жанр: Классическая проза
Год: 2005
ISBN: 5-93381-160-2

Знаменитый английский романист и драматург Джон Бойнтон Пристли (1894–1984) на этот раз предстанет перед читателями как замечательный рассказчик. Точность наблюдений, умение нарисовать характеры и неожиданным образом повернуть сюжет, — все это делает его новеллы необычайно занимательным чтением.

Отрывок из произведения:

Неподалеку от Бакдена, в верховьях Уорфа, в долине среди высоких торфяных холмов лежит Хабберхолм — прелестное крошечное местечко: старая церковь, паб и мост через Уорф, в пору таяния снегов довольно полноводный. Летом он обычно мелеет, и тот, кто после двухчасовой прогулки дожидается открытия паба, может скоротать время на мосту, глядя, как блестит и играет вода. Когда я подошел, там уже стоял коренастый черноволосый человек лет сорока, явно чем-то разочарованный; он мрачно смотрел вниз и жевал потухшую сигару. «Неужели Хабберхолм ему не понравился?» — подумал я и заговорил с незнакомцем.

Другие книги автора Джон Бойнтон Пристли

Повесть о верной любви, предприимчивости и прогрессе в век короля Артура и в век атома.

J.B.Priestley. Dangerous Corner, A Play in Three Acts (1932).

Действующие лица:

Роберт Кэплен.

Фреда Кэплен.

Бетти Уайтхауз.

Гордон Уайтхауз.

Олуэн Пиил.

Чарлз Трэвор Стэнтон.

Мод Мокридж.

Место действия – гостиная в доме Кэпленов в Чантбари Клоэ. Время – после обеда. Декорация – одна на все три действия.

Столовая в довольно большом пригородном доме преуспевающего фабриканта, обставленная хорошей, добротной мебелью того времени. Вся обстановка производит впечатление прочного и тяжеловесного комфорта, а не теплого домашнего уюта. (При использовании реалистических декораций следует поворачивать их, отодвигая назад, как это делалось в постановке «Олд Вик» на сцене Нового театра. Тогда обеденный стол в продолжение первого действия будет находиться по центру, недалеко от авансцены; во втором действии стол переместится в сторону и назад и станет виден камин; в третьем действии обеденный стол со стульями окажутся еще дальше, в глубине сцены, а перед камином, ближе к зрителям, может появиться столик с телефоном. Тем режиссерам-постановщикам, которым хотелось бы избежать сложностей, связанных с двумя перестановками декораций и тщательной пригонкой необходимых дополнительных задников, можно с чистым сердцем посоветовать обойтись без традиционной реалистической декорации — хотя бы потому, что обеденный стол может оказаться помехой. Вплоть до появления инспектора сцена освещена розовым светом, создающим интимную обстановку, а затем освещение делается более ярким и «жестким».)

«Улица Ангела» Джона Бойнтона Пристли — роман, в котором автор обращается к феномену «психологии успеха», ставшей в Британии в 30-х гг. XX века настоящим культом для молодежи.

Идеалов нет.

Любовь — просто миг отдохновения в бешеной погоне за наживой.

Дружба — наивная детская фантазия.

Герои романа, продавшие душу «желтому дьяволу», готовы на все ради богатства и положения в обществе, — и слишком поздно приходит прозрение, как непомерно высока цена вожделенного успеха…

Саймон Кендл – известный художник.

Сэр Эдмунд Кендл – сын художника.

Фелисити – дочь сэра Эдмунда.

Гермиона Бикли – дочь художника.

Кеннет Бикли – сын Гермионы.

Джодж Бистон – хозяин гостиницы.

Хильда Бистон – хозяйка гостиницы.

Стэн Бистон – их сын.

Томми Дарт – рабочий в гостинице.

Доктор Эдж

Сэр Джеффри Брок – врач.

Сэр Маркус Коннор – представитель национальных галерей.

Генри Марч – адвокат.

Наступает момент, когда даже самый благопристойный английский джентльмен хочет пережить настоящее приключение, ощутить соленый морской ветер, вдохнуть воздух далеких, экзотических стран, покорить сердце таинственной незнакомки…

Вот и Уильяму Дерсли, преуспевающему молодому человеку, пришла пора покинуть свой городок и отправиться на поиски таинственного острова, который якобы открыл где-то в Южных морях его эксцентричный дядюшка.

Вместе с ним под парусом выходит суровый морской волк, скучающий бизнесмен и прекрасная американка…

Так начинается один из самых увлекательных и остроумных романов Джона Бойнтона Пристли.

«Затемнение в Грэтли» записано пером человека, глубоко озабоченного судьбами нации и культуры. Симпатия автора к герою, к его патриотической миссии по выявлению немецких агентов на оборонных предприятиях Англии несомненна. Столь же несомненно его презрение к циничным и беспринципным торгашам, которые наживаются на страданиях народов. Как всегд Пристли решает тему стилистически точно и выразительно.

