Другая половина моей души

Альтернативный мир «ВАВИЛОНА 5».

Вы никогда не задумывались от какой случайности зависело прекращение войны Земли с Минбаром. Не задавались вопросом: «А что было бы, если бы минбарцы не остановились?» Эта книга и является описанием такого развития событий. Это мир, в котором Минбар уничтожил Землю, а остатки человечества продолжают безнадежную войну. Тот же самый космос, те же самые войны, те же самые расы и персонажи. Но всё как будто отразилось в темном и кривом зеркале. Враги стали друзьями, друзья — врагами. События развиваются абсолютно непредсказуемо. Над галактикой нависла угроза Великой Войны и непонятно, кто станет на чью сторону.

Отрывок из произведения:

— Минбарский крейсер приближается, капитан, — напряженно сказал командор. Он посмотрел в лицо капитану в надежде вновь увидеть то чудо, свидетелем которого он когда-то был. Но глаза капитана были пусты и холодны. Почти мертвый взгляд…

— Капитан?

Капитан Джон Шеридан внезапно вернулся к действительности.

— Вести рассредоточенный огонь. Заставьте их отойти. Немного.

Они не могли, разумеется, брать на прицел минбарские корабли, но были и другие способы. Всегда были другие способы.

Рекомендуем почитать

Война Теней закончена. Тени покинули галактику, отправившись за Предел. Юные расы трудятся вместе в мире и гармонии как части благородного Объединенного Альянса, под руководством Благословенной Деленн и под защитой грозного флота Темных Звезд, ведомого «Тенеубийцей», Генералом Джоном Шериданом. Нарны и центавриане примирились, минбарцы реформируют их Серый Совет, За'ха'дум же — мир, который денно и нощно охраняется флотом ворлонцев.

Другие книги автора Гэрет Д Уильямс

 Год 2260, двенадцать лет прошло после уничтожения минбарцами Земли. Земной флот с помощью своих союзников – Теней, повернул ход войны вспять и превратил Минбар в отравленный пепел. Попытка Синевала восстановить свою власть над выжившими минбарцами была сорвана неожиданным появлением их величайшего пророка и вождя, вернувшегося наконец после тысячи лет отсутствия.

Пришла тьма. Великая и ужасная тьма. Но есть и надежда, есть убежище, место, где силы света могут собраться и подготовиться. Место, где был проведён Рубеж. И тьма придёт туда, и реки крови оросят Рубеж. ТОТ, ЧТО БЫЛ. ТОТ, ЧТО ЕСТЬ. ТОТ, ЧТО БУДЕТ. КОМУ ИЗ НИХ СУЖДЕНО ПАСТЬ?

Год 2259. Целых десять лет раса землян была вынуждена жить под страхом полного уничтожения. Они были рабами и беспомощными жертвами. Но теперь изменилось всё. Когда людям Земли выпал шанс воспользоваться помощью Теней, они, не раздумывая, ухватились за него. Деморализованные катастрофическим поражением в Битве на Втором Рубеже, минбарцы отступают. Земляне готовятся нанести ответный удар…

Год 2260, двенадцать лет прошло после уничтожения минбарцами Земли. Земной флот с помощью своих союзников, Теней, повернул ход войны вспять и превратил Минбар в отравленный пепел. Попытка Синевала восстановить свою власть над выжившими минбарцами была сорвана неожиданным появлением их величайшего пророка и вождя, вернувшегося наконец после многих тысяч лет отсутствия.

Война Теней закончена. Тени покинули галактику, отправившись за Предел. Юные расы трудятся вместе в мире и гармонии как части благородного Объединенного Альянса, под руководством Благословенной Деленн, и под защитой грозного флота Темных Звезд ведомого "Тенеубийцей", Генералом Джоном Шериданом. Нарны и центавриане примирились, минбарцы реформируют их Серый Совет, За'ха'дум же - мир который денно и нощно охраняется флотом ворлонцев.

Все истории, если их рассказывать достаточно долго, так или иначе заканчиваются смертью. И, без сомнения, это не всегда плохо.

Синовал.

Год 2258, десять лет после уничтожения Земли минбарским флотом. Последнее пристанище Человечества — опустошённая колония на планете Проксима 3. Президент Мэри Крэйн является главой Правительства Сопротивления. Остатки Вооружённых сил Земли продолжают сражаться против минбарцев, используя тактику набегов. Взаимоотношения с союзниками-нарнами далеки от идеала. Последняя надежда Человечества — один-единственный корабль и один-единственный человек. Этот корабль — «Вавилон», этот человек — его капитан. Джон Шеридан.

Война Теней закончена. Тени покинули галактику, отправившись за Предел. Юные расы трудятся вместе в мире и гармонии как части благородного Объединенного Альянса, под руководством Благословенной Деленн, и под защитой грозного флота Темных Звезд ведомого "Тенеубийцей", Генералом Джоном Шериданом. Нарны и центавриане примирились, минбарцы реформируют их Серый Совет, За'ха'дум же — мир который денно и нощно охраняется флотом ворлонцев.

С окончанием войны — и более, чем войны, настал мир. Но чтобы из пепла галактики могло быть что—то построено — выжившие должны проявить отвагу, мудрость и веру, а более всего — доверие.

 Год 2260, двенадцать лет прошло после уничтожения минбарцами Земли. Земной флот с помощью своих союзников – Теней, повернул ход войны вспять и превратил Минбар в отравленный пепел. Попытка Синевала восстановить свою власть над выжившими минбарцами была сорвана неожиданным появлением их величайшего пророка и вождя, вернувшегося наконец после тысячи лет отсутствия.

Вален вернулся на Минбар, опустошённый войной и хаосом. Но облегчит ли он проблемы Минбара - или добавит к ним новые? Каковы тайны великого пророка, и как они связаны с тайнами Синевала? Ответ скрыт в событиях двенадцатилетней давности... когда отчаянно пыталась спастись раса, стоящая на грани исчезновения; он связывает военачальника по имени Синевал, сатаи по имени Деленн и землянина... по имени Джеффри Синклер.

Год 2259. Целых десять лет раса землян была вынуждена жить под страхом полного уничтожения. Они были рабами и беспомощными жертвами. Но теперь изменилось всё. Когда людям Земли выпал шанс воспользоваться помощью Теней, они, не раздумывая, ухватились за него. Деморализованные катастрофическим поражением в Битве на Втором Рубеже, минбарцы отступают. Земляне готовятся нанести ответный удар...

Человечество начинает давно задуманный контрудар против минбарцев, но на сей раз они далеко не одни. В то время как Калейн создает новый Серый Совет, он находит, что его заботы о своем народе сильно отличаются от таковых его предшественника, который в свою очередь обнаруживает, что поиски Валена приводят его в очень странные места. В настоящий момент Синевал ищет Охотников за душами, чтобы сделать им предложение, от которого они не смогут отказаться. А на Казоми-7 Деленн создает свой собственный небольшой приют Света, который угрожает затопить Тьма…

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

ТАРДИС доставляет Доктора и Марту в Лэйк Дистрикт 1909 года, где небольшую деревню терроризирует огромное, покрытое чешуёй чудовище. Идёт поиск неуловимого «Уэстморлэндского Зверя»; исследователи, натуралисты, и охотники со всей страны съезжаются в местные горы. Сам король Эдуард VII направляется к месту поисков, пообещав рыцарский титул тому, кто разыщет Зверя.

Но есть в Лэйк Дистрикт и нечто более зловещее, чем разбушевавшееся чудовище, и Доктор скоро оказывается частью плана старого ужасного врага. Когда охотники сами становятся дичью, начинается отчаянная битва умов, а на кону — будущее всего мира.

Приключения юного джедая Нуру Кунгурамы и новообразованного отряда «Прорыв» продолжаются.