Джон Бойнтон Пристли

Другое Место

Неподалеку от Бакдена, в верховьях Уорфа, в долине среди высоких торфяных холмов лежит Хабберхолм - прелестное крошечное местечко: старая церковь, паб и мост через Уорф, в пору таяния снегов довольно полноводный. Летом он обычно мелеет, и тот, кто после двухчасовой прогулки дожидается открытия паба, может скоротать время на мосту, глядя, как блестит и играет вода. Когда я подошел, там уже стоял коренастый черноволосый человек лет сорока, явно чем-то разочарованный; он мрачно смотрел вниз и жевал потухшую сигару. "Неужели Хабберхолм ему не понравился?" - подумал я и заговорил с незнакомцем.

Популярные книги в жанре Классическая проза

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Изящные, остроумные рассказы-анекдоты. Их герои - истинные английские леди и джентльмены со всеми их сильными и слабыми сторонами, маленькими капризами и большими причудами.

Модные красавицы и хозяйки салонов, львы и львицы от искусства, прожигатели жизни, «благородные авантюристы» - список персонажей можно продолжить. Они путешествуют, попадают в нелепые обстоятельства, совершают забавные ошибки и впутываются в смешные несуразицы. А Сомерсет Моэм с присущим ему злым и тонким юмором неизменно выступает летописцем их приключений и злоключений…

Семья собирается на файфоклок, устраиваемый местным священником, когда одна из двух взрослых дочерей считает нужным обсудить то, что говорят про другую дочь...

Изящные, остроумные рассказы-анекдоты. Их герои - истинные английские леди и джентльмены со всеми их сильными и слабыми сторонами, маленькими капризами и большими причудами.

Модные красавицы и хозяйки салонов, львы и львицы от искусства, прожигатели жизни, «благородные авантюристы» - список персонажей можно продолжить. Они путешествуют, попадают в нелепые обстоятельства, совершают забавные ошибки и впутываются в смешные несуразицы. А Сомерсет Моэм с присущим ему злым и тонким юмором неизменно выступает летописцем их приключений и злоключений…

Рассказ из авторского сборника «Игрушки судьбы» (Creatures of Circumstance, 1947).

Меня их рассказы не интересовали: редко они бывали занятны, чаще всего они были просто глупы. Я согревал в руках стаканчик спиртного и из солидарности смеялся вместе со всеми заключительной остроте. Мне, впрочем, казалось, что хозяин дома поступал так же, как я. Однако, когда Жан-Марк стал откашливаться, чтобы прочистить горло, хозяин дома с улыбкой поднял на него глаза, всем своим видом выражая внимание.

— То, что я вам расскажу, — не вымысел, — сказал Жан-Марк. — Я ведь не всегда был тем пузатым буржуа, которого вы видите теперь. И не всегда — управляющим доходными домами. Я был молодым архитектором, которого товарищи любили за выдумку, за фантазию. Просто поразительно, до чего хрупким оказалось это качество — фантазия. В тот день, или, вернее, в ту ночь, мы — нас было человек шесть — много пили и много пели у Балазюка, вы знаете, на улице Бозар. О, его тавель! Он пьется, как вода…

В четвертый том вошел роман «Сумерки божков» (1908), документальной основой которого послужили реальные события в артистическом мире Москвы и Петербурга. В персонажах романа узнавали Ф. И. Шаляпина и М. Горького (Берлога), С И. Морозова (Хлебенный) и др.

Роман «Испытание Ричарда Феверела» (1859) посвящен проблеме становления личности героя, теме взаимоотношений «отцов и детей». Вслед за Диккенсом Дж. Мередит выступает сторонником гуманистических принципов воспитания молодого человека.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге поднимается вопрос о том, насколько были обоснованны выдвинутые в 1917 году обвинения против большевиков в «преступных сношениях» с Германией. Автор книги рассматривает самые различные точки зрения, опирается на обширный комплекс документов, опубликованных как в нашей стране, так и за рубежом.

В результате своих исследований автор пришел к мнению: «золотой немецкий ключ» большевиков вряд ли когда-либо хранился в стальных сейфах в зарубежных или советских особых архивах и может быть обнаружен только в результате дальнейшей исследовательской работы историков.

Несостоявшийся программист Илья частенько чувствовал себя неуязвимым зрителем, меняющим картинки на мониторе. Наблюдать за окружающими со стороны было ужасно забавно, особенно за обитателями соседнего дома. Он, подобно нордическому замку из любимой Илюхиной компьютерной игры, кишел нечистью и привлекал молодого авантюриста не меньше, чем легкомысленная красавица Ксюша. Неожиданно Илья оказался втянут в поединок с роковыми страстями, в котором только в награду за подвиги рыцари получают принцесс, даже тех, которые этому и не рады. Но победителей не судят…

Тексты, вошедшие в книгу известного русского прозаика, группируются по циклам и главам: «Рассказы не только о любви»; «Рассказы о гражданской войне»; «Русская повесть»; «Моменты RU» (главы нового романа». Завершает сборник «Поэтическое приложение».

«Есть фундаменты искусства, которые, так сказать, не зависят от качества, от живописания, но которые сообщают жизнь, необходимую вибрацию любому виду творчества и литературе. Понять, что происходит, — через собственную боль, через собственный эксперимент, как бы на своей собственной ткани. Это то, чего искусству недостает».

Добродеев, из выступление по радио «Свобода».

Историческая повесть о великом русском изобретателе Ползунове.