— То есть они пришли за мной, после всех тех лет, — сказал я жене.

Она стояла над моим креслом, ожидая моей реакции на новости, которые она только что услышала по видео. Я отвернулся, почувствовав, что у меня предательски дрогнули губы. Я часто слышал выражение «не знаю, плакать мне или смеяться»; и вот сейчас до меня впервые дошел весь его смысл. К горлу подступил комок. Дело того стоило, но сейчас все кончено… Проклятье, а ведь я до сих пор боюсь,

-Новая уличная игра набирает популярность в Москве– увлечённо пересказывал свежие новости полученные во время последнего сеанса связи с Землёй из глобальной сети Сергей Головатов, пилот, стажёр, связист и солнечный физик. Он сидел за пультом управления, пристёгнутый к креслу ремнями крест-накрест.

Рядом располагалось рабочее место первого пилота, Саши Гончаровой. Гибкие ремни, перечёркивающие грудь, выгодно подчёркивали её стати. Вот бы сейчас сделать голографический, или хотя бы обычный, двухмерный снимок и вбросить на один из посвящённых полёту «Прометея» узлов в общемировой сети. А если бы на официальный узел КосмСовПола – Сергей на секунду зажмурился, представляя Сашино голофото в стянутой ремнями облегающей футболке на официальном портале рассказывающем о ходе полёта среди инженерных чертежей, сухих справочных данных, технических характеристик и высушенной, сглаженной биографии членов экипажа. Было бы здорово! Даже жалко, что ни сама Саша, ни цензоры ЦУПа, фильтрующие информационный обмен между Прометеем и Землёй, ни за что не разрешат сделать что-то подобное.

 Зеркальный Донбасс

  Пролог

  Пульсация эпизодов

  - Посмотри наверх! - загадочно улыбнулся Дар.

  Ещё ничего не понимая, Любава подняла голову. И когда её взгляд коснулся неба, душа радостно замерла.

  Там, над ней, проплывали два загадочно прекрасных облака, и держались они в стороне от остальных облаков, недостижимых для неё в своих мыслях.

  Казалось, у неё перехватило дыхание, и все слова вмиг перестали существовать для неё.

В межиздательской серии «Англо-американская фантастика XX века» вышли в свет следующие книги Альфреда Ван Вогта:

Вып. 1. Слэн.

Вып. 2. Волшебник Линна.

Вып. 3. Крылатый человек.

Вып. 4. Бесконечная битва.

Вып. 5. Оружейники.

В четвертый выпуск вошли романы «Путешествие космической гончей» (The voyage of the space Beagle © 1950), «Война против рулл» (The war against rull © 1959), «Крылатый человек»(The winged, man © 1966) и два рассказа.

Ему было суждено погибнуть и возродиться вновь, чтобы спасти от рабства родную планету. Всевидящие и всеслышащие чужаки, опутавшие сетью предательства все властные структуры Земли, не смогли справиться с ним. Он прикоснулся к заветным тайнам древнейшей магии, но вовсе не магия помогала ему завоевывать сердца прекрасных женщин и верных друзей. Просто космолетчик Игорь Крайнев был одним из тех героев, которые готовы отдать жизнь за человечество, даже если это человечество их предало...

Новый проект от Кристофера Паолини – автора легендарного цикла «Эрагон».

Кира Наварес всегда мечтала сделать какое-нибудь потрясающее открытие в новых мирах. Однажды во время обычной исследовательской миссии она находит инопланетную реликвию, однако ее восторг оборачивается настоящим ужасом.

В то время как Кира борется со своими собственными кошмарами, Земля и ее колонии оказываются на грани уничтожения. Теперь Кира может стать величайшей и последней надеждой человечества…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Издательство «Вече» представляет новую серию художественной прозы «Белогвардейский роман», объединившую произведения авторов, которые в подавляющем большинстве принимали участие в Гражданской войне 1917–1922 гг. на стороне Белого движения.

В данную книгу включена повесть «Купол Св. Исаакия Далматского» Александра Ивановича Куприна, снискавшего себе натурную славу еще задолго до 1917 года. Повесть явилась пением «гатчинского» периода жизни и творчества знаменитого писателя, в основе повести лежат автобиографические сюжеты, которые Александр Иванович черпал из богатой событиями жизни Северо-западной армии.

А. Куприн. Купол Св. Исаакия Далматского. Издательство «Вече». Москва. 2007.

Шотландский писатель Алистер Маклин (Alistair Stuart MacLean) родился в Глазго 28 апреля 1922 года в семье священника. Там же, в горах Шотландии прошло его детство, которое закончилось с началом Второй Мировой войны, когда в 1941 году будущий писатель в 18-летнем возрасте пошел добровольцем в британский военно-морской флот, где служил в качестве унтер-офицера на эсминцах, сопровождавших военные караваны. На море провел 2,5 года, в одном из походов был ранен. После демобилизации возвратился в свой родной город, где по окончании войны, в 1947 году поступил в университет. С отличием окончив его в 1953 году, стал работать школьным учителем, преподавал английский язык и историю.

Сочинение А. С. Грибоедова

Как посравнить да посмотреть

Век нынешний и век минувший:

Свежо предание, а верится с трудом!

Грибоедов. "Горе от ума"

Было время, когда теория искусства представлялась с математической точностию, так что для постижения искусства не нужно было иметь от природы чувство изящного, а следовательно, и развивать его наукою и учением. Стоило присесть на часок да прочесть любую пиитику - и потом рассуждать об искусстве вдоль и поперек. В этих пиитиках основою была - идея искусства, как подражания природе, с приличными, впрочем, украшениями вроде мушек, белил и румян или вроде подстриженных аллей регулярного сада. Объяснив так премудро и так глубоко значение искусства, приступали к разделению его на роды. Поэзия разделилась на лирическую, эпическую, драматическую, дидактическую, описательную, эпистолярную, пастушескую, сатирическую, эпиграмматическую и проч. и проч., - всего не перечтешь. На чем основывалось это разделение? - На внешних признаках, на условной форме, существовавшей отвлеченно от идеи, из которой необходимо должна выходить всякая форма. Что такое, например, драматическая поэзия? Вы думаете, что это вопрос важный, для решения которого требуется время, размышление, изучение, наука, о котором можно написать рассуждение, целую книгу? - Ничего не бывало! не успеете перечесть по пальцам десяти, как вам уже и готов самый точный и самый удовлетворительный ответ. По мнению одних - не слишком бойких, - драматическая поэзия есть театральное зрелище, с некоторым подражанием природе, к наставлению и увеселению служащее; другие - позамысловатее и в пиитических хитростях наиболее искушенные - говорят, что драматическая поэзия есть выражение настоящего времени, как эпическая - прошедшего, а лирическая - будущего. Коротко и ясно! Но, милостивые государи, мужи, ученостию и древностию лет знаменитые! положим, что эпическая поэзия воспевает хриплым голосом дела минувшие, а драма представляет бывшее настоящим; но лирическая-то поэзия как успела у вас забежать вперед самой себя и выражать то, чего и не было и нет, а только еще будет? Напротив, старцы достопочтенные! viri doctissimi atque sapientissimi! 1] лирическая-то поэзия и есть по преимуществу выражение настоящего момента в духе поэта, настоящего, мимолетного ощущения. Подновленные мнимым романтизмом, как белилами и румянами устарелые гетеры, некоторые истые классики заметили эту натяжку и "из глубины сознающего духа" новою нелепостию украсили старую: лирическая поэзия, говорят они, выражает настоящее время; эпическая - прошедшее, а драматическая - будущее, ибо-де (о, неисчерпаемая глубина сознающего духа!) она представляет людей не такими, каковы они суть, но какими должны быть!! Эту новую нелепость вытащил из глубины своего сознающего духа один немец-псевдофилософ - Бахман, которого бестолковая эстетика, к сожалению, прекрасно переведена была, лет десять назад тому, на русский язык. Но об обновленных классиках после: обратимся к почиющим в мире. Разделив поэзию на роды, они приступали к подразделению родов на виды. Что такое трагедия? - Определений они не любили делать, потому что определение должно основываться на разумном начале и заключать в себе, как зерно растительную силу из самого себя, возможность внутреннего (имманентного) развития из самого же себя, - и потому прибегали к описаниям, которые гораздо легче. Итак, опишем, с их голоса, все виды драматической поэзии. Если драматическое произведение писано шестистопными рифмованными ямбами с пиитическими вольностями (необходимое условие!), если его действующие лица - цари и их наперсники, царицы и их наперсницы, механизм действия движется чрез "вестников", которые, красноречиво и с приличною выступкою, на сцене, где ничего не делается, рассказывают, что делается за кулисами, а пятый акт кончится резнею, - то знайте, что это "трагедия"; если же оно писано прозою и содержит в себе трогательное и назидательное происшествие из частной жизни и кончится свадьбою любовников и наказанием разлучников, - знайте, что это "драма", или "слезная комедия", или "мещанская трагедия" - что все одно и то же; если же драматическое произведение имеет в предмете осмеяние пороков и исправление нравов и написано шестиногими тяжелыми ямбами с пиитическими вольностями, возбуждающими смех, а в пятом акте кончится позором негодяев и чудаков и торжеством резонеров, - знайте, это "комедия", с ее отцами и любовниками, с ее субретками и резонерами; если же оно с пением и музыкою - то "опера".

Какова бы ни была наша литература, во всяком случае ее значение для нас гораздо важнее, нежели как может оно казаться: в ней, в одной ней вся наша умственная жизнь и вся поэзия нашей жизни. Только в ее сфере перестаем мы быть Иванами и Петрами, а становимся просто людьми, обращаемся к людям и с людьми.

В нашем обществе преобладает дух разъединения: у каждого нашего сословия все свое, особенное - и платье, и манеры, и образ жизни, и обычаи, и даже язык. Чтоб убедиться в этом, стоит только провести вечер, на котором) сошлись бы нечаянно чиновник, военный, помещик, купец, мещанин, поверенный по делам или управляющий, духовный, студент, семинарист, профессор, художник; увидя себя в таком обществе, вы можете подумать, что присутствуете при разделении языков… Так велико разъединение, царствующее между этими представителями разных классов одного и того же общества! Дух разъединения враждебен обществу: общество соединяет людей, каста разъединяет их. Многие думают, что спесь, остаток славянской старины, уничтожает у нас - социабельность (sociability {Общительность. - Ред.}). Если это и справедливо, то разве отчасти только. Положим, что дворянин неохотно сходится о людьми низшего звания; но люди низших званий чем не готовы пожертвовать для сближения с дворянином? Это их страсть! Но беда в том, что это сближение всегда бывает внешним, формальным), похожим на шапочное знакомство; самолюбию богатого купца льстит знакомство даже с бедным дворянином, но, перезнакомившись и с богатыми дворянами, он все же остается верен привычкам, понятиям, языку, образу жизни своего, то есть купеческого, звания. Этот дух особности так силен у нас, что даже и новые сословия, возникшие из нового порядка дел, основанного Петром Великим, не замедлили принять на себя особенные оттенки. Чему удивляться, что дворянин на купца, а купец на дворянина вовсе не походят, если иногда почти то же различие существует и между ученым и художником?.. У нас еще не перевелись ученые, которые всю жизнь остаются верными благородной решимости не понимать, что такое искусство и зачем оно; у нас еще много художников, которые и не подозревают живой связи их искусства с наукою, с литературою, с жизнию. И потому, сведите такого